Архив метки: внешний долг

Украине подкинули $500 миллионов

Всемирный банк одолжил Украине полмиллиарда долларов и намекнул, что одолженные деньги лучше не разворовывать. А то хуже будет
Вчера, 22 декабря 2008 года, совет исполнительных директоров Всемирного банка (ВБ) утвердил третий кредит в размере $500 млн. на поддержку политики развития (ППР-III) Украины. Сегодня представительство Всемирного банка в Украине озвучило основные направления, на которые будет направлена финансовая поддержка, и сделало основные макроэкономические прогнозы для нашей страны на период до 2010 года.
Серия программных кредитов Всемирного банка ППР направлена на поддержку экономических реформ и улучшение инвестиционного климата в стране во времена серьезных экономических трудностей, вызванных, в частности, финансовым кризисом.
Как рассказал Багнету директор Всемирного банка по делам Украины, Беларуси и Молдовы Мартин Райзер, ссуда должна смягчить упадок экономики Украины, который наблюдается на данный момент и будет усугубляться ожидающей страну рецессией.
Но ясно, что для дальнейшего развития правительству страны нужно приложить больше усилий для внедрения в жизнь уже взятых обязательств…и углубления структурных реформ и реформ финансового сектора, — отметил Райзер.
По словам Пабло Сааведры, старшего экономиста ВБ, наиболее важными для Украины сейчас являются реформы в сфере предпринимательской деятельности, диверсификации торговли, земельных реформ, политики укрепления конкурентоспособности и энергетической безопасности.
Вместе с тем руководству страны необходимо понимать, что использовать кредит нужно крайне рационально и последовательно, делая очень жесткий выбор. То есть, адресатом одалживаемых Украине денег ВБ хочет видеть лишь наиболее нуждающиеся сферы экономики, хозяйствования или бизнеса. А выражаясь языком еще более понятным, — не допустить растрату (или разворовывание) одалживаемых нашей стране средств, которую привыкли практиковать украинские чиновники.
Ясное дело, что открыто сказать об этом Мартин Райзер не мог. Но даже на языке дипломатии опасения Всемирного банка относительно нецелевой растрате выделяемых Украине денег более чем красноречивы.
В Украине бюджет помогает всем. И все очень хотят иметь что-то от бюджета… И экономика, и парламентарии и все остальные…Но есть факт — скоро в стране будет рецессия. И очень важно, чтобы бюджетная политика не обещала все для всех, а помогала только тем, кому это ДЕЙСТВИТЕЛЬНО крайне нужно, у кого ДЕЙСТВИТЕЛЬНО нет ничего. Поэтому вам нужно делать очень жесткий выбор…Всемирный банк поддерживает только такую политику, — заявил Райзер.
Следующий кредит, по словам дипломата, Украина получит на развитие инфраструктуры. В частности, на строительство дороги Киев-Харьков. Всего в ближайшее время Всемирный банк планирует одолжить Украине еще $400 млн.
Проблемой 1 2009 года для населения Украины тотальное будет снижение зарплат.
Согласно макроэкономическим прогнозам, приведенным Всемирным банком, весь 2009 год экономика Украины будет пребывать в рецессии. При этом падение ВВП будет составлять 4%. В 2010 году реальный ВВП войдет в плюс и составит 2%. Рецессию, в которую экономика страны вошла в 4-м квартале 2008 года, повлек кредитный кризис, ухудшение условий торговли и снижение экспортного спроса.
Реальная заработная плата и занятость населения будет стремительно падать вплоть до 2010 года. Причем, по словам Райзера, украинцы пострадают больше от тотального снижения зарплат, чем от безработицы.
В мире сейчас происходит наибольшее экономическое падение, по крайней мере, самое большое из тех, которые я видел за всю свою жизнь…Украине необходимо приспособиться… а также ускорить экономические реформы, чтобы открыть путь малому и среднему бизнесу, — отметил Райзер.
Также, по прогнозам Всемирного банка, в следующем году инфляция в Украине составит 13,6%. Рост инфляции будут тормозить такие факторы, как колебание курса валют и колебание расценок на услуги жилищно-коммунального комплекса.
Кроме того в 2009 году, по мнению специалистов ВБ, увеличится внешний долг Украины, и пропорционально снизятся бюджетные доходы и расходы. И доходы, и расходы, будут равны 41,4% от ВВП, поэтому положительно, что базового дефицита бюджета для Украины в следующем году не будет. Однако в 2010-м дефицит составит -0,2%. В нынешнем году он составил -1%.

На новом витке спирали

События в сфере экономики и финансов в последние месяцы 2008 года напоминают печально известный 1998 год. Но по законам общественного развития все повторяется на новом витке спирали.
В 2007-м мировой кризис зародился в США, а не в Юго-Восточной Азии. Нестабильность мировых рынков отразилась на экономике Украины после распространения финансовых эффектов заражения на европейские страны, а не на Россию, как в 1998-м. Передаточным механизмом влияния нынешнего мирового кризиса на экономику Украины стали долги частного, а не государственного сектора экономики.
Вследствие изолированности банковского и реального секторов от мировых потоков капитала в 1998—1999 годах финансовый кризис в Украине был кризисом валютным. В 2008-м возникает принципиально иная ситуация: потрясения на отечественном финансовом рынке, начавшиеся с падения фондового рынка и девальвации гривни, угрожают перерасти в широкомасштабный экономический кризис, составляющими которого станут банковский и долговой кризисы.
В 2007—2008 годах предвестниками финансового кризиса были переоценка обменного курса и недостаточность международных резервов страны, привлечение значительных объемов иностранного капитала и формирование чрезмерной внешнедолговой нагрузки, быстрый рост банковских кредитов и финансирование за их счет непроизводительных расходов субъектов экономики, надувание пузырей цен на реальные активы и ценные бумаги отечественных эмитентов.
За девять месяцев 2008 года реальный эффективный обменный курс гривни повысился на 14,7%. Снижение ценовой конкурентоспособности отечественных производителей выливалось в наращивание дефицита текущего счета платежного баланса, достигшего 6,5% ВВП. Согласно оценкам МВФ, расчетное сальдо текущего счета для Украины, обусловленное действием фундаментальных экономических факторов, составляет около -2% ВВП.
По состоянию на 1 октября 2008 года, отношение международных резервов к краткосрочному внешнему долгу в Украине составляло 1,2, что существенно отставало от среднего показателя для стран с низким и средним уровнем доходов — 3,2. Относительно ВВП международные резервы Украины находились на уровне 19,3%, в то время как в странах с низким и средним уровнем доходов — 27% ВВП. В последние годы страны с формирующимися рынками почти 90% чистого привлечения иностранного капитала направляли на прирост международных резервов. В Украине в течение 2006—2007 годов это соотношение в среднем составляло 24,4%, а в первом полугодии 2008-го — 13,5%.
На сегодняшний день международные резервы Украины покрывают 75,7% суммы краткосрочных обязательств и платежей по долгосрочному внешнему долгу, приходящихся на 2009 год. Выплаты предприятий, банков и государства в счет погашения и обслуживания долгосрочного долга прогнозируются на уровне 15 млрд. долл. США. Кроме того, сумма краткосрочных внешних обязательств по состоянию на середину 2008 года составила 28,2 млрд. долл. Таким образом, Украина не удовлетворяет базовый показатель достаточности золотовалютных резервов — расширенный критерий Гринспена. Обострение мирового финансового кризиса мгновенно подняло на поверхность проблему отсутствия надежной подушки ликвидности в Украине.
Размер валового внешнего долга Украины по состоянию на 1 декабря с.г. по расчетам составляет 74,6% ВВП. По результатам эмпирических исследований, оптимальный уровень внешнего долга, гарантирующий сохранение финансовой стабильности и положительно влияющий на темпы экономического роста, не превышает 35% ВВП (см. табл.). В Украине чрезмерное привлечение внешнего заемного капитала привело к усилению уязвимости экономики, что сразу же запустило цепь дестабилизации финансовой системы, как только конъюнктура мировых товарных рынков ухудшилась, а мировой кредитный кризис распространился на страны Восточной Европы.
Беспрепятственное привлечение внешних займов и активизация иностранных банков на кредитном рынке Украины стали факторами стремительного роста банковских кредитов. По состоянию на 1 ноября 2008 года, сумма банковских кредитов, выданных в экономику, достигла 63,9% ВВП. Для Украины, исходя из размера среднедушевых доходов (по ППС валют), равновесный уровень банковских требований по кредитам составляет 37% ВВП, что в 1,7 раза меньше текущего уровня.
В соответствии с дефинициями финансовых кризисов, применяемыми в мировой практике, Украина уже прошла начальный этап валютного кризиса и находится на пороге кризиса банковского. При этом валютный кризис рассматривается как процесс изъятия международных резервов, потери стоимости национальной валюты более чем на 25% и изменения валютного режима. А системный банковский кризис — как процесс эрозии банковского капитала, массового изъятия депозитов, сокращения кредитной деятельности банков и масштабного вмешательства государства в деятельность банков.
Необходимость выполнения накопленных обязательств в условиях сокращения внешнего финансирования делает все более актуальными проблемы стабильности платежного баланса и избежания глубокого экономического спада. Ведь для осуществления расчетов с кредиторами предприятия-заемщики вынуждены будут сокращать затраты на ведение бизнеса и изымать собственные оборотные средства. В исторической ретроспективе изменение направления движения иностранного капитала оборачивалось для стран-заемщиц сокращением ВВП в среднем на 10%.
Механизмы возникновения и распространения кризисных явлений на финансовом рынке Украины выглядят следующим образом:
— значительный дефицит текущего счета сочетается с сокращением притока иностранных инвестиций и кредитов; в таких условиях в Украине формируется отрицательное сальдо платежного баланса (в октябре его величина достигла 4 млрд. долл.), что ведет к изъятию международных резервов и оказывает давление на курс национальной валюты;
— ухудшение ценовой конъюнктуры на мировых товарных рынках оборачивается для экономики сокращением экспортной выручки, уменьшением доходной части бюджета, осложнениями с обслуживанием внешних и внутренних кредитов у предприятий-экспортеров;
— отток иностранного капитала, бегство от национальной валюты и изъятие депозитов из банковской системы становятся причиной дестабилизации финансового рынка Украины и приводят к исчерпанию финансового потенциала экономического развития;
— снижение курса национальной валюты при существовании значительных валютных дисбалансов в банковском секторе, уменьшение реальных доходов населения и ухудшение финансового состояния предприятий приводят к снижению качества банковских активов, а изъятие внутренних депозитов и сокращение внешних заимствований — к сужению пассивной базы банковских учреждений.
Продолжение мирового кредитного кризиса и существенное присутствие иностранного капитала на рынке банковских услуг Украины обуславливают возможность импорта финансовой нестабильности иностранными банками. Доля банков с иностранным капиталом в активах банковской системы приближается к 50%, а чистая внешняя позиция Украины относительно международных банков составляет 9,5% ВВП.
Юридически транснациональные банки не несут ответственности по обязательствам дочерних структур и в кризисные времена могут оказывать им поддержку, руководствуясь мотивами сохранения репутации материнского банка. На сегодняшний день большинство материнских банков, присутствующих на финансовом рынке Украины (особенно шведские, итальянские и австрийские), вследствие негативного влияния глобальных кредитных факторов вынуждены уменьшать кредитование собственных дочерних структур. Такое положение дел повышает вероятность жесткой посадки украинской экономики.
Распространение международных эффектов заражения на экономику Украины происходит по следующим основным каналам:
— общие шоки: падение мировых цен на металлопродукцию и повышение спредов по долговым обязательствам стран с формирующимися рынками подрывают финансовое положение национальных производителей и ухудшают возможности обслуживания ими внешнедолговых обязательств;
— торговые шоки: стагнация экономик крупных торговых партнеров Украины уменьшает спрос на товары национального экспорта, что, в свою очередь, приводит к оттоку капиталов и падению цен на внутренние активы;
— финансовые шоки: кризисы в ведущих странах мира заставляют международных инвесторов реструктуризировать собственные портфели, исходя из требований ликвидности, риск-менеджмента и т.п.; в условиях общего снижения цен на активы инвесторы предпочитают сбрасывать наименее надежные активы с наиболее волатильной доходностью;
— информационные эффекты: валютный кризис в одной стране посылает сигналы спекулянтам о возможности девальвации валюты страны с похожими макроэкономическими характеристиками; девальвация валют восточноевропейских стран дала толчок к проведению спекулятивных атак на гривню.
Принятие избыточных рисков банками и предприятиями Украины объяснялось недееспособностью дисциплинирующих механизмов рынка и слабостью системы пруденциального регулирования. Свою роль сыграла также неэффективность систем внутреннего корпоративного управления.
Неадекватная система регулирования деятельности банков значительно усиливала их уязвимость к валютным, кредитным рискам и рискам пролонгации долга. Слабо управляемые процессы предоставления валютных кредитов заемщикам, не имеющим источников валютной выручки, и долгосрочных кредитов за счет краткосрочных обязательств, неадекватность резервов под кредитные риски и недокапитализированность банковских учреждений поставили банковскую систему на грань краха после девальвации гривни и подорожания внешних ресурсов.
Итак, нездоровая макроэкономическая среда, слабая защищенность корпоративного сектора экономики перед проблемами мировых рынков и негативное влияние глобальных факторов запустили маховик дестабилизации финансовой системы Украины, который со временем все болезненнее и с нарастающей скоростью будет травмировать ключевые сферы жизнедеятельности общества.
Для снижения остроты финансового кризиса первоочередное значение имеет взвешенная макроэкономическая политика и действенные структурные реформы в банковском секторе. Поддержка доступа банковских учреждений к источникам финансирования является ключевым условием смягчения последствий финансового кризиса в краткосрочной перспективе.
Международный опыт указывает на то, что в кризисных условиях центральные банки могут применять различные механизмы кредитования чрезвычайного положения и выполнять роль кредитора последней инстанции для банков.
Оказание финансовой поддержки Национальным банком неизбежно порождает проблемы морального риска среди банковских учреждений Украины. Для ее смягчения правительство и НБУ могут использовать такие механизмы, как наложение определенных ограничений на операции банков (особенно на валютном рынке), установление верхнего предела процентных ставок по депозитам, перенос расходов по финансовому оздоровлению банков на плечи их акционеров. Следует также как можно скорее начать процесс закрытия неплатежеспособных банков. Например, в Таиланде во время кризиса 1997 года была приостановлена деятельность 58 финансовых учреждений, в Корее — заблокированы операции 14 торговых банков.
Для отсечения необоснованного спроса банков на ресурсы центрального банка стоит заранее объявить о том, что в процессе реструктуризации и выбора банков, подлежащих ликвидации, основное внимание будет уделяться показателям ликвидности баланса и объемам обязательств банков перед НБУ.
Поддержание ликвидности в значительных объемах может применяться только в качестве временной меры до разработки и внедрения всеобъемлющей программы реструктуризации банковского сектора, во время которой платежеспособные банки будут подлежать рекапитализации, а неплатежеспособные — обанкротятся.
Законом Украины О первоочередных мерах по предотвращению негативных последствий финансового кризиса и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины предусмотрено создание стабилизационного фонда, средства которого могут использоваться на предоставление кредитов отечественным банкам и предприятиям с целью погашения, рефинансирования и обслуживания иностранных кредитов (займов). Однако схема рефинансирования внешних обязательств предприятий и банков, определенная этим законом, имеет серьезные финансово-организационные изъяны, сводящие на нет усилия по стабилизации валютно-финансовой ситуации в стране.
Во-первых, стабилизационный фонд не имеет реальных источников наполнения, поскольку при пятикратном падении фондового рынка Украины и обострении ситуации на мировых финансовых рынках продажа объектов государственной собственности по разумной цене выглядит маловероятной. А суммы размещения государственных ценных бумаг вряд ли окажутся достаточными для рефинансирования долговых обязательств правительства, не говоря уж о наполнении стабилизационного фонда.
Во-вторых, распорядителями средств стабилизационного фонда выступают Министерство финансов и Кабинет министров, которые не используют рыночные критерии для оценки платежеспособности предприятий и банков; не могут оперативно принимать решения о выделении кредитов и не имеют административных возможностей для мониторинга целевого использования предоставленных средств. Ограниченность ресурсной базы стабилизационного фонда и широкий перечень возможных направлений использования его средств приведут к тому, что он станет разменной монетой в руках олигархических групп, никоим образом не способствуя решению задач общегосударственного уровня.
На мой взгляд, в Украине целесообразно реализовать аналог российской системы рефинансирования внешних займов национальных предприятий и банков, основным субъектом которой будет выступать ОАО Укрэксимбанк в качестве кредитора заемщиков на международных рынках. Источником для предоставления кредитов Укрэксимбанком должны стать средства НБУ объемом до 10 млрд. долл. США, оформленные как депозит в Укрэксимбанке.
Кредиты Укрэксимбанка для рефинансирования внешних обязательств могут предоставляться отечественным предприятиям и банкам при выполнении ими следующих условий:
— рефинансированию подлежат кредиты и займы, отказ от погашения которых приведет к банкротству заемщика или потери существенной части его активов;
— финансовое положение заемщика подтверждает его способность своевременно и в полном объеме выполнять обязательства перед Укрэксимбанком;
— заемщик без использования кредитных ресурсов самостоятельно погашает не менее 25% суммы кредита (займа), подлежащего рефинансированию;
— по новым кредитам заемщик предоставляет залог, являющийся приемлемым для Укрэксимбанка.
Подписание соглашения стенд-бай с Международным валютным фондом и возможный прирост валютных резервов Украины на сумму 16,5 млрд. долл. США обеспечивают финансовую основу для реализации приведенной выше схемы.
По мере углубления кризисных явлений, когда поддержка ликвидности банковских учреждений не будет оказывать стабилизирующего эффекта, а сужение их пассивной базы будет продолжаться, возникнет потребность в чрезвычайных мерах, одной из которых является реструктуризация внешнего корпоративного долга. Последовательная и взвешенная реструктуризация долговых обязательств отвечает интересам как кредиторов (которые во что бы то ни стало стараются избежать убытков, связанных с дефолтами), так и заемщиков (не заинтересованных в потере доступа к внешнему финансированию). В мире в период 1970—1997 годов из 56 кризисов платежного баланса 35 сопровождались реструктуризацией внешнего долга.
Мировой практикой до сих пор не наработаны унифицированные механизмы реструктуризации внешних долгов корпоративных заемщиков, в отличие от долгов суверенных заемщиков (таких как Парижскому и Лондонскому клубу кредиторов). Частично это объясняется отсутствием универсальной, признанной мировым сообществом процедуры банкротства. Реструктуризация корпоративного долга регулируется на основе двусторонних соглашений между кредиторами и заемщиками, рамочные условия которых устанавливаются правительством учреждений-заемщиков и группой основных кредиторов.
В период азиатского кризиса 1997—1998 годов правительства стран базирования банков-кредиторов побуждали их к заключению соглашений с корпоративными заемщиками кризисных стран. Правительства банков-заемщиков, в свою очередь, инициировали переговорный процесс и предоставляли гарантии по внешним обязательствам банков.
Например, в январе 1998 года правительство Кореи при поддержке правительства США достигло договоренности с международными банками о реструктуризации межбанковских депозитов и краткосрочных кредитов банкам на 24 млрд. долл. Внешние обязательства корейских банков были реструктуризированы через предоставление новых займов сроком от одного до трех лет с процентной ставкой LIBOR + 2,25—2,75%. Корейское правительство гарантировало погашение 20 млрд. долл. новых займов. Выгодные условия для банков-заемщиков стали результатом компромисса между корейским правительством, правительствами банков-кредиторов и самими международными банками.
В Индонезии план реструктуризации внешних долгов распространялся на задолженность банков и нефинансовых предприятий. В июне 1998 года правительство Индонезии подписало Франкфуртское соглашение с международными банками о поддержке кредитных линий по торговым кредитам на уровне апреля 1998-го и реструктуризации межбанковских кредитов через оформление новых кредитов сроком от одного до четырех лет по процентной ставке LIBOR + 2,75—3,5%. Новые займы гарантировались центральным банком Индонезии.
Правительство Украины также должно играть активную роль в процессе установления договорных отношений между заемщиками и учреждениями-кредиторами относительно реструктуризации долговых обязательств. Во внешнеполитическом контексте стоит добиваться поддержки соответствующих мер правительствами стран базирования банков-кредиторов. Такая поддержка и взаимопонимание являются достаточно реальными с учетом того факта, что правительства кредиторов заинтересованы в сохранении стабильного финансового положения своих банков. Проведение взвешенной и последовательной реструктуризации внешнего корпоративного долга Украины предотвратит угрозу массовых дефолтов отечественных заемщиков и будет способствовать сбалансированию валютно-финансовых потоков страны.
Наиболее адекватным методом реструктуризации корпоративного долга Украины, предполагающим предъявление соответствующих требований к кредиторам, является его пролонгация на два-четыре года по ставкам, под которые были выделены первоначальные займы. Значительная часть ресурсов, переданных материнскими банками своим дочерним структурам, в общей сумме внешнего долга Украины облегчает задачу урегулирования внешнедолговых обязательств.
До переговоров с кредиторами о реструктуризации внешнего долга необходимо начать программу реструктуризации банковского сектора, что улучшит перспективы возврата отсроченных долгов и будет способствовать возобновлению внешнего финансирования субъектов экономики.
Программа реструктуризации банковского сектора должна основываться на следующих основных принципах: применение единых критериев идентификации жизнеспособных и нежизнеспособных банков, создание условий для выхода из капитала проблемных банков нынешних владельцев, стимулирование вливания капитала новыми частными инвесторами. Неотъемлемым элементом программ реструктуризации является вливание государственных средств в акционерный капитал банков.
В странах, переживших финансовые кризисы, расходы государственных средств на проведение реструктуризации банковской системы в среднем составляли 16% ВВП. Такие расходы во многих случаях были ниже потенциальных потерь от коллапса банковской системы, разрушения платежно-расчетной системы, замораживания кредитных операций и перекладывания значительной части убытков на банковских вкладчиков.
Участие государства в урегулировании банковского кризиса не ограничивалось пополнением капитала проблемных банков. В странах Юго-Восточной Азии к финансово неустойчивым банкам, которым не удавалось привлечь частных инвесторов, применялись такие меры государственного влияния, как национализация, принудительное слияние с другими банками, продажа иностранным инвесторам, передача под юрисдикцию компаний по управлению активами, ликвидация.
В Украине рекапитализация банков государством будет целесообразной только в том случае, если акционеры банков окажутся неспособными привлечь частный капитал. А со временем, когда угроза системного банковского кризиса исчезнет, эти национализированные государством банки могут быть снова приватизированы.
С рекапитализации банков должен начаться длительный процесс реструктуризации банковского сектора, в ходе которого будут расчищаться балансы, списываться безнадежная задолженность банковских заемщиков, приниматься меры по улучшению качества банковских активов. Достижение устойчивого финансового положения банков станет ключевой предпосылкой макрофинансовой стабилизации и возвращения сбережений в экономический оборот.
В 2009 году возникнет ряд специфических проблем, связанных с управлением внешним государственным долгом. В длительной перспективе, с учетом небольшого размера этого долга, платежеспособность правительства по прямым обязательствам не вызывает сомнений. Но в связи с пиковыми платежами по государственному долгу в следующем году страна может столкнуться с краткосрочными проблемами ликвидности (в счет погашения и обслуживания внешнего государственного долга должно быть выплачено 2,3 млрд. долл.). Спред EMBI+ Украина (премия в доходности внешних государственных облигаций Украины к гособязательствам США) к середине декабря составлял 24,5%, что делает невозможным привлечение ресурсов международного рынка капиталов и использование их для проведения долговых платежей.
Реструктуризация задолженности коммерческим кредиторам в 2000 году и официальным кредиторам в 2001-м исключают возможность реструктуризации государственного долга Украины в 2009-м. Кроме того, значительная часть внешних долговых обязательств правительства (45%) представлена еврооблигационными займами, реструктуризация которых возможна только при наличии положения о коллективных действиях в юридической документации на выпуск облигаций.
С учетом вышесказанного основными задачами управления государственным долгом Украины в 2008—2009 годах должны стать усиление сотрудничества с международными финансовыми организациями (МФО) и активизация внутреннего рынка государственных облигаций. Займы МФО в кризисных условиях станут весомым источником покрытия дефицита бюджета, будут способствовать стабилизации платежного баланса и оживлению инвестиционной активности в стране. Дополнительно см. по адресу http://www.zn.ua/img/st_img/2008/727/727-07_vo_send_rus.gif
Татьяна Вахненко (доктор экономических наук, Институт экономики и прогнозирования НАН Украины)

Купили по 9? Продавайте по 6

Курс продажи наличного доллара.
Падение гривни давало шанс заработать не только крупным банкам, но и маленьким украинцам, имевшим сбережения в валюте. Если у человека была хотя бы $1 тыс., то в четверг он мог получить за нее около 9 тыс. грн. Еще больше надеялись получить владельцы наличного евро, стоимость которого достигала 12-13 грн. Но простым смертным заработать на обвале гривни не удалось. Девальвация — это бизнес больших украинцев. В пятницу, когда коррупционный скандал вокруг Нацбанка (см. стр. 1-3) достиг точки кипения и стоимость валюты начала снижаться, многие ринулись продавать наличные евро и доллары. Банкиры и владельцы обменных пунктов быстро сориентировались и под любым предлогом отказывались покупать валюту. Нет гривен, — сказали корреспонденту 24 в обменнике банка Киев. У нас сейчас переоценка, скоро будут другие курсы, подождите, — ответила кассир Укрсиббанка, объясняя отказ купить валюту.
Такая игра мотивированна не только внезапным укреплением нацвалюты. В пятницу банкирам было выгоднее покупать доллары не у граждан, а у Нацбанка.
Главный банк страны скупил $142 млн. по курсу 8,65 грн./$. По традиции чиновники НБУ молчат о том, каким банкам так повезло теперь уже с продажей доллара.
Дальнейшее укрепление гривни в один голос прогнозируют и банкиры и чиновники. До конца года покупка будет в диапазоне 5,5-6,00, а продажа — 7,0-7,5 грн. — уверен заместитель председателя правления банка Финансы и Кредит Игорь Львов. Намечается разворот тренда в сторону более экономически обоснованного курса, — сказал руководитель группы советников НБУ Валерий Литвицкий. Более обоснованным президент ранее называл курс в диапазоне 5,7-5,8 грн.
Для таких оптимистичных прогнозов есть все основания. Если раньше НБУ продавал доллары раз в неделю, создавая тем самым искусственный дефицит валюты, то на следующей неделе регулятор пообещал продавать валюту каждый день, кроме четверга. Продавать доллар теперь будут и спекулянты, боясь дальнейшего обвала. Кроме того, что на рынке будет больше продавцов, станет и меньше покупателей. Например, Нефтегазу Украины теперь будут продавать доллары напрямую из НБУ, и должник Газпрома перестанет давить на курс гривни.
Впрочем, укрепление гривни вряд ли является долгосрочной тенденцией. В следующем году украинским компаниям и правительству нужно заплатить $29 млрд. по внешним долгам. Из них только в первом квартале — $6,7 млрд., сообщил в минувший четверг председатель совета НБУ Петр Порошенко. Такой громадный долговой навес является мощным фактором обесценивания национальной валюты. Поэтому нынешняя курсовая передышка (конец декабря — первая половина января) — временное послабление для тех, кого угораздило взять валютный кредит на квартиру или авто. А тем, у кого есть валютные сбережения, лучше придержать их на месяц-другой.

Рост дефицита текущего счета в ноябре замедлился

Кардинального улучшения состояния платежного баланса Украины в ноябре не произошло, но рост дефицита, как текущего, так и финансового счета замедлился по сравнению с октябрем, сообщил руководитель группы советников главы Национального банка Украины (НБУ) Валерий Литвицкий.
Кардинального улучшения состояния платежного баланса в ноябре не состоялось. Поэтому фундаментальный фактор девальвации обменного курса и в этом месяце действовал с мощной силой. В то же время дефицитное сальдо как текущего, так и финансового счетов увеличивалось медленней, чем в октябре.
Поэтому ноябрьский прыжок курса был спровоцирован по большей части факторами психологического происхождения, — сказал он агентству Интерфакс- Украина в понедельник.
По словам В.Литвицкого, экспорт и импорт в ноябре-2008 снизились в абсолютном измерении впервые с 90-х годов: в прошлом месяце импорт сократился на 5,6%, а экспорт — на 14,8%.
Хотя импорт по темпам падения доминировал над экспортом, отрицательное сальдо текущего счета росло медленнее, чем в октябре, — подчеркнул В.Литвицкий.
По его данным, в октябре дефицит текущего счета был на уровне месячного максимума в текущем году — $1,825 млрд, а в ноябре составил $1,594 млрд.
При этом, дефицит финансового счета в ноябре составил $1,678 млрд, против $2,136 млрд в октябре.
Руководитель группы советников главы НБУ отметил, что ажиотажный спрос на иностранную валюту в ноябре подогревалось политическими заявлениями парламентариев и публикациями в отдельных масс-медиа. Кроме того, оказывал влияние на рынок отток валюты из банковской системы и придерживание валютной выручки экспортерами. Продолжалось придерживание валютной выручки от экспорта, а ее поступление было меньше, чем использование для импорта на $1,5 млрд, — отметил В.Литвицкий.
По его словам, значения поступающей валютной выручки и валютных расходов на оплату импорта сблизились только в середине декабря: 15 декабря это соотношение было почти равным — потребности импорта было лишь на $11 млн больше, чем поступление валютной выручки.
Этот факт еще не дает надежных оснований для заявлений, которые звучат со стороны отдельных представителей Кабмина и работников Минфина, относительно перелома в движении платежного баланса в пользу экспорта и установления равновесия спроса на валюту и ее предложения. Но тенденция к балансированию становится обнадеживающей, — подчеркнул он.
В этой связи руководитель группы советников главы НБУ отметил важность противодействия возрастанию давления на курс избыточных расходов государственного бюджета, а также небезопасность резкого наращивания спроса на валюту со стороны компании Нафтогаз Украины (внешнего долг компания находится на историческом максимуме — $3,2 млрд).
Помимо того, по его мнению, для стабилизации ситуации необходимо внесение ясности в вопросы: цены на газ и его поставок в зимние месяцы; принятия бюджета на 2009 год; коалиции и переформатирования правительства.
По мнению В.Литвицкого, также необходимо снять опасения относительно необоснованного вмешательства государства в процентную политику коммерческих банков: принятие соответствующих законопроектов может блокировать возвращение кредитов и депозитов.
При этом, по оценке В.Литвицкого, правительству целесообразно сделать акцент в работе по исправлению платежного баланса на стимулирование экспорта, который в ноябре снизился втрое быстрее импорт.
Что касается импорта, то девальвация курса вместе с протекционистскими мероприятиями правительства в сфере таможенной политики были достаточно жестокими антиимпортными мероприятиями. Они дадут эффект замедления импорта и в следующие месяцы, — отметил он.
Вместе с тем, по его словам, Нацбанк должен продолжить усилия по нормализации ситуации на валютном рынке путем ужесточения доступа к рефинансированию через повышение ставок по кредитам овернайт.
При этом, по его словам, если правительство будет наращивать расходование средств со своего казначейского счета, то Нацбанку будет целесообразно приостановить рефинансирование банков на несколько дней. Этот шаг может стать безотлагательным, если возобновится тенденция превышения предложения валюты над спросом и вынудит регулятора покупать избыток ее в резервы, — подчеркнул В.Литвицкий.

Внешэкономбанк спасет ПИБ

На прошлой неделе наконец решилась судьба Проминвестбанка.
Как стало известно ДС, до конца 2008 г. 68% акций проблемного украинского финучреждения отойдут российскому Внешэкономбанку, который намерен в ближайший месяц-два взять ПИБ под полный контроль и назначить новое правление. По данным экспертов, покупка горе-банка обошлась ВЭБу в $250–300 млн, и еще на $600 млн он обязался нарастить его уставный капитал. Впоследствии финансисты рассчитывают на кредитную поддержку со стороны российского госбанка.
В минувший вторник было принято решение о дальнейшей судьбе Проминвестбанка. Как стало известно ДС, 16 декабря НБУ подписал меморандум об оздоровлении ПИБа с российским Внешэкономбанком. По нему ВЭБу достаются 68% акций, контролируемых сегодня австрийским холдингом Slav AG, который связывают с народными депутатами Сергеем и Андреем Клюевыми. На данный момент 34% акций Проминвестбанка принадлежат нескольким украинским ООО — Синергияфинанс, Сигнус, Приоритет-Буд и компании Бровары-Инвест, входящим в состав холдинга Slav AG. Еще 34% находятся под их управлением по доверенности, — разъяснил ДС текущую расстановку сил временный администратор ПИБа Владимир Кротюк. Эксперты оценивают стоимость этого пакета в $250–300 млн.
Как стало известно ДС, покупка Внешэкономбанком акций украинского финучреждения будет завершена до конца 2008 г. Меморандум предполагает несколько этапов проведения сделки. На первом будет выкуплено 68% акций, за ним последует дополнительная эмиссия: ВЭБ планирует увеличить капитал Проминвестбанка на $600 млн. Если учесть, что его уставный капитал сейчас составляет лишь 200 млн грн., то становится понятным, что по результатам допэмиссии россиянам будет принадлежать подавляющий пакет. Причем на все это сегодня отводится крайне малый срок — месяц-два. После покупки акций и увеличения капитала ПИБ покинет временная администрация НБУ и будет назначен новый председатель правления, который проведет кампанию по оздоровлению финучреждения.
Полагаю, ВЭБ поддержит украинский банк кредитными вливаниями. Стабилизация ситуации в ПИБе несколько разрядит обстановку во всей банковской системе, накалившуюся в последнее время, и повысит доверие вкладчиков к отечественным финучреждениям, — рассказал в интервью ДС член наблюдательного совета Энергобанка Вячеслав Юткин. Напомним, что до подписания меморандума владельцы холдинга Slav AG сорвали несколько сроков капитализации ПИБа: сначала они обещали увеличить капитал горе-банка 25 ноября, затем — 28 ноября, а в последний раз — 8 декабря. В конце концов срок выкупа акций не был продлен. И приказом временного администратора Проминвестбанка от 9 декабря 2008 г. эмиссия акций на 900 млн грн. была признана несостоявшейся, — сообщил ДС г-н Кротюк.
Эксперты не сомневаются, что еще до проведения допэмиссии Внешэкономбанку придется взять на себя длинный список обязательств перед НБУ по стабилизации работы ПИБа. Он будет утвержден после завершения аудита, который проводит сейчас компания DelloiteTouche USC. Наверняка под этими обязательствами будет подписываться уже новый председатель правления. Ожидается, что им станет один из топ-менеджеров российского ВЭБа, который сформирует команду из украинских банкиров. Согласно оптимистическим прогнозам на стабилизацию Проминвестбанка при условии серьезных капитальных вливаний Внешэкономбанка у новых владельцев уйдет шесть-восемь месяцев, пессимистическим — год-полтора.
Справка
Внешэкономбанк, являющийся правопреемником Внешэкономбанка СССР, был создан в 1924 г. В 2007 г. его преобразовали в государственную корпорацию Банк развития и внешнеэкономической деятельности (Внешэкономбанк). 100% ее акций принадлежат правительству РФ. На сегодняшний день ВЭБ является агентом российского Кабмина по обслуживанию внешнего долга, взысканию кредиторской задолженности бывшего СССР, управлению средствами Пенсионного фонда РФ, а также по предоставлению займов и гарантий российским экспортерам. На 1 декабря капитал ВЭБ составил 262,5 млрд руб. ($9,5 млрд), а чистые активы — 534,5 млрд руб. ($19,3 млрд).

Денежный тромб (Контракты)

Украинская экономика на пороге кризиса неплатежей. Возврат к временам бартера маловероятен, хотя неплатежи усугубят спад в экономике в следующем году.
Константин Кравчук
Украинская экономика на пороге кризиса неплатежей. Возврат к временам бартера маловероятен, хотя неплатежи усугубят спад в экономике в следующем году
Предприятия перестали вовремя платить за энергоносители, жалуются представители компаний-поставщиков. В ноябре энергопоставляющие компании перечислили оптовому рынку электроэнергии 95,2% за ток (в октябре платежи составили 97,7%). Ухудшилась ситуация и с расчетами за газ. В январе-ноябре этого года производители тепла оплатили компании Газ Украины 69% приобретенного топлива (за аналогичный период минувшего года — 80%). Кроме того, осенью начали быстро увеличиваться долги по зарплатам. Если с января по август просроченные обязательства работодателей перед персоналом возросли всего на 4% — до 695,2 млн грн, то за следующие два месяца они увеличились уже на 50% — до 1,044 млрд грн. Наибольшие темпы прироста задолженностей по зарплатам составили: в строительстве — +37,8% (за октябрь), промышленности — +27,6%, отельном и ресторанном бизнесе — +56,5%.
Работодатели не выдерживают сроков оплаты труда не только в промышленных регионах, которые первыми пострадали от экономического спада, но также в столице и аграрных областях.
По данным Госкомстата, общий размер невозвращенных своевременно долгов в экономике начал медленно расти еще в начале этого года. С января по сентябрь просроченная дебиторская задолженность предприятий увеличилась на 10,6% — до 61,7 млрд грн.
По мнению экспертов, начавшийся экономический спад грозит ускорить процесс увеличения задолженностей. Уровень расчетов за электроэнергию, скорее всего, будет снижаться из-за остановки или уменьшения производства на крупных предприятиях. Эти потребители раньше часто платили наперед, и вытягивали общий уровень оплаты в трудные периоды, — сетует сотрудник Национальной комиссии регулирования электроэнергетики. Еще одна вероятная причина неплатежей — увеличение задолженностей населения перед поставщиками коммунальных услуг, что отразится и на предприятиях других отраслей. Зимой оплата жилищно-коммунальных услуг обычно ухудшается. Сегодня сотрудников многих компаний сокращают или отправляют в неоплачиваемые отпуска, поэтому, по всей видимости, население будет платить значительно меньше, — прогнозирует Василий Юрчишин, директор экономических программ Центра им. Разумкова.
При этом устроить тромбы в цепочках платежей с помощью банков будет сложно.
Многие финансовые учреждения испытывают дефицит ликвидности, они также сталкиваются с неплатежами — по кредитам. На 1 октября доля проблемных займов в кредитном портфеле банков составляла 1,7%; к 1 ноября она увеличилась до 1,79%; на 10 декабря, по словам главы Нацбанка Владимира Стельмаха, составляет уже около 2,0%. Финучреждениям стало труднее возвращать просроченные кредиты путем продажи залога: на сайтах некоторых банков появились объявления о продаже залогового имущества должников, прежде всего автомобилей.
Проблемы с платежами были одной из ключевых проблем в экономике Украины во время спада 1990-х. На 1 января 2000 года просроченная дебиторская задолженность компаний составляла 76,95 млрд грн — 59% ВВП: предприятия зачастую рассчитывались с помощью бартера, взаимозачетов, векселей. За период экономического роста долговая проблема почти исчезла — на 1 октября этого года просроченная дебиторская задолженность сократилась до 8,7% ВВП.
По мнению экспертов, возврат к временам бартера маловероятен, хотя неплатежи усугубят спад в экономике в следующем году. Пока у компаний есть запас прочности. Предприятия-должники могут, например, продать часть активов, — считает Василий Юрчишин. Масштаб неплатежей будет зависеть от продолжительности и глубины экономического кризиса.
Проесть все
Основная причина глубокого экономического кризиса в Украине — мощный поток капитала направлялся не в производство, а на потребление
Экономика Украины растет быстро, но простые граждане не ощущают этого на своем кармане, беспокоился семь лет назад бывший премьер Анатолий Кинах. Нужен переход от количественных показателей ВВП к качественным индикаторам роста благосостояния украинцев, — заявлял Кинах летом 2001 года, спустя два года после начала экономического подъема в стране. Желание экс-премьера сбылось: с 2001 по 2008 год реальные доходы наших граждан увеличились втрое, а потребительские рынки пережили настоящий бум. Однако оказалось, модель экономики, которая стимулировала быстрый рост зарплат, была начинена миной замедленного действия: страна оказалась в числе государств, наиболее пострадавших от мирового финансового кризиса.
Не хочу производить, хочу торговать
В течение последних нескольких лет структура отечественной экономики немного приблизилась к модели развитых держав, хотя по уровню доходов Украина продолжает занимать крепкие средние позиции в группе развивающихся государств. Сфера услуг в Украине росла значительно быстрее, чем производственный сектор. По данным Госкомстата, с 2001 по 2007 год доля услуг (включая госучреждения) в ВВП Украины увеличилась с 44,7% до 51,7%, в промышленности — лишь с 27,1% до 28,2%. При этом доля сельского хозяйства в ВВП за семь лет рухнула с 14,4% до 6,6%. Очень высокая доля сферы услуг в экономике характерна для постиндустриальных государств. К примеру, доля услуг в ВВП США достигает 80%, Германии — 70%, хотя по размерам экономики Украина далеко не дотягивает до развитых стран. По данным МВФ, по величине ВВП на душу населения страна занимает 92-е место в мире с показателем $6,968 за год (по паритету покупательной способности в 2007-м).
Некоторые эксперты называют модель экономики, которая формировалась в Украине в течение последних лет, потребительской или импортно ориентированной. Эта модель предусматривает быстрое увеличение социальных выплат из бюджета — темпами, которые превышают рост объемов внутреннего производства. В результате, чтобы удовлетворить растущий спрос, необходимо увеличивать импорт, — объясняет Александр Рябченко, директор Международного института приватизации, управления собственностью и инвестиций. К стремительному увеличению потребительского спроса вела не только политика властей. Рост доходов бюджета был бы невозможен без благоприятной конъюнктуры на внешних рынках. В 2003-2007 годах значительно повысились цены на продукцию украинских экспортеров, прежде всего металлургических и химических предприятий и аграрных компаний, что привело к увеличению их прибыли и выплат в госбюджет. Кроме того, в 2005-2007 гг. в Украину устремился мощный поток зарубежных займов и инвестиций. Страна купалась в деньгах: за четыре года, с июля 2004 по июль 2008 года внешний долг отечественных компаний и банков увеличился в 6,5 раз — с $12,963 млрд до $84,899 млрд (с 25,8% ВВП до 57,7% ВВП). А прямые иностранные инвестиции в Украину с января 2004 по июль 2008 года выросли в 5,5 раз — до $37,622 млрд.
Значительная часть средств направлялась на потребление через опережающий рост зарплат и кредитов. В 2000-2007 гг. ВВП Украины увеличился на 77,4%, а реальные доходы наших граждан (с поправкой на инфляцию) — на 180,8%. Банки активизировали кредитование населения: только с января 2005 по октябрь 2008 года объем займов, выданных украинцам, увеличился в 16 раз, тогда как компаниям — всего в пять раз. Доля физлиц в кредитном портфеле банков подскочила за это время с 16,7% до 37,6%. Рост спроса привел к увеличению импорта и бурному развитию сферы услуг — оптовая и розничная торговля, операции с недвижимостью, транспорт, реклама. Поток финансирования в украинскую экономику был настолько большим, что страна не могла переварить его, и как результат — взлет цен на товары и услуги, зарплатный бум.
В течение семи лет благоприятная внешняя конъюнктура и увеличивающийся потребительский спрос позволяли Украине поддерживать высокие темпы роста экономики. Среднегодовое увеличение украинского ВВП в 2000- 2007 годах составляло 7,4%, что превышало показатели большинства стран Восточной Европы (кроме Литвы, Латвии и Эстонии). Однако в условиях мирового финансового кризиса эта модель развития экономики оказалась неустойчивой.
Кризис в значительной степени перекрыл главные источники поступлений денег в Украину — займы и инвестиции, а также валютную выручку экспортеров. Рост потребления обеспечивался во многом не за счет внутренних финансовых ресурсов страны, а за счет внешний займов. Пока банки и предприятия могли получать кредиты из-за рубежа, потребление развивалось, но с наступлением кризиса спрос перестал расти и начал сокращаться, — отмечает экономист Международного центра перспективных исследований Александр Жолудь.
Выяснилось, что продукция украинских предприятий-экспортеров, которые в основном используют устаревшие энергоемкие технологии, уступает зарубежным аналогам. По данным Всемирной ассоциации стали, если в октябре выпуск металлопродукции в мире сократился на 12,4%, то в Украине — на 48,7% (по сравнению с октябрем минувшего года). В октябре промышленное отечественное производство упало на 19,8% — наихудший показатель по регионам СНГ (в среднем сокращение в странах Содружества составило 2%). Уменьшение валютной выручки и внешних займов привело к резкому падению курса гривни — более чем на 60% (с августа по декабрь). Как следствие, пострадали не только промышленность, но и остальные сектора экономики — в октябре украинский ВВП сократился на 2,1%, Минэкономики прогнозирует его падение на 5%.
Мимо кассы
Развитие экономики за счет быстрого прироста внешних долгов не могло продолжаться бесконечно. Стремительный рост импорта, который все больше опережал экспорт, а также неизбежное замедление темпов привлечения кредитов рано или поздно должны были негативно повлиять на экономику. Мировой финансовый кризис лишь ускорил этот процесс, буквально за месяц, превратив экономический рост в спад. По мнению экономистов, Украина оказалась очень уязвима перед кризисом из-за недостаточных инвестиций в базовые отрасли — промышленность и сельское хозяйство. Слишком большая часть поступавших в страну денег направлялась на потребление, а не на реконструкцию предприятий- экспортеров и строительство новых производственных мощностей. Мы продаем за рубеж в основном продукцию низких переделов. Когда мировая экономика растет, спрос на нее высок, но в случае кризиса потребность в такой продукции падает в первую очередь, а восстанавливается — в последнюю.
Поэтому мы вошли в кризис раньше, чем другие страны, и выходить будем позже, — полагает экономист Александр Пасхавер.
Однако, по данным Госкомстата, объем инвестиций в основной капитал в Украине в последние годы был высоким — он увеличился с 20,6% ВВП в 2003-м до 27,5% ВВП в минувшем году. Это меньше, чем у КНР, — в 2003-2006 гг.
инвестиции в структуре ВВП Китая достигали от 41% до 43,2%. Но Украина значительно превзошла показатели других крупных развивающихся государств: к примеру, в России доля вложений в основной капитал в 2007-м составила только 21,4% ВВП, в Польше — 21,6%.
Причина уязвимости украинской экономики заключается в том, что инвестиции направлялись в основном в сферу услуг. К примеру, в 2007 году доля вложений в основной капитал промышленности составила всего 34,1% от общих инвестиций, в сельское хозяйство — 5,1%. В то же время в операции с недвижимостью и строительство было вложено 23,7% инвестиций, в транспорт и связь — 16,8%, в торговлю — 9,4%. По словам Александра Жолудя, значительная часть средств, которые направлялись в промышленность, шла на поддержание в работоспособном состоянии устаревшего оборудования, а не на создание новых конкурентоспособных производств.
Некоторые эксперты полагают, что к спаду экономики приложились крупные предприниматели, которые не инвестировали в промышленность, снимая сливки с дешево приватизированных предприятий, и не занимаясь их реконструкцией.
Многие собственники промышленных гигантов стремились диверсифицировать свой бизнес, инвестируя в сферу услуг. В частности, Ринат Ахметов вкладывал средства в мобильную связь, розничную торговлю и отельный бизнес. Владельцы Запорожстали тратили деньги на супермаркеты, а Мариупольский меткомбинат им. Ильича — на создание сельскохозяйственной империи. Впрочем, недостаточное количество инвестиций в базовые отрасли было закономерным. С одной стороны, вложения в торговлю, недвижимость и сектор услуг окупались быстрее. С другой — риски для долгосрочных инвестиций в Украине были слишком высоки из-за политической нестабильности, проблем с гарантированием прав собственности и административных барьеров для бизнеса. Государство не создало среду для инновационной деятельности. Если предприниматели не вкладывали деньги в модернизацию предприятий, значит, они находили своим капиталам лучшую сферу применения, — полагает Александр Пасхавер.
Равнение на Запад
Теперь многие экономисты говорят, что Украине нужно перейти от потребительской модели развития экономики к производственной. Она предусматривает поддержку экспортеров, а также медленное повышение уровня оплаты труда. В итоге такая политика приводит к укреплению национальной валюты, — отмечает Александр Рябченко. Для этого правительству необходимо стимулировать увеличение экспорта и сокращение импорта. Власти уже начали делать шаги в этом направлении — разработаны законопроекты о повышении пошлин на некоторые импортные товары. Содействовать развитию внутреннего производства будет и снижение курса национальной валюты. Девальвация гривни приведет к существенному уменьшению стоимости рабочей силы в Украине. В октябре средняя зарплата в стране составляла 1917 грн — $253 по курсу на 10 декабря. Теперь она ниже, чем в Китае, где по итогам 2007 года средняя зарплата за месяц достигла $305,5.
Однако быстрый рост в отечественной промышленности в ближайшие годы, по всей видимости, невозможен. Девальвация национальной валюты не поможет удешевить импортное оборудование, сырье и материалы, которые составляют значительную часть в структуре себестоимости украинских товаров.
Простаивающие сегодня без заказов украинские меткомбинаты специализируются на производстве полуфабрикатов и не выпускают многие виды металлопроката, которые нужны отечественным машиностроительным предприятиям, например, автомобильный лист — его приходится ввозить из-за рубежа. Создание же производственных цепочек потребует больших инвестиций, но они невозможны во время финансового кризиса. Кроме того, пока не исчезли и политические риски. После завершения финансового кризиса иностранные инвестиции и займы устремятся в Украину и, как и прежде, будут стимулировать развитие потребительских рынков, обеспечивающих высокий и, главное, быстрый доход, полагает Александр Жолудь.
Впрочем, после кризиса украинская экономика может развиваться и по другим сценариям. Возможно, локомотивом экономического роста Украины станет аграрный сектор, потенциал которого слабо использовался в последние годы.
Сейчас вообще рано говорить об экономической модели, надо сначала предотвратить коллапс экономики, — предупреждает Александр Рябченко. — Он может быть связан с обвалом курса гривни, который во многом вызван паникой и спекуляциями, а также безработцей, разрастание которой может вызвать социальный взрыв. Дополнительно см. по адресу http://kontrakty.com.ua/show/rus/article/4/50200811331.html

Неравный обмен

Почему банкам невыгодна конвертация валютных кредитов в гривню.
Министерство финансов предложило банкам пересчитывать инвалютные кредиты по курсу ниже рыночного
Вначале декабря был разработан проект Меморандума о совместных действиях НБУ, Минфина и коммерческих банков для поддержания финансовой системы Украины. В числе предложенных чиновниками этих структур мер — полная или частичная конвертация выданных населению и компаниям валютных кредитов в гривню. Министерство финансов предложило банкам пересчитывать инвалютные кредиты по курсу ниже рыночного (на текущий момент), но все же выше того, который действовал во время предоставления кредита. Таким образом, считают в министерстве, банкиры облегчат жизнь валютным заемщикам, для которых кредиты подорожали почти на 50% вследствие осенней девальвации гривни.
Правда, при переводе инвалютных займов в гривневые банкам разрешат пересмотреть процентные ставки по таким ссудам, повысив их до уровня гривневых процентов, действовавших на момент предоставления кредита.
Не исключено, что новые меры будут способствовать дедолларизации украинской экономики: еще летом 2008-го НБУ подготовил проект Концепции валютной политики, рассчитанной на много лет, в котором регулятор заявил о необходимости окончательного закрепления за гривней статуса не только единого инструмента платежей в Украине, но и меры стоимости товаров. Одной из своих задач в рамках Концепции Нацбанк определил переход к банковскому кредитованию населения и предпринимателей исключительно в национальной валюте.
Возможно, если банкам разрешат конвертировать валютные кредиты в гривневые, некоторые финучреждения воспользуются этой мерой, но, скорее всего, предоставят льготы лишь избранным клиентам, тогда как большая часть долларовых заемщиков продолжит платить по ссудам в валюте. Большинство украинских крупных и средних финучреждений (и даже некоторые мелкие) в 2006- 2007 гг. выдавали валютные кредиты населению и компаниям за счет средств, привлеченных на зарубежных рынках. В следующем году банки должны выплатить по еврооблигациям и синдицированным кредитам по меньшей мере $3 млрд. При этом многие финучреждения получали ссуды под плавающие ставки, которые с тех пор значительно выросли — с 4-7% годовых до 10-13%. В таких условиях банкам явно невыгодно переводить инвалютные кредиты в гривневые, да еще и по курсу ниже рыночного, ведь покупать доллары для расчетов по внешним долгам придется по рыночному курсу. При этом повышение ставок по конвертированным кредитам до уровня гривневых ставок образца 2006-2007 гг. не компенсирует потери банков на курсовой разнице: проценты по новым (конвертированным) и старым (долларовым) кредитам будут отличаться всего лишь на 5-8 процентных пунктов.

Внешний долг Украины

Внешний долг Украины
По данным Национального банка Украины, валовый внешний долг Украины в июле-сентябре 2008 года увеличился на 7,6%, или $7,425 млрд. — до $105,429 млрд.
За 9 месяцев текущего года внешний долг увеличился на $50,9 млрд., в т. ч. за III квартал — на $7,425 млрд. В частности, внешний долг сектора госуправления за январь-сентябрь увеличился на $1,259 млрд. — до $14,153 млрд.
Внешний долг украинских банков увеличился с $14,089 млрд. до $42,117 млрд. При этом объем краткосрочных обязательств увеличился на $6,419 млрд. — до $12,884 млрд., долгосрочных — на $21,609 млрд. до $29,233 млрд. Внешний долг украинских банков за июль-сентябрь увеличился на $3,684 млрд.
Внешний долг других секторов за 9 месяцев текущего года увеличился на $19,633 млрд. — до $44,339 млрд.
Примечание. См. приложение.

Неподконтрольность соблазняет,или На чем зарабатывает Национальный банк Украины

Согласно Конституции нашего государства (ст.99) основной функцией НБУ является обеспечение стабильности национальной денежной единицы — гривни. Закон Украины О Национальном банке Украины (ст.2) определяет НБУ особым центральным органом государственного управления.
Противоречия между Конституцией и Законом Украины О Национальном банке Украины
Прежде всего важно отметить противоречие между законом о НБУ и Основным Законом страны. Это главным образом касается места и роли центрального банка во властной иерархии страны, который конституционно обязан только обеспечить стабильность национальной валюты, а в действительности является никому не подконтрольным учреждением, которое вправе решать беспрецедентно широкий комплекс проблем и влиять на разнообразие процессов, непосредственно влияющих на национальную безопасность страны.
У нас есть все основания утверждать, что закон о НБУ наполнен таким содержанием и построен редакционно таким образом, что, с одной стороны, его особенности как центрального органа государственной власти сведены до абсолюта и являются беспрецедентными, с другой стороны, положение о том, что деятельность центрального банка Украины определяется другими законами, не взято во внимание в принципе, т. е. фактически проигнорировано. По смыслу прерогатив и привилегий, набором функций и полномочий законодатель вышел за пределы, определенные и очерченные содержанием статей 99 и 100 Конституции Украины. Нынче НБУ владеет беспрецедентным, с точки зрения мировой практики, правовым статусом.
Об этом свидетельствует, в частности, ст. 53 закона о НБУ Гарантии невмешательства, которая гласит: Не допускается вмешательство органов законодательной и исполнительной власти (подчеркнуто мной. — А. К.) или их должностных лиц в исполнение функций и полномочий Совета Национального банка или Правления Национального банка иначе, чем в пределах, определенных этим Законом. А согласно закону (ст.9) Совет НБУ разрабатывает, не согласовывая ни с парламентом, ни с Кабинетом Министров, Основные принципы денежно-кредитной политики и вносит их Верховной Раде Украины лишь для информирования. Совет НБУ сам разрабатывает и сам осуществляет контроль за выполнением Основных принципов денежно-кредитной политики. Если в цивилизованных странах центральные банки находятся в прямой подчиненности министерству финансов или государственному казначейству, то в Украине центробанк владеет абсолютной независимостью.
Именно из-за этого денежно-кредитная и валютная политика центрального банка настолько закрыта и непрозрачна, что фактически представляет собой черный ящик, расшифровать который недоступно ни парламенту страны, ни Кабинету Министров, не говоря уже об официальных контролирующих органах государства (Счетной палате, Контрольно-ревизионном управлении Украины).
Законодательно установленные льготы и преференции НБУ
Согласно ст. 5 Получение прибыли не является целью деятельности Национального банка. Чтобы в достаточной степени представить, какими уникальными возможностями по получению прибыли владеет НБУ и какими при этом пользуется правами, льготами и преференциями, просто перечислим то разнообразие деятельности и финансовых операций, которыми НБУ вправе заниматься и, по каким, в соответствии со статьей 42 закона о НБУ, имеет право устанавливать плату. У нас есть все основания считать, что скрупулезным анализом внесенных в закон разновидностей деятельности и операций (коммерческих по своей сути), которые активно и, необходимо признать, с пользой для себя осуществляет наш центральный банк, до сих пор никто не занимался.
Весьма важно обратить внимание на пункт 7 статьи 42: НБУ торгует на внутреннем и внешнем рынках без квотирования и лицензирования памятными и инвестиционными монетами из драгоценных металлов, также без лицензирования и за пределами каких бы то ни было квот покупает и продает банковские металлы, драгоценные металлы и камни и др. драгоценности. В таком же свободном режиме НБУ открывает собственные корреспондентские и металлические счета в зарубежных банках, покупает и продает валютные ценности с целью монетарного регулирования.
Довольно показательной, по признакам полной бесконтрольности (читай — безответственности), которой законно пользуется центральный банк, есть статья 50 закона о НБУ Внереализационные валютные доходы и убытки.
Процитируем ее ключевые позиции для того, чтобы представить те колоссальные возможности и свободы, которыми наделил себя центральный банк государства: Доходы и убытки Национального банка, связанные с изменением оценки активов и пассивов, представленных в виде банковского золота и иностранной валюты, специальных прав заимствования (СПЗ), в связи с изменениями курса иностранных валют и цены золота … не учитываются при расчете годового дохода Национального банка.
К сожалению, только в Украине имеет место фактическое присвоение центральным банком не только всего золотовалютного резерва государства, но и важнейшего общенационального актива — гривневой эмиссии. НБУ занимается рефинансированием коммерческих банков, имея от торговли гривней постоянную и ощутимую выгоду. На сегодняшний день вся сумма гривневой эмиссии не отражается на балансе НБУ как его финансовые обязательства перед государством. Наоборот, новорожденная гривневая масса (важнейший национальный актив) тут же фиксируется в пассиве баланса НБУ, т. е. в качестве собственных средств. Бесконтрольно, по своему усмотрению, торгуя сэмитированными деньгами, центральный банк постоянно получает гигантские прибыли, не делясь с государственным бюджетом.
Каждый мало-мальски осведомленный в экономике и коммерции человек, не говоря уже о парламентариях и правительственных чиновниках высокого ранга, может оценить те колоссальные легальные и теневые возможности, которыми сейчас эксклюзивно владеет центральный банк страны и его руководство. Этим, очевидно, объясняется жесткая борьба среди парламентариев за право быть членом Совета НБУ.
Принципиальный запрет финансово помогать государству на случай острой необходимости
Закон о НБУ был принят в тот период, когда Украина после перенесенной гиперинфляции безоговорочно подчинялась советам и требованиям МВФ и Всемирного банка. Именно под давлением этих последних и при всестороннем потакании парламентского лобби Украина законодательно отказалась от использования собственных эмиссионных ресурсов для решения общегосударственных проблем. Это было принципиальным условием предоставления так называемой помощи со стороны международных финансовых учреждений. Поэтому в действующем законодательстве заложен принципиальный запрет помогать государству на случай острой необходимости.
Так, закон о НБУ содержит статью прямого действия (с.54), которая запрещает центральному банку предоставлять прямые кредиты как в национальной, так и в иностранной валюте на финансирование затрат государственного бюджета Украины.
Для того, чтобы узаконить подобный источник своего дополнительного финансирования (которое, по сути, обескровливает бюджет государства), НБУ, в тесном партнерстве с МВФ, заставил украинскую власть принять нормативный акт высшей юридической силы — Закон Украины О реструктуризации долговых обязательств Кабинета Министров перед Национальным банком Украины (N 1697- ІІІ от 20 апреля 2000 г.), который, по нашему убеждению, жестко работает против национальных интересов. С момента принятия этого закона (ст.1) задолженность по отсроченным кредитам, предоставленным правительству за счет так называемой кредитной эмиссии, стабильно зачисляется на внутренний государственный долг Украины (выделено мной. — А. К.).
Если исходить из того, что государственный внутренний долг гарантируется всем имуществом, находящимся в общегосударственной собственности, то НБУ, осуществляя так называемую кредитную эмиссию, таким образом приобретает соответствующие права на общегосударственное имущество. Получается, что самый большой внутренний долг украинское государство накопило перед своим же Национальным банком. По здравому смыслу — это экономико-правовой нонсенс. Вот цена недопустимой безопасности со стороны законодателя.
Ни одна страна не будет процветать, если будет возлагать надежду на удовлетворение нужд собственного народа за счет внешних поступлений — как денежных, так и товарных.
Проблемы с размещением валютных резервов страны
В этом смысле логичен вопрос: где, наконец, те золотовалютные резервы, которые государство по всем правилам обязано всячески консолидировать и монопольно (с наивысшим КПД) использовать в интересах страны и общества? А нынешний финансовый кризис как раз и нуждается в эффективном использовании накопленных золотовалютных резервов для послабления негативных последствий для национальной экономики.
Как оказалось, вопрос слишком сложный для честного ответа со стороны центрального банка государства, и информация по нему настолько закрыта для украинцев, но не для МВФ и других заинтересованных зарубежных инстанций, что не остается ничего иного, как обратиться к интернет-источникам и другим СМИ.
Само бесконтрольное размещение валютных резервов, явно убыточное юридическое сопровождение этого крайне важного процесса привели к тому, что в 2008 г. с первыми же проявлениями мирового финансового кризиса, как информируют некоторые СМИ, как минимум 12 млрд. долл. США валютных резервов НБУ оказались замороженными, т. е. недоступными для украинского государства. Эта сумма оказалась на счетах обанкротившегося банка Lehman Brothers. А на счетах не очень известного американского банковского ритейлера Wachovіa (который вскоре был поглощен более сильным конкурентом — Wells Farqo) было сконцентрировано 1,25 млрд. долл. украинских валютных запасов.
Характерно, что договора по размещению золотовалютного резерва Украины были редакционно составлены под диктовку зарубежных консультантов (которые уже продолжительное время находятся в НБУ и Минфине), и соответствующие права украинского инвестора были подчинены зарубежному законодательству. Именно поэтому, как оказалось, в силу юридической доверчивости руководства НБУ зарубежным советникам и собственного финансово-правового невежества валютные резервы украинского государства не могут быть использованы в Украине во время самой острой необходимости.
Приведенные противоправные (даже по критериям здравого смысла) действия НБУ не являются каким-то единичным прецедентом. Украинский центральный банк неоднократно осуществлял сомнительные, если не сказать преступные, операции с золотовалютным резервом, которые нанесли ущерб финансовой безопасности Украины. Вспомним в этой связи результаты проверки Специальной комиссии Верховной Рады под руководством В. Суслова. Достаточно напомнить рискованное размещение почти всего государственного резерва в малоизвестном кипрском банке в 1997 году, когда на эти средства были приобретены украинские ОВГЗ с прибыльностью около 60 процентов годовых и не установлены до сих пор лица, которые, приобретя долговые обязательства Украины за ее собственные средства, присвоили не менее 400 миллионов чистой прибыли за счет отечественных налогоплательщиков.
В ноябре 1998 года в Верховной Раде Украины заслушивался вопрос о выявленном факте размещения значительной части валютных резервов НБУ в банке Креди Свисс Ферст Бостон (Кипр) Лимитед. Главное обвинение заключалось в том, что НБУ разместил 700 млн. долларов из своих валютных резервов в ненадежном банке, находящемся в оффшорной зоне (Кипр). В докладе представителя СБУ на заседании Верховной Рады отмечалось, в частности, что из всего состава учредителей этого банка есть сведения лишь об одном, которому принадлежит одна акция, а капитал банка не превышает миллиона долларов. Вопрос относительно того, для какой цели могли использоваться эти средства, какие операции с ними разрешалось осуществлять, какой объем могла составлять прибыль и кому должна принадлежать, не выяснился. Выводов из этих досадных фактов руководство НБУ так и не сделало.
Обманчивые надежды на очередной кредит МВФ
Обманчивы надежды высочайшего руководства страны, в том числе и НБУ, на абсолютно нестандартный кредит от МВФ. Ведь кроме тела кредита (16,5 млрд. долл. США) необходимо будет платить проценты (по плавающей ставке, но не менее 4-5 процентов годовых), что выльется в огромную общую долговую сумму — как минимум 100 млрд. грн. В то же время для предоставления консультационных услуг как правильно израсходовать деньги, полученные от МВФ, Украине предлагается подписать договор с американской компанией Blackstone Group, за услуги которой в течение года придется заплатить свыше 300 млн. грн.
Чтобы определиться, насколько украинское правительство и НБУ настроены защищать национальные интересы при получении кредита МВФ, следует проанализировать Меморандум МВФ о денежно-кредитной и налогово-бюджетной политике на 2009 год, который (буквальный перевод с английского языка) подписало украинское правительство. Важно, с нашей точки зрения, акцентировать внимание на такую запись: Также мы намерены усилить независимость НБУ. С этой целью проведем реформу Совета НБУ, превратив его —
согласно оптимальной практике — в орган с более узкой, технической специализацией; продолжим срок, на который избирается Председатель НБУ; а также обеспечим большую степень финансовой гибкости для НБУ (долг правительства к НБУ будет оформлен ценными бумагами, все операции с ликвидностью будет централизовано в НБУ, а договор о перечислении в бюджет превышения доходов НБУ над расходами будет приведен в соответствие с оптимальной практикой. Не понятно, о какой оптимальной практике идет речь, поскольку в подавляющем большинстве цивилизованных стран с рыночной экономикой центральные банки имеют системно сформулированные обязанности, в частности, по регулярной отчетности перед парламентом страны, обязательным перечислениям, по меньшей мере 50 процентов полученных доходов в бюджет, а также четкую подчиненность исполнительной власти.
В действительности же украинское правительство не должно было брать на себя такие обязательства, поскольку согласно действующему законодательству оно не имеет никаких реальных рычагов влияния на НБУ; и об этом руководящие органы МВФ хорошо проинформированы. Другие комментарии — излишни.
Значительно лучше и выгоднее (и этот вывод является безоговорочным, если исходить из национальных интересов) осуществить собственную эмиссию на аналогичную сумму, но иметь при этом возможности для маневра, существенно не увеличивать государственный внешний долг, который уже сегодня (с учетом долгов корпоративных структур и кредита МВФ) превышает 120 млрд. долларов.
Обобщающие выводы
Верховная Рада Украины, как единый законодательный орган в стране, не может и не должна оставаться в дальнейшем только наблюдателем и констататором такого статус-кво центрального банка, при котором он делает, что хочет, а ответственность перед обществом несет Верховная Рада и правительство.
Исходя из этого, необходимо:
1. Безотлагательно внести принципиально важные изменения в Закон Украины О Национальном банке Украины, в первую очередь отменив ныне действующие ст.53 и ст.54.
Статья 53 не допускает вмешательства органов законодательной (Верховной Рады Украины) и исполнительной власти (Кабинета Министров Украины) в деятельность Правления и Совета НБУ. Это — беспрецедентно, учитывая практику рыночно цивилизованных стран, центральные банки которых подчинены министерству финансов или же государственному казначейству.
Статья 54 запрещает НБУ не только финансировать, но и предоставлять прямые кредиты на финансирование государственных бюджетных затрат. Таким образом, заставляет идти на внешние заимствования, игнорируя общегосударственные проблемы.
2. Усилить ответственность НБУ перед главой государства и парламентом страны, усовершенствовав редакцию пункта 1 ст. 9 и пункт 5 ст.51, которыми обусловлено лишь информирование Верховной Рады и Президента страны об Основных принципах денежно-кредитной политики, которые разрабатывает Совет НБУ и сам же контролирует их выполнение.
3. Изменить редакцию пункта 8 ст. 42, которая разрешает НБУ на свое усмотрение (в том числе и уполномоченным банкам), не согласовывая ни с Верховной Радой, ни с Кабинетом Министров, осуществлять зарубежные размещения золотовалютных резервов страны.
4. Обратить внимание на законодательную некорректность пункта 7 (ст. 42), которым разрешается фактически теневая торговля (без квотирования и лицензирования) банковскими металлами, драгоценными камнями, памятными и инвестиционными монетами из драгоценных металлов и другими ценностями.
5. Изменить редакцию ст. 5 закона о Нацбанке, четко записав об обязанности Центрального банка отчислять в государственный бюджет не менее 50 процентов полученного за текущий год дохода, как делает, например, Центробанк Российской Федерации. За все годы независимости НБУ считанные разы действительно вносил приличный вклад в бюджет.
6. Дополнить ст.34, которая предоставляет НБУ исключительное право эмиссии гривни, положением, четко указывающим, что первичная эмиссия является собственностью государства, а не центрального банка. Принципиально изменить эмиссионную политику НБУ, согласно которой выпуск гривни полностью обуславливается лишь притоком на украинский рынок долларов США.
7. Ввести налогообложение на виды коммерческой деятельности и услуг, указанных в статьях 7, 31, 42, 50, на которые НБУ имеет право устанавливать плату и снять ст. 4 и ст. 5, гарантирующие НБУ (под прикрытием законодательно формализованной константы о неприбыльной деятельности) налоговый иммунитет даже на его сугубо коммерческие операции.
8. Сейчас, когда назревает отказ от доллара как монопольного эквивалента в международных расчетах, необходимо согласовать и ввести новый порядок финансовых расчетов в мире (именно об этом заявили отдельные участники саммита Большой двадцатки), становится понятным, что сегодня Вашингтонский консенсус (так обычно называют МВФ) оказался стратегическим банкротом. Отказ от роли долларовой системы расчетов уже задекларировали экспортеры энергоносителей — Россия, Венесуэла, Иран, Аргентина. В подобных раздумьях находится Китай.
9. Поэтому национальные интересы Украины требуют активно переходить к заключению внешнеторговых договоров не в долларах США, а в евро и других перспективных валютах. Таким образом, есть все основания для того, чтобы золотовалютные резервы Украины, которые нынче содержатся в основном на зарубежных территориях и в американских долларах, необходимо территориально переориентировать и переводить в более перспективные валюты. Этими процессами должен безотлагательно заняться Национальный банк украинского государства.
Андрей Ковальчук, кандидат юридических наук, доцент.

Если в 2009 году не провести пенсионную реформу, страну вскоре ждут новые серьезные финансовые и социальные потрясения

Галина Николаевна, насколько срочно нужно проводить пенсионную реформу?
Уже в следующем году. Потому что уже не за горами кризис солидарной пенсионной системы. А это значит, что в ближайшем будущем в Государственном пенсионном фонде не окажется достаточных средств для обеспечения пожилых людей.
Уже сегодня мы находимся на критической стадии, когда число работающих жителей страны почти уравнялось с числом пенсионеров. В Украине 13 миллионов пенсионеров и 14,4 миллиона работающих. Еще два года — и их станет поровну, а через пять лет каждый работающий должен будет обеспечивать пенсией двух пожилых людей. И что тогда? Ведь уже сегодня пенсионные начисления на заработную плату достигают 32% (платит работодатель в Пенсионный фонд из фонда оплаты труда), плюс 2-3% от зарплаты сотрудника. Мы платим самую высокую ставку пенсионных отчислений во всей Европе.
На каком уровне пенсионной системы мы сегодня находимся?
У нас работает первый и третий пенсионные уровни, а нужно, чтобы заработал и второй. Напомню: реформированная пенсионная система, по идее, должна состоять из трех уровней. Первый из них — это существующая сегодня у нас солидарная система обязательного государственного пенсионного страхования, которая предусматривает назначение пенсий в зависимости от страхового стажа и размера зарплаты.
На втором уровне планируется создание системы обязательных пенсионных накоплений для каждого работающего, которые дадут ему возможность в старости получать инвестдоход. Третий уровень — это дополнительное добровольное негосударственное пенсионное обеспечение, которое уже сегодня предоставляют как страховщики жизни, так и негосударственные пенсионные фонды, банки и институты совместного инвестирования. Но без второго уровня система не может быть действенной и эффективной.
А какие меры в первую очередь нужно принять, чтобы предотвратить надвигающийся пенсионный кризис?
В следующем году нужно срочно принимать закон о реформе системы пенсионного обеспечения. Пора переходить с первого на второй уровень пенсионной реформы с привлечением в пенсионную систему частных предпринимателей.
Вот смотрите: сегодня в Украине 4-5 миллионов людей, которые занимаются частным бизнесом и не платят налоги в Пенсионный фонд. Но когда они станут пенсионерами, государство обязано будет обеспечить их минимальной пенсией.
А откуда возьмутся деньги? Поэтому, внедрив второй уровень пенсионной реформы и позволив людям накапливать средства, которые в случае их смерти перейдут наследникам, мы тем самым вызовем желание у частных предпринимателей участвовать в пенсионном процессе. Ведь их отчисления будут персонифицированы, они будут накапливаться и прирастать инвестиционным доходом.
При таком подходе не проиграет и государство, так как получит внутренний финансовый ресурс и экономию. Например, когда в рамках реформы неизбежно начнут повышать планку выхода на пенсию, то каждый год экономика сэкономит дополнительно более 3 миллиардов гривен, а это улучшит платежный баланс страны и поможет нам отдать внешние долги, в том числе и МВФ.
А обязательно нужно удлинять пенсионный возраст?
Это неизбежный шаг. Сегодня наши люди становятся пенсионерами раньше всех в Европе: женщины — в 55 лет, а мужчины — в 60. За рубежом же пенсионный возраст 65 лет, а в некоторых странах — 67. А ведь люди, которые такими молодыми выходят на пенсию, испытывают огромный стресс. Правда, речь идет только о городском населении, так как жители сельской местности нуждаются в определенных пенсионных преференциях, так как, увы, стареют быстрее, чем их ровесники из городов.
Мне кажется, многие люди испытают не менее сильный стресс и в том случае, если им вдруг сообщат, что пенсионерами они станут в 65 вместо 55 лет…
А кто сказал, что нужно сразу так сильно повышать планку? Это нужно делать постепенно. Например, для женщин на полгода-год каждый год увеличивать пенсионный возраст, а для мужчин, соответственно, на 3-6 месяцев. Для того чтобы сравнять их пенсионный возраст в итоге до 65 лет и не делать крайними мужчин, которые и так живут меньше. Мы посчитали: если ежегодно удлинять на год пенсионный возраст для женщин, то пенсионная реформа займет в Украине 10 лет.
А законопроект, который нужно принять в следующем году, уже готов?
Самого документа еще нет, но у нас есть концепция пенсионного реформирования. А законопроект мы не готовили по одной простой причине: в стенах Верховной Рады подобных документов пылится около 50. Их написать не проблема. Но нужно сначала обсудить с парламентом и правительством, какой будет пенсионная реформа, четко просчитать будущие этапы ее развития.
Потому что сегодня ни у кого из руководства страны нет понимания ее сути и четких ответов на вопросы: как и когда должны уходить на пенсию люди, родившиеся в 50-х, 60-х, 70-х, 80-х годах. Какими должны быть налоги с зарплаты в Пенсионный фонд в 2010-м, 2015-м, 2020 году и кто их должен платить — человек или работодатель? Сколько из пенсионных денег человека должно идти в солидарную, а сколько — в накопительную системы? Когда мы достигнем уровня, при котором вместо 33% отчислений в Пенсионный фонд будем платить всего 16%?