Архив метки: рефинансирование

Очередь за ипотекой

В США резко вырос спрос на жилищные кредиты
Ассоциация ипотечных банков США сообщила, что число заявок на оформление ипотечных займов в США только за прошлую неделю увеличилось на 48%. Благодаря беспрецедентному снижению базовой учетной ставки ФРС США и выделению многомиллиардных средств на выкуп проблемных ипотечных облигаций проценты по ипотеке упали до рекордных показателей, что стимулировало резкий рост желающих рефинансировать свой кредит или заключить новый контракт на покупку жилья.
Усилия американских финансовых властей по снижению стоимости заемных средств для розничных рынков начинают давать результаты – в США зафиксирован рекордный рост обращений за рефинансированием ипотечных кредитов и заключением новых контрактов. Как сообщила американская Ассоциация ипотечных банков (MBA), составляемый ею индекс активности по ипотечным займам только за прошлую неделю достиг 1245 пунктов, что на 48% выше по сравнению с предыдущей неделей. Показатель, достигнутый на прошлой неделе, является рекордом с июля 2003 года. По данным MBA, более 80% обратившихся в ипотечные банки и организации подали заявки на рефинансирование своих ипотечных займов, переходя на другой кредитный тариф с более выгодной процентной ставкой. При этом 11% заявок составили и новые контракты на покупку домов. Люди в массовом порядке ринулись рефинансироваться,– сообщил в интервью Bloomberg гендиректор массачусетской ипотечной фирмы Mortgage Master Лейф Томсен, добавив, что его компании пришлось дополнительно нанять 50 специалистов по обработке заявок на рефинансирование ипотечных займов.
К резкому росту числа ипотечных заявок привели беспрецедентные меры американского правительства по поддержке розничного кредитования и в том числе на рынке жилья. Напомним, в середине декабря ФРС рекордно снизила базовую учетную ставку до 0,25%. Кроме того, в ноябре ФРС сообщила о выделении $600 млрд на выкуп с рынка облигаций государственных ипотечных агентств Fannie Mae, Freddie Mac и Ginnie Mae. По данным Freddie Mac, ставки по наиболее популярным ипотечным кредитам в США на прошлой неделе упали более чем на 0,25% и достигли 37-летнего минимума. Последние события позволяют некоторым экспертам делать осторожные прогнозы о том, что, если спрос на рефинансирование ипотечных кредитов в США в ближайшее время продолжится, это может привести к стабилизации цен на жилье в США, которые падают с января 2006 года.
Похоже на то, что в стране начинается бум ипотечного рефинансирования. Министерство финансов и ФРС создали обстановку, при которой данное развитие событий становится неизбежным,– сообщил в записке для инвесторов аналитик инвесткомпании Ladenburg Thalmann Ричард Боув.

Маленькая вера

Почему резко подорожали кредиты.
В октябре-ноябре объемы предоставленных кредитных ресурсов на межбанке резко снизились
В 2008-м практически для всех украинских банков закрылся внешний кредитный рынок. В течение года иностранные займы поступали только украинским дочкам от зарубежных мам, и то в рамках рефинансирования текущих долгов. Основная причина закрытости зарубежных финансовых рынков для украинских банков — мировой кризис доверия. Западные банки по-прежнему списывают убытки, но это не значит, что в мире закончились деньги. Их стало еще больше — на борьбу с экономическим кризисом 23 ведущие страны мира, а также международные организации направили уже более $10 трлн. При этом многие иностранные инвесторы располагают крупными наличными средствами.
Например, по данным агентства Bloomberg, банк New York Mellon, компании Danieli S.p.A (Италия) и Namyang Dairy Products Co (Южная Корея) на данный момент держат наличность на сумму, превышающую их собственную капитализацию и долги. Аналитики считают, что мировой финансовый кризис затягивается, поскольку большинство инвесторов с деньгами сегодня не вкладывают их в какие-либо активы. По сути, именно по этой причине и украинские банки не могут рефинансировать свои долги: западные фингруппы, даже при наличии средств, элементарно боятся кредитовать.
Кризис доверия разразился и на украинском финансовом рынке. В октябре- декабре Нацбанк продал валюты на межбанковском рынке на $7,7 млрд — по крайней мере, большинство крупных отечественных банков не испытывают финансовых проблем. Тем не менее в октябре-ноябре объемы предоставленных кредитных ресурсов на межбанке резко снизились: финучреждения кредитовали конкурентов в основном на несколько суток и под рекордно высокий процент (в конце ноября ставки превышали 50%). И как результат — резкий рост ставок по кредитам населению и корпоративному сектору. По данным Простобанк Консалтинга, долларовый кредит под покупку автомобиля на сегодняшний момент стоит в среднем 20,18% годовых, под залог имущества — 18,09%. Кредиты в гривне — 27,06% (авто), 27,80% (под залог имущества). Год назад гривневые автокредиты обходились заемщикам в 17-18% годовых, под залог имущества — 19- 22%.

Нацбанк инициировал ряд новых схем поддержания ликвиданости банков.

Нацбанк инициировал ряд новых схем поддержания ликвиданости банков.
 Предложен следующий регламент предоставления кредитов овернайт:

Читать далее Нацбанк инициировал ряд новых схем поддержания ликвиданости банков.

Рефинансирование не для всех или ставки не инструмент

Вопрос принципов формирования уровня учетной ставки НБУ волнует участников рынка все больше и больше. Ведь действительно, почему во всем мире ставки падают, а в Украине растут? Почему в Украине рефинансирование стоит более 100% в год на межбанке, и в то же время Нацбанк декларирует 14%? Почему ставки меньше инфляции, когда во всем мире наблюдается обратная ситуация? Отвечает Андрей Зарипов, аналитик ГК ТЕКТ.
— Почему нацбанк повышает ставки, когда весь мир следит за тенденцией к ее снижению?
— Можно предположить, что руководство НБУ, полагая, что средства, выделяемые на рефинансирование, используются банками для валютных спекуляций, повышает учетную ставку. Насколько могу судить, логика НБУ проста — ограничить платежеспособный спрос банков на валюту. В нашей стране рефинансирование, к сожалению, работает избирательно, и не является общедоступным инструментом поддержания ликвидности (краткосрочной, долгосрочной), как во всем мире. На примере Проминвестбанка можно увидеть эту избирательность — в этот банк влили 6 млрд. грн., с банком Надра произошла похожая ситуация.
— Из-за чего ставки столь высоки?
— Сейчас ставки овернайт составляют около 22%, при чем последних два дня НБУ даже не публиковал их на своем сайте (забыли видать опубликовать — прим. автора). Но есть другой индикатор, который можно использовать при оценке коротких денег — это межбанк. В прошлом месяце стоимость займа овернайт на межбанке превышала 100%, что говорит о большой необходимости банков в коротких деньгах. При этом, несмотря на всю декларативность заявлений НБУ о доступности рефинансирования под 14%, в это же самое время на межбанке реальная ставка составляла порядка 100% по овернайт. О чем это может говорить? Только о том, что получить средства от НБУ под 14% было фактически невозможно.
— Как же тогда быть тем предприятиям, компаниям, которые надеются на помощь банков?
— Ограничение доступа банков к коротким и длинным деньгам автоматически приводит к росту стоимости кредитования для предприятий и конечных заемщиков. В принципе, о стимулировании экономики речи в такой ситуации уже не идет. Хотя в других странах ситуация иная — учетные ставки опускают, тем самым стимулируя производство и конечного потребителя — таким образом вливая средства в реальный сектор экономики.
— Банк собственноручно затягивает удавку на горле финансовой системы?
— Логику действий Нацбанка в долгосрочной перспективе предугадать сложно.
Притока валюты в банковской системе нет, а получить рефинансирование на международных долговых рынках невозможно, на внутренних — не позволяет НБУ.
А повышение ставок приводит к мысли, что своими действиями НБУ пытается сократить количество украинских банков. Банки с такими принципами работы главного финучреждения страны, не имея дополнительных резервов и возможности маневра, не смогут существовать, тем более развиваться. До сих пор украинские банки развивались на средства, полученные на международных валютных рынках под 10% годовых. Погашать свои займы они смогут, только если привлекут средства под 18-20% годовых — на тех же международных рынках. И это с учетом того, что найти сейчас средства для рефинансирования крайне трудно, даже под такую ставку. В Украине банки также не смогут получить дешевое рефинансирование. Логично, что некоторые из них будут вынуждены прекратить работу.
— Какая по-вашему ставка нужна нам?
— Конечно же, для банков чем меньше учетная ставка, тем лучше, скажем, учетная ставка в 10%, конечно же, в какой-то мере устроила банкиров. Но так как в Украине учетная ставка не является в прямом смысле слова инструментом, то речь скорее идет не о количественном эквиваленте, а о качественном использовании. Принципы работы этого элемента необходимо сделать более прозрачными, зафиксировать одинаковые возможности для всех банков использовать этот инструмент. Хотя с другой стороны нельзя забывать, что рефинансирование — это включение денежного станка, который приводит к увеличению денежной массы, составляющей львиную долю влияния на нашу инфляцию. Поэтому к определению размера учетной ставки необходимо подходить взвешенно, учитывая все нюансы.

Тимошенко могла остановить спекулянтов

Укргазбанк кредитовал тезку Росукрэнерго
Как и ожидалось, власть предержащие решили использовать финансово-экономический кризис в собственных политических интересах. Открытое противостояние премьера и Президента окончательно запутало всех, наблюдающих за историей взаимоотношений соратников оранжевой революции.
Их резкие, а все чаще оскорбительные высказывания в адрес друг друга, существенно притупили нюх электората и похоронили всякую надежду на возможность разобраться в том, кто или что стало основной причиной столь сложной экономической и финансовой ситуации в Украине. Каждое из звучащих в прямых эфирах заявлений шарахает нас от валютных спекуляций Ющенко и НБУ, провоцирующих в стране дефолт, к провальной экономической политике Тимошенко, пиарящейся на чужом горе. Найти в этих двух крайностях какие-то рациональные и объективные вещи уже не представляется возможным, потому как на первый план вышла исключительно политика.
И без того депрессивные настроения граждан, которые не перестают фиксировать социологи (шесть из десяти украинцев уже впали в панику), подогревают появившиеся в информационном пространстве свежие месседжи, касающиеся отставки главы НБУ, премьера, Президента. Магическое слово импичмент снова стало актуальным. Депутаты разных цветов и калибров не перестают просчитывать возможные варианты, а эксперты, составляя финансовые и политические прогнозы на будущий год, хватаются за голову.
Одним из героев вчерашнего информационного дня стал народный депутат Василий Горбаль. Так, в список пяти банков-коррупционеров, названных Тимошенко на последнем брифинге попал и Укргазбанк, связанный с именем этого небезызвестного регионала. Ситуация выглядит еще более пикантной, если учесть, что Горбаль не первый год является членом наблюдательного совета НБУ. Именно в силу этого обстоятельства наш разговор не ограничился рамками собственного финансового огорода депутата и ответных реплик в адрес премьера. На самом деле, у меня было достаточно оснований поинтересоваться в каком промежутке отрезка провальный премьер Тимошенко — коррупционер Ющенко поставит свою метку не просто политик, а еще и банкир Горбаль.
Признаюсь, что симбиоз этих статусов, осложненный не придуманным финансовым кризисом, дал надежду услышать не банальные заявления политика, а компетентные выкладки, за которыми стоит, прежде всего, ответственный финансист, дорожащий своей репутацией. Что из этого получилось, судите сами.
Про валютный курс, осведомленность Пинзеника и неведение Тимошенко
— Василий Михайлович, чтобы, по-вашему, произошло, если бы в нормальной цивилизованной стране премьер-министр обратилась к народу с заявлением, которое серьезно дискредитирует Президента, главу НБУ, а также целый ряд коммерческих банков, якобы вступивших в коррупционный сговор чреватый дефолтом финансовой системы?
— Я не могу назвать ни одной страны мира с похожей парламентско- президентской формой правления, где вообще могло бы произойти что-то подобное. Имею в виду ситуацию, когда премьер публично уходит в оппозицию к Президенту, главе Национального банка и т.д. По-моему, сейчас в Украине проходит некий эксперимент. В основе которого лежит весьма банальное обстоятельство — в момент кризиса всегда политически выгоднее уйти от ответственности. И если ты не успел вовремя покинуть насиженное место во власти, то, как оказалось можно стать оппозиционером и в кресле премьера.
На самом деле это абсурд.
Что касается следствий происходящего, то мы являемся свидетелями полного разрушения системы власти и государственной машины в Украине. Причем, заметьте, за год (!) до президентских выборов. Однако показательно, что в любой другой стране подобные вещи сразу бы нанесли сокрушительный удар по фондовому рынку, экономической ситуации и инвесторам. У нас же к подобным вещам уже привыкли, и каждая новая волна взаимных обвинений бывших соратников влияет разве что на набор очередных аргументов участников политических ток-шоу.
— Ну, не скажите… После резких заявлений Тимошенко доллар пополз вниз. И это веский аргумент ее команды. К тому же целый ряд экспертов сходится во мнении, что система власти это, конечно архи важно, но когда речь идет о глобальной коррупции, в результате которой народ обеднел в два раза, поход украинского премьера в оппозицию к Президенту — шаг вполне объективный. А как еще, по-вашему, должна была поступить Тимошенко, получив вполне конкретную информацию по тому же непрозрачному рефинансированию банков, и, не найдя понимания у Президента?
— В этой ситуации свое несогласие премьер могла выразить только публичным заявлением с последующим уходом в отставку. И это общепринятая мировая практика, а не мой или еще чей-то каприз. То есть премьер должна была занять четкую оппозиционную нишу, не цепляясь за кресло. Однако этого не произошло. Именно поэтому позиция Юлии Владимировны выглядит не вполне искренней, имеющей больше отношения к политике, нежели к экономике.
Вопрос: почему в пятницу в гостях у Шустера Тимошенко не сообщила народу, что министр финансов ее Кабинета господин Пинзеник присутствовал на всех совещаниях у Президента? В том числе и на двух последних в пятницу, когда Ющенко вел диалог с банкирами. Замечу, что риторика министра финансов на этих встречах в корне отличалась от риторики премьера. В силу этого обстоятельства сомнительно звучат и слова Тимошенко том, что правительство не было в курсе перспектив валютных позиций и политики Нацбанка.
Если же это действительно так, и Тимошенко все это время оставалась в неведении, то у меня напрашивается один еще более печальный вывод: в момент острого, как сама любит произносить Юлия Владимировна, финансового мирового кризиса премьер-министр страны не имеет налаженного диалога с министром финансов. О каком выходе из кризиса мы тогда можем вообще вести речь?! В этом же контексте довольно показательны еще два момента. Пинзеник не подписывает Бюджет правительства, и подготовку главного антикризисного документа берет на себя вице-премьер Турчинов! Премьер не приглашает главу НБУ на обсуждение макроэкономических показателей бюджета-2009! То есть получается, что все жизненно важные коммуникации разрушены, как внутри Кабмина, так и за его пределами.
— Повторяю, курс доллара после заявлений Тимошенко опустился. Или вы хотите сказать, что этому поспособствовали пятничные совещания Президента и Юлия Владимировна, зная ближайшую перспективу, по традиции первой надела тапки? На самом деле, это принципиальный вопрос. То ли у нас провальный и некомпетентный премьер, которая довела экономику до ручки. То ли — Президент коррупционер, решивший поиграть с курсом и заработать на выборы, вступив в сговор со Стельмахом и Фирташем. Кстати, с не чужим вам Укргазбанком тоже. По словам Юлии Владимировны.
— Сначала принципиально по курсу. Чтобы не говорила премьер, правительство и НБУ несут в этом вопросе солидарную ответственность. Как нельзя рассматривать банк без клиентов, так нельзя рассматривать и банки без экономики. Сальдо торгового и платежного баланса, импорт, экспорт, и многие другие показатели, касающиеся принятия решений в рамках регуляторной политики — все это солидарная ответственность Кабмина и НБУ. Результатом этой ответственности является стабильность или не стабильность национальной валюты, в том числе. Это, во-первых.
Во-вторых, если вы помните, разговоры по курсу начались с момента, когда был подписан Меморандум с МВФ. Уже тогда политики начали делать свои прогнозы на этот счет. Уточняю — в документе действительно была норма, касающаяся невозможности сокращения на 1 января 2009 года золотовалютного резерва более, чем на 4%.
— Переведите.
— То есть, нам сразу регламентировали ту сумму, которую НБУ может потратить на поддержание украинской гривны, посредством выхода на финансовый рынок с предложением иностранной валюты. Таким образом, НБУ, исходя из этой нормы, упрямо пытался каким-то образом спланировать свои интервенции на валютный рынок.
— Этим вы объясняете его выжидательную позицию и отказ выходить на рынок?
— В какой-то мере. И Кабмин прекрасно об этом знает, потому что именно Тимошенко ставила свою подпись под Меморандумом. К тому же от обязательности правительства также очень много зависело. Так, Кабмин должен был предоставить НБУ перечень неотложных платежей, для обеспечения которых НБУ необходимо было бы потратить часть своих золотовалютных резервов. Таким образом, у НБУ была бы возможность рассчитать, какая сумма в остатке пойдет на обычный межбанковский рынок. Я имею в виду миллиардный кредит по Укравтодору, а также платежи НАК Нефтегаз-Украина. Однако этого сделано не было. Что касается НАКа, то сумма не была понятна вплоть до заявлений Газпрома. Таким образом, впоследствии НАКу пришлось самостоятельно выходить на рынок и в качестве обычного игрока покупать валюту.
— И поэтому самому терять на курсе, негативно влиять на рынок и накапливать долги?
— Безусловно.
— Но такая ситуация очень выгодна тому же Фирташу, заинтересованному в срыве контракта с Россией и сохранении на рынке посредника РУЭ.
— Если рассматривать этот вопрос с точки зрения политики, то вы правы.
Однако, повторяю, исключительно своей халатностью правительство создало прецедент и, получается, позволило заинтересованным лицам манипулировать ситуацией и критиковать Кабмин. В вопросе Нефтегаза не может быть претензий к НБУ. Если бы Нацбанк хотел кому-то в этом вопросе подыграть, то вряд ли стал кредитовать НАК через Сбербанк.
Таким образом, можно сделать вывод, что в ситуации с курсом нас очень сильно подвела практика отсутствия четкой коммуникации между всеми ответственными за финансовую систему и экономику ведомствами, а также неумение или нежелание оперативно реагировать на появляющиеся вызовы. В числе, которых был и Меморандум МВФ, который правительству надо было не только подписывать, но и искать пути оптимального и оперативного выполнения его условий. Мы же неделями на многочасовых совещаниях обсуждали и обсуждаем то, что в других странах решается за два дня с учетом принятия необходимой нормы закона. Вот взять хотя бы встречу с банкирами, о которой говорила премьер в пятницу. Она была три (!) недели назад. И где результаты этой встречи?
В-третьих, определенно негативную роль в этой истории сыграл и выброс информации о неликвидности золотовалютных резервов, которую НБУ по привычке не сумел своевременно опровергнуть. Что также подогрело рынок.
И, наконец, в-четвертых, напомню, что сам формат механизма действия межбанковского валютного рынка обсуждался при подписании Меморандума МВФ.
— Вы имеете в виду плавающий курс?
— Да. Что также способствовало скачкам доллара. И я сегодня ответственно заявляю, что если, подписывая Меморандум, этого не понимала Юлия Владимировна, то министр финансов, наверняка четко себе представлял объективное направление курсовой динамики. В этой связи можно спорить о сроках — все надеялись на постепенную девальвацию гривны, однако безапелляционно утверждать о том, что на рынке произошло что-то неожиданное и целенаправленно кем-то спровоцированное, как это делает сегодня премьер- министр, не совсем честно.
Про рефинансирование, стукачей и новую партию коррупционеров
— То есть, вы утверждаете, что все, что происходило на рынке, а именно — обесценивание национальной валюты до 10 гривень за доллар — объективный процесс, не связанный со спекуляциями и нарушениями? А как же 40 миллиардов напечатанных НБУ и розданных банкам в формате рефинансирования? Как же быть с 7-ю миллиардами, которые получила Надра Фирташа, и по словам Тимошенко, львиную долю этих средств направила ни на кредитование экономики и выплату депозитов, как предписывает МВФ, а на покупку валюты?
— Благодаря Юлии Владимировне рефинансирование банков, превратилось в некую сильно преувеличенную общественную страшилку.
— Ну, если сам председатель Совета НБУ Петр Порошенко заявляет, что не может получить на этот счет разъясняющие документы от главы НБУ, а Зеркало недели через несколько дней публикует этот секретный список, который взрывает рынок и подтверждает слова Тимошенко о миллиардах для Надры и Ко, то почему же рефинансирование не считать некой коррупционной страшилкой? Что было скрывать Стельмаху?
— Что касается заявления Порошенко, то это проблема не сегодняшнего дня, а долгая история взаимоотношений правления НБУ и его Совета. Существует коллизия между функциями Совета и недопустимости разглашения банковской тайны. Хотя, я считаю, что факт попадания этой информации в СМИ — в любом случае предмет внутреннего расследования НБУ. В данном случае должно волновать то, каким образом распечатка одного из счетов НБУ оказалась в чужих руках.
— Но чем оказались так опасны эти, как вы говорите, чужие руки, если они впоследствии только и сделали, что поспособствовали прозрачности процесса?
— Настаиваю на том, что как бы та или иная информация не была полезна рынку, ее несанкционированное попадание в СМИ или еще куда-то, чревато нарушением закона о банковской тайне. Это вопрос чистоты и надежности внутреннего документооборота главного финансового учреждения страны.
Никакой другой опасности действительно нет. И если НБУ впоследствии решит сделать эту информацию публичной — так тому и быть. Что же касается отношения банков к данному факту, то сработали стереотипы. Ведь если раньше государство помогало банку деньгами, то это считалось плохим сигналом.
Поэтому банки очень осторожно относятся к разглашению подобной информации.
Сейчас ситуация и механизм изменился, рефинансирование банков стало общепринятым инструментом поддержки ликвидности финансовой системы. Однако привычка не разглашать тайну рефинансирования у банкиров осталась. Вот и весь ответ.
Теперь непосредственно о рефинансировании и 7 млрд. Надры, которыми Тимошенко напугала всю страну. На самом деле, было вполне прогнозируемо, что первыми претендентами на рефинансирование станут банки которые:
а) лидирует в привлечении вкладов физических лиц;
б) имеют украинский капитал (а не иностранный);
в) имеют долги по внешнему заимствованию. Банк Надра входит в число таких банков, поэтому вполне мог рассчитывать на внушительную сумму кредита. И вопрос здесь может быть только в том, что банк Надра подавал в качестве обеспечения кредита. Однако, как мне известно, условия были для всех единообразны.
— Под какие условия получили 1,2 млрд. вы?
— Под залог имущественных прав по тем кредитам, которые выдавались банком.
Какие могли быть преференции у Надры я не знаю. Это закрытая коммерческая информация. И я бы очень не хотел, чтобы временная следственная комиссия занималась изучением кредитного портфеля того или иного банка. Мы так можем очень далеко зайти…
— Но информация уже разглашена.
— Я мало верю в то, что Надра некорректно вела себя на рынке. Однажды на одном из совещаний, когда резко выросло количество заявок на валюту, в числе покупателей действительно была заявка Надры. Однако после уточнения выяснилось, что ее сумма полностью совпала с суммой, необходимой банку для погашения внешнего заимствования в тот день.
Теперь, что касается Укргазбанка, почетным президентом которого я являюсь и, который в составе пяти банков попал в номинацию главных коррупционеров. Напомню, в ноябре этого года авторитетное международное рейтинговое агентство Standard Poors признало Укргазбанк самым информационно открытым банком Украины. По их рейтингу уровень финансовой прозрачности банка соответствует лучшим показателям транспарентности ведущих финансовых компаний мира. Замечу, что на этот рейтинг обращают внимания правительства всех стран мира, кроме нашего… Сразу же после того, как прозвучало заявление премьера я позвонил главе Государственного комитета по финансовому мониторингу Украины г-ну Черкасскому. Так вот, Игорь Черкасский, как и многие бютовцы очень долго передо мной извинялись. И, поверьте, у них на то было достаточно оснований.
Уже хотя бы потому, что в распоряжении премьера имеется государственный комитет с широчайшими полномочиями. Комитет, как и НБУ, ежедневно от каждого банка получает исчерпывающую информацию о финансовых операциях на рынке. Если сумма этих операций превышает 10 тыс. евро. Таким образом, господин Черкасский имеет широчайшую возможность ежедневно постукивать премьеру о происходящем на рынке. О валютных спекуляциях, незаконных конвертациях в том числе. Будь-то Надра, Укргазбанк или кто-то другой.
— Тогда почему Тимошенко, имея такого стукача, ждала момента, когда курс вырастет до 10, и только после этого вышла с публичными обвинениями?
— Наверное, это вопрос к самой Юлии Владимировне. На самом деле, ей достаточно было вызвать главу государственного комитета и сказать: Уважаемый, я не верю Стельмаху. Проверь тот-то и тот-то банк и компетентно поясни товарищам, что так не надо себя вести. Не поймут — будем принимать меры. Точка. А если к процессу подключить еще и налоговую администрацию, то, поверьте, любое финансовое нарушение замечается и устраняется очень быстро. Так что, у Тимошенко есть прямые рычаги влияния на валютных спекулянтов.
— Как вы думаете, почему вслед за Надрой именно пять названных Тимошенко банков (Альфа-банк Укргазбанк, банк Клиринговий дом, Єврогазбанк , Місто-банк, получивших рефинансирование, попали в черный список? Ведь деньги были выделены десяткам банков, в числе которых замечены и бютовские банки. В частности Финансы и кредит (Жеваго), Брокбизнесбанк (Буряк).
— Я не делю банки на бютовские и Партии регионов, как в равной степени и на банки с отечественным или иностранным капиталом. Они все работают в Украине и на них распространятся одни и те же правила. Уверен, что Ассоциация Украинских Банков в ближайшее время сделает резкое заявление в ответ на обвинения премьер-министра.
— Василий Михайлович, вы лучше расскажите, кредитовал ли Укргазбанк проекты бизнесмена с нашумевшей фамилией Фирташ? Вы вообще с этим господином знакомы?
— Уже знакомы. Мы познакомились на дне рождения Леонида Черновецкого. Что касается кредитования Укргазбанком его проектов, то мне об этом ничего не известно. Однако, могу предположить, по какой причине нас опорочили. Дело в том, что у Укргазбанка до недавнего времени был один клиент, который имеет не менее нашумевшее имя — Росукрэнерго.
— ???
— Попрошу общественность успокоиться. Компания, объединяющая сеть заправок —
полная тезка РУЭ, не имеющая никакого отношения к нашумевшим поставкам газа. Если мне не изменяет память, эта компания обслуживалась у нас с 2000- го года. Похоже, Юлию Владимировну просто подставляют. Знаете такой известный и довольно действенный прием — смешать все в кучу: правду, неправду, домыслы, совпадения… и заявить. А там как хотите, так и отмывайтесь. Однако, повторяю еще раз, подобные заявления можно делать только по итогам проверок вышеупомянутого комитета финансового мониторинга, НБУ, налоговой администрации. Как говорится, было бы желание и оперативная реакция.
Про временную следственную комиссию, поддержку металлургов и отставку Стельмаха
— Парламентскую комиссию уже созданную в ВР вы относите к подобному инструменту банковского надзора? Премьер настаивает на том, чтобы заслушать результаты ее работы уже в пятницу.
— Если судить по работе аналогичной комиссии по Киеву (расследование деятельности КМДА и Киевсовета), то, как мне известно, первая информация, которая была рассмотрена той комиссией, банальна была взята из Интернета.
Что касается деятельности этой комиссии, то депутаты предложили НБУ в течение трех часов предоставить информацию, касающуюся деятельности национального регулятора за 2007 год включительно. Боюсь, что это была изначально невыполнимая задача. Так что на качественный анализ при таких подходах вряд ли стоит надеяться. При этом есть еще одна проблема — банковская тайна, закона о которой никто не отменял. Я лично не знаю, как НБУ выйдет из этой ситуации. Возможны решения суда как в ту, так и в другую сторону. Так как любой из клиентов может подать в суд на банк, если информация о счете будет разглашена без его согласия или решения суда.
— Вы будете подавать в суд?
— Еще не решил.
— А у Фирташа, уже подавшего иск против премьер-министра Украины в Британский суд, по-вашему, есть шанс?
— Понимая объемы банка Надра, я могу утверждать, что заявление ЮВТ о том, что только 100 миллионов пошли на компенсацию вкладов, а все остальное — на покупку валюты, сильно преувеличено. Так что, шанс наверняка есть.
— Возвращаясь к проблеме курса, замечу, что коммерческие банки проявили некую слишком и молчаливую позицию, солидарную с НБУ. А вам не кажется, что если бы банкиры вовремя начали говорить, указывая на ошибки, как правительства, так и НБУ, ситуация могла бы развиваться иначе?
— Кажется. Однако у нас менталитет такой, что банкир всегда старается от любой проблемы уйти в сторону и пережить ее без эмоций. Тем более публичных.
— Деньги любят тишину.
— Это действительно так. Мы привыкли молчать. Дабы были спокойны наши клиенты. Однако сейчас ситуация меняется и финансисты стали понимать, что надо открываться. В отношении же публичной критики регулятора, так это вообще нонсенс для украинской постсоветской банковской системы. Однако случаи с судами в отношении отмены ряда постановлений НБУ были. Черновецкий любил этим заниматься.
Что касается нынешней ситуации, то наблюдалась слишком быстрая динамика курса. Поэтому критика регулятора если и была, то в рамках совещаний, которые обещали стать системными. Однако таковыми не стали.
— И в этом слабость банковской элиты?
— Я бы назвал это не слабостью. Скорее, неготовностью действовать в новых условиях оперативно, мобильно и настойчиво.
— Когда я слушала Тимошенко, а потом известного российского финансового аналитика г-на Илларионова, поймала себя на мысли, что на ситуацию в Украине в профессиональных кругах смотрят совершенно по-разному. В том числе и на обрушившийся курс доллара. Так, если команда Тимошенко настаивает на необходимости укреплять гривну, то Андрей Илларионов советует не сильно давить на Президента и НБУ, а подумать над тем, что можно пойти и совсем другим путем — намеренной девальвации гривны.
— У нас каждый политик, особенно депутат, считает себя профессионалом во всех отраслях экономики. Что же касается разговоров, что нам нужно объединить всех профессионалов, я всегда думаю о том, как объединить диаметрально противоположные подходы этих профессионалов. Дискуссия существует всегда. Однако Украина отличается от других стран тем, что у нас дискуссия бесконечная, без принятия какого бы то ни было решения.
Нормальные же люди решение принимают и выбирают какой-то единый путь. Пусть в итоге даже ошибочный.
— Но пройденный.
— Совершенно верно. Подход, который содействует девальвации гривны с точки зрения курсовой поддержки базовых отраслей, являющихся основой украинского экспорта, действительно есть. И направлен он на компенсацию низкой конъюнктуры мировых цен.
— Это вы сейчас про металлургические комбинаты Ахметова говорите?
— Про все то, что мы сегодня экспортируем. Что можно поддержать за счет курса. Это общий подход вне зависимости от фамилии собственника того или иного предприятия. Он принят и в России, и за рубежом. Однако есть и другое мнение, которое подразумевает фиксированный курс. На самом деле до сих пор идет дискуссия, что такое для Украины гибкий курс. И может ли он быть для нас приемлем вообще? Для многих подтверждением того, что у нас такого курса быть не может, является существование таких клиентов, как НАК и пр. с большими неожиданными заявками на приобретение валюты. Я тоже придерживаюсь мнения о необходимости устойчивого регулируемого курса в Украине. Так как валютный рынок у нас еще не развит. Впрочем, как и законодательство этого направления.
— И все-таки скажите, НБУ успел поддержать металлургов за счет курса? Подозрения такие в СМИ высказывались.
— Кто конкретно из металлургов ощутил прелести скачка курса, мы сможем понять только тогда, когда увидим, кто из металлургов получил валютную выручку в последний месяц, и кому удалось реализовать свою выручку по высокому курсу. Однако, я вполне допускаю, что многие экспортеры даже не успели воспользоваться этой преференцией. Слишком мало было времени.
— Как вы думаете, сколько времени понадобится парламенту для того, чтобы отправить в отставку Стельмаха?
— Более правыми я все-таки считаю тех, кто на всякий случай задается вопросом: если не Стельмах, то кто? До сих пор в парламенте идет дискуссия на предмет существования коалиции и количества ее голосов. Однако это уже второй вопрос после того, решится ли на отставку Стельмаха Ющенко? Но даже если Президент примет такое решение, рисков достаточно.
На самом деле, мы можем дать миру сигнал этой отставкой, а потом, не найдя компромиссной кандидатуры, зависнуть в совершенно неопределенной и опасной ситуации. К тому же, есть еще МВФ, который обязательно захочет встретиться с кандидатом на пост главы НБУ. Интересно КПУ будет голосовать за кандидатуру, имевшую тет-а-тет с капиталистами МВФ?
— Так будет отставка или нет?
— По-моему, Президент довольно четко заявил о своей позиции.
— Но и Тимошенко не менее четко дала понять, что в случае отказа Ющенко внести новую кандидатуру в ВР, парламент обойдется без Президента. Похоже, ваша фракция может поддержать эту настойчивую инициативу. Судя по заявлениям лидера.
— Это будет неконституционно.
— Даже если таким образом на пост главы НБУ выдвинут Горбаля?
— Мне кажется, что любой кандидат откажется от такого пути. Здесь стоит вопрос взаимоотношений не только с банковской системой, но и с финансовыми институтами на международном рынке. И вообще, сомнительное назначение вредит репутации любого нормального человека. Тем более профессионала.
Выдвинуться на этот пост таким образом, может согласиться только безответственный политик.
Про партию, чужих скелетов и перевыборы дублем
— Василий Михайлович, как вы сегодня можете охарактеризовать ситуацию, в которой оказалась ПР?
— Партия Регионов застыла в позиции оппозиции.
— Вот именно, что застыла. Там же действовать надо.
— Сейчас на политической арене другие основные действующие лица. Как вы уже успели заметить, из шкафов активно вытаскиваются скелеты производства 2004- го года. Информационный эфир заполонили некие трогательные ретроспективы оранжевой революции: кто за чьей спиной тогда стоял, кто шел впереди…
Полагаю, что, наблюдая за всем этим, общество не может не понимать, что в Украине стартовала жесткая президентская кампания. Нам в этой ситуации приходится просто считать потери каждой из сторон. А еще — достать из загашника старый-престарый лозунг: А мы же говорили…
— А вам не кажется, что это несколько ущербная позиция — наблюдать за тем, как рушится что-то у кого-то, и самому в это время не развиваться?
— Ну, я бы не сказал, что внутри нас ничего не развивается.
— Пока более всего заметно развитие внутрипартийных конфликтов по линии Янукович — Ахметов — Левочкин (Фирташ). Особенно после очередного провала переговоров с БЮТ, который организовал Виктор Федорович.
— На счет развития, одна небольшая ремарка. В парламент внесены десятки антикризисных законопроектов от ПР. И даже. Если они не принимаются, то среди законопроектов предлагаемых коалицией часто встречаются копии наших оригиналов. Что, безусловно, не может не радовать.
— Каким вы видите дальнейшее развитие событий? Четвертая попытка ПР и БЮТ объединиться будет? Или судя по последним категорическим заявлениям Януковича, предложившего своим непосредственным конкурентам уйти в отставку, нас ждут перевыборы дублем. По-видимому, весной после социальных бунтов. А если быть совсем точным, после того, как ПР и БЮТ решат эту проблему конституционным большинством голосов.
— Все может быть. Может сложиться такая ситуация, когда в Раде будут голосоваться на сто процентов непроходные у Ющенко законопроекты. Президент будет их ветировать, а все дружно придут к выводу, что выхода нет — только перевыборы, импичмент… Или что там еще можно придумать?
— Бюджет?
— Именно он может стать началом эскалации очередного витка конфликта.
— За какой бюджет вы не будете голосовать?
— Очень трудно голосовать за бюджет, который не поддерживает даже министр финансов действующего правительства. Я думаю, что обсуждение бюджета априори приведет либо к перевыборам, либо к переформатированию ВР и каким- то другим иным решениям. Я не исключаю и очередного бракосочетания соратников.
— Вот я тоже на досуге думала над этим. Ведь, как ни крути не верти, а нынешняя ситуация оказалась сильно выгодна исключительно Регионам. Кризис гонит ЮВТ из власти. Однако идти на выборы ей было бы удобно, разделив ответственность с Регинами (основным конкурентом) в формате какого-нибудь широкого спасительного правительства. Иначе вы вооружаетесь социальными бунтами и… выигрываете. Спасительного правительства с конституционным большинством, как известно, не получилось. А значит в этой истории антивыборным тылом для ЮВТ может стать только Президент, которому выборы сейчас не нужны. С его-то тремя процентами рейтинга. Так что, похоже, что рановато соратники горшки побили. Что скажите?
— Как известно, в украинской политике нет ничего невозможного. Однако я верю, что как бы не складывались дальнейшие отношения премьера и Президента именно Партия регионов сможет консолидировать конструктивные силы. При этом, придя к власти конституционным путем, не прибегая к организации и управлению социальными бунтами. Угроза их возникновения, и так велика и не требует вмешательства ни одной из политических сил. Наоборот, надежда, что в стране есть, кому навести порядок, реально может снизить температуру социального напряжения.

Нацбанк рассказал, как банкам надо оздоравливаться

Национальный банк утвердил порядок мер, направленных на оздоровление банков путем их капитализации. В постановлении №405, которое вступает в силу с 29 декабря, регулятор детально прописал механизмы реорганизации и капитализации банков, в том числе и при участии государства.
Банкиры отмечают, что наиболее существенным нововведением, предлагаемым НБУ в 405-м постановлении, стал упрощенный механизм увеличения уставного капитала банка. По мнению финансистов, подобная инициатива очень своевременна в свете того, что многие банковские учреждения покажут убыток по результатам работы в следующие 12 месяцев. Закрывать финансовые дыры придется только за счет собственного капитала.
Увеличение собственного капитала банков в следующем году будет массовым явлением, потому что капитал обесценивался из-за удешевления гривни. Я ожидаю, что в целом система будет докапитализирована на 10-15% (10-15 миллиардов гривен. — ДЕЛО). Хотя по-хорошему ей надо процентов 30, — говорит предправления Терра-Банка Сергей Щербина.
Но если ранее процесс регистрации изменений в капитале банка растягивался на месяцы, то постановление НБУ сокращает процесс до нескольких недель. По старой схеме перерегистрироваться можно было около полугода. Сейчас это будет значительно быстрее, что будет стимулировать собственников увеличивать капитал, — убежден предправления ЭкспоБанка Юрий Гетьманенко.
Вторая часть документа посвящена механизму капитализации банков при участии государства. Впрочем, особой конкретики в этой части положения участники рынка пока еще не обнаружили. Все пункты положения, где идет речь об участии государства, имеют декларативный характер. Сейчас идет дискуссия о механизмах рекапитализации, которые еще не выработаны, — признал член Совета Нацбанка Василий Горбаль.

Юркский период

Банкиры продолжают сворачивать кредитование юридических лиц. Компании будут вынуждены сидеть на голодном пайке, как минимум, весь 2009 г.
Быть не может
В последнее время отечественные банки резко сократили кредитование корпоративных клиентов. Об открытии новых кредитных линий даже речи быть не может. Максимум, на что могут надеяться компании, — это на поддержание кредитования банками в рамках старых лимитов. Тем не менее очень распространены случаи, когда банкиры урезают лимиты кредитования, требуют предоставить дополнительный залог или же вовсе досрочно погасить задолженность. Банкиры признаются, что просто вынуждены сокращать кредитные портфели из-за продолжающегося оттока пассивной базы. Поэтому отказываются от сотрудничества с некоторыми клиентами. Практически повсеместно банки в одностороннем порядке повышают кредитные ставки. Павел Крапивин, заместитель председателя правления банка Контракт (г.Киев; с 1993 г.; около 130 чел.), рассказывает: У нас продолжается уменьшение кредитного портфеля: за последние 2-2,5 месяца он сократился на 3%, потому что отток вкладов не прекращался. Основное падение придется на январь-февраль 2009 г. Постепенно уменьшаются кредитные лимиты, от нескольких клиентов мы отказались, попросив закрыть кредит за 2-3 месяца .
Впрочем, ситуация в каждой компании сугубо индивидуальная. Банки сейчас работают по принципу: деньги собираем и никому не выдаем, поэтому пытаются урезать даже существующие лимиты. Нам пока удается работать по старым лимитам. Ставки по гривневым овердрафтам банки пробуют повышать, по валютным кредитам пока не увеличивали, — рассказывает Андрей Павлушин, финансовый директор компании Илта (г.Киев; импорт автомобилей; с 1992 г.; 400 чел.). В свою очередь, Наталья Богданова, генеральный директор финансово-экономического департамента ХК Блиц-Информ (г.Киев; с 1992 г.; более 4 тыс.чел.), говорит: Наши банки ведут себя более-менее корректно — пока не требуют досрочно погасить кредиты или предоставить дополнительные залоги, хотя, насколько я знаю, на рынке такое явление существует. Для нашей компании были сохранены лимиты кредитования, открытые до начала кризиса. В то же время абсолютно все банки повышают ставки по существующим кредитам по всем видам валют .
Страшный момент
Участники рынка отмечают ухудшение качества кредитных портфелей корпоративному сектору. Возникла проблемная задолженность компаний перед банками по той же причине, по которой выросли и невозвраты по кредитам, предоставленным населению, — преобладание кредитования в иностранной валюте. На 1 декабря задолженность корпоративного сектора по банковским кредитам составила 418,2 млрд грн. Из них 203,0 млрд грн. в национальной валюте и примерно $31,3 млрд — в иностранной. То есть примерно половина кредитов выданы в валюте. При этом большинство компаний, взявших валютные кредиты, не имеют источников валютной выручки. К таким категориям заемщиков относятся компании, не ведущие внешнеэкономическую деятельность, но взявшие долгосрочные долларовые кредиты для реализации инвестпроектов либо для закупки товара или оборудования (например, девелоперы, импортеры). Теперь, когда курс увеличился до 9 грн./USD, такие компании физически не могут вовремя обслуживать свои кредиты. Самое страшное для бизнеса — это курсовая неопределенность. Мы усиленно брали валютные кредиты, так как они стоили дешевле. К тому же нас обрадовал летний рост гривни, который оживил рынок, позволил закупить больше товара, понизить цены для потребителей, — констатирует Александр Жарко, финансовый директор компании МКС. Банкиры жалуются, что среди экспортеров в первую очередь металлурги и химики испытывают трудности с обслуживанием кредитов из-за резкого сокращения объемов экспортной выручки. Металлурги взяли большие кредиты под свои инвестпроекты. Чем их обслуживать, когда нет продаж, поступления денежных средств? — задается вопросом Сергей Наумов, и.о. председателя правления УкрСиббанка.
Банкиры традиционно уверяют, что в поисках компромисса готовы идти навстречу заемщикам. Из любого бизнеса трудно в один момент выдернуть значительную сумму. Требовать этого значит убивать бизнес, — констатирует г-н Крапивин. Поэтому требовать досрочного погашения кредита в нынешней ситуации абсолютно неправильно, — дополняет коллегу Дмитрий Гриджук, председатель правления банка Хрещатик (г.Киев; с 1994 г.; более 1 тыс.чел.). При этом банкиры отмечают, что если трудности заемщика временные, то лучше не продолжать затягивать веревку на его шее. Но руководители компаний говорят, что договориться с банками не так уж просто. Лариса Богатым, генеральный директор ПИИ Итрако (г.Киев; поставщик оборудования для полиграфической промышленности; с 1997 г.; около 100 чел.), рассказывает, что ее компания не пользуется кредитами от украинских банков, и тем не менее ее бизнес страдает от сворачивания корпоративного кредитования. Многие наши клиенты заключили контракты на покупку оборудования через нашу компанию, а им отказали в выдаче кредитов. Кроме того, на рынке полиграфии сейчас нет достаточного оборота для обслуживания валютных кредитов по нынешнему курсу. А они брали кредиты на покупку оборудования для своих полиграфических комбинатов на EURO, 5-3,5 млн. Теперь наши клиенты жалуются, что банки в одностороннем порядке повышают ставки по кредитам, очень тяжело идут на переговоры относительно продления договоров займов или о возможности предоставления кредитных каникул, — сетует г-жа Богатько.
Тем не менее, как БИЗНЕС уже отмечал (см. №50 от 15.12.08 г., стр.46-48), по итогам ноября портфель кредитов юрлицам в гривне прирос на 4,5 млрд грн., тогда как в иностранной валюте сократился на $1,2 млрд. Участники рынка сомневаются, что имело место массовое рефинансирование валютных кредитов гривневыми ссудами. Как вы думаете, будут банки рефинансировать трехлетний валютный кредит гривней? — спрашивает г-н Павлушин. — Скорее всего, какие-то ФПГ досрочно погасили долгосрочные валютные кредиты и прокредитовались на короткий срок в гривне в своем банке. С таким предположением соглашается и г-н Жарко, который пытался перевести долларовые кредиты своей компании в гривню: Банки оказались без гривни, нам только в одном банке удалось перекредитоваться на короткий срок. Так что в гривне банки нехотя кредитуют юрлиц . Действительно, ставки по кредитам в нацвалюте зашкаливают. По оперативным данным НБУ, с начала декабря кредиты в гривне выдавались под 24-28.% годовых, в инвалюте — под 12,5-15,2% годовых. Однако участники рынка говоря!, что на практике ставки еще выше. Гривня сейчас очень дорогая. Нам предлагали кредиты под 48% годовых, и это еще не самая высокая ставка на рынке, — отмечает г-жа Богданова. В то же время финансисты признают, что банки за счет рефинансирования, полученного от регулятора, кредитовали свои карманные компании, чтобы те закупали валюту под фиктивные импортные контракты. Уверен, что такое практиковалось. Безусловно, мелкие банки под фиктивные контракты своих фирм покупали валюту впрок. У нас же все финансисты — выходцы из 1990-х годов. Они понимают, что лучший источник дохода — это когда купил валюту по 6 грн./USD, а продал по 8 грн./USD. Затем купил новый Lexus, и счастлив , — говорит г-н Павлушин.
Все падают
Участники рынка достаточно пессимистично оценивают перспективы кредитования. Вспомните прогнозы относительно окончания ипотечного кризиса в США — говорили, что все закончится в I квартале 2008 г. и т.д. Потом оказалось, что это были только цветочки . Думаю, кризис продлится, как минимум, до конца следующего года, — отмечает г-н Гриджук. Наиболее оптимистический сценарий нарисовал Павел Крапивин: Если нам удастся остановить отток депозитов за январь-февраль, то к марту мы t выйдем на стабильную пассивную базу, поэтому можно будет не уменьшать портфель кредитов. Чтобы понять, что ситуация окончательно стабилизировалась, нужно еще пару месяцев. Так что при самом оптимистическом сценарии говорить об увеличении объемов кредитования, привлечении новых клиентов можно будет не ранее июня 2009 г. . Пессимизм банкиров разделяют финдиректора. В следующем году банки никому не будут открывать новые кредитные линии — портфели будут сокращаться. Сейчас нет такого бизнеса, который можно кредитовать без опаски, — все сектора падают. Единственное исключение — разве что пищевая промышленность , — констатирует г-н Павлушин.
Представители компаний отмечают, что в условиях падения реальных доходов населения, в том числе из-за девальвации нацвалюты, кредиты им просто не потребуются. Кредиты обычно привлекаются для развития компании, а с учетом перспектив рынка это неактуально. Поэтому если у компании достаточно оборотных средств, кредиты не нужны, — отмечает Павел Сидоренко, руководитель департамента по слияниям и поглощениям корпорации УкрАвто (г.Киев; сборка и продажа автомобилей; с 2002 г.) . Андрей Павлушин говорит, что для бизнеса его компании критическое значение курса — 6,9-7,0 грн./ USD. По дело даже не в курсе: о чем можно говорить, если у людей просто не будет денег, чтобы покупать авто, — возмущается финансист.
Тем временем банкиры вынуждены бороться с потенциальными дефолтами по кредитам. Они считают, что с корпоративным сектором проблем будет меньше, чем с розницей. Однако отмечают сложность сложившейся ситуации. По своему банку могу сказать, что в нормальной ситуации проблемная задолженность составляет 2-2,5% портфеля, в условиях кризиса этот показатель может вырасти до 10%, — прогнозирует Дмитрий Гриджук. Господин Наумов считает, что потенциально проблемными являются все кредиты, выданные в иностранной валюте. Поэтому основной удар придется на лидеров кредитования корпоративного сектора. Именно они наиболее активно выдавали кредиты в инвалюте (см. Топ-10 банков… на стр.33). На 1 ноября текущего года проблемная задолженность по кредитам в экономику составила 7,2 млрд грн., т.е. 1,94% портфеля, из них просроченные кредиты — 4,5 млрд грн. и сомнительные к возврату — 2,7 млрд грн.
Банкир — о выживании
Сергей Наумов (39), и.о. председателя правления УкрСиббанка (г.Харьков; с 1990 г.; более 10,5 тыс.чел.):
— По сравнению с розничным бизнесом ситуация в корпоративном сегменте выглядит более оптимистично: повальных неплатежей по кредитам компаний пока нет. Но ситуация непростая. Основная проблема при обслуживании кредита — это удорожание валюты. Дело в том, что многие заемщики занимали в валюте, не имея валютной выручки. Поэтому основной предмет переговоров заемщиков с банками — это реструктуризация (продление) кредитов.
Корпоративные клиенты больше всего боятся, что банки просто перекроют им кредитование под оборотный капитал.
Как только это произойдет, предприятие просто остановится и станет банкротом. Идет цепная реакция неплатежей, в результате экономика может остановиться полностью. Так как экспортеры переживают не лучшие времена, в краткосрочной (полгода-год) перспективе металлургия неинтересна для финансирования. О проектном финансировании на некоторое время можно вообще забыть. Если наша страна переживет первое полугодие 2009 г., то потом мы уже выживем.
Финансист — о переговорах
Александр Жарко (42), финансовый директор компании МКС (г.Харьков; | торговля электроникой; с 1990 г.; около 2 тыс.чел.):
— Переговоры с банками ведутся на тему реструктуризации валютной задолженности, общаться с ними тяжело, но пока компромиссы находим. Очень сложно принимать какие-то решения в непрогнозируемой среде. Например, непонятно, есть ли смысл покупать сейчас валюту по 8 грн./, USD и закрывать кредиты. Вдруг все-таки курс вернется к отметке 6,5 грн./ USD, как прогнозирует тот же Сергей Тигипко (экс-председатель НБУ. — Ред.). При этом нельзя исключать, что спекуляции могут привести курс и к 13 грн./USD. Повезло тем импортерам, которые воспользовались фиктивными контрактами и закупили валюту летом, они — молодцы. Непонятно, как поведут себя цены на залоги в следующем году. Поэтому универсального рецепта нет. Ясно одно: политика Минфина и Нацбанка отсутствует — все просто брошены на самовыживание. Реально рынок схло-пывается, покупательная способность населения падает. О каких новых кредитах может идти речь, наоборот, необходимо уменьшать задолженность по старым кредитам. Зачем нам кредиты, если уровень продаж падает?
ТОП-10 банков по объемам кредитования юрлйц на 01.11.08 г., млрд грн. (доля валютных кредитов в портфеле кредитов юрлицам, %)
Приватбанк 38,3 (63,8)
Укрэксимбанк 29,4 (70,3)
Райффайзен Банк Аваль 25,9 (55,6)
Проминвестбанк 19,8 (26,0)
УкрСиббанк 18,1 (71,0)
ВТБ Банк 17,4 (77,9)
Укрсоцбанк 17,0 (63,0)
Альфа-банк 15,8(60,1)
ОТП Банк 12,1 (76,5)
Форум 9,7 (64,2)

Динамика торгов на ПФТС в ноябре

Динамика торгов на ПФТС в ноябре
Согласно аналитическому отчету Национального банка Украины, индекс ПФТС, вероятнее всего, будет оставаться волатильным с позитивным направлением, способствовать чему будет политическая стабилизация и задекларированная на следующий год приватизация генкомпаний.
В то же время аналитики не исключают вероятности, что неразрешенность фундаментальных проблем (сокращение производства, высокий уровень инфляции, нестабильность на валютном рынке, ухудшение инвестиционного климата) будет определять негативный тренд рынка в долгосрочной перспективе.
По данным Нацбанка, в ноябре ПФТС-индекс увеличился на 37,32 пункта, или на 14,79% — до 289,63 пункта.
На динамику индекса повлияло получение Украиной стабилизационной кредитной линии; подписание соглашения между Кабинетом Министров Украины и Всемирным банком по привлечению кредита на сумму, эквивалентную 3 млрд. грн. сроком на 30 лет под 5% годовых для покрытия дефицита госбюджета, подтверждение Европейским банком реконструкции и развития намерений о дальнейшем долгосрочном кредитовании проектов во всех отраслях экономики Украины, а также ряд других факторов. Среди негативных факторов — политическая неопределенность в стране; дестабилизация ситуации на валютном рынке; снижение объемов промышленного производства в октябре на 19,8%; снижение ВВП в октябре на 2,1%.
Рыночная капитализация ликвидных ценных бумаг (по листингу ПФТС) в ноябре увеличилась на 22,5 млрд. грн. — до 198,9 млрд. грн., или на 12,7%. Объем торгов в ноябре 2008 года составил 7,73 млрд. грн., что в 3,5 раза больше показателя октября текущего года. При этом объемы торгов на рынке корпоративных облигаций сократились на 45,9%. Рост отмечен в следующих сегментах фондового рынка: рынок акций увеличился в 3,7 раза, рынок государственных ценных бумаг — в 9,4 раза, рынок муниципальных облигаций — в 7,5 раза, рынок инвестиционных сертификатов — в 3,1 раза. В структуре торгов на ПФТС по объему торгов лидирует рынок государственных ценных бумаг (79,1% в ноябре против 29,2% в октябре). Рынок акций (10,9%) опередил рынок корпоративных облигаций (9,4%).
Кроме того, за ноябрь спред EMBI+Украина расширился на 313 б. п. — до 2 154 б. п., а разница между данным спредом и EMBI+Global расширилась до 1 436 б. п.
Волатильность украинских евробондов немного уменьшилась, но ее рост за месяц составил в среднем 18%, что свидетельствует о потере доверия инвесторов к ценным бумагам Украины, в первую очередь к краткосрочным облигациям.
На первичном рынке государственных ценных бумаг в ноябре текущего года активность немного уменьшилась: состоялось пятнадцать из пятидесяти объявленных размещений ОВГЗ.
Доходность по всем видам ценных бумаг снизились до уровня 15,6% в связи с замедлением темпов инфляции в годовом выражении, тогда как спрос со стороны коммерческих банков на долговые инструменты для получения рефинансирования вырос. Доля ОВГЗ, находящихся в портфеле нерезидентов, увеличилась не существенно — на 5,85 млн. грн. — до 523,7 млн. грн.

Начало отставки Стельмаха?

На протяжении этой пленарной недели парламент рассмотрит информацию Временной следственной комиссии по вопросам проверки деятельности Национального банка Украины в период финансового кризиса.
Об этом сообщил заместитель председателя Верховной Рады Николай Томенко, ссылаясь на решение согласительного совета руководителей фракций, который состоялся в понедельник.
По его словам, этот вопрос будет рассматриваться, скорее всего, в среду.
Но все будет зависеть от готовности самой ВСК предоставить соответствующую информацию, — отметил вице-спикер.
Он заявил, что чрезвычайно важным является то, чтобы следственная комиссия проинформировала обо всем перечне банков, которые получили рефинансирование от НБУ, а также о критериях такого рефинансирования и гарантии возвращения этих средств.
Это чрезвычайно важная информация. Она не является тайной, поскольку речь идет о средствах Международного валютного фонда, которые будет возвращать все государство. Фактически, речь идет об операции бюджетными средствами, а поэтому общество должно знать, кому и на каких условиях были предоставлены Национальным банком услуги по рефинансированию, — отметил Николай Томенко.
Он допускает, что предание огласке такой информации сможет подсказать, почему команда президента и много народных депутатов, которые до недавнего времени выступали с сокрушительной критикой НБУ и его председателя, сегодня считают нецелесообразным изменять политику и руководство Нацбанка.
Напомним, сразу после заявлений премьер-министра относительно коррупционных действий в руководстве главного банка страны и создания в парламенте следственной комиссии с целью расследования деятельности НБУ прекратился рост курса доллара. Затем доллар еще упал — курс сравнительно стабилизировался. Большинство фракций парламента, а в первую очередь БЮТ, желают заменить председателя НБУ. Проблема заключается в том, что сделать это можно лишь по представлению президента. А он, как известно, вроде и ссорится на НБУ, но и постоянно заступается за Стельмаха.
Президент никогда не согласится заменить Владимира Стельмаха, с которым имеет многолетний опыт совместной работы, в том числе и в кризисные времена, — заявил недавно глава Секретариата президента Виктор Балога.
С технологической точки зрения, если следственная комиссия накопает достаточно оснований (а в этом сомневаться не приходится), Стельмаха снять таки можно. Нужно изменить закон о Национальном Банке. Президент, конечно, наложит вето, но его можно преодолеть, вот бы только 300 голосов набралось.
За точно не будут голосовать люди президента из НУ-НС и часть Партии регионов, подконтрольная Ахметову — Фирташу. Последние господа сегодня работают с президентом в одной команде. Именно их банки получили львиную долю рефинансирования от НБУ из средств кредита МВФ. И именно эту информацию НБУ почему-то засекретил. Дополнительно см. Луценко проверяет Нацбанк на предмет мошенничества по адресу http://korrespondent.net/ukraine/politics/688261

Банковская нежить

Финансовый кризис больно ударил по украинским банкам. Во-первых, этой осенью население и предприятия хорошенько подчистили свои депозиты. По данным НБУ, в октябре они изъяли из финучреждений 21,46 млрд. грн., в ноябре — еще 10,96 млрд. грн. Во-вторых, с января по октябрь общий объем проблемных кредитов увеличился с 6,3 млрд. грн. до 12 млрд. грн., а их удельный вес в портфеле займов вырос с 1,31 % до 1,78 %. Согласно данным финансовых аналитиков, только в октябре количество некачественных кредитов физлиц стало больше примерно на 25 %, корпоративного сектора — на 20 %. Да и прогнозы неутешительны. Коллекторы предсказывают, что к концу текущего года дефолт по кредитам только физлиц составит 15-17 %. А пик невозвратов ожидается в следующем году — 2530 % по займам населения.
Сегодня никто не может сказать, какие банки оказались в наихудшем положении: крупные, средние или мелкие. Дескать, кризис системный, поэтому задевает абсолютно всех. Тем не менее НБУ обещает рефинансирование только тем финучреждениям, которые организованы в форме ОАО и оплаченный уставный капитал которых составляет не менее 500 млн. грн. (постановление НБУ N 367 от 11 ноября). На 1 октября этим условиям соответствовали лишь 16 банков из 182 действующих. Есть две весьма противоречивые версии того, почему регулятор выделил именно крупные банки. По первой из них, именно они менее устойчивы к кризису. Согласно второй версии, НБУ сделал ставку на крупняк, так как считает, что пережить лихую годину достойны только сильнейшие.
Чистка рядов?
Последние года три на рынке муссируется мнение, что 180 банков для Украины — слишком много. По чьим-то подсчетам, их должно быть не более 50. К каким только мерам не прибегал НБУ, дабы заставить лишние банки уйти с рынка, но это ему так и не удалось. Теперь у регулятора появился шанс проредить ряды финучреждений с помощью упомянутого постановления N 367. Причем в НБУ этого даже не скрывают. Глава Совета Нацбанка Петр Порошенко недавно заявил, что не видит необходимости поддерживать все банки. И что банкротство — нормальный механизм рыночной экономики. По его словам, нынешний кризис сметет с рынка случайных людей, попавших в бизнес благодаря коррупции. Экс-заместитель главы НБУ Сергей Яременко возмущен: Почему-то никто не говорит, что 120 тысяч предприятий для страны — это много, поэтому давайте оставим 120. Все кричат о среднем и малом бизнесе и носятся с ним как дурень с писаной торбой. А вот 180 банков — много. Это что — метод селекции? Так дайте всем банкам поровну, и мы узнаем, кто сильнее.
Надо сказать, многие страны в периоды кризиса поддерживают именно крупные банки. Так поступили, например, Великобритания, Германия, США, Россия. Как свидетельствует мировой опыт, крупные банки плохо переносят такие ситуации и обычно первыми начинают если не рушиться, то испытывать большие трудности. Достаточно вспомнить осень 2004 г. — в разгар оранжевой революции весьма сложная ситуация сложилась в Авале, так как вкладчики ринулись забирать из него депозиты и снимать деньги с текущих счетов. В этом году многие отечественные крупные банки оказались в еще худшем положении, чем тогда Аваль.
Как заметил первый заместитель предправления ЗАО Дочерний банк Сбербанка России Владислав Кравец, при кризисе у маленьких банков — маленькие проблемы, а у больших — большие. Хотя президент Виктор Ющенко говорит, что деньги, которые регулятор выдает избранным финучреждениям в качестве рефинансирования, используются не по назначению. По его словам, банки берут у НБУ деньги для того, чтобы потом обменять их в том же центробанке на иностранную валюту. И это — главная причина девальвации гривни. Глава государства считает, что не стоит рефинансировать банки до стабилизации национальной валюты. Нельзя говорить о кредитных вливаниях, о кредитной помощи, пока курс гривни будет нестабилен. Потому что ее падение на 0,5 % или на 1 % за одни торги приносит работающим на этом рынке учреждениям приблизительно 500700 % годовых дохода. О каких вливаниях может идти речь? — возмущается президент.
Кстати, по требованию Международного валютного фонда (который выделил Украине кредит stand-by в размере $ 16,4 млрд.) в конце ноября НБУ затеял проверку первых 34 банков. Этим займутся уполномоченные регулятором аудиторские компании: KPMG, Delloite, ErnstYoung, PricewaterhouseCoopers, Grand Thorton, Baker Tilly Ukraine, БДО Баланс-Аудит и РСМ АПиК. Они исследуют состояние кредитных портфелей, методику предоставления кредитов, состояние заемщиков и предоставленные залоги. Кроме всего прочего, проверке подвергнется ресурсная база банков: аудиторы выяснят, соответствуют ли сроки привлекаемых пассивов срокам размещения активов. Если будут выявлены нарушения, Нацбанк может применить санкции: отказать в рефинансировании, снизить рейтинг. То есть в результате этих проверок круг избранных может еще больше сузиться.
Спасение утопающих
По мнению экспертов, способность отечественных банков удержаться на плаву в период финансового кризиса будет зависеть не столько от размера кредитно- финансового учреждения, сколько от его качества активов. Все зависит от качества кредитного портфеля и умения банка управлять в нестандартных ситуациях. В условиях кризиса некачественный кредитный портфель -бСльшая проблема, чем в условиях роста, — считает руководитель управления риск- менеджмента банка Диамант Дмитрий Василик. Советник предправления Укргазбанка Александр Охрименко полагает, что выбраться из кризиса труднее всего будет средним банкам, которые быстро наращивали свои активы. Они увеличивали свои портфели очень быстро и на авось. Эти банки рассчитывали вначале нарастить активы, а затем подогнать капитал. Не имея нормального капитала, обслуживать этот портфель им будет очень сложно, — заметил господин Охрименко.
Что касается мелких банков, то некоторые финансисты склонны думать, что у них особых проблем не будет: У таких финучреждений маленький кредитный портфель, они знают в лицо всех своих должников и, скорее всего, смогут с ними договориться и реструктуризировать долг. Хотя возможны и другие варианты развития событий. По мнению главы представительства словенской финансово-банковской группы NLB Антона Сергеева, вскоре перед многими банками встанет вопрос о выживании: В течение полугода-года украинские банки будут наращивать портфели проблемных кредитов. Количество невозвратов будет только расти. И это вполне объяснимо. Ведь многие люди брали кредиты в иностранной валюте по курсу 4,64,8 грн. / $ 1. Сейчас он 7,5 грн. / $ 1.
И каким он будет завтра, никто сказать не может. А многие заемщики не в состоянии потянуть даже 6,0 грн. / $ 1. Ведь большинство из них получают зарплату в гривне. Причем жалованье в лучшем случае осталось на докризисном уровне. В худшем -его урезали на 3045 % или отправили в отпуск за свой счет. Так что уже сегодня часть заемщиков отказываются платить по обязательствам.
Конечно же, и в правительстве, и в НБУ прекрасно понимают, что массовые дефолты по кредитам могут обвалить всю банковскую систему. Чтобы не допустить этого, Министерство финансов предложило свой механизм погашения кредитов населением. В Минфине считают, что физлицам следует позволить погашать бСльшую часть займа (примерно 3 / 5 всей суммы) по курсу 5,05 грн.
/ $ 1. Оставшееся заемщик будет оплачивать по курсу приблизительно 7 грн. / $ 1. Чтобы банки не потеряли на разнице курсов, они смогут списывать полученные убытки на валовые затраты. Правда, все это пока на уровне предложений, которые 1 декабря обсуждали представители Минфина и банков.
Окончательное решение должен принять НБУ. Регулятор склоняется к тому, чтобы каждый банк сам решал, как строить отношения с заемщиком. Мол, все зависит от резервов и валютных возможностей участников рынка. Кстати, в наделавшем шуме последнем антикризисном постановлении N 413 от 4 декабря Нацбанк рекомендовал своим подопечным рассмотреть возможность снизить ставки по валютным кредитам своим заемщикам.
По мнению Сергея Яременко, выживаемость банковской системы в период кризиса зависит не от нее, а от действий НБУ. Когда действия регулятора нелогичны и хаотичны, то банки поступают так, как летом: замыкаются и пытаются выжить самостоятельно. Но это невыполнимая задача. Ведь их здоровье зависит от здоровья экономики. А так мы получаем результат, который бывает в неорганизованной толпе: броуновское движение. Спасайся, кто может, — говорит бывший замглавы НБУ.
У финучреждений, которые лишены возможности получать рефинансирование от Нацбанка, есть несколько вариантов выхода из кризиса. Секторный аналитик ГК ТЕКТ Ирина Васильева считает, что основная задача таких банков — поиск капитала и реализация необходимых юридических процедур. Прежде всего следует активизировать работу по привлечению пассивов, а также по борьбе с проблемными активами. Делать последнее банки могут как самостоятельно, так и с помощь профессионалов — коллекторских компаний. Второй шаг — разработка и внедрение программы лояльности к заемщикам. Она может включать в себя такие меры, как снижение процентных ставок по кредитам, предоставление должникам возможности перейти на другую валюту, а также кредитных каникул, — полагает гендиректор Европейского агентства по возврату долгов Александр Ильчук.
Некоторые финучреждения, например банк Диамант, БМ Банк, Кредит Европа Банк (бывший Финансбанк, Киев), УниКредит Банк (ранее банк Пекао (Украина) реорганизуются в ОАО. Хотя это не позволит им претендовать на рефинансирование от НБУ, поскольку их оплаченный уставный капитал не дотягивает до 100 млн. грн. Зато вполне позволит привлечь портфельного или стратегического инвестора.
Есть кто живой?
Пережить кризис смогут те банки, которые в последние годы проводили жесткую политику риск-менеджмента. То есть их кредитные портфели диверсифицированы и не сконцентрированы на металлургической и строительной отраслях. В них также относительно небольшой удельный вес потенциально рисковых долгосрочных займов физлицам, — уверена госпожа Васильева.
По мнению опрошенных ЧП финансистов, в 2009 г. не удастся избежать реструктуризации банковской системы и уменьшения валютных балансов финучреждений из-за замораживания кредитования. Директор департамента факторинга ПриватБанка Ростислав Артеменко не исключает возможности национализации некоторых банков. Хотя такая точка зрения весьма спорная.
Ведь для этого нужны немалые деньги, а их у государства нет. Посмотрите на сумму, которую решили добавить в уставный фонд Ощадбанка. Миллиард гривен! Ведь это даже деньгами назвать нельзя, — иронизирует Александр Охрименко. — Что они могут национализировать и в чем участвовать?. Сергей Яременко считает, что в следующем году гораздо большая вероятность банкротства банков, нежели их национализации. Для национализации нужны, во-первых, деньги. А во-вторых, зачем государству столько банков? Легче сказать: перейдите все в экспортно-импортный банк и работайте.
В следующем году, считают эксперты, мы, скорее всего, будем наблюдать слияния и поглощения банков, которые окажутся на грани банкротства. Но и тут есть определенные проблемы — круг покупателей весьма ограничен.
Западные инвесторы к нам вряд ли придут — уж очень высоки риски. Основными покупателями могли бы стать россияне — они неоднократно проявляли интерес к украинскому банковскому рынку, но у них самих проблемы с ликвидностью.
Поэтому потенциальными покупателями отечественных банков являются прежде всего наши соотечественники. Понятно, что рассчитывать на рыночные цены в период финансового кризиса не приходится. Скупать будут по дешевке. Есть украинские и российские инвесторы, которые вынули деньги из бизнеса и очень заинтересованы дешево купить банк, — говорит Александр Охрименко. А Сергей Яременко добавляет: Когда полностью завалимся, тогда и придут спасатели.