Архив метки: валютные аукционы

Банкир отпущения

Обычно в число наиболее часто употребляемых в новостных выпусках персон входят политики. В последнее время в топ-5 плотно обосновался экономист. Глава НБУ Владимир Стельмах находится на пике скандальной популярности и на острие борьбы между Банковой и Грушевского.
Родители обвала
Пристальное внимание куда более широких кругов общественности, чем только банковские, глава НБУ привлекает, пожалуй, со времен весенней ревальвации.
Но тогда на то, чтобы привыкнуть к достаточно резкому укреплению национальной валюты и отвыкнуть поминать имя Владимира Стельмаха всуе, и у обычных украинцев, и у политиков было несколько месяцев. Курсовые колебания сезона осень-зима-2008 такую возможность не предоставили. И потому вопросом: Что же делает Стельмах? — лица разной степени заинтересованности озадачиваются едва ли не каждый день.
Начало валютного кризиса ознаменовалось волной критики в адрес Нацбанка со стороны экспертов и других государственных институций. Главной претензией было: почему регулятор не участвует в торгах на межбанке. Со временем ситуация выправилась: центробанк несколько раз вышел на рынок, да так активно, что недавние критики забеспокоились о здоровье золотовалютных резервов страны. В дальнейшем список претензий увеличился: от почему не отдают депозиты? через зачем устраивать валютные аукционы? до по какой схеме осуществляется рефинансирование отдельных банков?. Ответ на претензии населения нашелся довольно быстро: ограничение выдачи вкладов погасит панику и пойдет на пользу банковской системе в целом, что отразится на благополучии каждого отдельно взятого вклада. А вот получение разъяснений по поводу тонкостей общей политики Нацбанка проходило с куда большим скрипом. Причем со скрипом таким, что ко второй половине декабря желающие начали сами активно продуцировать искомые ответы. Как раз к тому времени, когда большая часть вопросов конкретизировалась до двух основных: Что происходит с курсом? и Нацбанк вообще чем-нибудь занимается?.
Брифинг главы правительства на тему возможных ответов на эти два вопроса запомнится надолго. Напомним, Юлия Тимошенко обвинила Нацбанк в пособничестве спекулятивным операциям ряда банков и при попустительстве Банковой. Политическая реакция в лучших традициях войн в песочницах последовала сразу же: и Виктор Балога, и Владимир Стельмах рассказали Юлии Тимошенко, что во всех бедах украинской экономики виноват Кабмин. То, что правительство лишено влияния на монетарную политику, как-то забылось — обе стороны явственно жаждали крови в стремлении переложить ответственность с одной головы на другую.
Накалившуюся до предела ситуацию несколько смягчил ряд то ли дополнительных обстоятельств, то ли следствий произошедшего. Во-первых, Виктор Ющенко (скорее всего, независимо от Юлии Тимошенко) пришел к выводу, что основной виновник курсовых колебаний все-таки спекуляции. Правда, на достижениях премьера — обвинении ряда банков — глава государства не остановился: чуть ли не главным врагом национальной валюты были назначены обменники, работающие по агентским соглашениям. Во-вторых, Нацбанк очнулся от затянувшейся летаргии, наконец-то анонсировал совместную с Министерством финансов программу по оздоровлению курса (Подробности о ней уже упоминали) и перешел на стадию активности. И, наконец, в-третьих, то ли с перепугу, то ли в силу объективных причин (как, например, насыщение валютного рынка), но доллар пополз вниз. Правда, неизвестно, надолго ли. И неизвестно, чья это заслуга
Юлия Тимошенко, а за компанию с ней и часть парламента, расценила укрепление гривны как иллюстрацию правильности выводов премьера, вследствие чего было решено создать парламентскую комиссию по проверке деятельности НБУ. Заодно в ближайшее время БЮТ планирует инициировать отставку Владимира Стельмаха. С другой стороны, Банковая дает главному банкиру страны фору на устранение последствий центробанковского легкомыслия и заверяет, что наибольший вред всей системе нанесли необоснованные и истерические (по определению главы СП) обвинения главы правительства. А если глава Нацбанка, даже с учетом вполне обоснованных вопросов к его действиям, виноват чуть- чуть, то и в родители валютного кризиса его записывать пока рановато.
Вопрос в том, чья точка зрения победит.
Коней на переправе не меняют?
Мотивы недавнего поведения Нацбанка пока остаются загадкой.
Злонамеренность ли, халатность ли, или просто недоступная многим логика спасения национальной валюты — оценка деятельности Владимира Стельмаха еще впереди. И будет лучше, если этой проблемой займутся все же не политики. В принципе, под гнетом таких обвинений, даже если они не были обоснованы, зарубежные деятели часто уходят в отставку — на всякий случай. Особенно, с учетом количества вопросов к главе центробанка и того, что, как любит повторять сам Владимир Семенович, банковской сфере нужны тишина и спокойствие. Но, похоже, виновник торжества не спешит оставлять вотчину на произвол судьбы. Правда, ему могут и помочь.
Главным инициатором борьбы с Нацбанком агрессивным методом отставки его главы на сегодня является Юлия Тимошенко. Премьер высказывает претензии к действиям Владимира Стельмаха уже не один месяц, а сейчас, по мнению многих политологов, председатель правления НБУ торжественно назначается на роль главного антикризисного козла отпущения.
Можно назвать немало причин взыгравшей нелюбви главы правительства к главе центробанка. От жажды справедливости до стремления затеять громкий скандал вокруг просчетов монетарной политики, чтобы отвлечь внимание от реального сектора экономики и местами очень спорного бюджета. От обиды на Нацбанк из-за рефинансирования коммерческих банков в ущерб финансовым потребностям Кабмина до попыток аккумулировать весомый компромат против Банковой и, как следствие, использовать его в политическом торге. Главным резоном, пожалуй, была бы замена Владимира Стельмаха на более лояльную премьеру кандидатуру.
Предположить подобное, с учетом того, что представление сменщика входит в компетенцию президента, было бы сложно. А потому у Юлии Владимировны два варианта: изыскать средства контроля над Стельмахом или попытаться уволить его с очень громким скандалом. С учетом кризиса и неплохого отношения к нынешнему руководству регулятора со стороны МВФ логичнее выглядит первый вариант. Но только в том случае, если под ногами премьер-министра не слишком горит земля. Необходимость защищать свои интересы ценой утопления соперника уже стоит — не зря глава правительства ушла в оппозицию. Но о масштабной войне говорить пока рано: отставка Стельмаха — это мелочь, когда во главе угла нет-нет, а мелькнет мечта о досрочных президентских выборах.
Помочь премьеру разобраться с креатурой Банковой мог бы парламент. БЮТ обязывает положение, а все остальные (исключая пропрезидентские группы в НУ- НС) могут проголосовать в рамках демонстрации активной борьбы с кризисом.
Правда, возможности законодателей ограничены, о чем не преминул упомянуть Александр Лавринович: предлагать отправить председателя правления НБУ в отставку может или он сам, или президент. Так что кампания Верховная рада против Стельмаха может затянуться по причине неотзывчивости заинтересованных сторон.
Как это часто в последнее время бывает, если премьер-министру чего-то очень хочется, то интерес президента состоит в чем-то обратном. Среди государственного руководства Виктор Ющенко наименее заинтересован в отставке Владимира Стельмаха. Президент курирует НБУ не только по долгу службы, но и в силу профессионального интереса. К тому же, судя по слухам, вопрос независимости Владимира Семеновича от мнения Виктора Андреевича стоит не слишком остро. Возможно, именно поэтому поведение главы государства в отношении политики руководства центробанка в последнее время отличается некоторой двойственностью. С одной стороны представители СП докладывают, что президент неоднократно жестко критиковал политику Нацбанка за закрытость и непрозрачность, непрогнозируемость решений и отсутствие воли к принятию жестких мер. С другой — похоже, что критика действий НБУ — это преференция главы государства и только его.
Сохранение Владимира Стельмаха на его посту для Банковой — это не только путь к сбережению своего влияния на регулятор, но и гарантия действующего курса монетарной политики. Трудно предположить, что президент был не в курсе действий центробанка. И, исходя из этого, трудно предположить, что он их не одобрял. В таком случае, позиция верной дорогой идем, товарищи служит оправданием и для Гаранта тоже. Кроме того, выгораживание действий НБУ помогает убить еще одного зайца: доказать, что деятельность Юлии Тимошенко на ее посту была более разрушительной для экономики страны, чем шалости с курсом. И, наконец, основным аргументом в защиту Владимира Стельмаха может послужить банальное коней на переправе не меняют: нынешнее руководство Нацбанка усложнило ситуацию, ему ее и исправлять, деньги любят тишину, легкий кризис никто и не обещал
С президентской позицией многие (в первую очередь, премьер) не согласны, но что-то резко предпринять в обход мнения главы государства трудно, в первую очередь, с технической точки зрения. При этом не исключено, что защита Стельмаха — временная акция по укреплению позиций Банковой. Вполне вероятно, что главе НБУ уже ищут смену, тем более что через месяц повод для его ухода образуется сам собой — 18 января Владимиру Семеновичу исполнится 70 лет, можно и на пенсию уйти А вот кто будет этой заменой — другой вопрос. И вокруг возможной кандидатуры (кто бы это ни был — делегат от Банковой, делегат от Кабмина, Петр Порошенко, Арсений Яценюк, Сергей Тигипко) развернутся еще более интенсивные бои, чем сейчас — за и против банкира отпущения. И это еще одна причина повременить/поспешить с отставкой Владимира Стельмаха.

Нацбанк запретил с 28 декабря кредитование в иностранной валюте

После рекордного роста курса доллара в четверг, 18 декабря, когда наличная валюта продавалась некоторыми банками дороже 11 гривен за доллар, в пятницу, 19 декабря, доллар упал ниже уровня 8 гривен за доллар. Банкиры объясняют такие скачки резкими заявлениями представителей власти, потребовавших дать отпор спекулянтам на рынке.
В банках считают доллар переоцененным, поэтому впервые за последние месяцы активно продавали его Нацбанку. По прогнозам банкиров, доллар может остановиться на уровне 7-7,5 гривни за доллар.
После резкого скачка курса доллара в 18 декабря на межбанковском валютном рынке до рекордных 9,55/10,20 гривни за доллар, в то время как на наличном рынке ряд банков продавал валюту по цене выше 11 гривен за доллар, 19 декабря доллар упал больше чем на 10 процентов как на безналичном, так и на наличном рынке. Торги на межбанке открылись котировками 8,6465/9,3625 гривни за доллар, снизившись к 11.00 до 8,1/8,7 гривни за доллар, сообщила система UkrDealing.com.
К полудню цены составили 8,15/8,60 гривни за доллар, а к закрытию упали до 7,9600/8,5073 гривни за доллар. Наличный средний курс к 11.30 составлял 7,8224/9,3976 гривни за доллар, но уже во второй половине дня цены пошли вниз — и некоторые банки продавали доллар по 7,6-7,9 гривни за доллар.
Нацбанк воспользовался ситуацией и впервые за несколько месяцев вышел на межбанк с покупкой доллара. Рынок преподнес сюрприз. Сегодня (в пятницу, 19 декабря. — АМИ) НБУ купил на межбанке 142 миллиона долларов и при этом ни копейки не продал. По моему мнению, намечается разворот тренда в сторону более экономически обоснованного курса, — сказал руководитель группы советников главы НБУ Валерий Литвицкий.
Поэтому банкам не было смысла продавать доллары дешевле, чем по 8,5 гривни за доллар, так как НБУ скупал валюту по 8,65 гривни за доллар. Его предложение по продаже доллара по 8,7 гривни за доллар оказалось невостребованным, тогда как накануне — 18 декабря — банки купили у НБУ 180 миллионов долларов по курсу 8,87 гривни за доллар вместо обещанных рынку 8,95 гривни за доллар.
Официальный курс Нацбанк продолжает держать неизменным: на 22 декабря он был 7,8788 гривни за доллар, что более чем на 2 гривни ниже котировок межбанка за четверг, 18 декабря.
Задача номер один — стабилизировать валютный курс,- заявил в пятницу, 19 декабря, на встрече с банкирами президент Виктор Ющенко, дав им и НБУ десять дней на реализацию этой цели. Глава государства подчеркнул, что курс гривны передевальвирован и формируется под давлением психологических факторов: Ни бюджет страны, ни счет текущих операций, ни счет финансовых операций не оказывают давления на курс национальной денежной единицы.
По его мнению, НБУ должен проверить действия банков на валютном рынке и лишить лицензий тех, кто нарушал законодательство. Отдельно господин Ющенко отметил нецелесообразность дальнейшей работы агентских пунктов обмена валюты, которые Нацбанк в начале декабря отказался ликвидировать с 1 января 2009 года.
Учитывая жесткие поручения президента, Нацбанк решил почти всю нынешнюю неделю присутствовать на межбанке: интервенции по продаже долларов запланированы на 22, 23 и 26 декабря, валютный аукцион — на 24 декабря. Без вмешательства НБУ межбанковский рынок будет работать только в четверг, 26 декабря.
При этом НАК Нафтогаз Украины, купив у НБУ на минувшей неделе 800 миллионов долларов для расчетов за газ, и дальше будет скупать доллары только у регулятора, чтобы снизить общий спрос на доллары. По данным главы совета Нацбанка Петра Порошенко, резервы НБУ к 18 декабря составляли 32,8 миллиарда долларов, тогда как на 1 декабря — 32,7 миллиарда долларов. Такую стабильность резервов Порошенко объяснил курсовой переоценкой — укреплением евро к доллару в начале месяца.
Как сообщало АМИ Новости-Украина, банкиры считают, что падение американской валюты было вызвано резкими высказываниями представителей Кабмина и Нацбанка в адрес спекулянтов. Теперь казначеи ожидают стабилизации курса.
Рынок положительно отреагировал на действия Нацбанка. Мы надеемся, что в понедельник НБУ будет продолжать свою стратегию. Единственное, пока не объявлены ценовые параметры. Если действия НБУ до конца года будут понятными и предсказуемыми, ситуация с курсом должна стабилизироваться,- считает директор казначейства Альфа-банка Вячеслав Молодкин.
При этом банкиры не готовы спрогнозировать, стабилизируется ли курс за десять дней — к 29 декабря, как этого потребовал президент Ющенко.
Возможно, падение доллара связано с жесткими заявлениями по поводу борьбы со спекулянтами. Может, все сразу побежали сдавать доллар, — предположил один из банкиров.- Сейчас сложно что-то прогнозировать, ситуация непонятная, потому что был резкий взлет и резкое падение. Но падать уже практически некуда. Скорее всего, доллар будет держаться в пределах 7-7,5 гривни за доллар. До конца года ниже 7 гривни за доллар он не упадет.
Между тем, Национальный банк обнародовал постановление N406 от 1 декабря Об утверждении изменений в положение О порядке формирования и использования резерва для возмещения возможных потерь по кредитным операциям банков. Этим документом НБУ фактически запретил с 28 декабря кредитование в иностранной валюте.
По новым правилам при выдаче потребкредита в валюте — стандартная задолженность — банки обязаны резервировать 50 процентов суммы кредита (в гривне — всего 2 процента); если просрочка по кредиту составляет хотя бы один день — задолженность под контролем — 100 процентов (в гривне — 10 процентов).
100-процентное резервирование должно быть и в остальных категориях задолженности: субстандартная (31-60 дней), сомнительная (61-90) и безнадежная (свыше 91 дня). Ранее резервирование по валютным потребительским кредитам составляло 2 процентов, 10 процентов, 40 процентов, 80 процентов и 100 процентов соответственно.
Если кредит выдается заемщику без валютного дохода, к нему также применяется новая формула резервирования 50 процентов и 100 процентов. Для остальных валютных заемщиков сохраняются старые пропорции — 2 процента, 7 процентов, 25 процентов, 60 процентов и 100 процентов соответственно.
Однородные потребительские кредиты — кредиты на текущие потребности, которые предоставлены заемщику-физическому лицу, общая их сумма по одному или нескольким кредитным договорам (независимо от наличия обеспечения) не превышает 20 тысяч гривен.

Валютный сказ

Гривня, достигнув двукратного снижения по отношению к доллару, резко укрепилась. Поведение валютного рынка становится непредсказуемым
Передевальвированные
На прошлой неделе произошел очередной резкий обвал гривни относительно доллара. 18 декабря межбанковские котировки достигли рекорда — 9,50 грн./USD (покупка) и 9,80 грн./USD (продажа), что на 24% больше, чем в позапрошлую пятницу. Евро вследствие удорожания относительно доллара на мировых рынках укрепился по отношению к гривне до 13,9-14,3 грн./EUR. Утром в четверг банки покупали наличный доллар в среднем по 9,2 грн./USD, а продавали по 10,5 грн./USD. Курс продажи наличной евровалюты преодолел отметку в 15,5 грн./EUR. Примечательно, что гривня продолжала падать, несмотря на повышенную интервенционную активность Нацбанка. Напомним: в последнее время регулятор выходил на рынок только по средам в рамках регулярных валютных аукционов. На прошлой неделе пришлось нарушать традицию. Во вторник, 16 декабря, НБУ продавал доллары по 7,66 грн./USD (на этом же уровне была установлена точка отсечения во время аукциона в среду), а 18 декабря валюта из резервов реализовывалась уже по 8,87 грн./USD. Эксперты считают такое падение гривни необоснованным. По словам бывшего спикера ВР Арсения Яценюка, когда велась работа по подготовке к получению кредита МВФ, курс 6,7 грн./USD прогнозировался до конца 2008 г.
Утром 18 декабря Президент Украины Виктор Ющенко в аэропорту “Борисполь” провел экстренную встречу с председателем НБУ Владимиром Стельмахом и министром финансов Виктором Пинзеником. “На мой взгляд, гривня сегодня является передевальвированной”, — точно подметил Президент. В очередной раз всю вину решили свалить на банкиров-спекулянтов. Гарант Конституции в который раз призвал Нацбанк усилить контроль за деятельностью банков на валютном рынке. Похоже, в этот раз таки ожидается показательная расправа. “Банки, допустившие грубые нарушения, должны быть наказаны”, — потребовал Президент. По его мнению, у одних банков-нарушителей необходимо отбирать лицензии на три-шесть месяцев, у других — навсегда. По данным Виктора Ющенко, проводится проверка 18 банков. По словам главы Секретариата Президента Виктора Балоги, его шеф также поручил правоохранительным органам навести “порядок в банковской системе, а именно — жестко поступать с банками-спекулянтами”.
Указание было выполнено с завидной оперативностью — козлы отпущения нашлись в считанные часы. По итогам заседания председатель совета НБУ Петр Порошенко заявил: “В трех банках было выявлено нарушение правил проведения валютных операций. Будут очень жесткие санкции, включая отзыв лицензий”. По словам главного нацбанковского советчика, курс 9,5-10 грн./USD категорически неприемлем для экономики и банковской системы, так как дестабилизирует их. Господин Порошенко высказался за скорейшее введение требования по обязательной продаже части валютной выручки экспортерами. По данным Владимира Стельмаха, экспортеры заморозили на своих счетах около $9 млрд валютной выручки. “Имеющие валютную выручку придерживают ее вывод на рынок и продажу. Если бы они были на рынке, там не было бы никаких проблем”, — сообщил глава НБУ.
Макроспекулянты
После обеда в четверг “рулить” курсом взялась премьер-министр Юлия Тимошенко. В ходе пресс-конференции она обвинила руководство Нацбанка и самого Президента в покрывании валютных спекуляций банков: “Это все специальные спекулятивные операции, которые планируются на валютном рынке Украины и организовываются при поддержке Нацбанка и нескольких банков”. По ее словам, распределение 40 млрд грн., полученных от НБУ в виде рефинансирования, происходило через банки, включенные в систему масштабных спекулятивных операций с курсом гривни. Премьер-министр уверена, что одним из финучреждений, причастных к злоупотреблениям, является “Надра Банк”. Напомним: этот банк, недавно выкупленный у прежних владельцев компанией DF Group (контролируется бизнесменом Дмитрием Фирташем), получил от НБУ наибольшую сумму рефинансирования — более 7 млрд грн, что составляет более 25% активов этого банка. Юлия Тимошенко предъявила ультиматум главе НБУ и всему правлению регулятора: “Если вы не прекратите в ближайшие часы эти спекулятивные операции и не поставите курс на место, я буду обращаться в международные организации, занимающиеся расследованием отмывания “грязных” денег и макроспекулятивных и коррупционных операций”. По расчетам г-жи Тимошенко, объективный курс на сегодняшний день составляет 6,57 грн./USD.
Премьер в своем стиле также потребовала от Президента “прекратить прикрывать эти вещи, прекратить зарабатывать на таких вещах, а также срочно подать (представление. — Ред.) на увольнение председателя Нацбанка и убрать из Нацбанка все правление”. Примечательно, что леди Ю. проговорилась о том, что в последнее время НБУ осуществлял скрытое финансирование дефицита бюджета через выкуп ОВГЗ, т.е. за счет необеспеченной денежной эмиссии. “Когда я предупредила г-на Шаповалова (Анатолий Шаповалов, первый заместитель главы НБУ. — Ред.) и г-на Стельмаха о том, что обнародую эту информацию, они сказали, что если я выступлю публично, правительство больше не получит денег”, — призналась г-жа Тимошенко. По официальным данным НБУ, с 3 ноября по 15 декабря объем ОВГЗ на балансе НБУ увеличился с 29 млн грн. до 8 млрд грн.
На обвинения премьер-министра Нацбанк ответил очень жесткой тирадой. Владимира Стельмаха возмутило то, что “премьер-министр перешла ту границу, которую никто никогда не переступал”. Главный банкир страны зачитал свою петицию на всю страну: “Бездарная деятельность правительства в управлении экономикой привела к тому, что уже в декабре страна может оказаться в ситуации внутреннего дефолта. У правительства нет средств для расчетов по зарплатам, пенсиям, социальным выплатам и обязательствам внешнего и внутреннего характера”. По данным НБУ, на заявления премьера валютный рынок мгновенно отреагировал значительным снижением котировок обменного курса гривни. По словам г-на Стельмаха, банки, в итоге, выставляли котировки “по 14 грн./USD и более”.
Ходоки за деньгами
18 декабря нардеп от “Партии Регионов” Нестор Шуфрич зарегистрировал в парламенте постановление №3502, предусматривающее отставку председателя НБУ. В этот же день ВР приняла решение о создании временной следственной комиссии для проверки деятельности Нацбанка в период кризиса. За него проголосовали 416 депутатов. Согласно документу, комиссии поручено проверить деятельность НБУ в части обеспечения стабильности гривни и банковской системы, а также соблюдения основ денежно-кредитной политики. Правда, есть мнение, что эта затея парламентариев бесперспективна. Например, Арсений Яценюк убежден, что деятельность комиссии будет ориентирована только на одно — на решение индивидуальных вопросов отдельных народных депутатов. “Зная, что такое ВР и каков состав парламента, могу ответственно заявить — после того как будет создана комиссия, в Нацбанк потянутся “ходоки” со значками нардепов: одному дай валюту, другому предоставь рефинансирование, третьему помоги такой-то банк профинансировать”, — уверен г-н Яценюк. Более того, бывший глава НБУ считает, что если сейчас проблему валютного рынка перевести в политическую плоскость и если этим вопросом займется ВР, то “курс доллара добежит до 20 грн./USD”. В то же время 19 декабря Виктор Балога заявил, что Президент готов поддержать “самые жесткие кадровые решения” по результатам отчета НБУ перед парламентом, который намечен на 23 декабря.
Рынок оперативно отреагировал на заявления политиков. 19 декабря национальная валюта начала стремительно укрепляться — банки принимали доллары у населения уже по 6,5-7,5 грн./USD. В то же время курс продажи снижался менее стремительно — доллары продавали по 8-10 грн./USD. Курс евро составлял 10 грн./EUR (покупка) и 13 грн./EUR (продажа). Участники рынка отмечают, что население массово “сливает” валюту, и банки испытывают дефицит гривни в кассах. В прошлую пятницу на межбанке НБУ покупал доллар по 8,65 грн./USD и продавал по 8,7 грн./USD. В итоге, курс безналичного доллара упал до 8,05/8,30 грн./USD. Перед этим Виктор Ющенко потребовал от банков до 29 декабря стабилизировать курс гривни.
В тот же день пресс-служба Минфина сообщила о договоренностях, достигнутых накануне между Президентом, министром финансов и главой НБУ. Как оказалось, укреплять гривню планируется за счет беспрецедентного сжатия гривневой ликвидности. Нацбанк повысит ставки по своим кредитам overnight, более “длинное” рефинансирование на несколько недель будет полностью прекращено. Кроме того, НБУ намерен размещать депозитные сертификаты с достаточно привлекательной доходностью в 18-20% годовых, а учетная ставка будет повышена с 12% до 18%. Кроме того, г-н Стельмах объявил об изменении правил торгов на валютном межбанке с 22 декабря. “Будем исходить из того, что банки будут выкупать валюту, которую их клиенты предлагают на продажу, и дальше будут ее продавать”, — поведал суть новаций главный банкир. Судя по всему, это делается для того, чтобы связать свободную гривневую ликвидность банков, чтобы они не могли покупать валюту для своих спекулятивных целей.
Тем не менее основной вопрос в том, сколько резервов реально есть в распоряжении НБУ. 27 ноября первый зампред НБУ Анатолий Шаповалов говорил о размере резервов в $32,7 млрд. Напомним: в соответствии с Меморандумом МВФ (см. БИЗНЕС №49 от 08.12.08 г., стр.37, 38) на конец 2008 г. чистые международные резервы Нацбанка должны составлять не менее $26,7 млрд. С учетом того, что 17 декабря только НАК “Нафтогаз України” купила у Нацбанка $800 млн по официальному курсу, можно заключить, что интервенционные возможности Нацбанка очень сильно ограничены.

Совместный план Минфинансов и НБУ по спасении гривни

Минфинансов Украины обнародовало содержание пакета первоочередных мер по стабилизации ситуации на валютном рынке Украины, который обсуждался во время встречи Президента Виктора Ющенко с главой Нацбанка Владимиром Стельмахом и Министром финансов Виктором Пинзеником 18 декабря 2008г..
Как сообщили ЛІГАБізнесІнформ в пресс-службе Минфина, первый блок касается действий НБУ на валютном рынке Украины по применению интервенций.
Так, Национальный банк утром 18 декабря 2008 заявляет о своем участии на межбанковском валютном рынке (продажа валюты) по курсу 8,95 грн./$1. НБУ заявляет о своем участии в торгах на валютном рынке 19 декабря по курсу 8,7 грн./$. В свою очередь, официальный курс гривни остается неизменным.
На понедельник 22 декабря объявляется проведение валютного аукциона.
Второй блок решений касается ограничения спроса на иностранную валюту.
В частности, предусмотрено полное прекращение, на несколько недель, рефинансирования коммерческих банков (кроме операций с ОВГЗ); повышение ставки по кредитам овернайт; объявление о проведении ежедневного размещения депозитных сертификатов НБУ, повышение ставки доходности по этим сертификатам до 18-20%; объявление о покупке НАК Нефтегаз Украины иностранной валюты непосредственно в НБУ вне валютного рынка. И таким образом будет осуществляться покупка валюты и в дальнейшем.
Кроме того, предполагается повышение учетной ставки НБУ до 18%.
Третий блок решений касается контроля или так называемого пост-аудита законности осуществления валютных операций коммерческими банками Украины. В частности, обязательное представление отчетности банками о покупке валюты для нужд клиентов и для собственных нужд ежедневно и ее использование в разрезе каждого клиента; проверка 20-ти коммерческих банков, которые занимались валютными операциями с целью спекуляций и лишение таких банков валютных лицензий. В связи с этим, предлагается представление отчетности банками об использовании купленной в период с 1 по 17 декабря 2008 года валюты для нужд клиентов и для собственных нужд.

Три цитаты, которые изменят курс

Президент и главные финансисты грозят банкам за спекуляции
Сегодня во время встречи в Борисполе президент Украины, глава НБУ и министр финансов решали, что делать с непрекращающимися спекуляциями на валютном рынке и обвалом курса гривни. Итогом встречи стали три цитаты, которые должны стабилизровать курс национальной валюты.
НБУ проверить подавляющее большинство украинских банков и будет лишать их лицензии в случае выявления нарушений с валютными операциями, — сказал Виктор Ющенко.
НБУ ежедневно будет выходить на валютные аукционы с фиксированной ценой, сегодня 8,95 гривень за доллар, завтра 8,7 гривень за доллар, — заявил министр финансов Виктор Пинзеник.
НБУ существенно уменьшит изготовление новых денег и рефинансирование банков, — пообещал Владимир Стельмаха.
Президент уверен, что банка на сегодняшний день накопили достаточно валюты на своих балансах, поэтому роста курса имеет исключительно психологический характер. Наличный рынок формирует все провокации, — отметил Ющенко.
Вспомнили и о рядовых гражданах: Это право населения покупать валюту и НБУ должен обслуживать право населения на обменные операции, — сказал глава государства.
Вчера курс доллара перешагнул отметку в 9 гривень, сегодня наличный обмен превысил курс в 10 гривен за доллар.
При этом официальный курс НБУ отличается от началичного почти на 3 гривни.
За декабрь Национальный банк Украины рефинансировал (поддержал ликвидность) банки на 6,2 миллиарда гривен, — сообщает официальный сайт НБУ.
У банков-спекулянтов отберут лицензии
Банки, которые будут заниматься спекуляциями на валютных рынках, будут лишены лицензий.
Как передает РБК-Украина, об этом заявил министр финансов Украины Виктор Пинзеник.
Кроме того, он сообщил, что Национальный банк Украины намерен резко ограничить объемы рефинансирования коммерческих банков.
Напомним, на прошлой неделе Национальный банк Украины увеличил размер рефинансирования коммерческих банков, которое может быть предоставлено под обеспечение облигациями Государственного ипотечного учреждения (ГИУ).
При этом НБУ напомнил всем участникам банковских отношений, что он отнюдь не обязан, а только уполномочен предоставлять кредиты рефинансирования.
Если такое кредитование необходимо для поддержания банковской системы в целом, то предоставлять его следует на короткие сроки, как правило, до 14 дней. Дополнительно см. по адресу http://www.president.gov.ua/archive/12386.html

МВФ потерял голову

Глава киевского офиса Международного валютного фонда (МВФ) Балаш Хорват подал в отставку.
До конца января надзирать за активностью Национального банка на валютном рынке будет некому. Поэтому в следующие две недели участники рынка ожидают всплеска спекуляций на межбанковском валютном рынке.
По сведениям источников i в главном офисе фонда в Вашингтоне, господин Хорват покинул Украину в начале этой недели. Его новым местом работы станет офис Организации Объединенных Наций в Словакии. Официальным поводом для его отставки стал переход на новую работу. Однако неофициально причиной ухода господина Хорвата является несогласие с точкой зрения руководства,— сообщил источник.
По его словам, новый глава киевского офиса может быть назначен не ранее середины января, когда МВФ будет принимать решение о выделении Украине очередного транша кредитных средств.
Глава представительства французского банка BNP Paribas Доминик Меню, который хорошо знал Балаша Хорвата, утверждает, что он был прекрасным специалистом. Это серьезная потеря, в первую очередь, для Украины. Трудно будет заменить такого хорошего специалиста,— говорит господин Меню.
Банкиры полагают, что уход господина Хорвата может привести к снижению качества надзора над действиями НБУ со стороны МВФ и невыполнению некоторых условий меморандума, подписанного украинской стороной с фондом.
Первые признаки таких нарушений уже появились. Национальный банк опять игнорирует требование меморандума устанавливать официальный курс в соответствии с межбанковским курсом. Последние интервенции НБУ по курсу 7,66 грн. за $1 снова стимулируют спекуляцию. Разрыв между курсом продажи валюты из резервов и межбанковским курсом составляет 10%,— говорит председатель системного банка, пожелавший остаться неназванным.
Такой разрыв стал возможен благодаря отказу правления Нацбанка от проведения валютных аукционов, методология которых была предложена МВФ. Нацбанк вернулся к обычным интервенциям, но снова исказил их смысл (продавать валюту всем желающим). Вместо этого правление продолжает продавать валюту только под импортные контракты и под заявки клиентов,— говорит банкир.— Это вакханалия какая-то.
По мнению финансистов, ситуация на валютном рынке выровняется только после того, как в Киев прибудут представители технической миссии, призванные контролировать прозрачность действий Нацбанка на валютном и денежно-кредитном рынке. Глава миссии МВФ в Европе и Азии Джейла Пазарбашиоглу в интервью i говорила, что оценивать эффективность действий Нацбанка фонд будет начиная с января. Так что на укрепление гривни можно будет надеяться только с Нового года.

Превысит ли стоимость доллара отметку в 10 гривен?

Почему доллар растет, когда для этого нет никаких предпосылок? На этот вопрос Делу отвечают эксперты ведущих украинских банков.
Андрей Войтенко, директор департамента операций на финансовых рынках банка Финансы и Кредит:
— Уверен, что фундаментальных экономических предпосылок для роста курса доллара выше 7 гривен не было и нет. Все это происходит на фоне политического хаоса в стране и отсутствия политической воли ответственных официальных лиц.
Вторая волна падения гривни за 6,50 была вызвана подрывом доверия банковских вкладчиков к национальной валюте, изъятием вкладов и спешной скупкой иностранной валюты.
И сейчас действовать надо жестко, проводя валютные интервенции по фиксированному курсу, а не слепо следовать якобы за рынком, проводя валютные аукционы, которые доказали свою неэффективность.
Необходимо в корне сломить ожидания рынка, заставить поверить в то, что курс не будет расти выше. Тогда начнется продажа валюты и прекратится ее скупка.
Для того чтобы стабилизировать курс, надо просто установить предельный курс валютных интервенций без ограничения объема, не боясь тратить валютные резервы страны. Слишком многое поставлено на карту: темпы роста экономики, инвестиции и банковская система.
Именно среднесрочные иностранные инвестиции при отсутствии форвардного рынка постоянно давили на спотовый межбанковский рынок доллар/гривня, вызывая резкое и чрезмерное укрепление гривни в апреле 2005 года (с 5,30 до 5,05) и совсем недавно, в апреле-июне 2008-го (с 5,00 до 4,50).
Виктор Ерасов, казначей Универсального банка развития и партнерства:
— Я не уверен, что курс достигнет отметки 10 гривен за доллар. Хотя такая вероятность есть. Сегодня цена доллара на межбанке растет, потому что банковская система полностью заполнена гривнями. 21 миллиард гривен на корсчетах банков — это очень много.
Для своих клиентов мы покупаем валюту на межбанке поскольку им надо оплачивать и проценты, и платежи по кредитам. Дело в том, что наши клиенты, видя курс 6,80 гривни за доллар, откладывали покупку с пониманием того, что перед Новым годом должна быть коррекция. А спрос никуда не девается. Сегодня спрос на межбанке выше, чем предложение. Ведь потребность в расчете по контрактам остается. Коррекция возможна, но только в последние дни перед Новым годом и в десятидневное затишье в январе. Но в конце первого квартала не думаю, что так будет.
Александр Веденеев, аналитик блока Казначейство и рынки капитала Альфа-банка:
— Потенциал для наблюдающегося роста доллара создало расширение гривневой ликвидности, произошедшее из-за ее освобождения со счета Госказначейства и появления свободных средств у крупных корпоративных игроков. Так, 11 декабря остатки средств на банковских корсчетах выросли сразу на 25%. Соответственно, часть гривневых средств была направлена предприятиями на валютный рынок, что внесло некоторую курсовую дестабилизацию.

Никто не просил у МВФ увеличить объем кредита

Глава миссии Международного валютного фонда (МВФ) в Украине Джейла Пазарбашиоглу рассказала i о своем видении экономической ситуации в нашей стране и оценила антикризисные действия властей.
Вопрос: Каков главный вывод по результатам вашего визита в Украину?
Ответ: Экономическая ситуация в Украине остается чрезвычайно сложной и напрямую связанной с глобальным кризисом во всем мире. Этот кризис можно назвать беспрецедентным. Впервые за 60 лет рост ВВП стран Большой семерки будет отрицательным. Вместе со снижением производства падают потребление, инвестиции. Весь мир проходит через сложный период. Для Украины он характеризуется очень резким сокращением притока валюты по капитальному и товарному счетам платежного баланса. Снижение цен на сталь, падение спроса на металлургические товары и уменьшение финансовых потоков приводят к созданию очень сложных условий. После четырех-пяти лет постоянного притока инвестиций и кредитов, которые позволяли активно занимать в иностранной валюте, экономике приходится перестраиваться на кредитование в гривне. Это очень сложно.
В: Способны ли украинские власти противостоять кризису?
О: Надеюсь, что да. Успех по выходу из кризиса будет зависеть от выполнения всех договоренностей, заложенных в меморандуме, подписанном между МВФ, НБУ, Кабмином и президентом. От выполнения этих условий зависят и дальнейшие транши кредита фонда. Основная проблема украинских властей на сегодня — это отсутствие коммуникации с бизнесом и населением, которая бы донесла до людей стратегию по выходу из кризиса. Разобщенный парламент не позволяет даже разработать такую стратегию. В результате ни один политик не может выйти и сказать: мы будем действовать так-то и так-то, и это позволит выйти из кризиса. Сейчас в парламенте находится более 50 законопроектов, которые до сих пор не рассмотрены. Это удивительно, потому что во время кризиса политические силы должны действовать единой силой, а не предлагать собственные пути выхода из кризиса.
В: Чем вы занимались во время пребывания в Украине?
О: На протяжении минувших двух недель миссия МВФ оценивала применение антикризисной программы правительством и Нацбанком непосредственно на месте. Пока мы не имеем оснований менять свои оценки и подходы к проблемам в экономике Украины. Мы получили данные за октябрь и предварительные оценки по ноябрю. Должна сказать, что развитие экономики в эти месяцы не сильно отличается от наших прогнозов, заложенных в меморандуме. Поэтому пока нет оснований говорить о каком-либо пересмотре условий программы. В любом случае в январе миссия МВФ будет анализировать выполнение антикризисных мер правительством и Нацбанком, а также изучать бюджет на 2009 г.
В: Если экономическая ситуация будет ухудшаться, МВФ готов расширить объем помощи?
О: На моей памяти ни одна из стран-членов МВФ не просила увеличения суммы кредита фонда. Впрочем, если в мире ситуация в дальнейшем ухудшится, нам придется менять подходы к программе сотрудничества не только с Украиной, но и по всему миру. Возможно, будут сформированы новые программы . Кроме того, мы не можем говорить о кредитах МВФ как о чем-то отдельном от общей программы помощи со стороны международных финансовых организаций. Фонд активно сотрудничает с экспертами Всемирного банка и ЕБРР. Они также работают над программами по финансированию различных проектов в Украине. К примеру, ВБ в ближайшее время рассмотрит кредит Украине на сумму $500 млн. ЕБРР рассматривает возможность увеличения финансирования программ по капитализации украинских банков. Мы со своей стороны, как крупнейший кредитор страны, следим, чтобы антикризисная программа правительства способствовала росту частных иностранных инвестиций и приходу международных финансовых организаций.
В: Как вы оцениваете действия Нацбанка по выполнению условий антикризисной программы?
О: Национальный банк очень плотно работает с нами над имплементацией условий меморандума в монетарной политике. Они прошли через очень сложный период адаптации своей политики к плавающему курсу, когда доверие банков к регулятору стало очень хрупким. Вы наверняка заметили, что в определенный период времени НБУ пошел наперекор программе, укрепляя курс гривни. Я склонна считать, что это стало последствием давления некоторых политических сил.
В: Многие банкиры говорят, что одновременно с выполнением условий меморандума чиновники НБУ активно занимаются коррупцией. По нашим данным, об этом они прямо заявляли на встречах с вами…
О: Я не хочу обсуждать подобные заявления. Миссия МВФ изначально прикладывала усилия к формированию прозрачной системы рефинансирования коммерческих банков и продажи валюты на аукционах. Аукционы по продаже валюты сейчас функционируют прозрачно. Если говорить о рефинансировании коммерческих банков, то до последнего времени эта процедура была разделена на две части. Собственно краткосрочное рефинансирование на поддержание ликвидности коммерческих банков и т.н. реабилитационная поддержка — рефинансирование на срок более года. Мы настояли на том, чтобы НБУ отказался от практики длинного рефинансирования, которое вызвало много нареканий в банковской среде, и сконцентрировался только на поддержке банковской ликвидности. Поэтому НБУ переходит на короткое (максимум две недели) рефинансирование. В ближайшее время будет отменена и практика рефинансирования банков под залог акций их собственников.
В: Вы считаете, что сокращение рефинансирования оправданно в текущих условиях?
О: НБУ согласился, что как только отток депозитов из банковской системы прекратится — а это уже произошло: на протяжении двух недель деньги возвращаются в систему,- НБУ отменит мораторий на досрочное расторжение депозитов, перейдет к короткому рефинансированию банков, повысит процентные ставки по своим пассивным операциям. Большая часть из этих решений заложена в постановлении N413.
Теперь задача НБУ — активизировать программу рекапитализации коммерческих банков. Первый этап этой программы, который посвящен тщательному анализу ситуации крупнейших банков с целью определения их возможной недостаточной капитализации, уже проводится. Фактически, анализируя эти данные, НБУ сможет разделить кредитно-финансовые учреждения на две группы: нуждающиеся в рекапитализации и нуждающиеся в подпитке ликвидностью.
В: В какую сумму вы оцениваете возможную потребность крупнейших банков в рекапитализации?
О: Заложенные в меморандуме 54 млрд. грн.- лишь приблизительная оценка суммы, которая может потребоваться. Делая эти расчеты, мы не могли спрогнозировать, насколько банки готовы ужаться в своих расходах и могут ли они увеличивать свой капитал. В ближайшие дни менеджмент крупнейших финансовых учреждений должен предоставить в НБУ программу повышения их капитализации. Во время ее подготовки менеджмент, в первую очередь, должен разобраться, есть ли у действующих акционеров возможность увеличить капитал банка. Затем необходимо оценить возможность объединения с другим финансово стабильным банком. И только после этого искать поддержки государства для вывода банка из кризиса. Ведь получить поддержку государства должны только системные банки с качественным портфелем активов. Те банки, которые могут рассчитывать на эту поддержку, должны очень быстро пройти все этапы возможной рекапитализации. Сроки должны быть четко определены Кабмином и НБУ, иначе каждый банк начнет вести рисковую политику, зная, что получит поддержку. Основная идея этой программы — стимулировать дальнейший процесс кредитования экономики крупными банками.
В: Вы не опасаетесь, что активная рекапитализация приведет к новой волне оттока вкладов?
О: Нет. Стабильность курса гривни к доллару на фоне государственных гарантий по депозитам должны удержать деньги клиентов в банках. Поэтому я не ожидаю значительного оттока средств, равно как и роста спроса на валюту.
Рекапитализация — это всего лишь удержание норматива адекватности капитала банка на приемлемом уровне через размещение в капитале отдельных банков государственных обязательств.
Хочу подчеркнуть: мы не говорим о том, что остальные банки должны остаться без поддержки. Мы активно работаем с Международной финансовой корпорацией и ЕБРР, которые заинтересованы в поддержке некоторых банков второй и третьей группы. Безусловно, многим банкам придется искать поддержку акционеров, а в случае отсутствия такой поддержки — уйти с рынка. Однако это очень чувствительные вопросы, ответы на которые имеют значительное влияние на доверие к банковскому сектору. Поэтому я бы не хотела давать какие-либо прогнозы.
В: Как увязаны требования МВФ по нулевому дефициту бюджета и возможность рекапитализации коммерческих банков за счет бюджета?
О: Мы предусмотрели так называемые корректировки показателей дефицита бюджета. Проще говоря, мы не будем рассматривать как дефицитную операцию выпуск гособлигаций для рекапитализации банков, а также кредиты от международных финансовых учреждений, предназначенные для финансирования конкретных проектов развития. Вместе эти два источника формирования и финансирования дефицита бюджета могут достигать 5% ВВП, что является достаточно значительной цифрой.
В: Многих экспертов беспокоит прогнозное снижение чистых резервов НБУ на конец 2009 г. до $14,9 млрд. Что является причиной такого прогноза?
О: В условиях кризиса резервы НБУ используются для обеспечения потребности в валюте импортеров и внешних кредиторов. В случае нехватки валюты на межбанковском рынке, банки и их клиенты могут покупать ее на аукционах НБУ.
Снижение прогнозного размера чистых резервов НБУ (т.е. без учета кредитных средств МВФ) на конец 2009 г. и показывает эту потребность в валюте.
В: Можно ли реализовать предложенную Минфином конвертацию валютных депозитов клиентов банков в гривню? Как это будет согласовываться с требованием Меморандума по достаточности резервов НБУ?
О: Такая операция, если она будет добровольной, вполне возможна. Похожие действия осуществляли в Венгрии. В целом если Нацбанк и банки смогут договориться о прозрачном механизме такой конвертации, без нарушения нормативов валютной позиции банков и нижнего порога чистых резервов НБУ, ее можно осуществить. Думаю, речь не может и не должна идти обо всех кредитах в валюте. Многие банки смогут пролонгировать такие займы или предложить заемщикам только обслуживание долга. В случае если эти меры не смогут гарантировать выплату по кредитам, можно говорить о конвертации. При этом многие банки могут понести убытки на этой операции. Думаю, Минфин мог бы компенсировать их, например, не облагая налогом насчитанные, но не полученные доходы по кредитам (процентные доходы).
В: Как вы будете анализировать эффективность использования выделенных фондом средств?
О: Недавно сюда прибыла еще одна группа экспертов МВФ, в задачу которой входит проверка решений, принятых регулятором по тому или иному вопросу.
Необходимо гарантировать независимость НБУ от любых политических сил и давления извне в вопросах рекапитализации и поддержки ликвидности банковской системы. НБУ является защитником и пользователем резервов, в которых находятся и наши деньги. Поэтому мы должны быть уверены, что резервы надежно защищены и решения относительно их применения абсолютно прозрачны. Техническая группа экспертов МВФ должна подтвердить, что люди, принимающие решения относительно использования резервов, находятся на своем месте и могут принимать такие решения. Пока мы не ощутили, что средства МВФ используются не по назначению.
Джейла Пазарбашиоглу окончила Босфорский университет (Турция) и Джорджтаунский университет (США). С 1992-го по 1998 г. работала экономистом в Международном валютном фонде. С 1998-го по 2001 г.- старший экономист и глава департамента стратегии и экономики в лондонском отделении банка ABN AMRO. С 2001-го по 2003 г.- вице-президент банковского регулятора Турции. С 2003 г.- советник по технической помощи в МВФ.

Как выйти из кризиса, вылечив экономику?

Судорожные действия власти — в частности, вопиющая история с разморозкой депозитов (на прошлой неделе в четверг Нацбанк разморозил, в субботу передумал) — доказывают: те, кому достался штурвал украинской экономики, не знают, куда рулить. В прошлом номере мы публиковали мнения маститых кризисменов. В этом предлагаем дискуссию представителей нового поколения экономистов: кандидата экономических наук, доцента Константина Белевского и эксперта Национального института стратегических исследований Украины Сергея Киселева.
— Ваша версия: в чем суть кризиса?
Б. К.: Сутью нынешнего финансового кризиса в Украине является проблема погашения внешней задолженности банковского сектора и других секторов экономики, которая вызвана трудностями с получением новых заимствований на внешнем рынке в условиях мирового кризиса. Внешней причиной создания большой задолженности оказалось подорожание энергоносителей в последние годы. Не менее важны внутренние причины: значительный рост импорта потребительских товаров из-за многократного превышения темпов прироста размера минимальной зарплаты над темпами прироста реального ВВП в последние годы; избыточное потребительское кредитование в 2006-2008 годах; расходы бюджетных организаций и других секторов экономики непроизводственного характера, в том числе на приобретение импортных автомобилей. Наибольший вклад в размер внешней задолженности внесли потребительские кредиты банков. Лишь на приобретение импортных автомобилей в 2007 году было выдано кредитов на сумму $11 млрд.!
К. С.: Правда и в том, что украинская экономика переболела так называемой голландской болезнью. Голландская болезнь (или эффект Гронингена) — это явление, когда страна сидит на экспорте сырья или продукции очень низкого уровня обработки. Это могут быть, скажем, нефть и газ, как в России, или бананы, как в некоторых странах Латинской Америки, или черные металлы, как в Украине, — и у нее нет стимулов повышать качество продукции, внедрять новые технологии и бороться за повышение энергоэффективности. Эта болезнь порождает серьезные экономические рецидивы — тормозит развитие других отраслей, ускоряет инфляцию. В нашем случае болезнь обострилась в связи с ростом мировых цен на основные экспортные продукты (в 2007-м и І половине 2008 года мировые цены на металл были очень высокими, это обеспечивало неплохой приток валюты в страну).
Вспомните, что было в основе экономического роста страны, который начался в 1998-1999 годах, — дешевая гривня (опущенная во время валютного кризиса 1998 года) и относительно дешевые энергоносители. Стимулов инвестировать в модернизацию предприятий, уменьшать энергопотребление не было. Наблюдался экономический рост, но отсутствовали качественные реформы. Однако запас экстенсивного роста в связи с мировым кризисом, увы, исчерпался.
Те предприятия, которые отложили сегодня модернизацию, сделали в корне неправильно. Я понимаю их проблемы с выплатой зарплат, с социальными расходами. Да, объемы кредитования сейчас заморожены. Но те же металлурги на чем проигрывают — на том, что себестоимость украинского металла выше, чем у китайцев, турок, из-за нашего энергозатратного производства и прочих факторов. И потому сейчас дешевый турецкий металл вытесняет наш не только на внешних, но уже и на внутреннем украинском рынке.
— Что необходимо предпринять для относительно быстрого выхода из кризиса? Какие практические шаги?
Б. К.: Чтобы не спровоцировать массовое невозвращение ранее предоставленных кредитов, нужна сильная монетарная и курсовая политика НБУ.
Прирост монетарной базы в 2009 году должен быть значительно меньше, чем в 2008-м, учитывая прогноз реального ВВП. Только курс на уровне 5,50-5,80 UAH/USD, потери от которого сопоставимы с процентами по депозитам, еще может сохранить имеющийся объем депозитов в банковской системе и значительно снизить риски массового невозвращения кредитов, обеспечив тем самым стабильность банковской системы.
К. С.: Первое и главное в этой ситуации — снабдить заказами предприятия.
Будет работа — будут рабочие места — будут зарплаты. Как говорил в свое время президент Франклин Делано Рузвельт, выведший США из Великой депрессии, лучше увеличивать объемы работ для граждан, чем пособия по безработице. Здесь государство может выступать заказчиком продукции. Причем имеет смысл делать акцент на заказах, прежде всего, для отраслей с высокой добавочной стоимостью — строительства, точного машиностроения. Ведь известно, к примеру, что одно рабочее место в авиа- или судостроении гарантирует также 7-8 рабочих мест в смежных отраслях (например, металлургии, приборостроении и т. п.).
Второе — возобновление кредитования как предприятий, так и населения.
Ограничение кредитования имело определенный позитивный сдерживающий эффект на банковском рынке, но эта мера не может быть долгосрочной. И акцент нужно делать на кредитовании покупки продукции именно отечественного производства.
— Как вы представляете себе стабилизацию курса на уровне 5,50-5,80 UAH/USD в нынешних условиях? Усилить интервенции (которых сейчас нет, а есть валютный аукцион)? Сжечь все валютные резервы?
Б. К.: Валютные интервенции надо не усиливать, их просто надо делать.
Отсутствие внятной политики НБУ и порождает панику, которую нужно было пресечь еще в самом начале. В итоге НБУ все равно вынужден будет вернуться к курсу 5,8 UAH/USD, и чем дольше он будет с этим затягивать, тем больше резервов он вынужден будет потратить. В любом случае их хватит. При имеющейся монетарной базе в размере 170 млрд. грн., даже при снижении в 2009 году золотовалютного резерва НБУ до уровня $20-28 млрд., этого резерва будет достаточно для поддержки официального курса на уровне 5,50-5,80 UAH/USD, если банки не будут раскачивать ситуацию спекулятивными операциями с валютой.
К. С.: Согласен с коллегой в том плане, что в прошлые месяцы политика НБУ в валютной сфере была довольно неудачной. Объем золотовалютных резервов тает, а курс продолжает падать. В октябре НБУ вообще взял привычку выходить на межбанк за полчаса до конца его работы и сливать доллары по низкому курсу паре-тройке коммерческих структур. В результате это не влияло на курс, зато кое-кто неплохо зарабатывал на покупке дешевых долларов. Хаос был и с валютными аукционами — большинство игроков рынка поначалу даже не знали элементарных правил. Не говоря уже о крайне непродуманных ограничениях курса наличной валюты (1,5% отклонения от курса НБУ и максимум 3% маржи между покупкой и продажей), эти шаги привели к дефициту валюты на официальном рынке, а также к расцвету черного рынка (как видим, повторилась ситуация конца 2004 года). И главное — быстрый рост курса доллара плюс рост безработицы могут привести к массовым неплатежам по кредитам населения, что может стать серьезнейшим ударом по банковской системе.
Поэтому я бы сейчас ставил цель: не снижать во что бы то ни было курс до 5,5-5,8 UAH/USD, а прежде всего решать проблему с возвращением валютных кредитов. И здесь как вариант решения мне импонирует предложение Минфина: кредиторам надо предоставить возможность отдавать валютные кредиты гривнями по более низкому курсу или же снизить ставки по таким кредитам. Банки должны понимать, что лучше уступить часть прибыли, чем упасть под тяжестью неплатежей.
Б. К.: НБУ должен обеспечить уменьшение коммерческими банками ставки по новым депозитным вкладам в долларах США до 3-5%, оставив ставки по гривневым депозитам на имеющемся уровне. Это в течение двух месяцев существенно снизит ажиотаж вокруг доллара и евро. Кроме того, НБУ должен своим постановлением рекомендовать коммерческим банкам в нынешнем и 2009 году полностью прекратить выдачу потребительских кредитов на импортные товары как физическим, так и юридическим лицам.
К. С.: Не следует забывать, что мы связаны меморандумом с МВФ. МВФ настаивает на плавающем курсе без валютного коридора, курс должен формировать рынок, а не Нацбанк, и официальный курс не должен отличаться от рыночного более чем на 2%. В свою очередь НБУ большее внимание уделяет не курсу, а инфляции. Кстати, многие центробанки мира так и работают, занимаясь в основном инфляционным таргетированием (установлением планового показателя инфляции, и главная задача центробанка — достичь этого показателя).
Что касается депозитов и кредитов, то можно согласиться с коллегой, хотя определенные исключения из правила не кредитовать импорт должны быть сделаны. Речь идет, в частности, о критическом импорте — о тех же энергоносителях или, скажем, об оборудовании, которое не производится в Украине.
— Возможна ли в нынешних условиях минимизация дефицита платежного баланса Украины?
К. С.: Объем импорта будет падать под влиянием снижения курса гривни и цен на энергоносители (наш основной импортный продукт). Это сможет улучшить торговый и платежный баланс. Но проблема в том, что параллельно будет падать экспорт (хотя дешевая гривня его несколько оживит), а также, скорее всего, будет снижаться прирост прямых иностранных инвестиций. Чтобы смягчать эту тенденцию, прежде всего нужно максимально внедрять стратегию инвестиции вместо импорта. Частично эту стратегию уже предлагает реализовать правительство на примере автомобильной отрасли. Напрямую не нарушая условий Всемирной торговой организации, Кабмин предлагает повысить акциз на импортные автомобили.
Б. К.: Внутренними инструментами невозможно остановить действие внешних факторов, но мы можем и должны создать условия, благоприятствующие росту экономики Украины, снизить уровень инфляции, сбить ажиотаж вокруг доллара и стабилизировать банковскую систему, а также создать преференции отечественным производителям.
К. С.: Необходим перевод стратегических экспортных потоков, которые у нас сейчас остались без потребителя за границей, на внутренний рынок. Это будет очень нелегко сделать. Но в свое время, кстати, Данилишин об этом заявлял, и эта идея неплохая. Это стимул и для производства, и для снижения инфляции.
— Каким образом можно обеспечить перевод стратегических потоков на внутренний рынок? Ограничить импорт?
К. С.: Если мы серьезно ограничим импорт, то будем иметь проблемы с ВТО. Я бы говорил о необходимости формирования определенной части госзаказов. По всем рейтингам, Украина — далеко не самая инвестиционно непривлекательная страна. Думаю, здесь есть определенные направления, по которым можно идти, чтобы усилить привлекательность государства. Это не только налоги, но и улучшение регуляторной политики, в том числе возможность легко открыть предприятие, свобода от обременяющих проверок и т. п. В этом плане наша регуляторная политика отпугивает потенциальных инвесторов, а Закон О разрешительной системе имеет много недоработок.
— То есть вы предлагаете воспользоваться кризисом для экспортной передышки и модернизировать то, что можно? За чей счет? Под каким лозунгом? Евро- 2012?
К. С.: Я уже упоминал о формировании государством целой системы заказов для промышленности. При этом помощником Украины могут выступить и международные финансовые институции. К примеру, Европейский банк реконструкции и развития уже заявил о предоставлении кредита на обновление подвижного состава Укрзалізниці. А это дополнительные заказы для наших машиностроителей.
Речь идет не о поддержании предприятий на плаву (в І половине 1990-х такой подход стимулировал гиперинфляцию), а о целенаправленном развитии инфраструктуры за счет госзаказов. Это модернизация дорог, строительство мостов и новых терминалов аэропортов, реконструкция исторических центров городов, принимающих Евро-2012, что создаст дополнительный спрос на продукцию промышленности (цемент, стройматериалы и т. п.) и стимул для роста строительства. Что в такой норме важно? Во-первых, сделать посыл к тому, чтобы для этих мероприятий использовалась украинская промышленная продукция. Во-вторых, создать систему довольно жесткого контроля за тем, куда идут госинвестиции, дабы не было искушения направить их исключительно на предприятия, близкие к той или иной политической силе.
Б. К.: Насколько мне известно, есть предложение депутатов развернуть программу обновления вагонного и локомотивного парка железной дороги и реконструкции железнодорожных путей, чтобы увеличить внутренний спрос на продукцию металлургических комбинатов и сделать более рентабельным и современным железнодорожный транспорт. Это весьма целесообразно.
Финансирование удешевления процентных ставок на такие кредиты для Укрзалізниці должно происходить из бюджета. Но предложение строительства дорог сомнительно, потому что это очень дорогой и малорентабельный проект с большим сроком окупаемости.
— А потянет ли все это бюджет? Кстати, на прошлом круглом столе легендарный финансист Сергей Яременко сказал, что для такой страны, как наша, нормой является дефицит в 10%, и МВФ не прав. Вы согласны?
Б. К.: Не согласен. Госбюджет должен быть бездефицитным.
К. С.: Безусловно, в этой экономической ситуации нужно стремиться к бездефицитному бюджету. На это и намекает МВФ, заявляя о необходимости сбалансированных государственного и местных бюджетов.
Б. К.: Главной внутренней причиной инфляции в 2007-2008 годах были несбалансированные темпы прироста размера минимальной зарплаты с имеющимися темпами прироста ВВП. При прогнозных темпах прироста ВВП на 2008 год на уровне 6% темп прироста размера минимальной зарплаты должен был быть в пределах 12%, а не 31,5%, как это было заложено в бюджете на 2008 год.
К. С.: Инфляция была вызвана целым рядом факторов. И экстенсивная социальная политика — лишь один из них. К примеру, известно, что в 2007-м и в І половине 2008 года существенно выросли мировые цены на продукты питания и энергоносители. И именно эти две группы товаров были основным мотором инфляции и в Украине.
Сейчас объективно есть необходимость более сдержанной социальной политики, в то же время доходы населения должны быть защищены от инфляции. Кстати, и Президент Украины, и правительство заявляли о необходимости индексации зарплат и социальных выплат в зависимости от размера инфляции.
— На какой эффект вы рассчитываете при выполнении ваших рекомендаций…
Б. К.: Их выполнение позволит уменьшить отрицательное сальдо торгового баланса с $14-17 млрд. до $4-5 млрд. Соответственно, платежный баланс улучшится на $10- 12 млрд. С учетом поступления очередных траншей кредита МВФ и внешнего финансирования коммерческих банков золотовалютный резерв НБУ в 2009 году уменьшится не более чем на $3-5 млрд. При росте с 2009 года размера минимальной зарплаты до уровня, обеспечивающего эффект стимулирующего потребительского спроса на товары собственного производства, уже в августе 2009-го начнется экономический рост, что в результате даст прирост реального ВВП за год на уровне 0,5-2%. Инфляция при этом в 2009 году будет в пределах 14-15,5%. Все это позволит избежать и глубокой девальвации гривни. Рост с августа 2009 года реального ВВП приведет также к существенному росту прямых капитальных инвестиций в Украину.
К. С.: Прежде всего удастся замедлить темпы сокращения рабочих мест. Это позволит не доводить социальную нагрузку на бюджет до максимума. Кстати, не будем забывать, что кроме роста выплат по безработице расширяется и объем пенсий — ведь на пенсию выходит более многочисленное послевоенное поколение. Постепенно начнет тормозиться инфляция. Этому, кроме названных мер, будут способствовать серьезное снижение цен на топливо, постепенное снижение цен производителей, уменьшение темпов подорожания продуктов питания.

Нацбанк тратит понемногу

Вчера Нацбанк сообщил, что на проведенном им накануне валютном аукционе было продано лишь 90 млн долл и удовлетворено большинство заявок.
При этом НБУ пообещал банкирам изменить правила аукциона, называя курсовой коридор, в котором будут удовлетворяться заявки. Однако банкиры уверены, что НБУ параллельно ужесточит требования к заявкам, не желая продавать большие суммы валюты, так как не имеет права значительно снижать свои резервы.
Вчера Национальный банк сообщил, что 10 декабря на четвертом валютном аукционе регулятор продал 90,4 млн долл по среднему курсу 7,53 грн/долл.
Максимальный курс, по которому Нацбанк продавал, составил 7,6 грн/долл, а по цене отсечения (минимальный курс удовлетворения заявок — 7,44 грн/долл) было реализовано лишь 1,2% объема интервенций. Всего же банкиры хотели купить на аукционе небольшую сумму — 137,5 млн долл. Примечательно, что на предыдущем аукционе — 3 декабря — было продано 93,3 млн долл, а заявок было на 433,8 млн долл.
Банкиры отмечают, что столь низкий объем заявок, поданных на аукцион, объясняется непрозрачностью самой его процедуры. Если Нацбанк просит зарезервировать на его счету сумму, которую хотят купить наши клиенты, и не говорит, по какому курсу, еще и не объявляя официальный курс, то нам очень сложно объяснить клиенту, зачем мы отвлекали его деньги и не угадали курс, по которому продавал НБУ, — возмущается казначей одного из крупных банков.
О необходимости реализовать прозрачные подходы к валютной политике НБУ вчера заявляла на встрече с банкирами и руководством Нацбанка и премьер- министр Юлия Тимошенко.
Председатель правления Укрсоцбанка Борис Тимонькин по итогам встречи заявил журналистам, что НБУ изменит правила проведения аукционов, предварительно указывая участникам рынка курсовой коридор таких интервенций. Основное отличие — будут ориентиры, — сообщил он. Такая формула на первом аукционе — 5,8854 грн/долл плюс-минус 2%.
По мнению директора департамента казначейства и финансовых рынков Индэкс- банка Антона Болдырева, возврат к объявлению курса, по которому регулятор намерен продавать валюту, будет иметь стабилизирующий эффект для рынка.
Это могло бы стать ориентиром для рынка, потому что сейчас ориентир вообще отсутствует, — говорит он. Борис Тимонькин считает, что такой шаг позволил бы укрепиться национальной валюте.
Однако банкиры сомневаются, что Нацбанк увеличит размер интервенций. То, что НБУ продает по 90 млн долл в неделю, похоже, означает, что больший объем он продавать не станет, — заявил зампред правления одного из банков с иностранным капиталом.
Другой банкир предположил, что регулятор введет дополнительные ограничения для заявок, как произошло в прошлый раз, когда НБУ разрешил покупать у него валюту только для закрытия валютных контрактов. При этом банкиры напоминают о подписанном меморандуме с Международным валютным фондом, согласно которому чистые золотовалютные резервы НБУ на конец декабря не должны быть меньше 26,7 млрд долл. Без учета первого транша кредита МВФ в 4,5 млрд долл резервы НБУ на 1 декабря сократились до 28,243 млрд долл. Получается, МВФ поставил Нацбанк в очень жесткие рамки: вы должны продавать, но не больше и не меньше определенных сумм. А это является дестабилизирующим фактором — говорит банкир.