Архив метки: рынки и биржи

Очередь за ипотекой

В США резко вырос спрос на жилищные кредиты
Ассоциация ипотечных банков США сообщила, что число заявок на оформление ипотечных займов в США только за прошлую неделю увеличилось на 48%. Благодаря беспрецедентному снижению базовой учетной ставки ФРС США и выделению многомиллиардных средств на выкуп проблемных ипотечных облигаций проценты по ипотеке упали до рекордных показателей, что стимулировало резкий рост желающих рефинансировать свой кредит или заключить новый контракт на покупку жилья.
Усилия американских финансовых властей по снижению стоимости заемных средств для розничных рынков начинают давать результаты – в США зафиксирован рекордный рост обращений за рефинансированием ипотечных кредитов и заключением новых контрактов. Как сообщила американская Ассоциация ипотечных банков (MBA), составляемый ею индекс активности по ипотечным займам только за прошлую неделю достиг 1245 пунктов, что на 48% выше по сравнению с предыдущей неделей. Показатель, достигнутый на прошлой неделе, является рекордом с июля 2003 года. По данным MBA, более 80% обратившихся в ипотечные банки и организации подали заявки на рефинансирование своих ипотечных займов, переходя на другой кредитный тариф с более выгодной процентной ставкой. При этом 11% заявок составили и новые контракты на покупку домов. Люди в массовом порядке ринулись рефинансироваться,– сообщил в интервью Bloomberg гендиректор массачусетской ипотечной фирмы Mortgage Master Лейф Томсен, добавив, что его компании пришлось дополнительно нанять 50 специалистов по обработке заявок на рефинансирование ипотечных займов.
К резкому росту числа ипотечных заявок привели беспрецедентные меры американского правительства по поддержке розничного кредитования и в том числе на рынке жилья. Напомним, в середине декабря ФРС рекордно снизила базовую учетную ставку до 0,25%. Кроме того, в ноябре ФРС сообщила о выделении $600 млрд на выкуп с рынка облигаций государственных ипотечных агентств Fannie Mae, Freddie Mac и Ginnie Mae. По данным Freddie Mac, ставки по наиболее популярным ипотечным кредитам в США на прошлой неделе упали более чем на 0,25% и достигли 37-летнего минимума. Последние события позволяют некоторым экспертам делать осторожные прогнозы о том, что, если спрос на рефинансирование ипотечных кредитов в США в ближайшее время продолжится, это может привести к стабилизации цен на жилье в США, которые падают с января 2006 года.
Похоже на то, что в стране начинается бум ипотечного рефинансирования. Министерство финансов и ФРС создали обстановку, при которой данное развитие событий становится неизбежным,– сообщил в записке для инвесторов аналитик инвесткомпании Ladenburg Thalmann Ричард Боув.

Мы всегда ставим перед собой самые амбициозные цели

Андрей Костин, президент — председатель правления банка ВТБ (Россия)
— Андрей Леонидович, какие стратегические задачи были поставлены перед вами главным акционером, то есть государством? Удалось ли их в полной мере решить?
— Мое назначение на пост главы ВТБ (тогда Внешторгбанк) в 2002 году совпало с переменами в составе его собственников. Главным акционером стало Правительство России, выкупившее у Центрального банка РФ его долю в уставном капитале Банка. Перед нами, новой командой Внешторгбанка, была поставлена стратегическая задача превратить его из узкоспециализированного кредитного учреждения в ведущий кредитно-финансовый институт страны, работающий во всех ключевых сегментах банковского рынка.
Эта задача была решена в самые сжатые сроки. Практически с нуля созданы целые направления бизнеса: розничный, инвестиционный. При этом мы изначально стремились к завоеванию лидирующих позиций во всех сегментах отечественного финансового рынка. К настоящему времени Группа ВТБ вышла на второе место в России по объему привлечения средств населения, стала одним из ведущих игроков рынка инвестиционных услуг.
Но мы не останавливаемся на достигнутом. ВТБ один из наиболее динамично развивающихся кредитно-финансовых институтов России. По темпам роста бизнеса он уверенно опережает среднерыночные показатели.
— А как вы сами для себя обозначили главные цели?
— Считал и считаю: у России должен быть глобальный банк мирового уровня, национальный чемпион, способный на равных конкурировать с ведущими зарубежными кредитнофинансовыми холдингами. Уверенный мощный рост финансовых показателей, превосходящий рост и отечественного, и мирового банковского сектора в целом, активное развитие новых направлений бизнеса, расширение географии присутствия таковы ключевые составляющие стратегии ВТБ, позволяющие нам приблизиться к названной цели.
Ее достижение вопрос уже не столь далекого будущего. ВТБ стал мощной международной банковской группой, присутствующей в 16 странах ближнего и дальнего зарубежья. По многим показателям мы уже сопоставимы с ведущими западными банками, такими, в частности, как немецкий Dresdner Bank и бельгийская банковская группа KBC.
— Одним из факторов, позволивших существенно увеличить капитализацию банка, стало приобретение у ЦБ акций пяти загранбанков. А как эта сделка сказалась на финансовом положении самих загранбанков?
— Покупка в 2005 году европейских росзагранбанков придала мощный импульс их развитию и способствовала существенному укреплению их финансового положения. За три года активы росзагранбанков, перешедших под управление ВТБ, выросли более чем в 1,5 раза, до $16 млрд, совокупные доходы в 2,5 раза, до $919 млн. Объединение бизнеса росзагранбанков в рамках Группы ВТБ позволило значительно повысить эффективность их деятельности, устранить дублирование функций, нарастить масштабы операций с клиентами и увеличить объемы инвестиций, привлекаемых с их помощью в российскую экономику.
В свою очередь, приобретение европейских банковских активов ускорило превращение ВТБ в международную банковскую группу и позволило заметно расширить ее присутствие на глобальных рынках капитала.
— Следующим крупным приобретением была покупка 75% акций ПСБ. Почему ВТБ больше не осуществлял крупных сделок, в то время как другие известные игроки как раз энергично покупали банковские активы?
— Другие игроки просто идут по нашим стопам. ВТБ первым в России оценил огромные перспективы национального банковского рынка и первым начал реализовывать стратегию активного роста за счет приобретений других банков.
Это позволило нам покупать российские банковские активы, когда они стоили сравнительно дешево: в 2004 году среднее соотношение цена/балансовая стоимость составляло 1,5 или чуть более, а уже в 2006 году оно выросло до 4,2. Покупка Промышленно-строительного банка крупнейшей кредитной организации Северо-Западного региона и особенно Гута-банка позволили ВТБ активно развивать розничный бизнес. Сейчас мы уже прошли стадию роста за счет приобретений и продолжаем расширение в России путем открытия новых отделений.
Наша стратегия не исключает возможности новых покупок банковских активов в будущем. Однако подобным сделкам всегда будут предшествовать тщательный анализ конъюнктуры рынка и всесторонняя оценка возможных рисков.
— Почему ВТБ, присутствуя в Европе, Африке и теперь в Азии, избрал приоритетным направлением зарубежной экспансии СНГ?
— На наш взгляд, СНГ является очень перспективным рынком. Экономику региона отличают как высокие темпы роста, так и сохранение значительного потенциала дальнейшего динамичного развития. Ежегодные темпы экономического роста по Содружеству в целом на протяжении последних трех лет составляли свыше 7% (для сравнения: в среднем по мировой экономике 45%). А в некоторых странах, например, Азербайджане, этот показатель превышал и 20%. Еще более высокими темпами растет финансовый рынок СНГ. В этой ситуации банковский сектор Содружества весьма привлекателен для инвестиций, тем более что в нем пока сохраняются низкие барьеры входа.
Разумеется, при выборе схемы вхождения в банковский рынок мы тщательно просчитываем все варианты. Так, в Казахстане мы отказались от покупки банка, поскольку запрашиваемая цена (около $1 млрд) показалась нам явно завышенной, и мы нашли другой путь входа на этот важный для нас рынок, получив разрешение на создание в этой стране дочернего банка. Аналогичным путем мы выходим и на банковский рынок в Киргизии.
Мы и дальше будем расширять свою деятельность на постсоветском пространстве, применяя гибкие подходы, учитывая специфику каждой страны и каждого рынка. Наша цель к 2010 году стать первым в мире банковским учреждением, присутствующим во всех странах Содружества.
— Одно время казалось, что ВТБ чрезмерно увлекается т. н. непрофильными активами. Купил Пермские моторы, большую журнальную типографию, 1 млрд евро потратил на акции EADS. Теперь Группа от всего этого избавляется. Это отражение изменившихся подходов в стратегии?
— Наша принципиальная позиция, определенная Стратегией развития ВТБ, заключается в том, чтобы постепенно выходить из владения непрофильными активами, причем реализовывать их с прибылью. Так, проданы пакеты акций Пермского моторостроительного комплекса, Орехово-Зуевской стекольной компании и ЗАО Моторинвест. В стадии продажи находится крупное полиграфическое предприятие.
Следует сказать, что, приобретая эти активы, мы изначально не предполагали их интеграцию в собственные бизнес-процессы и выступали в качестве крупных портфельных инвесторов. Это касается и наших зарубежных покупок, самой значительной из которых был 5-процентный пакет акций европейского концерна EADS.
Крупные портфельные инвестиции неотъемлемая составляющая бизнеса любой финансовой группы. И в принципе, если интересы дальнейшего развития ВТБ будут диктовать такую необходимость, мы не исключаем покупок небанковских активов для последующей перепродажи.
— Стратегия развития ВТБ предполагает возможность дальнейшего снижения доли государства в Группе. Как скоро эта возможность может быть осуществлена?
— Возможность снижения доли государства в капитале ВТБ до 50%+1 акция предусмотрена Стратегией развития Группы и Указом Президента РФ от 30 декабря 2006 года 1489. Однако называть какие-либо конкретные сроки, на мой взгляд, сейчас преждевременно. В условиях, когда весь финансовый мир переживает период нестабильности, размещение акций на открытом рынке может не принести желаемого для эмитента результата. Во всяком случае перед принятием решения о таком размещении мы будем тщательно анализировать конъюнктуру рынка, свои потребности в капитале и альтернативные возможности его привлечения. На сегодняшний день мы не испытываем потребности в дополнительном капитале.
— Невозможно обойти в нашей беседе тему народного IPO и его последствий. Сейчас, по прошествии года с лишним, можете ли вы сказать, что полностью довольны тем, как прошло размещение? И оценкой акций ВТБ в частности?
— Финансовыми результатами размещения акций ВТБ мы довольны. Ведь оно стало крупнейшим в мире банковским IPO в 2007 году. Мы привлекли более $8 млрд, на 3050% больше, чем прогнозировали специалисты инвестиционных компаний буквально за месяц до размещения. Интерес к нашим акциям оказался выше всех прогнозов (в частности, за рубежом спрос на глобальные депозитарные расписки ВТБ превысил предложение в 9 раз).
ВТБ получил признание мирового инвестиционного сообщества как глобальный финансовый институт. И главное мы получили стимул для реализации наших амбициозных планов и выполнения обязательств перед инвесторами.
Что касается цены акции, то как и в случаях других IPO ее фактически определил рынок. Первые итоги торгов GDR и акциями ВТБ полностью соответствовали ожиданиям его участников и рыночных аналитиков. Цена наших бумаг стабильно превышала цену размещения. Со своей стороны, мы делали все для того, чтобы эта позитивная динамика сохранялась и укреплялась. В первую очередь развивали наш бизнес и улучшали его показатели.
Но фондовый рынок реагирует не только на хорошие отчеты и перспективы роста. После разразившегося международного ипотечного кризиса котировки практически всех банковских акций стали снижаться. Отношение инвесторов ко всем компаниям финансового сектора стало резко негативным. И даже очень хорошие финансовые показатели ВТБ, к сожалению, не могут изменить этой тенденции.
Однако все финансовые неурядицы, так же как природные явления, носят временный характер. Мы убеждены, что когда рыночная стихия успокоится, фундаментальные показатели ВТБ а они очень хороши и продолжают улучшаться непременно будут оценены по достоинству.
— Какие перспективы у ваших частных акционеров вернуть потраченные ими средства, а еще лучше приумножить их?
— Котировки наших ценных бумаг сегодня испытывают серьезное внешнее негативное влияние. На данный момент акции финансового сектора находятся не в самом выгодном положении из-за существенного замедления темпов роста мировой экономики (в особенности в США) и резкого спада деловой активности в развитых странах. Но этот фактор является временным, а акции ВТБ это постоянный надежный актив, который начнет увеличиваться в стоимости, как только финансовые неурядицы в мире немного улягутся. Это объективная картина. Она признана всеми аналитиками, которые считают наши акции существенно и несправедливо недооцененными.
Могу сказать, что мы, менеджмент, сотрудники ВТБ, выполняем все обещания, которые были даны инвесторам. Кстати, многие из нас и я в том числе сами являются миноритарными акционерами ВТБ, вложившими в его бумаги значительные суммы. Мы работаем над улучшением показателей нашего бизнеса, и это приносит свои плоды. Так, прибыль по РСБУ Банка ВТБ за январь-август т. г. выросла почти на 74%, в годовом выражении составив 16,76 млрд руб. (около $700 млн).
В то же время надо понимать, что возвращение котировок к уровню цен размещения пока больше зависит от того, как быстро пройдет фаза торможения мировой экономики и как скоро улучшится конъюнктура глобального финансового рынка.
— Как ВТБ использовал средства, полученные от IPO?
Привлечение в результате IPO дополнительных средств в капитал банка открыло для нас новые возможности активного развития в приоритетных направлениях. В первую очередь речь идет о рознице, инвестиционном бизнесе, расширении сети в странах ближнего и дальнего зарубежья. Свыше трети поступивших средств (почти $3 млрд) было направлено на увеличение объемов долгосрочного кредитования реального сектора отечественной экономики. Около $1 млрд было инвестировано в капитал ВТБ24. Более $350 млн было вложено в укрепление дочерних банков в государствах СНГ, а также в создание операционных подразделений в странах Азии и Африки.
— Почему вы пришли к необходимости создавать собственный инвестбанк, а не приобретать уже сложившуюся структуру?
Перед принятием решения о развитии инвестиционного бизнеса Группы мы просчитывали различные варианты его построения. В том числе рассматривали возможность покупки крупной российской инвестиционной компании. Однако на тот момент отечественные игроки были, на наш взгляд, существенно переоценены. И события последующих месяцев, в ходе которых эти компании и находящиеся под их управлением активы заметно потеряли в стоимости, недвусмысленно подтвердили справедливость наших оценок.
Что касается покупки какого-либо из западных инвестбанков, то реализация такой сделки потребовала бы от нас значительных временных, организационных и финансовых затрат. В то же время, как показывает мировой опыт, интеграция покупаемых институтов в приобретающие их структуры подчас оборачивается ростом издержек, кадровыми потерями и т. д. Еще в 2006 году, принимая Стратегию развития Группы ВТБ, мы отметили среди рисков такого варианта сложность интеграции бизнеса и извлечения синергии, возможную несовместимость корпоративных культур. В итоге мы сочли целесообразным формирование собственного инвестбанка. На его становление мы готовы выделить до $500 млн и убеждены, что уже через год-два эти вложения обернутся прибылью.
— Вы хотите создать с нуля не просто инвестбанк, а национального чемпиона. То есть замахиваетесь на самую большую высоту. Но не слишком ли высока планка с учетом серьезной конкуренции на рынке, значительных рисков и не самой благоприятной конъюнктуры?
— Мы всегда ставили перед собой самые амбициозные задачи. Шесть лет назад, перед приходом в ВТБ (Внешторгбанк) новой команды, мало кто верил, что из узкоспециализированного банка, среднего даже по европейским меркам масштаба, можно будет в короткий срок создать мощное универсальное кредитно- финансовое учреждение. Однако эта задача была реализована всего за три года.
Еще в 2005 году наша цель войти в 50 крупнейших банков мира стороннему наблюдателю могла показаться несбыточной мечтой. Однако сейчас мы буквально наступаем на пятки ведущей полусотне банков планеты.
Убежден, что абсолютно реализуема и цель создать национального чемпиона в области инвестиционного бизнеса. Для этого у нас есть все и современные технологии, и обширная клиентская база, а теперь и сильная команда высококлассных специалистов.
На мой взгляд, именно сейчас конъюнктура для вхождения в инвестиционный бизнес весьма благоприятна. Пока западный финансовый сектор зализывает раны, нанесенные глобальным кризисом ликвидности, российские инвестбанки могут, что называется, потеснить конкурентов. Спрос на инвестиционнобанковские услуги в России стабильно растет. Благоприятной является и ситуация с привлечением высококлассных инвестиционных специалистов. В условиях значительных сокращений в западных инвесткомпаниях на рынке труда имеется большое предложение, и мы можем выбирать самых лучших работников.
— Учитывая, что сейчас Группа ВТБ включает в себя большое число дочерних, в том числе и зарубежных структур, удовлетворены ли вы тем, как сегодня управляется гигант по имени ВТБ?
— Мы создали уникальный в своем роде транснациональный институт, которому нет равных на всем постсоветском пространстве. Сегодня в Группу ВТБ входят 18 организаций, обслуживающих клиентов на трех континентах в Европе, Азии и Африке. Конечно, и в спорте, и в бизнесе бывает, что команде, собранной из звезд первой величины, не удается превратиться в звездную команду. Памятуя об этом, мы многое сделали для того, чтобы звездная команда ВТБ все-таки сформировалась, чтобы интегрировать в единую систему ее отдельные составляющие и максимизировать тем самым синергетический эффект. Для этого мы в первую очередь значительно улучшили систему управления Группой.
Каждые две недели собирается Управляющий комитет Группы ВТБ, в который входят руководители как Головного банка, так и крупнейших дочерних подразделений. Он принимает решения по стратегии развития Группы и отдельных ее бизнес-направлений, по финансовым вопросам, структуре управления.
На уровне Группы консолидированы бизнес-планирование и отчетность. Сейчас мы строим единую групповую систему управления рисками, систему управления активами и пассивами, установили общие стандарты для использования бренда, осуществления внутреннего контроля и др. Компании Группы тесно взаимодействуют друг с другом по различным направлениям. Так, в развитии розницы нашим банкам в СНГ активно помогает специализированный розничный банк Группы ВТБ24;
ВТБ-Страхование продает свои продукты как через точки ВТБ24, так и в филиалах Головного банка.
В целом мы удовлетворены тем, как осуществляется управление Группой, хотя есть и отдельные проблемы. Они связаны в первую очередь с трудностями присутствия в странах с разными правовыми системами, различиями в культуре и традициях ведения бизнеса. Но эти проблемы характерны для большинства транснациональных компаний такого масштаба.
— Вы неоднократно утверждали, что России вполне достаточно иметь 300400 банков, а не 1200, как сейчас. Из чего вы исходите, отказывая в праве на существование большинству участников рынка?
— На мой взгляд, вопрос о количестве банков, которые должны функционировать в России, вторичен по сравнению с вопросом о том, какая банковская система необходима нашей стране.
Сейчас перед Россией стоит непростая и весьма амбициозная задача войти в пятерку крупнейших экономик мира. Решить ее невозможно без построения конкурентоспособной на мировом уровне банковской системы.
И первым шагом на этом пути должно быть скорейшее повышение финансовой мощи отечественного банковского сектора. То есть формирование в стране достаточного количества по-настоящему крупных национальных банковских корпораций, способных на равных конкурировать с западными кредитными институтами не только на внутреннем, но и на международном рынках капитала.
Необходимость консолидации банковского капитала в России назрела уже давно.
Сегодня из 1125 российских кредитных организаций не более 100 располагают капиталом хотя бы в 100 млн евро уровнем среднего европейского банка. В то же время у каждого третьего отечественного банка капитал не превышает 5 млн евро. Столь значительное число мелких недокапитализированных банков резко снижает эффективность всей системы финансового посредничества в России, поскольку у небольших кредитных организаций доля неработающих активов в среднем втрое выше, чем у крупнейших. Не имея достаточного капитала, банки не могут расширяться. Не могут они и значительно увеличивать объемы кредитования.
Большинству российских банков затруднительно выдать хотя бы один кредит объемом более 250 млн руб. исходя из норматива риска на одного заемщика. А спрос в экономике именно на такие крупные и долгосрочные кредиты увеличивается с каждым годом.
Слабая капитальная база также способствует сохранению значительных структурных и региональных диспропорций банковской системы в целом. Так, если в Москве один банк или филиал приходится на 15 тыс. жителей, то в других регионах на 38 тыс. (для сравнения: в Европе и США на 23 тыс. жителей).
При этом в России применяются чрезмерно мягкие требования к величине собственного капитала кредитных организаций. Для действующих институтов требований к размеру капитала вообще не установлено, а для создаваемых банков его минимальное значение определено на уровне 5 млн евро. Эта планка ниже не только, чем в странах ЕС, но и во многих государствах СНГ. В частности, на Украине минимальный капитал банков установлен на уровне 10 млн евро, в Азербайджане 8 млн евро. С этих позиций я являюсь активным сторонником сокращения числа недокапитализированных банков в пользу повышения общего качества российской банковской системы.
— Многие эксперты считают, что у нас слишком велика доля госбанков на рынке. Раздаются голоса, что если мы создаем либеральные рыночные механизмы, то госбанки должны выполнять лишь функции институтов развития, как ВЭБ, РосБР. Так ли это?
— В настоящее время именно присутствие государства в банковской системе России является положительным фактором, повышающим ее финансовую устойчивость и инвестиционную привлекательность. На это, в частности, обращают внимание ведущие международные рейтинговые агентства.
Более того, как мне кажется, форма собственности кредитной организации не имеет принципиального значения, если обеспечены равные условия конкуренции.
В России равные рыночные условия предоставлены всем участникам рынка финансовых услуг, вне зависимости от их формы собственности. Банки с государственным участием не имеют преимуществ в конкурентной борьбе на рынке. Доказательством этого служит, к примеру, обеспечение равных возможностей доступа кредитных организаций к временно свободным средствам федерального бюджета, привлекаемым на аукционах Минфина. Еще один пример доля Сбербанка в общем объеме аккумулируемых вкладов населения за последние шесть лет неуклонно сокращалась в пользу крупных частных банков (доля СБ РФ уменьшилась с 70% до 50%).
Еще один спорный тезис якобы неэффективность госкомпаний. Могу с уверенностью сказать, что в отечественном банковском секторе он не имеет под собой оснований. Показатели эффективности работы банков с государственным участием сопоставимы с показателями деятельности других коммерческих банков. Например, динамика роста активов, собственного капитала, кредитного портфеля двух крупнейших государственных банков ВТБ и Сбербанка опережает аналогичные показатели всей российской банковской системы.
Разумеется, после того как в России появится достаточное количество банков, сопоставимых со Сбербанком и ВТБ по масштабам и потенциалу, государство сможет задуматься над снижением своего участия в банковской системе. Но это вопрос не сегодняшнего дня.
— А сейчас? И не изменились ли ваши планы в связи с мировым финансовым кризисом?
— Я уже говорил выше, что эта задача практически выполнена. Если в 2005 году мы занимали 122 место в списке крупнейших банков мира по объему собственного капитала, то в 2006 году уже 116-е, а в конце прошлого года 60 место. В последнем рейтинге, составленном The Banker в июле этого года, ВТБ держится на 60 месте в мире и на 2 месте среди банков как России, так и Центральной и Восточной Европы. Думаю, в течение ближайших 23 лет мы сможем еще выше подняться в этом рейтинге.
— Несколько вопросов личного характера. Понятно, что вы живете в состоянии чудовищного напряжения и постоянных запредельных нагрузок. Что помогает держать себя в форме? Как вы отдыхаете, снимаете стресс?
Во время новогодних каникул мне удается покататься на горных лыжах. Еще время от времени (делать это регулярно, к сожалению, работа не позволяет) хожу в спортзал. Незабываемым спортивным праздником стало для меня участие в этапе эстафеты Олимпийского огня в Санкт-Петербурге.
Если же говорить о значении спорта для Группы ВТБ, то мы активно его поддерживаем. В частности, ежегодно проводим спартакиады, на которые съезжаются наши сотрудники, работающие по всей стране. Главный спортивный лозунг нашей Группы: От побед в спорте к победам в бизнесе!. Масштабы нашей поддержки российского спорта одни из самых больших в корпоративном секторе.
Так, мы являемся генеральным спонсором ФК ЦСКА, поддерживаем и целый ряд других прославленных спортивных коллективов, в том числе спортивное общество Динамо. Кроме того, мы спонсируем Федерацию спортивной гимнастики, Федерацию легкой атлетики, сборную России по волейболу.
— В течение 13 лет вы были дипломатом, работали в наших представительствах в Австралии и Лондоне. Помогают ли те навыки и знания на банковском поприще?
— Опыт дипломатической службы, безусловно, помогает в руководстве международной банковской группой. Кроме того, работа еще в советские времена в Лондоне мировой финансовой столице позволила воочию увидеть масштабы и оценить перспективы глобального финансового рынка. Безусловно, на моем нынешнем посту оказался очень важен и шестилетний опыт работы руководителем Внешэкономбанка. Знание правил функционирования государственного банковского сектора оказалось неоценимым, тем более что оно было дополнено опытом руководства большим коллективом, решения задач в области государственных финансов.
— Говорят, что вот уже много лет вы помогаете Театру Фоменко. Почему именно ему?
— История образования и становления театра Мастерская П. Фоменко в своем роде уникальна. Театр родился по велению души и по воле судьбы из актерского курса, набранного в ГИТИСе в 1998 году. Самоотдача молодых актеров и талант художественного руководителя превратили театр в ансамбль единомышленников. В результате возникла настоящая театральная семья, где молодые актеры на глазах превращались в звезд-профессионалов.
В свое время мы поняли, что у нашего банка и театра Мастерская П. Фоменко много общего. Обмен опытом формирования слаженного творческого коллектива и превращения молодых специалистов в профессионалов оказался весьма полезен и для нас, и для театра. Именно поэтому мы сделали театру предложение о сотрудничестве, которое со временем переросло в настоящую дружбу. Думаю, в обычной жизни таким принципом руководствуется каждый из нас, выбирая себе друзей близких по духу, по мировосприятию.

Маленькая вера

Почему резко подорожали кредиты.
В октябре-ноябре объемы предоставленных кредитных ресурсов на межбанке резко снизились
В 2008-м практически для всех украинских банков закрылся внешний кредитный рынок. В течение года иностранные займы поступали только украинским дочкам от зарубежных мам, и то в рамках рефинансирования текущих долгов. Основная причина закрытости зарубежных финансовых рынков для украинских банков — мировой кризис доверия. Западные банки по-прежнему списывают убытки, но это не значит, что в мире закончились деньги. Их стало еще больше — на борьбу с экономическим кризисом 23 ведущие страны мира, а также международные организации направили уже более $10 трлн. При этом многие иностранные инвесторы располагают крупными наличными средствами.
Например, по данным агентства Bloomberg, банк New York Mellon, компании Danieli S.p.A (Италия) и Namyang Dairy Products Co (Южная Корея) на данный момент держат наличность на сумму, превышающую их собственную капитализацию и долги. Аналитики считают, что мировой финансовый кризис затягивается, поскольку большинство инвесторов с деньгами сегодня не вкладывают их в какие-либо активы. По сути, именно по этой причине и украинские банки не могут рефинансировать свои долги: западные фингруппы, даже при наличии средств, элементарно боятся кредитовать.
Кризис доверия разразился и на украинском финансовом рынке. В октябре- декабре Нацбанк продал валюты на межбанковском рынке на $7,7 млрд — по крайней мере, большинство крупных отечественных банков не испытывают финансовых проблем. Тем не менее в октябре-ноябре объемы предоставленных кредитных ресурсов на межбанке резко снизились: финучреждения кредитовали конкурентов в основном на несколько суток и под рекордно высокий процент (в конце ноября ставки превышали 50%). И как результат — резкий рост ставок по кредитам населению и корпоративному сектору. По данным Простобанк Консалтинга, долларовый кредит под покупку автомобиля на сегодняшний момент стоит в среднем 20,18% годовых, под залог имущества — 18,09%. Кредиты в гривне — 27,06% (авто), 27,80% (под залог имущества). Год назад гривневые автокредиты обходились заемщикам в 17-18% годовых, под залог имущества — 19- 22%.

Чем может обернуться для заемщиков массовая переоценка залогов?

Банки массово проводят переоценку залогов. Для многих заемщиков это может обернуться проблемами с возвратом кредитов уже в следующем году.
После того, как НБУ и МВФ обязали банки провести переоценку залогов, заемщики живут в постоянном страхе. Ведь условия пользования кредитом в связи с падением цен на многие активы могут резко измениться.
Если банк сочтет, что стоимость залога (квартиры, машины, земельного участка) упала, то может потребовать от должника предоставить поручителя, дополнительный залог или вернуть долг в течение короткого срока. Как выяснили Деньги, такие пункты прописаны во многих кредитных договорах, и не исключено, что банкиры в условиях кризиса решат о них вспомнить.
Кому будет хуже?
Одно радует: кредиторы говорят, что в случае если стоимость залога резко упала, ставку по займу повышать они не будут. Более эффективным мероприятием является привлечение от клиента любого дополнительного обеспечения. Что касается требования досрочно погасить определенную сумму кредита, то это вполне реально, ведь такое условие прописывается в большинстве кредитных договоров банков, — отмечает исполнительный директор Кредобанка Виталий Пахомов.
Хотя кредитору вряд ли удастся чего-то добиться такими жесткими методами в свете массовых увольнений и сокращений. Ведь многие заемщики, скребущие по сусекам в поисках денег на погашение кредита, просто не будут способны погасить заем, а значит, банк получит на свою голову очередную боль в виде объекта залога, который необходимо в срочном порядке реализовать.
Теоретически, банк может предъявить требование по досрочному погашению всей суммы кредита, если это предусмотрено условиями договора, например в результате ухудшения финансового положения заемщика. Однако на практике банки редко прибегают к таким действиям в связи с ситуацией, сложившейся на рынке, — поясняет директор юридического департамента Независимого коллекторского агентства Денис Дольский.
Еще одним способом выхода из ситуации для банка может стать повышение платы по страховке залога, чтобы частично перекрыть риски снижения стоимости залога. И хотя пользу от этого называют сомнительной, банк может пересчитать плату по страховке и предъявить повышенный тариф. В отдельных случаях банки выдвигают заемщику требования по дополнительному страхованию залога. Но это происходит редко и только частично решает проблему потери его стоимости. Да и существующая практика страхования не позволяет полностью компенсировать потерю стоимости залога, — уверяет директор финансовой группы Консалтинг и инвестиции Алексей Вегера.
Победа дастся нелегко
Что удивительно, сами банкиры встречают указания НБУ о переоценке залога с явной прохладцей. Оно и понятно: активное сопротивление со стороны клиентов им сейчас отнюдь не на руку.
Но самая главная сложность, с которой столкнутся все банки, — это возможная некорректность переоценки. В условиях быстро изменяющегося курса, нестабильности на рынке недвижимости, быстрого падения цен и прочих факторов невозможно правильно оценить стоимость залога, — объясняет вице-президент бизнеса Персональные финансы Диамантбанка Анна Ткаченко.
Поэтому вполне предсказуемо, что в таких условиях оценка, которая практически всегда основывается на методе сравнения аналогичных предложений на рынке, кому-то покажется неправильной. Ну и результат все тот же: негодование заемщиков и масса судебных исков к банкам.
Кстати, юристы уверены, что любые телодвижения кредиторов в сторону урезания прав заемщиков и давления на них неправомерны. Если человек вовремя погашает кредит и проценты по нему, то риск по такому клиенту минимален, и кредитор должен быть к нему лоялен.
А поэтому любое нарушение банком прав добросовестной стороны по договору должно повлечь адекватную реакцию — в судебном порядке заемщик, как потребитель, должен требовать устранения нарушения его прав, — уверяет начальник отдела аналитики и корпоративного права юридической компании Консалтинг Групп Ирина Дедковская.
Ссылаясь на Гражданский кодекс, юрист указывает, что условия договора, по которым стороны пришли к согласию, являются обязательными для исполнения сторонами — как банком, так и заемщиком. Но банк может требовать предоставить дополнительный залог исключительно в случае, если заемщик не выполняет свои обязательства, либо нарушает их без уважительных причин и письменного предупреждения об этом.
Безусловно, прогнозировать итоги переоценки залогов пока рано. Но если глянуть на то, что происходит с рынком недвижимости, и учесть некоторые прогнозы на падение цен на жилье, то вполне вероятно, что скоро требования Нацбанка могут стать проблемой для большинства заемщиков. Ведь в случае уменьшения реальной стоимости залога банки получат полное право требовать от заемщика компенсировать обесценивание за счет других источников, наличие или отсутствие которых явно не будет интересовать кредитора.

Нацбанк инициировал ряд новых схем поддержания ликвиданости банков.

Нацбанк инициировал ряд новых схем поддержания ликвиданости банков.
 Предложен следующий регламент предоставления кредитов овернайт:

Continue reading

Через неделю доллар будет по 7 — 7,5 грн

Эксперты не верят в дефолт от Юли и обещают весной бакс по 6,5.
Вчера премьер таки произнесла это страшное слово, которое опасались называть даже самые смелые аналитики и политологи, — дефолт. Леди Ю., правда, приписывает его своему заклятому другу Виктору Ющенко, уверяя, что тот хочет ввести чрезвычайное положение в стране и в скором времени объявит банкротство страны. Такой была реакция премьера на обвинения, выдвинутые ей главой государства на его итоговой пресс-конференции. Кстати, гарант, наоборот, пообещал стабилизацию валютного курса уже в течение недели.
Мы помним российский дефолт-1998, когда за полгода рубль девальвировал почти в 4 раза: с 6 рублей за бакс до 21 с лишним, когда рухнули банки, когда у государства не было денег расплатиться со своими долгами по облигациям госзайма. Ющенковский прогноз непохож на предсмертную агонию.
Сама Тимошенко хоть и заявила, что доллар должен стоить 6-6,50 грн., в своем бюджете на 2009 год заложила 7-7,50 грн./$1. Экономисты тоже уверены, что даже по десятке зеленого мы уже не увидим, к концу уже этого года, мол, он будет на уровне семи гривен.
Член Совета НБУ Василий Горбаль уверен: Сейчас Нацбанк делает все, чтобы сохранить стабильность. Если с октября отток из банков составил $50 млрд., то на $40 млрд. банки уже получили рефинансирование, в том числе ПИБ, Надра и другие.
Вчера Нацбанк снова укрепил гривню на 9 копеек — с 7,88 до 7,79 грн./$.
Эксперты считают, что эта тенденция сохранится. Финансовый аналитик МЦПИ Александр Жолудь уверен: доллар за неделю достигнет 7-7,5 грн. в покупке и 7,80-8,0 грн. в продаже. Люди, до сих пор не сдававшие валюту, надеясь, что она еще подорожает, убедились в обратном и начали ее тратить на подарки. После покупки Нафтогазом $800 млн на межбанковском рынке спрос на валюту также резко упал, что снизило курс, — говорит эксперт.
Гривня слишком опущена за счет паники населения, об этом говорит хотя бы то, что не так давно доллар буквально за день обвалился с 10 до 8 грн./$. К Новому году наличный доллар будет по 7-7,50, а к весне даже по 6,50 грн., — прогнозирует зампредседателя банка Финансы и кредит Игорь Львов.
Мониторинг Сегодня киевских обменников показал: дефицита наличной валюты нет, курсы в пределах 7,0-7,20 грн./$ покупка, 8,10-8,70 — продажа по доллару и соответственно 9,80-10,20 и 10,50-11 — по евро. Однако принять $1000 и более по 7,20 грн. могут отказаться, сославшись на отсутствие в кассе гривни.
Обменкам подарили жизнь в 2009-м
С 1 января валютные обменники никто не собирается закрывать, они будут работать на прежних условиях неопределенное время, сообщили нам в пресс-службе Нацбанка. А именно: заключать агентские соглашения с банками, получать от них так называемое валютное подкрепление, чтобы пункты могли работать, если клиенты не сдают доллары или евро. Для простого жителя это означает, что для покупки или сдачи валюты вам не нужно будет ехать в банк, брать с собой паспорт и подстраиваться под часы работы заведения.
Как нам разъяснили в пресс-службе, действительно постановлением НБУ N319 (тем самым, кстати, которое запрещало досрочную выдачу депозитов) было предусмотрено и закрытие с 1.01.09 г. агентских будок. Однако это постановление отменено и работа обменников по-прежнему регламентируется постановлением НБУ N502.
Напомним: в ноябре и декабре хозяева и кассиры обменников, которым закрытие угрожало остаться без работы, провели акции протеста возле Нацбанка и Кабмина. В то же время президент на днях вновь потребовал закрытия будок. Мотив — мол, через обменки проходят миллионы теневой валюты.

Парламент принял в 1-м чтении законопроект о создании Госагентства по управлению сельхозрисками

Верховная Рада Украины приняла в первом чтении законопроект о внесении изменений в закон О государственной поддержке сельского хозяйства Украины (относительно усовершенствования механизмов государственного ценового регулирования рынка сельхозпродукции, страхования рисков сельхозпроизводства, реализации социальных программ на селе, мер по восстановлению животноводства).
За соответствующий законопроект проголосовали 411 народных депутатов.
Согласно документу, предлагается создать Государственное агентство по управлению сельскохозяйственными рисками, которое является небанковским финансовым учреждением, имеющим свой бюджет, отдельный баланс и расчетные счета, в органе Государственного казначейства.
Агентство подотчетно и подконтрольно Министерству агарной политики и Государственной комиссии по регуляции рынков финансовых услуг. Положение об агентстве утверждается Кабинетом министров Украины.
Размер обязательных отчислений агентству составляет 2% суммы страховых премий, полученных страховщиком в результате обязательного или добровольного страхования отдельных видов сельскохозяйственной продукции, и увеличенных на сумму любых других платежей или компенсаций страховщику, которые предоставляются страхователем или от его имени третьим лицом.
Возмещения из фонда составят не более 5% суммы застрахованного риска, рассчитанного исходя из размера средневзвешенной биржевой цены, которая сложилась на организованном аграрном рынке за последний месяц, предшествующий заключению договора страхования. Страховая франшиза не может превышать 30% суммы договора.
Кроме того, законопроектом определен перечень комплексного страхования при страховании сельхозкультур, в частности, по риску: вымерзание, гололед, заморозок, ледовая корка; град, буря, ураган, шквал, удар молнии; ливни и наводнения, лавина, оползень, засуха, обезвоживание земель, подлежащих орошению, землетрясение.
При страховании сельскохозяйственных животных в перечень комплексного страхования включены риски: инфекционных болезней, пожара, стихийного бедствия, несчастного случая, вынужденного забоя (уничтожение) по распоряжению специалистов ветеринарной медицины в связи с мерами борьбы с инфекционными болезнями, невозможность использования животных по назначению (для племенных животных).
Страхование проводится в добровольной форме и осуществляется на основе договора между страхователем и страховщиком.

Чтобы не было страшно

Обращаемся к тебе, потому как больше не к кому, по всей видимости.
Хотим тебе сказать, что мы очень хорошо себя вели в этом году и почти не демпинговали, старались совсем ненадолго затягивать с выплатами. И заметь, весь год мы подменяли тебя — приносили людям радость, оплачивали ремонт их авто, операции и делали другие добрые дела, предусмотренные в наших страховых договорах.
Но прошлое наше письмо ты, наверное, не получил. Мы там просили удвоения страховых премий и хороших клиентов, которые не попадали бы в ДТП, не болели, не наступали на морских ежей и не умирали. Понимаешь, дедушка, у нас в стране наступил финансовый кризис и нам всем очень плохо, потому что в этом году многие из нас не позволят себе купить к Новому году по новенькой машине. Но мы понимаем, что стабильности у тебя просить бессмысленно — это все равно, что попросить, чтобы в Кабмине или хотя бы Госфинуслуг к нам прислушались.
Но мы всегда удивлялись твоему чувству юмора. Когда мы просили у тебя послать нашей стране хороших инвесторов, все закончилось тем, что голландская группа ING, пообещавшая вложить баснословные деньги в украинскую СК, решила отложить свой выход на этот рынок. А крупнейшая в мире страховая компания AIG вынуждена была национализироваться. Когда мы просили у тебя побольше заемщиков для банков (заметь, мы беспокоились не только о себе, но и о банках) — ты послал нам падение Проминвестбанка и остановку кредитования практически во всех банках страны.
Многим из нас из-за этого приходится очень туго, ведь акционеры урезают наши затраты, а знаешь, как неприятно отказываться от ежегодных бонусов.
Некоторые ребята из страховой песочницы очень просят, чтобы ты принес нам нового регулятора — доброго и отзывчивого, а еще такого, который бы не сопротивлялся и хотел делиться своими полномочиями с ассоциациями, ну хотя бы с одной, желательно той, где собрались классические компании, ну ты в курсе. А компании, которые в классическую ассоциацию не входят, многие из нас готовы купить, только недорого, потому что, как мы писали, денег у нас почти нет.
Еще измени сознание граждан так, чтобы они захотели страховаться. Ведь, что же получается, согласно свежим опросам, страховым компаниям в Украине доверяют меньше всего — 5,4% населения, причем за год количество людей, доверяющих нам, сократилось на 10,5%. А вот церкви доверяют 61,2%, что на 3% больше, чем в прошлом году, и это несмотря на то, что, к примеру, Посольство Божье обвиняют в причастности к махинациям Kings Kapital. И это при том, что мы дарим подарки детям из детских домов и поддерживаем спортивные соревнования. Причем не для того, чтобы минимизировать налоги, а чтобы граждане поверили, что мы будем о них заботиться.
Говорим мы об этом потому, что многие ребята очень рассчитывают, что деньги, которые население забрало из банков, они понесут в страховые компании и нам бы этого очень хотелось (только никому не говори, что мы эти деньги тоже разместим на банковских депозитах, а запрет на досрочное снятие распространяется и на нас). Понимаешь, дедушка, мораторий на досрочное расторжение депозитных договоров, конечно, мешает работать, но с другой стороны, это замечательный повод задерживать страховые выплаты. Некоторые из нас охотно используют этот аргумент в разговорах с клиентами, которые ждут выплат. Только в Госфинуслуг не разделяют нашу находчивость.
Но мы решили, что в следующем году попросим у тебя только одного, чтобы по дороге к Новому 2010 году наш страховой кораблик, который мы нескромно назвали Победа, не потерпел кораблекрушение и не превратился в кораблик Беда и следующий год мы встретили этой же страховой песочницей. Но самое главное, чтобы мы однажды утром проснулись и поняли — кризис наконец-то закончился, а мы остались на плаву и стали менее алчными, но намного мудрее.

Гривна перестала падать

Гривну пнули, и она перестала падать. Премьер обещала бороться с отмывателями грязных денег. Президент обещал бороться с валютными спекулянтами. Экономика боролась за свое светлое будущее.
Примерно в тот самый момент, когда курс гривны почти переполз за мистическую отметку 10 грн. за доллар, раздались вопросы вроде а у НБУ валюта-то вообще есть?!. Есть у Него валюта — доказал Нацбанк парой дней позже. И курс гривны попер вверх.
Вопрос: что мешало НБУ сделать внятные заявления и телодвижения, к примеру, месяцем раньше? На первый взгляд, мешали только пункты Меморандума Кабинета Министров Украины Международному валютному фонду.
По прочтении документа остается стойкое впечатление: его написали ради того, чтобы государство Украина оставалось платежеспособным должником. Допустим. Но при этом документ требует сохранения режима открытых дверей — то есть такого, при котором из Украины безналичную валюту легко переводить под совершенно надуманными поводами. Что мы и наблюдали в течение последних двух месяцев. Не будь двери распахнуты, за доллар не давали бы больше 6,5 гривен, говорят многие вполне уважаемые эксперты.
Курсовой шок, который испытала украинская экономика, много хуже по последствиям самого по себе оттока валюты (стр. 28). Из-за шока бизнес не смог спланировать 2009 год. Первые месяцы наступающего года уже потеряны. Потеряны и первые сотни тысяч рабочих мест.
Дальше есть два пути. Первый — жесткий, эгоистичный путь усиления валютного регулирования, контроль НБУ за движением курса (стр. 28). Включая шлепание по попе тех из банкиров, которые пытаются заработать на падении национальной валюты. Придется, правда, немного поспорить с МВФ. В результате — довольно быстрое выздоровление экономики и национальной валюты. Не 5,05, конечно! Но и не 10,1.
Второй путь — фотографирование процесса Нацбанком, распахнутые настежь двери и быстрое таяние украинской экономики.
В последнюю неделю декабря выбор уже будет сделан. Если он будет правильным — это окажется лучшим нам всем подарком на Новый год.

Качественное лечение онкозаболеваний становится доступным

Индивидуальное медицинское страхование в Украине считают неприбыльным. Операторы рынка констатируют: такие продукты безубыточны лишь тогда, когда их предлагают владельцы частных больниц. Как страховое покрытие они предоставляют медицинское обслуживание в своих заведениях.
Комментируют:
Майкл Амзель, глава совета директоров страховой компании Кросс
Абрахам Кутен, профессор, руководитель клиники онкологии Медицинского центра Рамбам (Израиль)
Феликс Ковнер, главный онколог Больницы современной онкологической помощи ЛІСОД
Эдуард Майберг, доктор медицины, глава совета директоров Больницы современной онкологической помощи ЛІСОД