hit.ua -->

Саркози и террористы

Дата публикации: Апр 3rd, 2012, категория: Общество.

Саркози и его верная команда набирают кровавые очки. На условиях обостряющегося кризиса и в предвыборном угаре иные европейские демократы начинают выкидывать такие коленца, что на их фоне злобный Путин с его фирменной угрозой “замочить в сортире” выглядит не таким уж и страшным. Помнится, где-то 10 лет назад, когда в парламент Австрии прошла отличившаяся националистическими поползновениями партия одиозного Йорга Хайдера, тихая и мещанская Альпийская республика была подвержена изрядной обструкции, длившейся до тех пор, пока Хайдер и его “веселая компания” не покинули законодательный орган.

Того, что недавно наговорил президент Франции Николя Саркози, хватило бы на объявление войны не только Сарко, но и Франции всеми развитыми евродемократами, если, конечно, последние реально исповедуют те европейские ценности, о которых они так заунывно вещают на всех перекрестках. В крайнем случае, должны были срочно приостановить членство Франции в ПАСЕ, ОБСЕ, Евросоюзе и Европейской лиге сексуальных реформ! Но “демократам” нынче не до “ценностей”: кризис разгорается, мигранты атакуют Европу со всех сторон, безработные и обнищавшие обыватели требуют сохранения былого уровня жизни и социальной защиты. Подумаешь, Саркози “наехал” на “черных”, “желтых” и прочих мигрантов, хотя и сам Сарко, и его нынешняя Карла являются, мягко говоря, не совсем французами. Выборы и кризис, как и война, все спишут!..

Итак, у Саркози случилась предвыборная истерика. Случилась она на предвыборном митинге его сторонников. Митинг проходил 11 марта в пригороде Парижа Вилль Пенти. На нем присутствовало, по разным оценкам, от 50 до 80 тысяч так называемых сторонников Саркози. “Так называемых” потому, что, согласно хорошо известной в Украине методе проведения подобных массово-политических мероприятий, участников митинга в поддержку действующего президента Пятой республики привозили с использованием 10 поездов и 700 автобусов.

Но угрожал Саркози, прежде всего, даже не мигрантам, а… Евросоюзу. Он заявил, что если ЕС не предпримет новые, кардинальные меры по борьбе с нелегальной миграцией, то Франция выйдет из Шенгенской зоны. Саркози пообещал, что второй президентский срок — конечно, ежели его опять выберут! — намерен посвятить сокращению численности мигрантов в два раза и ограничению доступа мигрантов к социальной помощи. Он заявил, что система интегрирования мигрантов во французское общество работает плохо, государство не в состоянии обеспечить приезжих работой, жильем, школами, медицинским обслуживанием. Поэтому Саркози предложил давать мигрантам социальные пособия только после того, как они 10 лет проживут во Франции, проработав на ее благо. Справедливости ради отметим, что во многом Саркози прав: многие мигранты из арабских и африканских стран десятилетиями и поколениями проживают в своих гетто, исправно получают пособия и пользуются социальными благами второй экономики Европы, включая образование, медицину и пр., но при этом абсолютно не желают не только культурно интегрироваться, а и элементарно работать, даже если им эту работу предлагают, часто еще и крайне враждебно относятся к приютившим их стране и обществу. В этом смысле возмущение Саркози и рядовых французов вполне объяснимо, а их долготерпение изрядно удивляет нас, жителей страны, в которой еще не так давно в Уголовном кодексе была статья за “тунеядство”, всех отлынивающих от “общественно полезного труда” направляли на “стройки пятилетки”, благо работы тогда было — завались, зарплату платили исправно, и даже минимальной зарплаты хватало, чтобы прожить относительно сносно.

Наиболее скандальным и одновременно забавным все же был тезис, что в случае невыполнения требований по борьбе с нелегальной миграцией в течение 12 месяцев другими странами шенгензоны Франция выйдет из зоны, хотя техническая сторона такого шага является одновременно сложной и дорогостоящей. Ведь единое визово-дипломатическое пространство сродни единому евровалютному пространству — войти туда намного проще, чем выйти, о чем ярко свидетельствует нынешняя суета вокруг Греции, которую уже давно пора было выгнать из еврозоны, но это плохо окончится не только для Греции, но и для еврозоны. Впрочем, думается, что если поставленное Саркози условие не будет выполнено — а оно почти наверняка выполнено не будет! — то Франция никуда не выйдет, ибо все это — предвыборная риторика.

Также Саркози предложил исключать из шенгензоны те страны, которые неэффективно борются с нелегальной миграцией, что еще сложнее и скандальнее. Собственно, скандал между Францией и Италией на эту тему во время так называемой арабской весны уже ярко разгорелся, сейчас немного потух, но продолжает тлеть. Год назад, в разгар арабских революций, прежде всего в Тунисе и Ливии, мощная волна нелегалов хлынула по волнам Средиземного моря в Европу, главным образом через итальянский остров Лампедуза. При этом многие арабы и африканцы тонули, заболевали, гибли. Гуманные итальянцы вынуждены были принимать беженцев. Италия запросила помощи у Европы, мотивируя тем, что одна страна справиться с таким наплывом мигрантов не в состоянии, и вообще — это общеевропейская проблема. Европа отмахнулась по причине большого количества своих проблем — Греция, Испания, долговой кризис и прочее. Тогда Италия стала выдавать беженцам вид на жительство в шенгензоне, что, согласно Шенгенскому соглашению, имела полное право делать. Наличие законного вида на жительство, предоставленное одной из стран шенгензоны, особенно если это страна “старой Европы”, а Италия таковой, несомненно, является, позволяет мигранту свободно перемещаться по территории всего Евросоюза в поисках лучшей доли, особенно если этот вид на жительство бессрочный. Мигранты не преминули воспользоваться такой возможностью, что вызвало крайне негативную реакцию в Брюсселе и большинстве европейских столиц, ибо они и без того уже не знают, что с этими мигрантами делать. Но больше всего возмутились во Франции, поскольку мигранты начали проникать, прежде всего, на сопредельные с Италией территории Франции. Между Францией и Италией возникла небывалая чуть ли не со времен европейских войн прошлого напряженность, а на границе двух стран с французской стороны возникли пограничные патрули, старавшиеся всеми силами вытолкнуть мигрантов обратно в Италию, что, повторимся, является грубым нарушением Шенгенских соглашений.

К тому же проблема действительно была общеевропейской, ибо именно Европа ее создала, когда подлила масла в огонь, встряв в межарабский конфликт, прежде всего в Ливии, в то время как даже США дистанцировались от конфликта по причине наличия других проблем. Более того, именно Саркози больше всех активничал, помогая одним ливийцам в войне с другими, но разделить ответственность он не торопится.

Кроме того, общеизвестно, что именно Франция имеет наибольшие проблемы с арабами и африканцами. Можно часами ходить кварталами Парижа и Марселя, чтобы найти хоть одного европеоида, зато выходцев из Африки там — хоть отбавляй, и их количество увеличивается. Причина, прежде всего, кроется не столько в нынешней миграционной политике Европы, сколько в наследии “славного колониального прошлого”, о котором Франция теперь пытается забыть или хотя бы разделить эту проблему с другими сожителями по “европейскому колхозу”. Вместе с тем резкие выступления Саркози против “цветных” только накаляют обстановку внутри страны, ибо значительную ее часть составляют именно эти “цветные”, которые уже давно стали гражданами Франции и требуют к себе соответствующего отношения. Вообще-то столь резкие ксенофобские “постановки в позу” Саркози в стране, де-факто являющейся многонациональной, выглядят как минимум глупо…

Но не только миграция из Африки и Азии беспокоит Саркози и вообще “старую Европу”. По мере того как к Евросоюзу и шенгенской зоне присоединяются все новые и новые страны, входившие ранее в советский блок, граждане этих стран массово мигрируют в страны “старой Европы” в поисках лучшей доли. Местных обывателей это тоже раздражает, ибо новые соседи по “евроколхозу” соглашаются на более низкую оплату и более невыгодные условия труда, а многие специалисты из бывших соцстран оказываются намного более грамотными и приученными работать в намного более сложных условиях, нежели “коренные европеоиды”.

Но и это еще полбеды. Из “задворок Европы”, ставших теперь “тоже Европой”, в богатые страны прежде всего устремился различного рода люмпен, также получивший возможность и законное право беспрепятственно “шастать” по всей Европе. Этот контингент вообще не испытывает никакого желания работать, но с удовольствием готов получать в богатых странах социальное обеспечение, а на крайний случай готов промышлять криминалом, усложняя и без того тяжелую криминогенную обстановку, обусловленную “европеоидной” преступностью и наличием большого количества криминальных элементов из Азии, Африки, Восточной Европы и т.д. Еще на слуху коллизия с румынскими цыганами, которые прибыли в Париж и целыми таборами обосновались чуть ли не на Елисейских Полях, что вызвало возмущение добропорядочных и не очень местных буржуа. Но в этих вопросах Саркози всегда проявлял твердость еще со времен своей бытности в должности министра внутренних дел при президенте Жаке Шираке. Цыганам предложили по 500 евро с условием, что они добровольно уберутся восвояси на родину Дракулы. Тех же, кто добровольно этого сделать не захотел, французские “ажаны” по указанию Сарко выбрасывали за руки и за ноги, что вызвало нарекания правозащитников, но большинство французов положительно оценили решительность “не совсем француза” Саркози в отстаивании национально-этнической чистоты потомков галлов.

Тем более что в этом смысле Саркози сам является, мягко говоря, не совсем французом, на что не преминули указать его оппоненты. Известно, что отцом нынешнего президента Франции является этнический венгр, родившийся в Будапеште и бежавший на Запад с приходом Красной Армии. Звали его Пал Надь-Боча Шеркези. Кстати, вполне венгерская фамилия, похожих в Венгрии много, например Хуняди, Эстерхази и т.д. Перебравшись за Запад, предок президента записался во Французский легион для службы в Алжире, а свое имя “офранцузил”, назвавшись Полем Саркози. Служба во Французском легионе дала ему право на получение гражданства Франции, позднее он женился на француженке, и от этого брака в 1955 году и произошел Николя Поль Стефан Саркози де Надь-Боча. Такое, не совсем французское, происхождение, возможно, формирует у Саркози некоторый комплекс неполноценности, вследствие которого он все время пытается доказать, что он “святее Папы Римского”, а потому его речь перенасыщена шовинистической риторикой. Помнится, вождь мирового пролетариата товарищ Ленин в таких случаях ехидно замечал, что “инородцы часто пересаливают по части шовинизма”…

Кроме национал-шовинистических выпадов, Саркози также высказал некоторые тезисы, которые можно обозначить как экономико-шовинистические. При большом стечении народа он пообещал защищать не только границы и этническую чистоту Франции, но и экономику путем протекционистских мер, приняв специальный закон о защите внутреннего рынка от нашествия экспорта и стимулирования потребления товаров прежде всего местного производства. Впрочем, тут эксперты несколько разошлись в том, что же Сарко все-таки имел в виду. Некоторые наблюдатели полагают, что он, по аналогии с американским лозунгом “покупай американское”, выступает с аналогичным призывом “покупай европейское!”, т.е. остается последовательным евроинтегратором, болеющим за общеевропейский дом. Впрочем, главный соперник Саркози в президентской гонке социалист Франсуа Олланд и за такой призыв с чисто либеральных позиций обвинил Саркози в пособничестве недобросовестной конкуренции и ограничении права обывателей выбирать товары иностранного производства.

Но некоторые эксперты “шьют” Саркози куда более серьезный криминал. Из текстов Саркози можно сделать вывод, что речь идет о лозунге “покупай французское!”, что в евроинтеграционной системе координат и вовсе ни в какие ворота не лезет, ибо единая Европа еще с 1950-х годов изначально создавалась как общий рынок товаров и услуг. Затем пришел черед политической интеграции. Да и единая евровалюта послужила логическим продолжением этого единого рынка. Если Франция начнет перекрывать доступ на свой рынок товаров, например, из Германии, Испании, Голландии и так далее, то это будет конец евроинтеграции как таковой. И если Саркози имел в виду именно это, то другие страны Европы ему этого не простят. Конечно, следует делать скидку на предвыборную истерику, вызванную тем, что пока что Саркози уступает по рейтингам социалисту Олланду, но, как говорится, всему есть свои пределы и “базар нужно фильтровать” даже во время предвыборных выступлений.

Впрочем, если присмотреться к ситуации внимательнее, то в действиях и заявлениях Саркози наличествует не только истерика, но и некий трезвый предвыборный расчет. В предвыборной гонке по рейтингам лидирует следующая “троица”. Социалист Франсуа Олланд, согласно социологическим опросам, имеет 29% голосов. Считающийся правоцентристом Николя Саркози немного до него недотягивает, набирая пока 27% голосов. А на третье место вышла глава ультраправого Национального фронта Марин Ле Пен, дочь основателя этой партии, скандального Жана-Мари Ле Пена, которая набирает 17%. К тому же есть определенное количество неопределившихся.

Отобрать голоса социалиста у Саркози едва ли получится: Франция имеет давние социалистические традиции, социалисты имеют здесь устойчивый электорат, который в кризисные времена, когда власть и капитал сокращают социальные программы и уровень жизни, только возрастает. А вот отобрать голоса у правых Саркози вполне по силам, ибо этот электорат к нему намного ближе. И чтобы стать для правого электората “своим парнем”, Саркози усиливает национал-патриотическую риторику, которой он никогда не чурался, часто переходя к откровенному шовинизму и даже ксенофобии.

Первый тур выборов намечен на 22 апреля, но, скорее всего, в первом туре вопрос окончательно не решится, а потому потребуется второй тур, намеченный на 5 мая. Скорее всего, во второй тур выйдут социалист Олланд и правый Саркози. Вот тут-то Саркози, который всегда тяготел к национализму, несмотря на свое “не совсем французское” происхождение, потребуются голоса крайне правых, которые во Франции всегда ассоциировались именно с национализмом. Отсюда и нынешняя риторика Саркози, рассчитанная на привлечение этих голосов, но абсолютно неприемлемая в “лучших домах просвещенной Европы”.

Одним словом, выборы во Франции обещают быть забавными…

 
-->
Войти
23 запросов, время генерации 0,776