Архив метки: выборы

73,8% украинцев ощутили влияние кризиса: опрос

73,8% опрошенных Центром экономических и политических исследований имени Александра Разумкова заявили, что их коснулся финансово-экономический кризис.
Респондентов спросили, коснулся ли их лично финансовый и экономический кризис. 19,1% опрошенных сказали, что кризис их не коснулся, 7,2% затруднились ответить.
Кроме того, респондентов попросили указать, в каких именно проявлениях они почувствовали влияние кризиса, предоставив возможность выбрать несколько вариантов ответа.
Из тех респондентов, которые заявили, что кризис их коснулся, 86,1% сказали, что выросли цены и тарифы, 50,5% — что понизился уровень их доходов, 43,1% стали менее уверены в завтрашнем дне, 41,9% отметили ухудшение качества питания, которое может позволить их семья, 26,5% заявили, что им задерживают выплату зарплаты либо пенсии.
Кроме того, 19% опрошенных потеряли часть своих сбережений, 15,7% стало тяжелее выплачивать кредит, 10,6% не могут снять деньги с депозита, 9,5% не могут найти работу, 9,1% отправили в неоплачиваемый отпуск, также 9,1% не могут взять кредит, 7,1% потеряли работу, 4,9% опасаются потерять имущество, взятое в кредит, 1,7% заявили об уменьшении материальной помощи, которую они получали от родственников, работающих за границей.
0,7% респондентов указали другую причину, 0,3% — затруднились ответить.
Опрос проводился с 17 по 24 декабря.
В его рамках было опрошено 2017 граждан, проживающих в разных регионах, старше 18 лет. Теоретическая погрешность выборки не превышает 2,3% с вероятностью 0,95%.
www.podrobnosti.ua

Виктор Янукович возглавляет президентский рейтинг: опрос

19,8% опрошенных Центром экономических и политических исследований имени Александра Разумкова готовы проголосовать за лидера Партии регионов Виктора Януковича на выборах президента. Об этом свидетельствуют результаты опроса.
Респондентов попросили ответить, за кого бы они проголосовали, если бы выборы президента проходили в ближайшее время.
15,8% опрошенных сказали, что проголосовали бы за нынешнего премьер-министра Юлию Тимошенко.
6,6% готовы проголосовать за экс-председателя Верховной рады Арсения Яценюка.
5,4% — за председателя Рады Владимира Литвина.
5,3% — за кандидатуру председателя фракции Коммунистической партии в Раде Петра Симоненко.
4,5% — за нынешнего главу государства Виктора Ющенко.
1,3% -за депутата Рады, члена фракции блока Наша Украина — Народная самооборона Анатолия Гриценко.
0,9% поддержали бы мэра Киева Леонида Черновецкого, 0,8% опрошенных сказали, что проголосовали бы за лидера Прогрессивной социалистической партии Наталью Витренко, 0,5% — за кандидатуру лидера Социалистической партии Александра Мороза, 0,4% — за председателя фракции блока своего имени в Киевском городском совете Виталия Кличко.
13,8% респондентов затруднились ответить на поставленный вопрос, 13% проголосовали бы против всех, 11,9% не приняли бы участие в голосовании.
Также респондентов попросили ответить, кого из украинских политиков они бы назвали политиком 2008 года.
17,8% опрошенных считают политиком года Тимошенко, 10,6% — Януковича, 9,1% — Яценюка, 7,6% — Литвина, 3,6% — Симоненко.
2,3% — считают таким Ющенко, 1,5% — Черновецкого.
В то же время, 22% украинцев считают, что политиком года нельзя назвать ни одного политика, 18,8% затруднились ответить.
Опрос проводился с 17 по 24 декабря. В его рамках было опрошено 2017 граждан, проживающих в разных регионах, возрастом от 18 лет. Теоретическая погрешность не превышает 2,3%.
www.podrobnosti.ua

85,4% украинцев считают, что в стране все идет неправильно

Лишь 3,2% граждан Украины считают, что события в стране развиваются в правильном направленииПротивоположного мнения придерживаются 85,4%. Таковы данные исследования, проведенного социологической службой Украинского центра экономических и политических исследований имени Александра Разумкова.
Эти показатели значительно хуже, чем в конце прошлого года, сообщается в пресс-релизе Центра Разумкова, которым располагает Главреду.
Оценки изменений в Украине в разных сферах в течение 2008 года являются крайне негативными и также значительно хуже, чем в конце 2007 года. Преимущественно негативные изменения констатируются во всех сферах жизни. Наиболее негативно оцениваются изменения в уровне цен и тарифов, экономическом положении страны, уверенности в завтрашнем дне.
Исследование проведено с 17 по 24 декабря 2008 года. Было опрошено 2017 респондентов в возрасте от 18 лет во всех областях Украины, Киеве и АР Крым. Выборка опроса строилась как стратифицированная, многостепенная, случайная с квотным отбором респондентов на последнем этапе. Опрос осуществлялся в 129 населенных пунктах (из них 75 городских и 54 сельских населенных пунктов). Теоретическая погрешность выборки (без учета эффекта дизайна) не превышает 2,3% с вероятностью 0,95.

http://glavred.info

НБУ нарушил принцип равных условий доступа к рефинансированию для коммерческих банков: АУБ

НБУ нарушил принцип равных условий доступа к рефинансированию для коммерческих банков. Об этом заявил сегодня на пресс-конференции президент АУБ Александр Сугоняко, передает корреспондент РБК-Украина. По его словам, в процессе рефинансирования Нацбанком была применена непрозрачная выборочная схема поддержки банков, что привело к нарушению принципа равных условий доступа к рефинансированию. Это нанесло удар по доверию не только к НБУ, но и к банковской системе в целом, добавил он.
А.Сугоняко отметил, что конкретные предложения по усовершенствованию порядка регулирования банковской деятельности в кризисных условиях были переданы в НБУ по результатам общеукраинского совещания системы коммерческих банков, которое состоялось 26 ноября 2008 г. Надеемся на возобновление профессионального диалога между первым и вторым уровнем банковской системы и на учет предложений коммерческих банков по улучшению регулирования их деятельности, — сказал он.
www.rbc.ua

ЛСОУ продолжает размещение на сайте информации о деятельности страховщиков за 9 мес. 2008 г

Лига страховых организаций Украины (ЛСОУ) в рамках реализации проекта Открытое страхование продолжает размещение на своем веб-сайте (www.uainsur.com) информации о финансовых итогах деятельности страховых компаний-резидентов за январь-сентябрь 2008 года.
Согласно сообщению Лиги, данные, предоставляемые на добровольной основе, охватывают такие показатели как общий объем страховых премий, полученных за девять месяцев; величина активов и уставного капитала; объемы страховых резервов, в том числе доля перестраховщиков; размеры страховых выплат за этот период в разрезе видов страхования (государственное и негосударственное обязательное, добровольное, имущественное, ответственности владельцев транспортных средств).
Эти показатели особенно важны в период финансово-экономического кризиса, так как свидетельствуют о прозрачности и финансовой устойчивости компании, — считает президент ЛСОУ Александр Филонюк.
По его словам, дефицит информации всегда является предпосылкой для недоверия со стороны клиентов, которые в результате не могут сделать осознанный выбор страховщика.
Он также подчеркнул, что раскрытие финансовых показателей страховых компаний является важнейшей составляющей процесса привлечения дополнительного капитала в страхование, а также формирования конкурентоспособного и транспарентного рынка.
А.Филонюк напомнил, что в проекте новой редакции закона о страховании по инициативе ЛСОУ эта норма является обязательной.

Гривна перестала падать

Гривну пнули, и она перестала падать. Премьер обещала бороться с отмывателями грязных денег. Президент обещал бороться с валютными спекулянтами. Экономика боролась за свое светлое будущее.
Примерно в тот самый момент, когда курс гривны почти переполз за мистическую отметку 10 грн. за доллар, раздались вопросы вроде а у НБУ валюта-то вообще есть?!. Есть у Него валюта — доказал Нацбанк парой дней позже. И курс гривны попер вверх.
Вопрос: что мешало НБУ сделать внятные заявления и телодвижения, к примеру, месяцем раньше? На первый взгляд, мешали только пункты Меморандума Кабинета Министров Украины Международному валютному фонду.
По прочтении документа остается стойкое впечатление: его написали ради того, чтобы государство Украина оставалось платежеспособным должником. Допустим. Но при этом документ требует сохранения режима открытых дверей — то есть такого, при котором из Украины безналичную валюту легко переводить под совершенно надуманными поводами. Что мы и наблюдали в течение последних двух месяцев. Не будь двери распахнуты, за доллар не давали бы больше 6,5 гривен, говорят многие вполне уважаемые эксперты.
Курсовой шок, который испытала украинская экономика, много хуже по последствиям самого по себе оттока валюты (стр. 28). Из-за шока бизнес не смог спланировать 2009 год. Первые месяцы наступающего года уже потеряны. Потеряны и первые сотни тысяч рабочих мест.
Дальше есть два пути. Первый — жесткий, эгоистичный путь усиления валютного регулирования, контроль НБУ за движением курса (стр. 28). Включая шлепание по попе тех из банкиров, которые пытаются заработать на падении национальной валюты. Придется, правда, немного поспорить с МВФ. В результате — довольно быстрое выздоровление экономики и национальной валюты. Не 5,05, конечно! Но и не 10,1.
Второй путь — фотографирование процесса Нацбанком, распахнутые настежь двери и быстрое таяние украинской экономики.
В последнюю неделю декабря выбор уже будет сделан. Если он будет правильным — это окажется лучшим нам всем подарком на Новый год.

Тимошенко могла остановить спекулянтов

Укргазбанк кредитовал тезку Росукрэнерго
Как и ожидалось, власть предержащие решили использовать финансово-экономический кризис в собственных политических интересах. Открытое противостояние премьера и Президента окончательно запутало всех, наблюдающих за историей взаимоотношений соратников оранжевой революции.
Их резкие, а все чаще оскорбительные высказывания в адрес друг друга, существенно притупили нюх электората и похоронили всякую надежду на возможность разобраться в том, кто или что стало основной причиной столь сложной экономической и финансовой ситуации в Украине. Каждое из звучащих в прямых эфирах заявлений шарахает нас от валютных спекуляций Ющенко и НБУ, провоцирующих в стране дефолт, к провальной экономической политике Тимошенко, пиарящейся на чужом горе. Найти в этих двух крайностях какие-то рациональные и объективные вещи уже не представляется возможным, потому как на первый план вышла исключительно политика.
И без того депрессивные настроения граждан, которые не перестают фиксировать социологи (шесть из десяти украинцев уже впали в панику), подогревают появившиеся в информационном пространстве свежие месседжи, касающиеся отставки главы НБУ, премьера, Президента. Магическое слово импичмент снова стало актуальным. Депутаты разных цветов и калибров не перестают просчитывать возможные варианты, а эксперты, составляя финансовые и политические прогнозы на будущий год, хватаются за голову.
Одним из героев вчерашнего информационного дня стал народный депутат Василий Горбаль. Так, в список пяти банков-коррупционеров, названных Тимошенко на последнем брифинге попал и Укргазбанк, связанный с именем этого небезызвестного регионала. Ситуация выглядит еще более пикантной, если учесть, что Горбаль не первый год является членом наблюдательного совета НБУ. Именно в силу этого обстоятельства наш разговор не ограничился рамками собственного финансового огорода депутата и ответных реплик в адрес премьера. На самом деле, у меня было достаточно оснований поинтересоваться в каком промежутке отрезка провальный премьер Тимошенко — коррупционер Ющенко поставит свою метку не просто политик, а еще и банкир Горбаль.
Признаюсь, что симбиоз этих статусов, осложненный не придуманным финансовым кризисом, дал надежду услышать не банальные заявления политика, а компетентные выкладки, за которыми стоит, прежде всего, ответственный финансист, дорожащий своей репутацией. Что из этого получилось, судите сами.
Про валютный курс, осведомленность Пинзеника и неведение Тимошенко
— Василий Михайлович, чтобы, по-вашему, произошло, если бы в нормальной цивилизованной стране премьер-министр обратилась к народу с заявлением, которое серьезно дискредитирует Президента, главу НБУ, а также целый ряд коммерческих банков, якобы вступивших в коррупционный сговор чреватый дефолтом финансовой системы?
— Я не могу назвать ни одной страны мира с похожей парламентско- президентской формой правления, где вообще могло бы произойти что-то подобное. Имею в виду ситуацию, когда премьер публично уходит в оппозицию к Президенту, главе Национального банка и т.д. По-моему, сейчас в Украине проходит некий эксперимент. В основе которого лежит весьма банальное обстоятельство — в момент кризиса всегда политически выгоднее уйти от ответственности. И если ты не успел вовремя покинуть насиженное место во власти, то, как оказалось можно стать оппозиционером и в кресле премьера.
На самом деле это абсурд.
Что касается следствий происходящего, то мы являемся свидетелями полного разрушения системы власти и государственной машины в Украине. Причем, заметьте, за год (!) до президентских выборов. Однако показательно, что в любой другой стране подобные вещи сразу бы нанесли сокрушительный удар по фондовому рынку, экономической ситуации и инвесторам. У нас же к подобным вещам уже привыкли, и каждая новая волна взаимных обвинений бывших соратников влияет разве что на набор очередных аргументов участников политических ток-шоу.
— Ну, не скажите… После резких заявлений Тимошенко доллар пополз вниз. И это веский аргумент ее команды. К тому же целый ряд экспертов сходится во мнении, что система власти это, конечно архи важно, но когда речь идет о глобальной коррупции, в результате которой народ обеднел в два раза, поход украинского премьера в оппозицию к Президенту — шаг вполне объективный. А как еще, по-вашему, должна была поступить Тимошенко, получив вполне конкретную информацию по тому же непрозрачному рефинансированию банков, и, не найдя понимания у Президента?
— В этой ситуации свое несогласие премьер могла выразить только публичным заявлением с последующим уходом в отставку. И это общепринятая мировая практика, а не мой или еще чей-то каприз. То есть премьер должна была занять четкую оппозиционную нишу, не цепляясь за кресло. Однако этого не произошло. Именно поэтому позиция Юлии Владимировны выглядит не вполне искренней, имеющей больше отношения к политике, нежели к экономике.
Вопрос: почему в пятницу в гостях у Шустера Тимошенко не сообщила народу, что министр финансов ее Кабинета господин Пинзеник присутствовал на всех совещаниях у Президента? В том числе и на двух последних в пятницу, когда Ющенко вел диалог с банкирами. Замечу, что риторика министра финансов на этих встречах в корне отличалась от риторики премьера. В силу этого обстоятельства сомнительно звучат и слова Тимошенко том, что правительство не было в курсе перспектив валютных позиций и политики Нацбанка.
Если же это действительно так, и Тимошенко все это время оставалась в неведении, то у меня напрашивается один еще более печальный вывод: в момент острого, как сама любит произносить Юлия Владимировна, финансового мирового кризиса премьер-министр страны не имеет налаженного диалога с министром финансов. О каком выходе из кризиса мы тогда можем вообще вести речь?! В этом же контексте довольно показательны еще два момента. Пинзеник не подписывает Бюджет правительства, и подготовку главного антикризисного документа берет на себя вице-премьер Турчинов! Премьер не приглашает главу НБУ на обсуждение макроэкономических показателей бюджета-2009! То есть получается, что все жизненно важные коммуникации разрушены, как внутри Кабмина, так и за его пределами.
— Повторяю, курс доллара после заявлений Тимошенко опустился. Или вы хотите сказать, что этому поспособствовали пятничные совещания Президента и Юлия Владимировна, зная ближайшую перспективу, по традиции первой надела тапки? На самом деле, это принципиальный вопрос. То ли у нас провальный и некомпетентный премьер, которая довела экономику до ручки. То ли — Президент коррупционер, решивший поиграть с курсом и заработать на выборы, вступив в сговор со Стельмахом и Фирташем. Кстати, с не чужим вам Укргазбанком тоже. По словам Юлии Владимировны.
— Сначала принципиально по курсу. Чтобы не говорила премьер, правительство и НБУ несут в этом вопросе солидарную ответственность. Как нельзя рассматривать банк без клиентов, так нельзя рассматривать и банки без экономики. Сальдо торгового и платежного баланса, импорт, экспорт, и многие другие показатели, касающиеся принятия решений в рамках регуляторной политики — все это солидарная ответственность Кабмина и НБУ. Результатом этой ответственности является стабильность или не стабильность национальной валюты, в том числе. Это, во-первых.
Во-вторых, если вы помните, разговоры по курсу начались с момента, когда был подписан Меморандум с МВФ. Уже тогда политики начали делать свои прогнозы на этот счет. Уточняю — в документе действительно была норма, касающаяся невозможности сокращения на 1 января 2009 года золотовалютного резерва более, чем на 4%.
— Переведите.
— То есть, нам сразу регламентировали ту сумму, которую НБУ может потратить на поддержание украинской гривны, посредством выхода на финансовый рынок с предложением иностранной валюты. Таким образом, НБУ, исходя из этой нормы, упрямо пытался каким-то образом спланировать свои интервенции на валютный рынок.
— Этим вы объясняете его выжидательную позицию и отказ выходить на рынок?
— В какой-то мере. И Кабмин прекрасно об этом знает, потому что именно Тимошенко ставила свою подпись под Меморандумом. К тому же от обязательности правительства также очень много зависело. Так, Кабмин должен был предоставить НБУ перечень неотложных платежей, для обеспечения которых НБУ необходимо было бы потратить часть своих золотовалютных резервов. Таким образом, у НБУ была бы возможность рассчитать, какая сумма в остатке пойдет на обычный межбанковский рынок. Я имею в виду миллиардный кредит по Укравтодору, а также платежи НАК Нефтегаз-Украина. Однако этого сделано не было. Что касается НАКа, то сумма не была понятна вплоть до заявлений Газпрома. Таким образом, впоследствии НАКу пришлось самостоятельно выходить на рынок и в качестве обычного игрока покупать валюту.
— И поэтому самому терять на курсе, негативно влиять на рынок и накапливать долги?
— Безусловно.
— Но такая ситуация очень выгодна тому же Фирташу, заинтересованному в срыве контракта с Россией и сохранении на рынке посредника РУЭ.
— Если рассматривать этот вопрос с точки зрения политики, то вы правы.
Однако, повторяю, исключительно своей халатностью правительство создало прецедент и, получается, позволило заинтересованным лицам манипулировать ситуацией и критиковать Кабмин. В вопросе Нефтегаза не может быть претензий к НБУ. Если бы Нацбанк хотел кому-то в этом вопросе подыграть, то вряд ли стал кредитовать НАК через Сбербанк.
Таким образом, можно сделать вывод, что в ситуации с курсом нас очень сильно подвела практика отсутствия четкой коммуникации между всеми ответственными за финансовую систему и экономику ведомствами, а также неумение или нежелание оперативно реагировать на появляющиеся вызовы. В числе, которых был и Меморандум МВФ, который правительству надо было не только подписывать, но и искать пути оптимального и оперативного выполнения его условий. Мы же неделями на многочасовых совещаниях обсуждали и обсуждаем то, что в других странах решается за два дня с учетом принятия необходимой нормы закона. Вот взять хотя бы встречу с банкирами, о которой говорила премьер в пятницу. Она была три (!) недели назад. И где результаты этой встречи?
В-третьих, определенно негативную роль в этой истории сыграл и выброс информации о неликвидности золотовалютных резервов, которую НБУ по привычке не сумел своевременно опровергнуть. Что также подогрело рынок.
И, наконец, в-четвертых, напомню, что сам формат механизма действия межбанковского валютного рынка обсуждался при подписании Меморандума МВФ.
— Вы имеете в виду плавающий курс?
— Да. Что также способствовало скачкам доллара. И я сегодня ответственно заявляю, что если, подписывая Меморандум, этого не понимала Юлия Владимировна, то министр финансов, наверняка четко себе представлял объективное направление курсовой динамики. В этой связи можно спорить о сроках — все надеялись на постепенную девальвацию гривны, однако безапелляционно утверждать о том, что на рынке произошло что-то неожиданное и целенаправленно кем-то спровоцированное, как это делает сегодня премьер- министр, не совсем честно.
Про рефинансирование, стукачей и новую партию коррупционеров
— То есть, вы утверждаете, что все, что происходило на рынке, а именно — обесценивание национальной валюты до 10 гривень за доллар — объективный процесс, не связанный со спекуляциями и нарушениями? А как же 40 миллиардов напечатанных НБУ и розданных банкам в формате рефинансирования? Как же быть с 7-ю миллиардами, которые получила Надра Фирташа, и по словам Тимошенко, львиную долю этих средств направила ни на кредитование экономики и выплату депозитов, как предписывает МВФ, а на покупку валюты?
— Благодаря Юлии Владимировне рефинансирование банков, превратилось в некую сильно преувеличенную общественную страшилку.
— Ну, если сам председатель Совета НБУ Петр Порошенко заявляет, что не может получить на этот счет разъясняющие документы от главы НБУ, а Зеркало недели через несколько дней публикует этот секретный список, который взрывает рынок и подтверждает слова Тимошенко о миллиардах для Надры и Ко, то почему же рефинансирование не считать некой коррупционной страшилкой? Что было скрывать Стельмаху?
— Что касается заявления Порошенко, то это проблема не сегодняшнего дня, а долгая история взаимоотношений правления НБУ и его Совета. Существует коллизия между функциями Совета и недопустимости разглашения банковской тайны. Хотя, я считаю, что факт попадания этой информации в СМИ — в любом случае предмет внутреннего расследования НБУ. В данном случае должно волновать то, каким образом распечатка одного из счетов НБУ оказалась в чужих руках.
— Но чем оказались так опасны эти, как вы говорите, чужие руки, если они впоследствии только и сделали, что поспособствовали прозрачности процесса?
— Настаиваю на том, что как бы та или иная информация не была полезна рынку, ее несанкционированное попадание в СМИ или еще куда-то, чревато нарушением закона о банковской тайне. Это вопрос чистоты и надежности внутреннего документооборота главного финансового учреждения страны.
Никакой другой опасности действительно нет. И если НБУ впоследствии решит сделать эту информацию публичной — так тому и быть. Что же касается отношения банков к данному факту, то сработали стереотипы. Ведь если раньше государство помогало банку деньгами, то это считалось плохим сигналом.
Поэтому банки очень осторожно относятся к разглашению подобной информации.
Сейчас ситуация и механизм изменился, рефинансирование банков стало общепринятым инструментом поддержки ликвидности финансовой системы. Однако привычка не разглашать тайну рефинансирования у банкиров осталась. Вот и весь ответ.
Теперь непосредственно о рефинансировании и 7 млрд. Надры, которыми Тимошенко напугала всю страну. На самом деле, было вполне прогнозируемо, что первыми претендентами на рефинансирование станут банки которые:
а) лидирует в привлечении вкладов физических лиц;
б) имеют украинский капитал (а не иностранный);
в) имеют долги по внешнему заимствованию. Банк Надра входит в число таких банков, поэтому вполне мог рассчитывать на внушительную сумму кредита. И вопрос здесь может быть только в том, что банк Надра подавал в качестве обеспечения кредита. Однако, как мне известно, условия были для всех единообразны.
— Под какие условия получили 1,2 млрд. вы?
— Под залог имущественных прав по тем кредитам, которые выдавались банком.
Какие могли быть преференции у Надры я не знаю. Это закрытая коммерческая информация. И я бы очень не хотел, чтобы временная следственная комиссия занималась изучением кредитного портфеля того или иного банка. Мы так можем очень далеко зайти…
— Но информация уже разглашена.
— Я мало верю в то, что Надра некорректно вела себя на рынке. Однажды на одном из совещаний, когда резко выросло количество заявок на валюту, в числе покупателей действительно была заявка Надры. Однако после уточнения выяснилось, что ее сумма полностью совпала с суммой, необходимой банку для погашения внешнего заимствования в тот день.
Теперь, что касается Укргазбанка, почетным президентом которого я являюсь и, который в составе пяти банков попал в номинацию главных коррупционеров. Напомню, в ноябре этого года авторитетное международное рейтинговое агентство Standard Poors признало Укргазбанк самым информационно открытым банком Украины. По их рейтингу уровень финансовой прозрачности банка соответствует лучшим показателям транспарентности ведущих финансовых компаний мира. Замечу, что на этот рейтинг обращают внимания правительства всех стран мира, кроме нашего… Сразу же после того, как прозвучало заявление премьера я позвонил главе Государственного комитета по финансовому мониторингу Украины г-ну Черкасскому. Так вот, Игорь Черкасский, как и многие бютовцы очень долго передо мной извинялись. И, поверьте, у них на то было достаточно оснований.
Уже хотя бы потому, что в распоряжении премьера имеется государственный комитет с широчайшими полномочиями. Комитет, как и НБУ, ежедневно от каждого банка получает исчерпывающую информацию о финансовых операциях на рынке. Если сумма этих операций превышает 10 тыс. евро. Таким образом, господин Черкасский имеет широчайшую возможность ежедневно постукивать премьеру о происходящем на рынке. О валютных спекуляциях, незаконных конвертациях в том числе. Будь-то Надра, Укргазбанк или кто-то другой.
— Тогда почему Тимошенко, имея такого стукача, ждала момента, когда курс вырастет до 10, и только после этого вышла с публичными обвинениями?
— Наверное, это вопрос к самой Юлии Владимировне. На самом деле, ей достаточно было вызвать главу государственного комитета и сказать: Уважаемый, я не верю Стельмаху. Проверь тот-то и тот-то банк и компетентно поясни товарищам, что так не надо себя вести. Не поймут — будем принимать меры. Точка. А если к процессу подключить еще и налоговую администрацию, то, поверьте, любое финансовое нарушение замечается и устраняется очень быстро. Так что, у Тимошенко есть прямые рычаги влияния на валютных спекулянтов.
— Как вы думаете, почему вслед за Надрой именно пять названных Тимошенко банков (Альфа-банк Укргазбанк, банк Клиринговий дом, Єврогазбанк , Місто-банк, получивших рефинансирование, попали в черный список? Ведь деньги были выделены десяткам банков, в числе которых замечены и бютовские банки. В частности Финансы и кредит (Жеваго), Брокбизнесбанк (Буряк).
— Я не делю банки на бютовские и Партии регионов, как в равной степени и на банки с отечественным или иностранным капиталом. Они все работают в Украине и на них распространятся одни и те же правила. Уверен, что Ассоциация Украинских Банков в ближайшее время сделает резкое заявление в ответ на обвинения премьер-министра.
— Василий Михайлович, вы лучше расскажите, кредитовал ли Укргазбанк проекты бизнесмена с нашумевшей фамилией Фирташ? Вы вообще с этим господином знакомы?
— Уже знакомы. Мы познакомились на дне рождения Леонида Черновецкого. Что касается кредитования Укргазбанком его проектов, то мне об этом ничего не известно. Однако, могу предположить, по какой причине нас опорочили. Дело в том, что у Укргазбанка до недавнего времени был один клиент, который имеет не менее нашумевшее имя — Росукрэнерго.
— ???
— Попрошу общественность успокоиться. Компания, объединяющая сеть заправок —
полная тезка РУЭ, не имеющая никакого отношения к нашумевшим поставкам газа. Если мне не изменяет память, эта компания обслуживалась у нас с 2000- го года. Похоже, Юлию Владимировну просто подставляют. Знаете такой известный и довольно действенный прием — смешать все в кучу: правду, неправду, домыслы, совпадения… и заявить. А там как хотите, так и отмывайтесь. Однако, повторяю еще раз, подобные заявления можно делать только по итогам проверок вышеупомянутого комитета финансового мониторинга, НБУ, налоговой администрации. Как говорится, было бы желание и оперативная реакция.
Про временную следственную комиссию, поддержку металлургов и отставку Стельмаха
— Парламентскую комиссию уже созданную в ВР вы относите к подобному инструменту банковского надзора? Премьер настаивает на том, чтобы заслушать результаты ее работы уже в пятницу.
— Если судить по работе аналогичной комиссии по Киеву (расследование деятельности КМДА и Киевсовета), то, как мне известно, первая информация, которая была рассмотрена той комиссией, банальна была взята из Интернета.
Что касается деятельности этой комиссии, то депутаты предложили НБУ в течение трех часов предоставить информацию, касающуюся деятельности национального регулятора за 2007 год включительно. Боюсь, что это была изначально невыполнимая задача. Так что на качественный анализ при таких подходах вряд ли стоит надеяться. При этом есть еще одна проблема — банковская тайна, закона о которой никто не отменял. Я лично не знаю, как НБУ выйдет из этой ситуации. Возможны решения суда как в ту, так и в другую сторону. Так как любой из клиентов может подать в суд на банк, если информация о счете будет разглашена без его согласия или решения суда.
— Вы будете подавать в суд?
— Еще не решил.
— А у Фирташа, уже подавшего иск против премьер-министра Украины в Британский суд, по-вашему, есть шанс?
— Понимая объемы банка Надра, я могу утверждать, что заявление ЮВТ о том, что только 100 миллионов пошли на компенсацию вкладов, а все остальное — на покупку валюты, сильно преувеличено. Так что, шанс наверняка есть.
— Возвращаясь к проблеме курса, замечу, что коммерческие банки проявили некую слишком и молчаливую позицию, солидарную с НБУ. А вам не кажется, что если бы банкиры вовремя начали говорить, указывая на ошибки, как правительства, так и НБУ, ситуация могла бы развиваться иначе?
— Кажется. Однако у нас менталитет такой, что банкир всегда старается от любой проблемы уйти в сторону и пережить ее без эмоций. Тем более публичных.
— Деньги любят тишину.
— Это действительно так. Мы привыкли молчать. Дабы были спокойны наши клиенты. Однако сейчас ситуация меняется и финансисты стали понимать, что надо открываться. В отношении же публичной критики регулятора, так это вообще нонсенс для украинской постсоветской банковской системы. Однако случаи с судами в отношении отмены ряда постановлений НБУ были. Черновецкий любил этим заниматься.
Что касается нынешней ситуации, то наблюдалась слишком быстрая динамика курса. Поэтому критика регулятора если и была, то в рамках совещаний, которые обещали стать системными. Однако таковыми не стали.
— И в этом слабость банковской элиты?
— Я бы назвал это не слабостью. Скорее, неготовностью действовать в новых условиях оперативно, мобильно и настойчиво.
— Когда я слушала Тимошенко, а потом известного российского финансового аналитика г-на Илларионова, поймала себя на мысли, что на ситуацию в Украине в профессиональных кругах смотрят совершенно по-разному. В том числе и на обрушившийся курс доллара. Так, если команда Тимошенко настаивает на необходимости укреплять гривну, то Андрей Илларионов советует не сильно давить на Президента и НБУ, а подумать над тем, что можно пойти и совсем другим путем — намеренной девальвации гривны.
— У нас каждый политик, особенно депутат, считает себя профессионалом во всех отраслях экономики. Что же касается разговоров, что нам нужно объединить всех профессионалов, я всегда думаю о том, как объединить диаметрально противоположные подходы этих профессионалов. Дискуссия существует всегда. Однако Украина отличается от других стран тем, что у нас дискуссия бесконечная, без принятия какого бы то ни было решения.
Нормальные же люди решение принимают и выбирают какой-то единый путь. Пусть в итоге даже ошибочный.
— Но пройденный.
— Совершенно верно. Подход, который содействует девальвации гривны с точки зрения курсовой поддержки базовых отраслей, являющихся основой украинского экспорта, действительно есть. И направлен он на компенсацию низкой конъюнктуры мировых цен.
— Это вы сейчас про металлургические комбинаты Ахметова говорите?
— Про все то, что мы сегодня экспортируем. Что можно поддержать за счет курса. Это общий подход вне зависимости от фамилии собственника того или иного предприятия. Он принят и в России, и за рубежом. Однако есть и другое мнение, которое подразумевает фиксированный курс. На самом деле до сих пор идет дискуссия, что такое для Украины гибкий курс. И может ли он быть для нас приемлем вообще? Для многих подтверждением того, что у нас такого курса быть не может, является существование таких клиентов, как НАК и пр. с большими неожиданными заявками на приобретение валюты. Я тоже придерживаюсь мнения о необходимости устойчивого регулируемого курса в Украине. Так как валютный рынок у нас еще не развит. Впрочем, как и законодательство этого направления.
— И все-таки скажите, НБУ успел поддержать металлургов за счет курса? Подозрения такие в СМИ высказывались.
— Кто конкретно из металлургов ощутил прелести скачка курса, мы сможем понять только тогда, когда увидим, кто из металлургов получил валютную выручку в последний месяц, и кому удалось реализовать свою выручку по высокому курсу. Однако, я вполне допускаю, что многие экспортеры даже не успели воспользоваться этой преференцией. Слишком мало было времени.
— Как вы думаете, сколько времени понадобится парламенту для того, чтобы отправить в отставку Стельмаха?
— Более правыми я все-таки считаю тех, кто на всякий случай задается вопросом: если не Стельмах, то кто? До сих пор в парламенте идет дискуссия на предмет существования коалиции и количества ее голосов. Однако это уже второй вопрос после того, решится ли на отставку Стельмаха Ющенко? Но даже если Президент примет такое решение, рисков достаточно.
На самом деле, мы можем дать миру сигнал этой отставкой, а потом, не найдя компромиссной кандидатуры, зависнуть в совершенно неопределенной и опасной ситуации. К тому же, есть еще МВФ, который обязательно захочет встретиться с кандидатом на пост главы НБУ. Интересно КПУ будет голосовать за кандидатуру, имевшую тет-а-тет с капиталистами МВФ?
— Так будет отставка или нет?
— По-моему, Президент довольно четко заявил о своей позиции.
— Но и Тимошенко не менее четко дала понять, что в случае отказа Ющенко внести новую кандидатуру в ВР, парламент обойдется без Президента. Похоже, ваша фракция может поддержать эту настойчивую инициативу. Судя по заявлениям лидера.
— Это будет неконституционно.
— Даже если таким образом на пост главы НБУ выдвинут Горбаля?
— Мне кажется, что любой кандидат откажется от такого пути. Здесь стоит вопрос взаимоотношений не только с банковской системой, но и с финансовыми институтами на международном рынке. И вообще, сомнительное назначение вредит репутации любого нормального человека. Тем более профессионала.
Выдвинуться на этот пост таким образом, может согласиться только безответственный политик.
Про партию, чужих скелетов и перевыборы дублем
— Василий Михайлович, как вы сегодня можете охарактеризовать ситуацию, в которой оказалась ПР?
— Партия Регионов застыла в позиции оппозиции.
— Вот именно, что застыла. Там же действовать надо.
— Сейчас на политической арене другие основные действующие лица. Как вы уже успели заметить, из шкафов активно вытаскиваются скелеты производства 2004- го года. Информационный эфир заполонили некие трогательные ретроспективы оранжевой революции: кто за чьей спиной тогда стоял, кто шел впереди…
Полагаю, что, наблюдая за всем этим, общество не может не понимать, что в Украине стартовала жесткая президентская кампания. Нам в этой ситуации приходится просто считать потери каждой из сторон. А еще — достать из загашника старый-престарый лозунг: А мы же говорили…
— А вам не кажется, что это несколько ущербная позиция — наблюдать за тем, как рушится что-то у кого-то, и самому в это время не развиваться?
— Ну, я бы не сказал, что внутри нас ничего не развивается.
— Пока более всего заметно развитие внутрипартийных конфликтов по линии Янукович — Ахметов — Левочкин (Фирташ). Особенно после очередного провала переговоров с БЮТ, который организовал Виктор Федорович.
— На счет развития, одна небольшая ремарка. В парламент внесены десятки антикризисных законопроектов от ПР. И даже. Если они не принимаются, то среди законопроектов предлагаемых коалицией часто встречаются копии наших оригиналов. Что, безусловно, не может не радовать.
— Каким вы видите дальнейшее развитие событий? Четвертая попытка ПР и БЮТ объединиться будет? Или судя по последним категорическим заявлениям Януковича, предложившего своим непосредственным конкурентам уйти в отставку, нас ждут перевыборы дублем. По-видимому, весной после социальных бунтов. А если быть совсем точным, после того, как ПР и БЮТ решат эту проблему конституционным большинством голосов.
— Все может быть. Может сложиться такая ситуация, когда в Раде будут голосоваться на сто процентов непроходные у Ющенко законопроекты. Президент будет их ветировать, а все дружно придут к выводу, что выхода нет — только перевыборы, импичмент… Или что там еще можно придумать?
— Бюджет?
— Именно он может стать началом эскалации очередного витка конфликта.
— За какой бюджет вы не будете голосовать?
— Очень трудно голосовать за бюджет, который не поддерживает даже министр финансов действующего правительства. Я думаю, что обсуждение бюджета априори приведет либо к перевыборам, либо к переформатированию ВР и каким- то другим иным решениям. Я не исключаю и очередного бракосочетания соратников.
— Вот я тоже на досуге думала над этим. Ведь, как ни крути не верти, а нынешняя ситуация оказалась сильно выгодна исключительно Регионам. Кризис гонит ЮВТ из власти. Однако идти на выборы ей было бы удобно, разделив ответственность с Регинами (основным конкурентом) в формате какого-нибудь широкого спасительного правительства. Иначе вы вооружаетесь социальными бунтами и… выигрываете. Спасительного правительства с конституционным большинством, как известно, не получилось. А значит в этой истории антивыборным тылом для ЮВТ может стать только Президент, которому выборы сейчас не нужны. С его-то тремя процентами рейтинга. Так что, похоже, что рановато соратники горшки побили. Что скажите?
— Как известно, в украинской политике нет ничего невозможного. Однако я верю, что как бы не складывались дальнейшие отношения премьера и Президента именно Партия регионов сможет консолидировать конструктивные силы. При этом, придя к власти конституционным путем, не прибегая к организации и управлению социальными бунтами. Угроза их возникновения, и так велика и не требует вмешательства ни одной из политических сил. Наоборот, надежда, что в стране есть, кому навести порядок, реально может снизить температуру социального напряжения.

Мы всегда ставим перед собой самые амбициозные цели

Андрей Костин, президент — председатель правления банка ВТБ (Россия)
— Андрей Леонидович, какие стратегические задачи были поставлены перед вами главным акционером, то есть государством? Удалось ли их в полной мере решить?
— Мое назначение на пост главы ВТБ (тогда Внешторгбанк) в 2002 году совпало с переменами в составе его собственников. Главным акционером стало Правительство России, выкупившее у Центрального банка РФ его долю в уставном капитале Банка. Перед нами, новой командой Внешторгбанка, была поставлена стратегическая задача превратить его из узкоспециализированного кредитного учреждения в ведущий кредитно-финансовый институт страны, работающий во всех ключевых сегментах банковского рынка.
Эта задача была решена в самые сжатые сроки. Практически с нуля созданы целые направления бизнеса: розничный, инвестиционный. При этом мы изначально стремились к завоеванию лидирующих позиций во всех сегментах отечественного финансового рынка. К настоящему времени Группа ВТБ вышла на второе место в России по объему привлечения средств населения, стала одним из ведущих игроков рынка инвестиционных услуг.
Но мы не останавливаемся на достигнутом. ВТБ один из наиболее динамично развивающихся кредитно-финансовых институтов России. По темпам роста бизнеса он уверенно опережает среднерыночные показатели.
— А как вы сами для себя обозначили главные цели?
— Считал и считаю: у России должен быть глобальный банк мирового уровня, национальный чемпион, способный на равных конкурировать с ведущими зарубежными кредитнофинансовыми холдингами. Уверенный мощный рост финансовых показателей, превосходящий рост и отечественного, и мирового банковского сектора в целом, активное развитие новых направлений бизнеса, расширение географии присутствия таковы ключевые составляющие стратегии ВТБ, позволяющие нам приблизиться к названной цели.
Ее достижение вопрос уже не столь далекого будущего. ВТБ стал мощной международной банковской группой, присутствующей в 16 странах ближнего и дальнего зарубежья. По многим показателям мы уже сопоставимы с ведущими западными банками, такими, в частности, как немецкий Dresdner Bank и бельгийская банковская группа KBC.
— Одним из факторов, позволивших существенно увеличить капитализацию банка, стало приобретение у ЦБ акций пяти загранбанков. А как эта сделка сказалась на финансовом положении самих загранбанков?
— Покупка в 2005 году европейских росзагранбанков придала мощный импульс их развитию и способствовала существенному укреплению их финансового положения. За три года активы росзагранбанков, перешедших под управление ВТБ, выросли более чем в 1,5 раза, до $16 млрд, совокупные доходы в 2,5 раза, до $919 млн. Объединение бизнеса росзагранбанков в рамках Группы ВТБ позволило значительно повысить эффективность их деятельности, устранить дублирование функций, нарастить масштабы операций с клиентами и увеличить объемы инвестиций, привлекаемых с их помощью в российскую экономику.
В свою очередь, приобретение европейских банковских активов ускорило превращение ВТБ в международную банковскую группу и позволило заметно расширить ее присутствие на глобальных рынках капитала.
— Следующим крупным приобретением была покупка 75% акций ПСБ. Почему ВТБ больше не осуществлял крупных сделок, в то время как другие известные игроки как раз энергично покупали банковские активы?
— Другие игроки просто идут по нашим стопам. ВТБ первым в России оценил огромные перспективы национального банковского рынка и первым начал реализовывать стратегию активного роста за счет приобретений других банков.
Это позволило нам покупать российские банковские активы, когда они стоили сравнительно дешево: в 2004 году среднее соотношение цена/балансовая стоимость составляло 1,5 или чуть более, а уже в 2006 году оно выросло до 4,2. Покупка Промышленно-строительного банка крупнейшей кредитной организации Северо-Западного региона и особенно Гута-банка позволили ВТБ активно развивать розничный бизнес. Сейчас мы уже прошли стадию роста за счет приобретений и продолжаем расширение в России путем открытия новых отделений.
Наша стратегия не исключает возможности новых покупок банковских активов в будущем. Однако подобным сделкам всегда будут предшествовать тщательный анализ конъюнктуры рынка и всесторонняя оценка возможных рисков.
— Почему ВТБ, присутствуя в Европе, Африке и теперь в Азии, избрал приоритетным направлением зарубежной экспансии СНГ?
— На наш взгляд, СНГ является очень перспективным рынком. Экономику региона отличают как высокие темпы роста, так и сохранение значительного потенциала дальнейшего динамичного развития. Ежегодные темпы экономического роста по Содружеству в целом на протяжении последних трех лет составляли свыше 7% (для сравнения: в среднем по мировой экономике 45%). А в некоторых странах, например, Азербайджане, этот показатель превышал и 20%. Еще более высокими темпами растет финансовый рынок СНГ. В этой ситуации банковский сектор Содружества весьма привлекателен для инвестиций, тем более что в нем пока сохраняются низкие барьеры входа.
Разумеется, при выборе схемы вхождения в банковский рынок мы тщательно просчитываем все варианты. Так, в Казахстане мы отказались от покупки банка, поскольку запрашиваемая цена (около $1 млрд) показалась нам явно завышенной, и мы нашли другой путь входа на этот важный для нас рынок, получив разрешение на создание в этой стране дочернего банка. Аналогичным путем мы выходим и на банковский рынок в Киргизии.
Мы и дальше будем расширять свою деятельность на постсоветском пространстве, применяя гибкие подходы, учитывая специфику каждой страны и каждого рынка. Наша цель к 2010 году стать первым в мире банковским учреждением, присутствующим во всех странах Содружества.
— Одно время казалось, что ВТБ чрезмерно увлекается т. н. непрофильными активами. Купил Пермские моторы, большую журнальную типографию, 1 млрд евро потратил на акции EADS. Теперь Группа от всего этого избавляется. Это отражение изменившихся подходов в стратегии?
— Наша принципиальная позиция, определенная Стратегией развития ВТБ, заключается в том, чтобы постепенно выходить из владения непрофильными активами, причем реализовывать их с прибылью. Так, проданы пакеты акций Пермского моторостроительного комплекса, Орехово-Зуевской стекольной компании и ЗАО Моторинвест. В стадии продажи находится крупное полиграфическое предприятие.
Следует сказать, что, приобретая эти активы, мы изначально не предполагали их интеграцию в собственные бизнес-процессы и выступали в качестве крупных портфельных инвесторов. Это касается и наших зарубежных покупок, самой значительной из которых был 5-процентный пакет акций европейского концерна EADS.
Крупные портфельные инвестиции неотъемлемая составляющая бизнеса любой финансовой группы. И в принципе, если интересы дальнейшего развития ВТБ будут диктовать такую необходимость, мы не исключаем покупок небанковских активов для последующей перепродажи.
— Стратегия развития ВТБ предполагает возможность дальнейшего снижения доли государства в Группе. Как скоро эта возможность может быть осуществлена?
— Возможность снижения доли государства в капитале ВТБ до 50%+1 акция предусмотрена Стратегией развития Группы и Указом Президента РФ от 30 декабря 2006 года 1489. Однако называть какие-либо конкретные сроки, на мой взгляд, сейчас преждевременно. В условиях, когда весь финансовый мир переживает период нестабильности, размещение акций на открытом рынке может не принести желаемого для эмитента результата. Во всяком случае перед принятием решения о таком размещении мы будем тщательно анализировать конъюнктуру рынка, свои потребности в капитале и альтернативные возможности его привлечения. На сегодняшний день мы не испытываем потребности в дополнительном капитале.
— Невозможно обойти в нашей беседе тему народного IPO и его последствий. Сейчас, по прошествии года с лишним, можете ли вы сказать, что полностью довольны тем, как прошло размещение? И оценкой акций ВТБ в частности?
— Финансовыми результатами размещения акций ВТБ мы довольны. Ведь оно стало крупнейшим в мире банковским IPO в 2007 году. Мы привлекли более $8 млрд, на 3050% больше, чем прогнозировали специалисты инвестиционных компаний буквально за месяц до размещения. Интерес к нашим акциям оказался выше всех прогнозов (в частности, за рубежом спрос на глобальные депозитарные расписки ВТБ превысил предложение в 9 раз).
ВТБ получил признание мирового инвестиционного сообщества как глобальный финансовый институт. И главное мы получили стимул для реализации наших амбициозных планов и выполнения обязательств перед инвесторами.
Что касается цены акции, то как и в случаях других IPO ее фактически определил рынок. Первые итоги торгов GDR и акциями ВТБ полностью соответствовали ожиданиям его участников и рыночных аналитиков. Цена наших бумаг стабильно превышала цену размещения. Со своей стороны, мы делали все для того, чтобы эта позитивная динамика сохранялась и укреплялась. В первую очередь развивали наш бизнес и улучшали его показатели.
Но фондовый рынок реагирует не только на хорошие отчеты и перспективы роста. После разразившегося международного ипотечного кризиса котировки практически всех банковских акций стали снижаться. Отношение инвесторов ко всем компаниям финансового сектора стало резко негативным. И даже очень хорошие финансовые показатели ВТБ, к сожалению, не могут изменить этой тенденции.
Однако все финансовые неурядицы, так же как природные явления, носят временный характер. Мы убеждены, что когда рыночная стихия успокоится, фундаментальные показатели ВТБ а они очень хороши и продолжают улучшаться непременно будут оценены по достоинству.
— Какие перспективы у ваших частных акционеров вернуть потраченные ими средства, а еще лучше приумножить их?
— Котировки наших ценных бумаг сегодня испытывают серьезное внешнее негативное влияние. На данный момент акции финансового сектора находятся не в самом выгодном положении из-за существенного замедления темпов роста мировой экономики (в особенности в США) и резкого спада деловой активности в развитых странах. Но этот фактор является временным, а акции ВТБ это постоянный надежный актив, который начнет увеличиваться в стоимости, как только финансовые неурядицы в мире немного улягутся. Это объективная картина. Она признана всеми аналитиками, которые считают наши акции существенно и несправедливо недооцененными.
Могу сказать, что мы, менеджмент, сотрудники ВТБ, выполняем все обещания, которые были даны инвесторам. Кстати, многие из нас и я в том числе сами являются миноритарными акционерами ВТБ, вложившими в его бумаги значительные суммы. Мы работаем над улучшением показателей нашего бизнеса, и это приносит свои плоды. Так, прибыль по РСБУ Банка ВТБ за январь-август т. г. выросла почти на 74%, в годовом выражении составив 16,76 млрд руб. (около $700 млн).
В то же время надо понимать, что возвращение котировок к уровню цен размещения пока больше зависит от того, как быстро пройдет фаза торможения мировой экономики и как скоро улучшится конъюнктура глобального финансового рынка.
— Как ВТБ использовал средства, полученные от IPO?
Привлечение в результате IPO дополнительных средств в капитал банка открыло для нас новые возможности активного развития в приоритетных направлениях. В первую очередь речь идет о рознице, инвестиционном бизнесе, расширении сети в странах ближнего и дальнего зарубежья. Свыше трети поступивших средств (почти $3 млрд) было направлено на увеличение объемов долгосрочного кредитования реального сектора отечественной экономики. Около $1 млрд было инвестировано в капитал ВТБ24. Более $350 млн было вложено в укрепление дочерних банков в государствах СНГ, а также в создание операционных подразделений в странах Азии и Африки.
— Почему вы пришли к необходимости создавать собственный инвестбанк, а не приобретать уже сложившуюся структуру?
Перед принятием решения о развитии инвестиционного бизнеса Группы мы просчитывали различные варианты его построения. В том числе рассматривали возможность покупки крупной российской инвестиционной компании. Однако на тот момент отечественные игроки были, на наш взгляд, существенно переоценены. И события последующих месяцев, в ходе которых эти компании и находящиеся под их управлением активы заметно потеряли в стоимости, недвусмысленно подтвердили справедливость наших оценок.
Что касается покупки какого-либо из западных инвестбанков, то реализация такой сделки потребовала бы от нас значительных временных, организационных и финансовых затрат. В то же время, как показывает мировой опыт, интеграция покупаемых институтов в приобретающие их структуры подчас оборачивается ростом издержек, кадровыми потерями и т. д. Еще в 2006 году, принимая Стратегию развития Группы ВТБ, мы отметили среди рисков такого варианта сложность интеграции бизнеса и извлечения синергии, возможную несовместимость корпоративных культур. В итоге мы сочли целесообразным формирование собственного инвестбанка. На его становление мы готовы выделить до $500 млн и убеждены, что уже через год-два эти вложения обернутся прибылью.
— Вы хотите создать с нуля не просто инвестбанк, а национального чемпиона. То есть замахиваетесь на самую большую высоту. Но не слишком ли высока планка с учетом серьезной конкуренции на рынке, значительных рисков и не самой благоприятной конъюнктуры?
— Мы всегда ставили перед собой самые амбициозные задачи. Шесть лет назад, перед приходом в ВТБ (Внешторгбанк) новой команды, мало кто верил, что из узкоспециализированного банка, среднего даже по европейским меркам масштаба, можно будет в короткий срок создать мощное универсальное кредитно- финансовое учреждение. Однако эта задача была реализована всего за три года.
Еще в 2005 году наша цель войти в 50 крупнейших банков мира стороннему наблюдателю могла показаться несбыточной мечтой. Однако сейчас мы буквально наступаем на пятки ведущей полусотне банков планеты.
Убежден, что абсолютно реализуема и цель создать национального чемпиона в области инвестиционного бизнеса. Для этого у нас есть все и современные технологии, и обширная клиентская база, а теперь и сильная команда высококлассных специалистов.
На мой взгляд, именно сейчас конъюнктура для вхождения в инвестиционный бизнес весьма благоприятна. Пока западный финансовый сектор зализывает раны, нанесенные глобальным кризисом ликвидности, российские инвестбанки могут, что называется, потеснить конкурентов. Спрос на инвестиционнобанковские услуги в России стабильно растет. Благоприятной является и ситуация с привлечением высококлассных инвестиционных специалистов. В условиях значительных сокращений в западных инвесткомпаниях на рынке труда имеется большое предложение, и мы можем выбирать самых лучших работников.
— Учитывая, что сейчас Группа ВТБ включает в себя большое число дочерних, в том числе и зарубежных структур, удовлетворены ли вы тем, как сегодня управляется гигант по имени ВТБ?
— Мы создали уникальный в своем роде транснациональный институт, которому нет равных на всем постсоветском пространстве. Сегодня в Группу ВТБ входят 18 организаций, обслуживающих клиентов на трех континентах в Европе, Азии и Африке. Конечно, и в спорте, и в бизнесе бывает, что команде, собранной из звезд первой величины, не удается превратиться в звездную команду. Памятуя об этом, мы многое сделали для того, чтобы звездная команда ВТБ все-таки сформировалась, чтобы интегрировать в единую систему ее отдельные составляющие и максимизировать тем самым синергетический эффект. Для этого мы в первую очередь значительно улучшили систему управления Группой.
Каждые две недели собирается Управляющий комитет Группы ВТБ, в который входят руководители как Головного банка, так и крупнейших дочерних подразделений. Он принимает решения по стратегии развития Группы и отдельных ее бизнес-направлений, по финансовым вопросам, структуре управления.
На уровне Группы консолидированы бизнес-планирование и отчетность. Сейчас мы строим единую групповую систему управления рисками, систему управления активами и пассивами, установили общие стандарты для использования бренда, осуществления внутреннего контроля и др. Компании Группы тесно взаимодействуют друг с другом по различным направлениям. Так, в развитии розницы нашим банкам в СНГ активно помогает специализированный розничный банк Группы ВТБ24;
ВТБ-Страхование продает свои продукты как через точки ВТБ24, так и в филиалах Головного банка.
В целом мы удовлетворены тем, как осуществляется управление Группой, хотя есть и отдельные проблемы. Они связаны в первую очередь с трудностями присутствия в странах с разными правовыми системами, различиями в культуре и традициях ведения бизнеса. Но эти проблемы характерны для большинства транснациональных компаний такого масштаба.
— Вы неоднократно утверждали, что России вполне достаточно иметь 300400 банков, а не 1200, как сейчас. Из чего вы исходите, отказывая в праве на существование большинству участников рынка?
— На мой взгляд, вопрос о количестве банков, которые должны функционировать в России, вторичен по сравнению с вопросом о том, какая банковская система необходима нашей стране.
Сейчас перед Россией стоит непростая и весьма амбициозная задача войти в пятерку крупнейших экономик мира. Решить ее невозможно без построения конкурентоспособной на мировом уровне банковской системы.
И первым шагом на этом пути должно быть скорейшее повышение финансовой мощи отечественного банковского сектора. То есть формирование в стране достаточного количества по-настоящему крупных национальных банковских корпораций, способных на равных конкурировать с западными кредитными институтами не только на внутреннем, но и на международном рынках капитала.
Необходимость консолидации банковского капитала в России назрела уже давно.
Сегодня из 1125 российских кредитных организаций не более 100 располагают капиталом хотя бы в 100 млн евро уровнем среднего европейского банка. В то же время у каждого третьего отечественного банка капитал не превышает 5 млн евро. Столь значительное число мелких недокапитализированных банков резко снижает эффективность всей системы финансового посредничества в России, поскольку у небольших кредитных организаций доля неработающих активов в среднем втрое выше, чем у крупнейших. Не имея достаточного капитала, банки не могут расширяться. Не могут они и значительно увеличивать объемы кредитования.
Большинству российских банков затруднительно выдать хотя бы один кредит объемом более 250 млн руб. исходя из норматива риска на одного заемщика. А спрос в экономике именно на такие крупные и долгосрочные кредиты увеличивается с каждым годом.
Слабая капитальная база также способствует сохранению значительных структурных и региональных диспропорций банковской системы в целом. Так, если в Москве один банк или филиал приходится на 15 тыс. жителей, то в других регионах на 38 тыс. (для сравнения: в Европе и США на 23 тыс. жителей).
При этом в России применяются чрезмерно мягкие требования к величине собственного капитала кредитных организаций. Для действующих институтов требований к размеру капитала вообще не установлено, а для создаваемых банков его минимальное значение определено на уровне 5 млн евро. Эта планка ниже не только, чем в странах ЕС, но и во многих государствах СНГ. В частности, на Украине минимальный капитал банков установлен на уровне 10 млн евро, в Азербайджане 8 млн евро. С этих позиций я являюсь активным сторонником сокращения числа недокапитализированных банков в пользу повышения общего качества российской банковской системы.
— Многие эксперты считают, что у нас слишком велика доля госбанков на рынке. Раздаются голоса, что если мы создаем либеральные рыночные механизмы, то госбанки должны выполнять лишь функции институтов развития, как ВЭБ, РосБР. Так ли это?
— В настоящее время именно присутствие государства в банковской системе России является положительным фактором, повышающим ее финансовую устойчивость и инвестиционную привлекательность. На это, в частности, обращают внимание ведущие международные рейтинговые агентства.
Более того, как мне кажется, форма собственности кредитной организации не имеет принципиального значения, если обеспечены равные условия конкуренции.
В России равные рыночные условия предоставлены всем участникам рынка финансовых услуг, вне зависимости от их формы собственности. Банки с государственным участием не имеют преимуществ в конкурентной борьбе на рынке. Доказательством этого служит, к примеру, обеспечение равных возможностей доступа кредитных организаций к временно свободным средствам федерального бюджета, привлекаемым на аукционах Минфина. Еще один пример доля Сбербанка в общем объеме аккумулируемых вкладов населения за последние шесть лет неуклонно сокращалась в пользу крупных частных банков (доля СБ РФ уменьшилась с 70% до 50%).
Еще один спорный тезис якобы неэффективность госкомпаний. Могу с уверенностью сказать, что в отечественном банковском секторе он не имеет под собой оснований. Показатели эффективности работы банков с государственным участием сопоставимы с показателями деятельности других коммерческих банков. Например, динамика роста активов, собственного капитала, кредитного портфеля двух крупнейших государственных банков ВТБ и Сбербанка опережает аналогичные показатели всей российской банковской системы.
Разумеется, после того как в России появится достаточное количество банков, сопоставимых со Сбербанком и ВТБ по масштабам и потенциалу, государство сможет задуматься над снижением своего участия в банковской системе. Но это вопрос не сегодняшнего дня.
— А сейчас? И не изменились ли ваши планы в связи с мировым финансовым кризисом?
— Я уже говорил выше, что эта задача практически выполнена. Если в 2005 году мы занимали 122 место в списке крупнейших банков мира по объему собственного капитала, то в 2006 году уже 116-е, а в конце прошлого года 60 место. В последнем рейтинге, составленном The Banker в июле этого года, ВТБ держится на 60 месте в мире и на 2 месте среди банков как России, так и Центральной и Восточной Европы. Думаю, в течение ближайших 23 лет мы сможем еще выше подняться в этом рейтинге.
— Несколько вопросов личного характера. Понятно, что вы живете в состоянии чудовищного напряжения и постоянных запредельных нагрузок. Что помогает держать себя в форме? Как вы отдыхаете, снимаете стресс?
Во время новогодних каникул мне удается покататься на горных лыжах. Еще время от времени (делать это регулярно, к сожалению, работа не позволяет) хожу в спортзал. Незабываемым спортивным праздником стало для меня участие в этапе эстафеты Олимпийского огня в Санкт-Петербурге.
Если же говорить о значении спорта для Группы ВТБ, то мы активно его поддерживаем. В частности, ежегодно проводим спартакиады, на которые съезжаются наши сотрудники, работающие по всей стране. Главный спортивный лозунг нашей Группы: От побед в спорте к победам в бизнесе!. Масштабы нашей поддержки российского спорта одни из самых больших в корпоративном секторе.
Так, мы являемся генеральным спонсором ФК ЦСКА, поддерживаем и целый ряд других прославленных спортивных коллективов, в том числе спортивное общество Динамо. Кроме того, мы спонсируем Федерацию спортивной гимнастики, Федерацию легкой атлетики, сборную России по волейболу.
— В течение 13 лет вы были дипломатом, работали в наших представительствах в Австралии и Лондоне. Помогают ли те навыки и знания на банковском поприще?
— Опыт дипломатической службы, безусловно, помогает в руководстве международной банковской группой. Кроме того, работа еще в советские времена в Лондоне мировой финансовой столице позволила воочию увидеть масштабы и оценить перспективы глобального финансового рынка. Безусловно, на моем нынешнем посту оказался очень важен и шестилетний опыт работы руководителем Внешэкономбанка. Знание правил функционирования государственного банковского сектора оказалось неоценимым, тем более что оно было дополнено опытом руководства большим коллективом, решения задач в области государственных финансов.
— Говорят, что вот уже много лет вы помогаете Театру Фоменко. Почему именно ему?
— История образования и становления театра Мастерская П. Фоменко в своем роде уникальна. Театр родился по велению души и по воле судьбы из актерского курса, набранного в ГИТИСе в 1998 году. Самоотдача молодых актеров и талант художественного руководителя превратили театр в ансамбль единомышленников. В результате возникла настоящая театральная семья, где молодые актеры на глазах превращались в звезд-профессионалов.
В свое время мы поняли, что у нашего банка и театра Мастерская П. Фоменко много общего. Обмен опытом формирования слаженного творческого коллектива и превращения молодых специалистов в профессионалов оказался весьма полезен и для нас, и для театра. Именно поэтому мы сделали театру предложение о сотрудничестве, которое со временем переросло в настоящую дружбу. Думаю, в обычной жизни таким принципом руководствуется каждый из нас, выбирая себе друзей близких по духу, по мировосприятию.

Угнетенный доллар

Опять наоборот: падающая в Украине американская валюта на международном валютном рынке уверенно пошла в рост.
Несмотря на сложности в бюджетном процессе, сегодня доллар продолжит плавный спад на украинском валютном рынке, во многом за счет интервенций НБУ, предпраздничных настроений и вполне естественного желания взять паузу перед глубокой рецессией, усиление которой эксперты обещают в январе-феврале.
В среду, 24 декабря, на украинском межбанке котировки доллара сохранили умеренно нисходящий тренд. Американская валюта стартовала на уровне вторника (7,95-8,12 грн за единицу) и диапазон сразу сжался с ориентацией на максимум промежутка (8,05-8,10 грн). Национальный банк, несмотря на то, что предполагалось отказаться от интервенций, все же вышел на рынок с долларовым предложением по 7,77-7,81 грн за единицу, что придавило цены до 7,80-7,90 грн к закрытию торгов. Евро устремился к 11 грн (11,0896-11,3750 грн), но вслед за долларом просел до 11,2460-11,3460 грн за единицу и в финале сессии вышел на 10,9020-11,0720 грн. Впечатляюще упал российский рубль: с 0,28-0,30 грн в предыдущие пять торговых дней до 0,2680-0,2760 грн в среду. На четверг НБУ вновь снизил официальные курсы американской (до 7,79 грн) и европейской (10,909891 грн) валют, российский рубль получил 0,27226 грн за единицу. А на межбанке 25 декабря, торги открылись снижением котировок по доллару (7,60-7,95 грн) и евро (10,6479-11,1585 грн).
На наличном рынке цены в среду снижались до 7,90-8,30 грн продажа доллара и до 11,20-11,64 грн продажа евро, а в четверг они достигли 7,55-8,20 грн (доллар) и 10,33-11,53 грн (евро). Операторы в ответ на резкое снижение спроса на иностранную валюту сократили диапазон по американской денежной единице (между ценами покупки и продажи 80 коп) и оставили по-прежнему широким таковой по евро (1,20 грн в среднем между покупкой и продажей). На международном валютном рынке пара евро-доллар в среду колебалась в достаточно узком коридоре ($1,3915-1,4015), а в четверг с утра денежная единица США уверенно пошла в рост к европейской ($1,4014-1,4020).
Мировой фондовый рынок сегодня имеет широкий выбор: зависнуть, упасть или попробовать немного подрасти. В связи с Рождеством в Европе торги проводиться не будут, так что российские и украинские биржи смогут сыграть на внутреннем оптимизме. Вчера индексы на основных площадках двигались разнонаправлено, ведущую роль играли внутренние, локальные факторы, но в целом, исчерпав ресурсы для оптимизма, как реальные, так и иллюзорные, участники торгов плавно пошли на снижение. Европейский фондовый рынок переживал негативные корпоративные новости, участники торгов вновь активно скупали бонды, сессии закрылись с умеренным минусом в 0,21-0,93%.
Американский рынок акций так же умеренно рос за счет противоречивой макроэкономической статистики: сведения не позволяли сформировать цельного представления о том, углубляется кризис или стоит верить оптимистам (президенту Казахстана, например), что дно уже пройдено. Американцы предпочли следовать правилу: если не знаешь, что подумать — думай о хорошем. Поэтому предрождественские торги в США были завершены пусть на слабой, но все же мажорной ноте, в плюсе на 0,08-0,93%. Российский фондовый рынок, после резкого взлета во вторник, в среду показал столь же стремительный спад, главным образом из-за удешевления нефти и негативной международной реакции на газовый ОПЕК.
Глубина падения составила в среднем 2%, но участники торгов предполагают, что это лишь пролог ко второй волне усиления мировой рецессии, которую мировые эксперты ожидают к февралю, а в РФ из-за обвальных цен на нефть она может начаться со значительным опережением. Не играли в пользу российских акций и новости о дефицитном (впервые за 10 лет) государственном бюджете на 2009 год. Даже бодрые заявления президента Дмитрия Медведева впервые за последние три месяца не впечатлили участников рынка. Торги в четверг с утра начались на российских биржах снижением индексов в ответ на существенное падение цен на нефть 23 декабря (на 4%), в плюсе котировались только акции золотодобывающих предприятий. Индекс украинской ПФТС по итогам торгов 24 декабря снизился на 1,27%. На украинский рынок акций повлияли бюджетные дебаты, уходящие в политическую плоскость, и предновогодний спад деловой активности, вследствие чего количество и общий объем сделок ниже, чем в предыдущую неделю.
На нефтяном рынке цены сохранили нисходящий тренд, темпы спада ускорились: в среду, 24 декабря, черное золото подешевело глубоко за $40 ($36,63- 37,49), что является самой низкой отметкой с 13 декабря, а корзина ОПЕК сбросила более $2 ($2,43) и достигла текущего минимума в $34,49.

В Верховную Раду могут пройти сразу два новых блока

Новичками в парламенте могут стать Блок Арсения Яценюка и Блок Виктора Ющенко Наша Украина. Такие данные социологического исследования были озвучены сегодня представителем Центра Разумкова.
Continue reading