Архив метки: платежный баланс

Тимошенко могла остановить спекулянтов (Обозреватель)

Укргазбанк кредитовал тезку Росукрэнерго
Как и ожидалось, власть предержащие решили использовать финансово-экономический кризис в собственных политических интересах. Открытое противостояние премьера и Президента окончательно запутало всех, наблюдающих за историей взаимоотношений соратников оранжевой революции.
Continue reading

Рецепты от Всемирного Банка

Всемирный банк обнародовал экономический обзор по Украине за второй квартал 2008 года. В нем отмечены как негативные, так и позитивные тенденции развития экономики.
Все растет, все повышается… Но это не радует
Например, не радует, что негативным остается платежный баланс: импорт вырос на 20%, а экспорт — аж на 1%. В результате дефицит платежного баланса достиг 9,8%. Заметим — ничего удивительного в этом нет: искусственно завышенный курс гривны, не отражающий ее реальную покупательную способность, выгоден импортерам, но не экспортерам. Как отмечают эксперты Всемирного банка, дефицит мог бы быть еще большим, но на руку нашим экспортерам сыграло повышение мировых цен на их продукцию.
Вместе с тем, прогнозы падения валового внутреннего продукта (ВВП) оказались чересчур пессимистичными. Фактором поддержки экономического роста стал внутренний спрос. Так, в первом квартале инвестиции в частный капитал выросли на 15%, частное потребление — на 22%, потому валовой внутренний продукт вырос на 6,5%.
Исходя из этих факторов, Всемирный банк повысил прогнозные показатели ВВП и инфляции. По итогам года ВВП, по мнению экспертов Всемирного банка, составит 6%. Но, на этот раз, за счет не промышленности и строительства, а сельского хозяйства: ожидаемый высокий урожай — более 40 млн. т — в сочетании с динамикой мировых цен на продовольствие. Предыдущий прогноз инфляции составлял 17,2%.Сегодняшний уровень инфляции, по расчетам Всемирного банка, составляет 29%, но до конца года она уменьшится до 21,5%.
На год грядущий
В 2009 году будет наблюдаться плавная корректировка с замедлением роста ВВП до 4,5% и возвращения инфляции до уровня около 15%. При реальной политической ситуации, считают во Всемирном банке, невозможно существенно сократить затраты бюджета.
При этом дефицит платежного баланса превысит 11% ВВП, что потребует около 25 миллиардов долларов дополнительного финансирования. Впрочем, Всемирный банк исходит из предположения, что инвестиционная привлекательность Украины будет возрастать, что вызовет приток в страну частного капитала. В Украине низкая стоимость активов, соответственно — высокий потенциал рынка.
Инфляционная петля
Как считает экономист представительства Всемирного банка в Украине Руслан Пионтковский, нарастание инфляции во многом вызвано ростом потребления. Но есть и обратная реакция: с ростом инфляции стало невыгодно делать сбережения. Они обесцениваются не только в чулках, но и в банках — процент по вкладам меньший, чем инфляция. Потому граждане предпочитают не хранить деньги, а приобретать на них товары длительного пользования и недвижимость. Но это приводит к новому выбросу денег на рынок…
Потребительская инфляция достигла пика в 31,1% в мае и несколько снизилась в июне — до 29,9 %. Уменьшение ликвидности кредитов и повышение кредитных ставок замедлил расширение потребительского кредитования. Для экономики это хорошо, поскольку несколько уменьшило выброс денежной массы. Но все равно перегретость экономики продолжает вызывать опасения.
Как с этим борются
По мнению Руслана Пионтковского, реакция правительства на угрозы была прогнозируемой, правильной и очевидной. Произошло ужесточение фискальной политики и изменение монетарной политики в сторону сдерживания, то есть рост доходов бюджета при неизменности затрат.
В январе — мае номинальные доходы бюджета выросли на 46% — не только из-за высокой инфляции, но и благодаря улучшению сборов.
Заслужил похвалу Всемирного банка и Национальный банк Украины, в частности — его политика укрепления курса национальной валюты, а также уменьшение ликвидности и повышение процентных ставок по банковским кредитам. Произошло замедление кредитного роста. Как отметил Руслан Пионтковский, мы считаем, что тут Украина на правильном пути. Из-за сокращения потребительских кредитов происходит медленное уменьшение давления внутреннего спроса — то есть, денежной массы — на рынок.
В борьбе с лишними деньгами
По мнению специалистов Всемирного банка, намерение внести изменения в бюджет и потратить дополнительные поступления в него на внутреннее потребление может свести на нет достигнутый положительный результат.
Электоральное давление может помешать дальнейшему внедрению более жесткой макроэкономической политики, необходимой для обуздания инфляции.
Имеется в виду, что фискальная политика должна ориентироваться на получение доходов в бюджет и умеренный рост номинальных затрат и социальных выплат на фоне роста продуктивности национальной экономики.
В условиях политической нестабильности риски такого сценария значительны.
Сюда же следует добавить необходимость повышения коммунальных тарифов в связи с тенденцией дальнейшего роста цен на импортные энергоносители.
Но риск обратной динамики, то есть, попытки бюджетными выплатами догнать рост цен, по мнению специалистов ВБ, чреват более негативными последствиями. Как отметил директор Всемирного банка по Украине, Беларуси и Молдове Мартин Райзер, многие политики, не входящие в правительство (видимо, деликатное наименование оппозиции), утверждают, что из бюджета нужно тратить больше, а монетарная политика Национального банка — чрезмерно жесткая.
По мнению Всемирного банка, чтобы бороться с инфляцией, нужен политический консенсус, а пока его нет. Вместе с тем, Мартин Райзер недвусмысленно выразил поддержку действующему правительству: Будем поддерживать тех, кто борется с инфляцией.
Борьба с бедными
По логике Всемирного банка, чтобы ослабить инфляционное давление на рынок, следует уменьшить количество денег на нем. То есть — поменьше давать их людям через бюджет. Получается, что из двух проектов изменений в бюджет предпочтительнее тот, который предусматривает меньшие бюджетные затраты — то есть, президентский, а не самого правительства. А электоральное давление означает, что депутаты, помня о голосах избирателей, на такую чрезвычайную меру не пойдут.
Ведь умеренный рост номинальных затрат и социальных выплат на практике следует понимать как замораживание не только социальных пособий и пенсий, но также и зарплат работников бюджетной сферы, государственных программ развития отдельных отраслей и секторов человеческой деятельности. В первую очередь такая тенденция должна ударить по науке, культуре, социальной политике, образованию, здравоохранению. Кроме того, сокращение денежной массы вызовет сокращение производства, соответствующее падению покупательной способности населения. Кому интересно производить товары, которые большинство населения не может купить?
Сам себя не похвалишь…
Министр экономики Богдан Данилишин похвалил Всемирный банк за поддержку действий правительства и повышение прогноза экономического роста, но и пожурил за повышение прогноза инфляции. По его мнению, эксперты преувеличивают влияние мировых цен и недооценивают антиинфляционные действия правительства. Как считает Богдан Данилишин, в мире наблюдается ускорение инфляционных процессов, а в Украине — процесс обратный. Министр заявляет, что Украина продемонстрировала стойкость к сырьевым шокам и доказала инвесторам, что имеет базовые предпосылки повышения конкурентоспособности.
Вместе с тем, есть мнение, что ограничение объема денежной массы на рынке как способ борьбы с инфляцией имеет альтернативу.
Народный депутат Инна Богословская:
— С точки зрения Всемирного банка — подход правильный, потому что Всемирному банку никогда не нужна была развитая Украина. С точки зрения интересов страны — подход неправильный, потому что на самом деле существует два основных типа борьбы с инфляцией.
Инфляция — это ситуация, при которой количество товаров значительно меньше, чем денег, находящихся у населения. Выхода из этой ситуации есть два: или увеличить количество товаров, что приводит к росту производства, ВВП, и страна поднимается с колен, инфляция становится фактически толчком для роста промышленного производства. И второй способ — сужение денежной массы, что всегда идет во вред развитию.
Замораживать финансовые потоки, уменьшать количество денег, работающих в экономике — это то, что делает Всемирный банк своими рекомендациями для переходных экономик и то, что делает министр финансов Пинзенык с упорством, достойным лучшего применения, уже третье свое пришествие. И результатом его работы всегда видим гиперинфляцию, потому что такие методы в неразвитых рынках всегда вызывают в итоге гиперинфляцию.
Второй способ, который действительно нужен Украине, — это развивать экономику: резкое снижение налогов, создание максимально благоприятных условий для национального производителя, чтобы он мог быстро насытить рынок товарами.
Сегодня правительство выбрало первый способ. К сожалению, это совпадает с общей идеологией Всемирного банка, который уже в свое время не слишком правильными консультациями для украинских правительств способствовал тому, что у нас было сделано огромное количество экономических ошибок. Это их право — быть сторонниками именно такой идеологии выхода из инфляционных процессов, но все страны, которые вышли победителями в борьбе с инфляцией, как правило, применяли второй способ — создание преимуществ для отечественного производителя, чтобы наполнить рынок товарами.

Тимошенко могла остановить спекулянтов

Укргазбанк кредитовал тезку Росукрэнерго
Как и ожидалось, власть предержащие решили использовать финансово-экономический кризис в собственных политических интересах. Открытое противостояние премьера и Президента окончательно запутало всех, наблюдающих за историей взаимоотношений соратников оранжевой революции.
Их резкие, а все чаще оскорбительные высказывания в адрес друг друга, существенно притупили нюх электората и похоронили всякую надежду на возможность разобраться в том, кто или что стало основной причиной столь сложной экономической и финансовой ситуации в Украине. Каждое из звучащих в прямых эфирах заявлений шарахает нас от валютных спекуляций Ющенко и НБУ, провоцирующих в стране дефолт, к провальной экономической политике Тимошенко, пиарящейся на чужом горе. Найти в этих двух крайностях какие-то рациональные и объективные вещи уже не представляется возможным, потому как на первый план вышла исключительно политика.
И без того депрессивные настроения граждан, которые не перестают фиксировать социологи (шесть из десяти украинцев уже впали в панику), подогревают появившиеся в информационном пространстве свежие месседжи, касающиеся отставки главы НБУ, премьера, Президента. Магическое слово импичмент снова стало актуальным. Депутаты разных цветов и калибров не перестают просчитывать возможные варианты, а эксперты, составляя финансовые и политические прогнозы на будущий год, хватаются за голову.
Одним из героев вчерашнего информационного дня стал народный депутат Василий Горбаль. Так, в список пяти банков-коррупционеров, названных Тимошенко на последнем брифинге попал и Укргазбанк, связанный с именем этого небезызвестного регионала. Ситуация выглядит еще более пикантной, если учесть, что Горбаль не первый год является членом наблюдательного совета НБУ. Именно в силу этого обстоятельства наш разговор не ограничился рамками собственного финансового огорода депутата и ответных реплик в адрес премьера. На самом деле, у меня было достаточно оснований поинтересоваться в каком промежутке отрезка провальный премьер Тимошенко — коррупционер Ющенко поставит свою метку не просто политик, а еще и банкир Горбаль.
Признаюсь, что симбиоз этих статусов, осложненный не придуманным финансовым кризисом, дал надежду услышать не банальные заявления политика, а компетентные выкладки, за которыми стоит, прежде всего, ответственный финансист, дорожащий своей репутацией. Что из этого получилось, судите сами.
Про валютный курс, осведомленность Пинзеника и неведение Тимошенко
— Василий Михайлович, чтобы, по-вашему, произошло, если бы в нормальной цивилизованной стране премьер-министр обратилась к народу с заявлением, которое серьезно дискредитирует Президента, главу НБУ, а также целый ряд коммерческих банков, якобы вступивших в коррупционный сговор чреватый дефолтом финансовой системы?
— Я не могу назвать ни одной страны мира с похожей парламентско- президентской формой правления, где вообще могло бы произойти что-то подобное. Имею в виду ситуацию, когда премьер публично уходит в оппозицию к Президенту, главе Национального банка и т.д. По-моему, сейчас в Украине проходит некий эксперимент. В основе которого лежит весьма банальное обстоятельство — в момент кризиса всегда политически выгоднее уйти от ответственности. И если ты не успел вовремя покинуть насиженное место во власти, то, как оказалось можно стать оппозиционером и в кресле премьера.
На самом деле это абсурд.
Что касается следствий происходящего, то мы являемся свидетелями полного разрушения системы власти и государственной машины в Украине. Причем, заметьте, за год (!) до президентских выборов. Однако показательно, что в любой другой стране подобные вещи сразу бы нанесли сокрушительный удар по фондовому рынку, экономической ситуации и инвесторам. У нас же к подобным вещам уже привыкли, и каждая новая волна взаимных обвинений бывших соратников влияет разве что на набор очередных аргументов участников политических ток-шоу.
— Ну, не скажите… После резких заявлений Тимошенко доллар пополз вниз. И это веский аргумент ее команды. К тому же целый ряд экспертов сходится во мнении, что система власти это, конечно архи важно, но когда речь идет о глобальной коррупции, в результате которой народ обеднел в два раза, поход украинского премьера в оппозицию к Президенту — шаг вполне объективный. А как еще, по-вашему, должна была поступить Тимошенко, получив вполне конкретную информацию по тому же непрозрачному рефинансированию банков, и, не найдя понимания у Президента?
— В этой ситуации свое несогласие премьер могла выразить только публичным заявлением с последующим уходом в отставку. И это общепринятая мировая практика, а не мой или еще чей-то каприз. То есть премьер должна была занять четкую оппозиционную нишу, не цепляясь за кресло. Однако этого не произошло. Именно поэтому позиция Юлии Владимировны выглядит не вполне искренней, имеющей больше отношения к политике, нежели к экономике.
Вопрос: почему в пятницу в гостях у Шустера Тимошенко не сообщила народу, что министр финансов ее Кабинета господин Пинзеник присутствовал на всех совещаниях у Президента? В том числе и на двух последних в пятницу, когда Ющенко вел диалог с банкирами. Замечу, что риторика министра финансов на этих встречах в корне отличалась от риторики премьера. В силу этого обстоятельства сомнительно звучат и слова Тимошенко том, что правительство не было в курсе перспектив валютных позиций и политики Нацбанка.
Если же это действительно так, и Тимошенко все это время оставалась в неведении, то у меня напрашивается один еще более печальный вывод: в момент острого, как сама любит произносить Юлия Владимировна, финансового мирового кризиса премьер-министр страны не имеет налаженного диалога с министром финансов. О каком выходе из кризиса мы тогда можем вообще вести речь?! В этом же контексте довольно показательны еще два момента. Пинзеник не подписывает Бюджет правительства, и подготовку главного антикризисного документа берет на себя вице-премьер Турчинов! Премьер не приглашает главу НБУ на обсуждение макроэкономических показателей бюджета-2009! То есть получается, что все жизненно важные коммуникации разрушены, как внутри Кабмина, так и за его пределами.
— Повторяю, курс доллара после заявлений Тимошенко опустился. Или вы хотите сказать, что этому поспособствовали пятничные совещания Президента и Юлия Владимировна, зная ближайшую перспективу, по традиции первой надела тапки? На самом деле, это принципиальный вопрос. То ли у нас провальный и некомпетентный премьер, которая довела экономику до ручки. То ли — Президент коррупционер, решивший поиграть с курсом и заработать на выборы, вступив в сговор со Стельмахом и Фирташем. Кстати, с не чужим вам Укргазбанком тоже. По словам Юлии Владимировны.
— Сначала принципиально по курсу. Чтобы не говорила премьер, правительство и НБУ несут в этом вопросе солидарную ответственность. Как нельзя рассматривать банк без клиентов, так нельзя рассматривать и банки без экономики. Сальдо торгового и платежного баланса, импорт, экспорт, и многие другие показатели, касающиеся принятия решений в рамках регуляторной политики — все это солидарная ответственность Кабмина и НБУ. Результатом этой ответственности является стабильность или не стабильность национальной валюты, в том числе. Это, во-первых.
Во-вторых, если вы помните, разговоры по курсу начались с момента, когда был подписан Меморандум с МВФ. Уже тогда политики начали делать свои прогнозы на этот счет. Уточняю — в документе действительно была норма, касающаяся невозможности сокращения на 1 января 2009 года золотовалютного резерва более, чем на 4%.
— Переведите.
— То есть, нам сразу регламентировали ту сумму, которую НБУ может потратить на поддержание украинской гривны, посредством выхода на финансовый рынок с предложением иностранной валюты. Таким образом, НБУ, исходя из этой нормы, упрямо пытался каким-то образом спланировать свои интервенции на валютный рынок.
— Этим вы объясняете его выжидательную позицию и отказ выходить на рынок?
— В какой-то мере. И Кабмин прекрасно об этом знает, потому что именно Тимошенко ставила свою подпись под Меморандумом. К тому же от обязательности правительства также очень много зависело. Так, Кабмин должен был предоставить НБУ перечень неотложных платежей, для обеспечения которых НБУ необходимо было бы потратить часть своих золотовалютных резервов. Таким образом, у НБУ была бы возможность рассчитать, какая сумма в остатке пойдет на обычный межбанковский рынок. Я имею в виду миллиардный кредит по Укравтодору, а также платежи НАК Нефтегаз-Украина. Однако этого сделано не было. Что касается НАКа, то сумма не была понятна вплоть до заявлений Газпрома. Таким образом, впоследствии НАКу пришлось самостоятельно выходить на рынок и в качестве обычного игрока покупать валюту.
— И поэтому самому терять на курсе, негативно влиять на рынок и накапливать долги?
— Безусловно.
— Но такая ситуация очень выгодна тому же Фирташу, заинтересованному в срыве контракта с Россией и сохранении на рынке посредника РУЭ.
— Если рассматривать этот вопрос с точки зрения политики, то вы правы.
Однако, повторяю, исключительно своей халатностью правительство создало прецедент и, получается, позволило заинтересованным лицам манипулировать ситуацией и критиковать Кабмин. В вопросе Нефтегаза не может быть претензий к НБУ. Если бы Нацбанк хотел кому-то в этом вопросе подыграть, то вряд ли стал кредитовать НАК через Сбербанк.
Таким образом, можно сделать вывод, что в ситуации с курсом нас очень сильно подвела практика отсутствия четкой коммуникации между всеми ответственными за финансовую систему и экономику ведомствами, а также неумение или нежелание оперативно реагировать на появляющиеся вызовы. В числе, которых был и Меморандум МВФ, который правительству надо было не только подписывать, но и искать пути оптимального и оперативного выполнения его условий. Мы же неделями на многочасовых совещаниях обсуждали и обсуждаем то, что в других странах решается за два дня с учетом принятия необходимой нормы закона. Вот взять хотя бы встречу с банкирами, о которой говорила премьер в пятницу. Она была три (!) недели назад. И где результаты этой встречи?
В-третьих, определенно негативную роль в этой истории сыграл и выброс информации о неликвидности золотовалютных резервов, которую НБУ по привычке не сумел своевременно опровергнуть. Что также подогрело рынок.
И, наконец, в-четвертых, напомню, что сам формат механизма действия межбанковского валютного рынка обсуждался при подписании Меморандума МВФ.
— Вы имеете в виду плавающий курс?
— Да. Что также способствовало скачкам доллара. И я сегодня ответственно заявляю, что если, подписывая Меморандум, этого не понимала Юлия Владимировна, то министр финансов, наверняка четко себе представлял объективное направление курсовой динамики. В этой связи можно спорить о сроках — все надеялись на постепенную девальвацию гривны, однако безапелляционно утверждать о том, что на рынке произошло что-то неожиданное и целенаправленно кем-то спровоцированное, как это делает сегодня премьер- министр, не совсем честно.
Про рефинансирование, стукачей и новую партию коррупционеров
— То есть, вы утверждаете, что все, что происходило на рынке, а именно — обесценивание национальной валюты до 10 гривень за доллар — объективный процесс, не связанный со спекуляциями и нарушениями? А как же 40 миллиардов напечатанных НБУ и розданных банкам в формате рефинансирования? Как же быть с 7-ю миллиардами, которые получила Надра Фирташа, и по словам Тимошенко, львиную долю этих средств направила ни на кредитование экономики и выплату депозитов, как предписывает МВФ, а на покупку валюты?
— Благодаря Юлии Владимировне рефинансирование банков, превратилось в некую сильно преувеличенную общественную страшилку.
— Ну, если сам председатель Совета НБУ Петр Порошенко заявляет, что не может получить на этот счет разъясняющие документы от главы НБУ, а Зеркало недели через несколько дней публикует этот секретный список, который взрывает рынок и подтверждает слова Тимошенко о миллиардах для Надры и Ко, то почему же рефинансирование не считать некой коррупционной страшилкой? Что было скрывать Стельмаху?
— Что касается заявления Порошенко, то это проблема не сегодняшнего дня, а долгая история взаимоотношений правления НБУ и его Совета. Существует коллизия между функциями Совета и недопустимости разглашения банковской тайны. Хотя, я считаю, что факт попадания этой информации в СМИ — в любом случае предмет внутреннего расследования НБУ. В данном случае должно волновать то, каким образом распечатка одного из счетов НБУ оказалась в чужих руках.
— Но чем оказались так опасны эти, как вы говорите, чужие руки, если они впоследствии только и сделали, что поспособствовали прозрачности процесса?
— Настаиваю на том, что как бы та или иная информация не была полезна рынку, ее несанкционированное попадание в СМИ или еще куда-то, чревато нарушением закона о банковской тайне. Это вопрос чистоты и надежности внутреннего документооборота главного финансового учреждения страны.
Никакой другой опасности действительно нет. И если НБУ впоследствии решит сделать эту информацию публичной — так тому и быть. Что же касается отношения банков к данному факту, то сработали стереотипы. Ведь если раньше государство помогало банку деньгами, то это считалось плохим сигналом.
Поэтому банки очень осторожно относятся к разглашению подобной информации.
Сейчас ситуация и механизм изменился, рефинансирование банков стало общепринятым инструментом поддержки ликвидности финансовой системы. Однако привычка не разглашать тайну рефинансирования у банкиров осталась. Вот и весь ответ.
Теперь непосредственно о рефинансировании и 7 млрд. Надры, которыми Тимошенко напугала всю страну. На самом деле, было вполне прогнозируемо, что первыми претендентами на рефинансирование станут банки которые:
а) лидирует в привлечении вкладов физических лиц;
б) имеют украинский капитал (а не иностранный);
в) имеют долги по внешнему заимствованию. Банк Надра входит в число таких банков, поэтому вполне мог рассчитывать на внушительную сумму кредита. И вопрос здесь может быть только в том, что банк Надра подавал в качестве обеспечения кредита. Однако, как мне известно, условия были для всех единообразны.
— Под какие условия получили 1,2 млрд. вы?
— Под залог имущественных прав по тем кредитам, которые выдавались банком.
Какие могли быть преференции у Надры я не знаю. Это закрытая коммерческая информация. И я бы очень не хотел, чтобы временная следственная комиссия занималась изучением кредитного портфеля того или иного банка. Мы так можем очень далеко зайти…
— Но информация уже разглашена.
— Я мало верю в то, что Надра некорректно вела себя на рынке. Однажды на одном из совещаний, когда резко выросло количество заявок на валюту, в числе покупателей действительно была заявка Надры. Однако после уточнения выяснилось, что ее сумма полностью совпала с суммой, необходимой банку для погашения внешнего заимствования в тот день.
Теперь, что касается Укргазбанка, почетным президентом которого я являюсь и, который в составе пяти банков попал в номинацию главных коррупционеров. Напомню, в ноябре этого года авторитетное международное рейтинговое агентство Standard Poors признало Укргазбанк самым информационно открытым банком Украины. По их рейтингу уровень финансовой прозрачности банка соответствует лучшим показателям транспарентности ведущих финансовых компаний мира. Замечу, что на этот рейтинг обращают внимания правительства всех стран мира, кроме нашего… Сразу же после того, как прозвучало заявление премьера я позвонил главе Государственного комитета по финансовому мониторингу Украины г-ну Черкасскому. Так вот, Игорь Черкасский, как и многие бютовцы очень долго передо мной извинялись. И, поверьте, у них на то было достаточно оснований.
Уже хотя бы потому, что в распоряжении премьера имеется государственный комитет с широчайшими полномочиями. Комитет, как и НБУ, ежедневно от каждого банка получает исчерпывающую информацию о финансовых операциях на рынке. Если сумма этих операций превышает 10 тыс. евро. Таким образом, господин Черкасский имеет широчайшую возможность ежедневно постукивать премьеру о происходящем на рынке. О валютных спекуляциях, незаконных конвертациях в том числе. Будь-то Надра, Укргазбанк или кто-то другой.
— Тогда почему Тимошенко, имея такого стукача, ждала момента, когда курс вырастет до 10, и только после этого вышла с публичными обвинениями?
— Наверное, это вопрос к самой Юлии Владимировне. На самом деле, ей достаточно было вызвать главу государственного комитета и сказать: Уважаемый, я не верю Стельмаху. Проверь тот-то и тот-то банк и компетентно поясни товарищам, что так не надо себя вести. Не поймут — будем принимать меры. Точка. А если к процессу подключить еще и налоговую администрацию, то, поверьте, любое финансовое нарушение замечается и устраняется очень быстро. Так что, у Тимошенко есть прямые рычаги влияния на валютных спекулянтов.
— Как вы думаете, почему вслед за Надрой именно пять названных Тимошенко банков (Альфа-банк Укргазбанк, банк Клиринговий дом, Єврогазбанк , Місто-банк, получивших рефинансирование, попали в черный список? Ведь деньги были выделены десяткам банков, в числе которых замечены и бютовские банки. В частности Финансы и кредит (Жеваго), Брокбизнесбанк (Буряк).
— Я не делю банки на бютовские и Партии регионов, как в равной степени и на банки с отечественным или иностранным капиталом. Они все работают в Украине и на них распространятся одни и те же правила. Уверен, что Ассоциация Украинских Банков в ближайшее время сделает резкое заявление в ответ на обвинения премьер-министра.
— Василий Михайлович, вы лучше расскажите, кредитовал ли Укргазбанк проекты бизнесмена с нашумевшей фамилией Фирташ? Вы вообще с этим господином знакомы?
— Уже знакомы. Мы познакомились на дне рождения Леонида Черновецкого. Что касается кредитования Укргазбанком его проектов, то мне об этом ничего не известно. Однако, могу предположить, по какой причине нас опорочили. Дело в том, что у Укргазбанка до недавнего времени был один клиент, который имеет не менее нашумевшее имя — Росукрэнерго.
— ???
— Попрошу общественность успокоиться. Компания, объединяющая сеть заправок —
полная тезка РУЭ, не имеющая никакого отношения к нашумевшим поставкам газа. Если мне не изменяет память, эта компания обслуживалась у нас с 2000- го года. Похоже, Юлию Владимировну просто подставляют. Знаете такой известный и довольно действенный прием — смешать все в кучу: правду, неправду, домыслы, совпадения… и заявить. А там как хотите, так и отмывайтесь. Однако, повторяю еще раз, подобные заявления можно делать только по итогам проверок вышеупомянутого комитета финансового мониторинга, НБУ, налоговой администрации. Как говорится, было бы желание и оперативная реакция.
Про временную следственную комиссию, поддержку металлургов и отставку Стельмаха
— Парламентскую комиссию уже созданную в ВР вы относите к подобному инструменту банковского надзора? Премьер настаивает на том, чтобы заслушать результаты ее работы уже в пятницу.
— Если судить по работе аналогичной комиссии по Киеву (расследование деятельности КМДА и Киевсовета), то, как мне известно, первая информация, которая была рассмотрена той комиссией, банальна была взята из Интернета.
Что касается деятельности этой комиссии, то депутаты предложили НБУ в течение трех часов предоставить информацию, касающуюся деятельности национального регулятора за 2007 год включительно. Боюсь, что это была изначально невыполнимая задача. Так что на качественный анализ при таких подходах вряд ли стоит надеяться. При этом есть еще одна проблема — банковская тайна, закона о которой никто не отменял. Я лично не знаю, как НБУ выйдет из этой ситуации. Возможны решения суда как в ту, так и в другую сторону. Так как любой из клиентов может подать в суд на банк, если информация о счете будет разглашена без его согласия или решения суда.
— Вы будете подавать в суд?
— Еще не решил.
— А у Фирташа, уже подавшего иск против премьер-министра Украины в Британский суд, по-вашему, есть шанс?
— Понимая объемы банка Надра, я могу утверждать, что заявление ЮВТ о том, что только 100 миллионов пошли на компенсацию вкладов, а все остальное — на покупку валюты, сильно преувеличено. Так что, шанс наверняка есть.
— Возвращаясь к проблеме курса, замечу, что коммерческие банки проявили некую слишком и молчаливую позицию, солидарную с НБУ. А вам не кажется, что если бы банкиры вовремя начали говорить, указывая на ошибки, как правительства, так и НБУ, ситуация могла бы развиваться иначе?
— Кажется. Однако у нас менталитет такой, что банкир всегда старается от любой проблемы уйти в сторону и пережить ее без эмоций. Тем более публичных.
— Деньги любят тишину.
— Это действительно так. Мы привыкли молчать. Дабы были спокойны наши клиенты. Однако сейчас ситуация меняется и финансисты стали понимать, что надо открываться. В отношении же публичной критики регулятора, так это вообще нонсенс для украинской постсоветской банковской системы. Однако случаи с судами в отношении отмены ряда постановлений НБУ были. Черновецкий любил этим заниматься.
Что касается нынешней ситуации, то наблюдалась слишком быстрая динамика курса. Поэтому критика регулятора если и была, то в рамках совещаний, которые обещали стать системными. Однако таковыми не стали.
— И в этом слабость банковской элиты?
— Я бы назвал это не слабостью. Скорее, неготовностью действовать в новых условиях оперативно, мобильно и настойчиво.
— Когда я слушала Тимошенко, а потом известного российского финансового аналитика г-на Илларионова, поймала себя на мысли, что на ситуацию в Украине в профессиональных кругах смотрят совершенно по-разному. В том числе и на обрушившийся курс доллара. Так, если команда Тимошенко настаивает на необходимости укреплять гривну, то Андрей Илларионов советует не сильно давить на Президента и НБУ, а подумать над тем, что можно пойти и совсем другим путем — намеренной девальвации гривны.
— У нас каждый политик, особенно депутат, считает себя профессионалом во всех отраслях экономики. Что же касается разговоров, что нам нужно объединить всех профессионалов, я всегда думаю о том, как объединить диаметрально противоположные подходы этих профессионалов. Дискуссия существует всегда. Однако Украина отличается от других стран тем, что у нас дискуссия бесконечная, без принятия какого бы то ни было решения.
Нормальные же люди решение принимают и выбирают какой-то единый путь. Пусть в итоге даже ошибочный.
— Но пройденный.
— Совершенно верно. Подход, который содействует девальвации гривны с точки зрения курсовой поддержки базовых отраслей, являющихся основой украинского экспорта, действительно есть. И направлен он на компенсацию низкой конъюнктуры мировых цен.
— Это вы сейчас про металлургические комбинаты Ахметова говорите?
— Про все то, что мы сегодня экспортируем. Что можно поддержать за счет курса. Это общий подход вне зависимости от фамилии собственника того или иного предприятия. Он принят и в России, и за рубежом. Однако есть и другое мнение, которое подразумевает фиксированный курс. На самом деле до сих пор идет дискуссия, что такое для Украины гибкий курс. И может ли он быть для нас приемлем вообще? Для многих подтверждением того, что у нас такого курса быть не может, является существование таких клиентов, как НАК и пр. с большими неожиданными заявками на приобретение валюты. Я тоже придерживаюсь мнения о необходимости устойчивого регулируемого курса в Украине. Так как валютный рынок у нас еще не развит. Впрочем, как и законодательство этого направления.
— И все-таки скажите, НБУ успел поддержать металлургов за счет курса? Подозрения такие в СМИ высказывались.
— Кто конкретно из металлургов ощутил прелести скачка курса, мы сможем понять только тогда, когда увидим, кто из металлургов получил валютную выручку в последний месяц, и кому удалось реализовать свою выручку по высокому курсу. Однако, я вполне допускаю, что многие экспортеры даже не успели воспользоваться этой преференцией. Слишком мало было времени.
— Как вы думаете, сколько времени понадобится парламенту для того, чтобы отправить в отставку Стельмаха?
— Более правыми я все-таки считаю тех, кто на всякий случай задается вопросом: если не Стельмах, то кто? До сих пор в парламенте идет дискуссия на предмет существования коалиции и количества ее голосов. Однако это уже второй вопрос после того, решится ли на отставку Стельмаха Ющенко? Но даже если Президент примет такое решение, рисков достаточно.
На самом деле, мы можем дать миру сигнал этой отставкой, а потом, не найдя компромиссной кандидатуры, зависнуть в совершенно неопределенной и опасной ситуации. К тому же, есть еще МВФ, который обязательно захочет встретиться с кандидатом на пост главы НБУ. Интересно КПУ будет голосовать за кандидатуру, имевшую тет-а-тет с капиталистами МВФ?
— Так будет отставка или нет?
— По-моему, Президент довольно четко заявил о своей позиции.
— Но и Тимошенко не менее четко дала понять, что в случае отказа Ющенко внести новую кандидатуру в ВР, парламент обойдется без Президента. Похоже, ваша фракция может поддержать эту настойчивую инициативу. Судя по заявлениям лидера.
— Это будет неконституционно.
— Даже если таким образом на пост главы НБУ выдвинут Горбаля?
— Мне кажется, что любой кандидат откажется от такого пути. Здесь стоит вопрос взаимоотношений не только с банковской системой, но и с финансовыми институтами на международном рынке. И вообще, сомнительное назначение вредит репутации любого нормального человека. Тем более профессионала.
Выдвинуться на этот пост таким образом, может согласиться только безответственный политик.
Про партию, чужих скелетов и перевыборы дублем
— Василий Михайлович, как вы сегодня можете охарактеризовать ситуацию, в которой оказалась ПР?
— Партия Регионов застыла в позиции оппозиции.
— Вот именно, что застыла. Там же действовать надо.
— Сейчас на политической арене другие основные действующие лица. Как вы уже успели заметить, из шкафов активно вытаскиваются скелеты производства 2004- го года. Информационный эфир заполонили некие трогательные ретроспективы оранжевой революции: кто за чьей спиной тогда стоял, кто шел впереди…
Полагаю, что, наблюдая за всем этим, общество не может не понимать, что в Украине стартовала жесткая президентская кампания. Нам в этой ситуации приходится просто считать потери каждой из сторон. А еще — достать из загашника старый-престарый лозунг: А мы же говорили…
— А вам не кажется, что это несколько ущербная позиция — наблюдать за тем, как рушится что-то у кого-то, и самому в это время не развиваться?
— Ну, я бы не сказал, что внутри нас ничего не развивается.
— Пока более всего заметно развитие внутрипартийных конфликтов по линии Янукович — Ахметов — Левочкин (Фирташ). Особенно после очередного провала переговоров с БЮТ, который организовал Виктор Федорович.
— На счет развития, одна небольшая ремарка. В парламент внесены десятки антикризисных законопроектов от ПР. И даже. Если они не принимаются, то среди законопроектов предлагаемых коалицией часто встречаются копии наших оригиналов. Что, безусловно, не может не радовать.
— Каким вы видите дальнейшее развитие событий? Четвертая попытка ПР и БЮТ объединиться будет? Или судя по последним категорическим заявлениям Януковича, предложившего своим непосредственным конкурентам уйти в отставку, нас ждут перевыборы дублем. По-видимому, весной после социальных бунтов. А если быть совсем точным, после того, как ПР и БЮТ решат эту проблему конституционным большинством голосов.
— Все может быть. Может сложиться такая ситуация, когда в Раде будут голосоваться на сто процентов непроходные у Ющенко законопроекты. Президент будет их ветировать, а все дружно придут к выводу, что выхода нет — только перевыборы, импичмент… Или что там еще можно придумать?
— Бюджет?
— Именно он может стать началом эскалации очередного витка конфликта.
— За какой бюджет вы не будете голосовать?
— Очень трудно голосовать за бюджет, который не поддерживает даже министр финансов действующего правительства. Я думаю, что обсуждение бюджета априори приведет либо к перевыборам, либо к переформатированию ВР и каким- то другим иным решениям. Я не исключаю и очередного бракосочетания соратников.
— Вот я тоже на досуге думала над этим. Ведь, как ни крути не верти, а нынешняя ситуация оказалась сильно выгодна исключительно Регионам. Кризис гонит ЮВТ из власти. Однако идти на выборы ей было бы удобно, разделив ответственность с Регинами (основным конкурентом) в формате какого-нибудь широкого спасительного правительства. Иначе вы вооружаетесь социальными бунтами и… выигрываете. Спасительного правительства с конституционным большинством, как известно, не получилось. А значит в этой истории антивыборным тылом для ЮВТ может стать только Президент, которому выборы сейчас не нужны. С его-то тремя процентами рейтинга. Так что, похоже, что рановато соратники горшки побили. Что скажите?
— Как известно, в украинской политике нет ничего невозможного. Однако я верю, что как бы не складывались дальнейшие отношения премьера и Президента именно Партия регионов сможет консолидировать конструктивные силы. При этом, придя к власти конституционным путем, не прибегая к организации и управлению социальными бунтами. Угроза их возникновения, и так велика и не требует вмешательства ни одной из политических сил. Наоборот, надежда, что в стране есть, кому навести порядок, реально может снизить температуру социального напряжения.

Куда будет направлен курсовой вектор в следующем году?

Валютные карусели заставили понервничать в начале декабря даже самых стойких украинцев. Пропорционально потерям сбережений граждан росло и недоверие последних к своей родной национальной валюте. Казалось, что стремительное падение гривны приносило пользу только предприимчивым спекулянтам и банкам, успевшим отхватить свой кусок пирога на валютном рынке. Сберегутся ли курсовые передряги и каким будет курс доллара в начале следующего года?
Советник главы правления Укргазбанка Александр Охрименко считает, что все будет зависеть исключительно от политического фактора. Но, исходя из того, что в проекте бюджета подано курсовой ориентир 7,5 грн/$, наиболее вероятно, что это и будет придел.
О курсовом прогнозе в 7-7,5 грн/$ на конец первого квартала говорит и глава правления Укрсоцбанка Борис Тимонькин. Мол, при таком курсе интересы экспорта и импорта сбалансированы. Сейчас импорт серьезно убит, таможни пустые, население скупило доллары, но постепенно начнет их продавать, — уверен банкир.
Научит ли горький опыт 2008 года главных докторов экономики? Многие финансисты сегодня не готовы дать ответ на этот вопрос. Курс прогнозировать невозможно, потому что он управляется в ручном режиме и не объявлены экономические меры, направленные на его стабилизацию, — говорит член наблюдательного совета Энергобанка Вячеслав Юткин.
По мнению же начальника отдела анализа и исследований Райффайзен Банк Аваль Дмитрия Сологуба, декабрьские курсовые скачки (когда курс подскочил за считаные дни до 10 грн/$, а потом так же резко вернулся назад) вряд ли можно объяснить экономическими факторами. Скорее всего, были какие-то другие причины. Поэтому нельзя исключать, что такие факторы могут проявиться и в следующем году и, таким образом, привести к непрогнозируемым колебаниям обменного курса.
Но вместе с тем господин Сологуб подчеркивает, что традиционно обменный курс валюты определяется состоянием платежного баланса страны (а именно потоками товаров и капитала). Поэтому, если говорить о платежном балансе, то здесь существует несколько элементов неопределенности.
Первый — это цена на импортируемый газ. Судя по последним заявлениям, интервал цены на следующий год достаточно велик — от $200 до $300 за тыс. кубометров. Соответственно, и величина эффекта цены на газ на платежный баланс может быть тоже достаточно разной.
Второй фактор, по словам банковского эксперта, — экспорт. Цены на сырьевые товары на мировых рынках в последнее время отличаются своей непредсказуемостью. Поэтому очень сложно понять, какой будет конъюнктура на мировых ранках стали и химической продукции (основных товаров украинского экспорта) в следующем году. И третий фактор — это динамика импорта. По многим прогнозам, рост импорта значительно замедлится в следующем году на фоне девальвации гривны, падения реальных доходов населения и замораживания кредитной активности. Однако какой будет величина этого эффекта и когда это произойдет, точно не известно, — отмечает Дмитрий Сологуб.

Верховная Рада приняла ряд антикризисных законов.

Верховная Рада приняла ряд антикризисных законов.
· Утвержден закон, направленный на улучшение платежного баланса Украины. В т.ч. предполагается введение дополнительной ввозной пошлины в размере 13% на все товары, кроме критического импорта. Данная мера вводится на полгода, после чего ее действие может быть продлено Кабмином. Список товаров критического импорта также должен быть утвержден КМ.
· В первом чтении принят закон, вводящий на период кризиса мораторий на обращение взыскания на предмет залога или ипотеки в случае, если предметом залога является жилая недвижимость, в которой постоянно проживают граждане. Окончание срока выхода из кризиса определяется решением парламента по представлению правительства.

ВР приняла закон относительно улучшения состояния платежного баланса Украины

Верховная Рада в целом приняла закон № 3379 О внесении изменений в некоторые законы Украины с целью улучшения состояния платежного баланса Украины в связи с мировым финансовым кризисом.
За соответствующее решение проголосовали 269 депутатов из 444 зарегистрированных в зале.
Законом, в частности, предусматривается дополнить закон О таможенном тарифе Украины пунктом, в соответствии с которым в случае достижения платежным балансом Украины критического состояния, применяется, в виде исключения, процедура внедрения, изменений и отмены временной надбавки к действующим ставкам ввозной пошлины на некоторые товары.
Инициатором внедрения такой временной процедуры является исключительно Кабинет министров Украины, который разрабатывает и подает на рассмотрение ВР законопроект, в котором содержится перечень товаров, на которые внедряется временная надбавка к ввозной пошлине, а также ее размер.
www.rbc.ua

На новом витке спирали

События в сфере экономики и финансов в последние месяцы 2008 года напоминают печально известный 1998 год. Но по законам общественного развития все повторяется на новом витке спирали.
В 2007-м мировой кризис зародился в США, а не в Юго-Восточной Азии. Нестабильность мировых рынков отразилась на экономике Украины после распространения финансовых эффектов заражения на европейские страны, а не на Россию, как в 1998-м. Передаточным механизмом влияния нынешнего мирового кризиса на экономику Украины стали долги частного, а не государственного сектора экономики.
Вследствие изолированности банковского и реального секторов от мировых потоков капитала в 1998—1999 годах финансовый кризис в Украине был кризисом валютным. В 2008-м возникает принципиально иная ситуация: потрясения на отечественном финансовом рынке, начавшиеся с падения фондового рынка и девальвации гривни, угрожают перерасти в широкомасштабный экономический кризис, составляющими которого станут банковский и долговой кризисы.
В 2007—2008 годах предвестниками финансового кризиса были переоценка обменного курса и недостаточность международных резервов страны, привлечение значительных объемов иностранного капитала и формирование чрезмерной внешнедолговой нагрузки, быстрый рост банковских кредитов и финансирование за их счет непроизводительных расходов субъектов экономики, надувание пузырей цен на реальные активы и ценные бумаги отечественных эмитентов.
За девять месяцев 2008 года реальный эффективный обменный курс гривни повысился на 14,7%. Снижение ценовой конкурентоспособности отечественных производителей выливалось в наращивание дефицита текущего счета платежного баланса, достигшего 6,5% ВВП. Согласно оценкам МВФ, расчетное сальдо текущего счета для Украины, обусловленное действием фундаментальных экономических факторов, составляет около -2% ВВП.
По состоянию на 1 октября 2008 года, отношение международных резервов к краткосрочному внешнему долгу в Украине составляло 1,2, что существенно отставало от среднего показателя для стран с низким и средним уровнем доходов — 3,2. Относительно ВВП международные резервы Украины находились на уровне 19,3%, в то время как в странах с низким и средним уровнем доходов — 27% ВВП. В последние годы страны с формирующимися рынками почти 90% чистого привлечения иностранного капитала направляли на прирост международных резервов. В Украине в течение 2006—2007 годов это соотношение в среднем составляло 24,4%, а в первом полугодии 2008-го — 13,5%.
На сегодняшний день международные резервы Украины покрывают 75,7% суммы краткосрочных обязательств и платежей по долгосрочному внешнему долгу, приходящихся на 2009 год. Выплаты предприятий, банков и государства в счет погашения и обслуживания долгосрочного долга прогнозируются на уровне 15 млрд. долл. США. Кроме того, сумма краткосрочных внешних обязательств по состоянию на середину 2008 года составила 28,2 млрд. долл. Таким образом, Украина не удовлетворяет базовый показатель достаточности золотовалютных резервов — расширенный критерий Гринспена. Обострение мирового финансового кризиса мгновенно подняло на поверхность проблему отсутствия надежной подушки ликвидности в Украине.
Размер валового внешнего долга Украины по состоянию на 1 декабря с.г. по расчетам составляет 74,6% ВВП. По результатам эмпирических исследований, оптимальный уровень внешнего долга, гарантирующий сохранение финансовой стабильности и положительно влияющий на темпы экономического роста, не превышает 35% ВВП (см. табл.). В Украине чрезмерное привлечение внешнего заемного капитала привело к усилению уязвимости экономики, что сразу же запустило цепь дестабилизации финансовой системы, как только конъюнктура мировых товарных рынков ухудшилась, а мировой кредитный кризис распространился на страны Восточной Европы.
Беспрепятственное привлечение внешних займов и активизация иностранных банков на кредитном рынке Украины стали факторами стремительного роста банковских кредитов. По состоянию на 1 ноября 2008 года, сумма банковских кредитов, выданных в экономику, достигла 63,9% ВВП. Для Украины, исходя из размера среднедушевых доходов (по ППС валют), равновесный уровень банковских требований по кредитам составляет 37% ВВП, что в 1,7 раза меньше текущего уровня.
В соответствии с дефинициями финансовых кризисов, применяемыми в мировой практике, Украина уже прошла начальный этап валютного кризиса и находится на пороге кризиса банковского. При этом валютный кризис рассматривается как процесс изъятия международных резервов, потери стоимости национальной валюты более чем на 25% и изменения валютного режима. А системный банковский кризис — как процесс эрозии банковского капитала, массового изъятия депозитов, сокращения кредитной деятельности банков и масштабного вмешательства государства в деятельность банков.
Необходимость выполнения накопленных обязательств в условиях сокращения внешнего финансирования делает все более актуальными проблемы стабильности платежного баланса и избежания глубокого экономического спада. Ведь для осуществления расчетов с кредиторами предприятия-заемщики вынуждены будут сокращать затраты на ведение бизнеса и изымать собственные оборотные средства. В исторической ретроспективе изменение направления движения иностранного капитала оборачивалось для стран-заемщиц сокращением ВВП в среднем на 10%.
Механизмы возникновения и распространения кризисных явлений на финансовом рынке Украины выглядят следующим образом:
— значительный дефицит текущего счета сочетается с сокращением притока иностранных инвестиций и кредитов; в таких условиях в Украине формируется отрицательное сальдо платежного баланса (в октябре его величина достигла 4 млрд. долл.), что ведет к изъятию международных резервов и оказывает давление на курс национальной валюты;
— ухудшение ценовой конъюнктуры на мировых товарных рынках оборачивается для экономики сокращением экспортной выручки, уменьшением доходной части бюджета, осложнениями с обслуживанием внешних и внутренних кредитов у предприятий-экспортеров;
— отток иностранного капитала, бегство от национальной валюты и изъятие депозитов из банковской системы становятся причиной дестабилизации финансового рынка Украины и приводят к исчерпанию финансового потенциала экономического развития;
— снижение курса национальной валюты при существовании значительных валютных дисбалансов в банковском секторе, уменьшение реальных доходов населения и ухудшение финансового состояния предприятий приводят к снижению качества банковских активов, а изъятие внутренних депозитов и сокращение внешних заимствований — к сужению пассивной базы банковских учреждений.
Продолжение мирового кредитного кризиса и существенное присутствие иностранного капитала на рынке банковских услуг Украины обуславливают возможность импорта финансовой нестабильности иностранными банками. Доля банков с иностранным капиталом в активах банковской системы приближается к 50%, а чистая внешняя позиция Украины относительно международных банков составляет 9,5% ВВП.
Юридически транснациональные банки не несут ответственности по обязательствам дочерних структур и в кризисные времена могут оказывать им поддержку, руководствуясь мотивами сохранения репутации материнского банка. На сегодняшний день большинство материнских банков, присутствующих на финансовом рынке Украины (особенно шведские, итальянские и австрийские), вследствие негативного влияния глобальных кредитных факторов вынуждены уменьшать кредитование собственных дочерних структур. Такое положение дел повышает вероятность жесткой посадки украинской экономики.
Распространение международных эффектов заражения на экономику Украины происходит по следующим основным каналам:
— общие шоки: падение мировых цен на металлопродукцию и повышение спредов по долговым обязательствам стран с формирующимися рынками подрывают финансовое положение национальных производителей и ухудшают возможности обслуживания ими внешнедолговых обязательств;
— торговые шоки: стагнация экономик крупных торговых партнеров Украины уменьшает спрос на товары национального экспорта, что, в свою очередь, приводит к оттоку капиталов и падению цен на внутренние активы;
— финансовые шоки: кризисы в ведущих странах мира заставляют международных инвесторов реструктуризировать собственные портфели, исходя из требований ликвидности, риск-менеджмента и т.п.; в условиях общего снижения цен на активы инвесторы предпочитают сбрасывать наименее надежные активы с наиболее волатильной доходностью;
— информационные эффекты: валютный кризис в одной стране посылает сигналы спекулянтам о возможности девальвации валюты страны с похожими макроэкономическими характеристиками; девальвация валют восточноевропейских стран дала толчок к проведению спекулятивных атак на гривню.
Принятие избыточных рисков банками и предприятиями Украины объяснялось недееспособностью дисциплинирующих механизмов рынка и слабостью системы пруденциального регулирования. Свою роль сыграла также неэффективность систем внутреннего корпоративного управления.
Неадекватная система регулирования деятельности банков значительно усиливала их уязвимость к валютным, кредитным рискам и рискам пролонгации долга. Слабо управляемые процессы предоставления валютных кредитов заемщикам, не имеющим источников валютной выручки, и долгосрочных кредитов за счет краткосрочных обязательств, неадекватность резервов под кредитные риски и недокапитализированность банковских учреждений поставили банковскую систему на грань краха после девальвации гривни и подорожания внешних ресурсов.
Итак, нездоровая макроэкономическая среда, слабая защищенность корпоративного сектора экономики перед проблемами мировых рынков и негативное влияние глобальных факторов запустили маховик дестабилизации финансовой системы Украины, который со временем все болезненнее и с нарастающей скоростью будет травмировать ключевые сферы жизнедеятельности общества.
Для снижения остроты финансового кризиса первоочередное значение имеет взвешенная макроэкономическая политика и действенные структурные реформы в банковском секторе. Поддержка доступа банковских учреждений к источникам финансирования является ключевым условием смягчения последствий финансового кризиса в краткосрочной перспективе.
Международный опыт указывает на то, что в кризисных условиях центральные банки могут применять различные механизмы кредитования чрезвычайного положения и выполнять роль кредитора последней инстанции для банков.
Оказание финансовой поддержки Национальным банком неизбежно порождает проблемы морального риска среди банковских учреждений Украины. Для ее смягчения правительство и НБУ могут использовать такие механизмы, как наложение определенных ограничений на операции банков (особенно на валютном рынке), установление верхнего предела процентных ставок по депозитам, перенос расходов по финансовому оздоровлению банков на плечи их акционеров. Следует также как можно скорее начать процесс закрытия неплатежеспособных банков. Например, в Таиланде во время кризиса 1997 года была приостановлена деятельность 58 финансовых учреждений, в Корее — заблокированы операции 14 торговых банков.
Для отсечения необоснованного спроса банков на ресурсы центрального банка стоит заранее объявить о том, что в процессе реструктуризации и выбора банков, подлежащих ликвидации, основное внимание будет уделяться показателям ликвидности баланса и объемам обязательств банков перед НБУ.
Поддержание ликвидности в значительных объемах может применяться только в качестве временной меры до разработки и внедрения всеобъемлющей программы реструктуризации банковского сектора, во время которой платежеспособные банки будут подлежать рекапитализации, а неплатежеспособные — обанкротятся.
Законом Украины О первоочередных мерах по предотвращению негативных последствий финансового кризиса и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины предусмотрено создание стабилизационного фонда, средства которого могут использоваться на предоставление кредитов отечественным банкам и предприятиям с целью погашения, рефинансирования и обслуживания иностранных кредитов (займов). Однако схема рефинансирования внешних обязательств предприятий и банков, определенная этим законом, имеет серьезные финансово-организационные изъяны, сводящие на нет усилия по стабилизации валютно-финансовой ситуации в стране.
Во-первых, стабилизационный фонд не имеет реальных источников наполнения, поскольку при пятикратном падении фондового рынка Украины и обострении ситуации на мировых финансовых рынках продажа объектов государственной собственности по разумной цене выглядит маловероятной. А суммы размещения государственных ценных бумаг вряд ли окажутся достаточными для рефинансирования долговых обязательств правительства, не говоря уж о наполнении стабилизационного фонда.
Во-вторых, распорядителями средств стабилизационного фонда выступают Министерство финансов и Кабинет министров, которые не используют рыночные критерии для оценки платежеспособности предприятий и банков; не могут оперативно принимать решения о выделении кредитов и не имеют административных возможностей для мониторинга целевого использования предоставленных средств. Ограниченность ресурсной базы стабилизационного фонда и широкий перечень возможных направлений использования его средств приведут к тому, что он станет разменной монетой в руках олигархических групп, никоим образом не способствуя решению задач общегосударственного уровня.
На мой взгляд, в Украине целесообразно реализовать аналог российской системы рефинансирования внешних займов национальных предприятий и банков, основным субъектом которой будет выступать ОАО Укрэксимбанк в качестве кредитора заемщиков на международных рынках. Источником для предоставления кредитов Укрэксимбанком должны стать средства НБУ объемом до 10 млрд. долл. США, оформленные как депозит в Укрэксимбанке.
Кредиты Укрэксимбанка для рефинансирования внешних обязательств могут предоставляться отечественным предприятиям и банкам при выполнении ими следующих условий:
— рефинансированию подлежат кредиты и займы, отказ от погашения которых приведет к банкротству заемщика или потери существенной части его активов;
— финансовое положение заемщика подтверждает его способность своевременно и в полном объеме выполнять обязательства перед Укрэксимбанком;
— заемщик без использования кредитных ресурсов самостоятельно погашает не менее 25% суммы кредита (займа), подлежащего рефинансированию;
— по новым кредитам заемщик предоставляет залог, являющийся приемлемым для Укрэксимбанка.
Подписание соглашения стенд-бай с Международным валютным фондом и возможный прирост валютных резервов Украины на сумму 16,5 млрд. долл. США обеспечивают финансовую основу для реализации приведенной выше схемы.
По мере углубления кризисных явлений, когда поддержка ликвидности банковских учреждений не будет оказывать стабилизирующего эффекта, а сужение их пассивной базы будет продолжаться, возникнет потребность в чрезвычайных мерах, одной из которых является реструктуризация внешнего корпоративного долга. Последовательная и взвешенная реструктуризация долговых обязательств отвечает интересам как кредиторов (которые во что бы то ни стало стараются избежать убытков, связанных с дефолтами), так и заемщиков (не заинтересованных в потере доступа к внешнему финансированию). В мире в период 1970—1997 годов из 56 кризисов платежного баланса 35 сопровождались реструктуризацией внешнего долга.
Мировой практикой до сих пор не наработаны унифицированные механизмы реструктуризации внешних долгов корпоративных заемщиков, в отличие от долгов суверенных заемщиков (таких как Парижскому и Лондонскому клубу кредиторов). Частично это объясняется отсутствием универсальной, признанной мировым сообществом процедуры банкротства. Реструктуризация корпоративного долга регулируется на основе двусторонних соглашений между кредиторами и заемщиками, рамочные условия которых устанавливаются правительством учреждений-заемщиков и группой основных кредиторов.
В период азиатского кризиса 1997—1998 годов правительства стран базирования банков-кредиторов побуждали их к заключению соглашений с корпоративными заемщиками кризисных стран. Правительства банков-заемщиков, в свою очередь, инициировали переговорный процесс и предоставляли гарантии по внешним обязательствам банков.
Например, в январе 1998 года правительство Кореи при поддержке правительства США достигло договоренности с международными банками о реструктуризации межбанковских депозитов и краткосрочных кредитов банкам на 24 млрд. долл. Внешние обязательства корейских банков были реструктуризированы через предоставление новых займов сроком от одного до трех лет с процентной ставкой LIBOR + 2,25—2,75%. Корейское правительство гарантировало погашение 20 млрд. долл. новых займов. Выгодные условия для банков-заемщиков стали результатом компромисса между корейским правительством, правительствами банков-кредиторов и самими международными банками.
В Индонезии план реструктуризации внешних долгов распространялся на задолженность банков и нефинансовых предприятий. В июне 1998 года правительство Индонезии подписало Франкфуртское соглашение с международными банками о поддержке кредитных линий по торговым кредитам на уровне апреля 1998-го и реструктуризации межбанковских кредитов через оформление новых кредитов сроком от одного до четырех лет по процентной ставке LIBOR + 2,75—3,5%. Новые займы гарантировались центральным банком Индонезии.
Правительство Украины также должно играть активную роль в процессе установления договорных отношений между заемщиками и учреждениями-кредиторами относительно реструктуризации долговых обязательств. Во внешнеполитическом контексте стоит добиваться поддержки соответствующих мер правительствами стран базирования банков-кредиторов. Такая поддержка и взаимопонимание являются достаточно реальными с учетом того факта, что правительства кредиторов заинтересованы в сохранении стабильного финансового положения своих банков. Проведение взвешенной и последовательной реструктуризации внешнего корпоративного долга Украины предотвратит угрозу массовых дефолтов отечественных заемщиков и будет способствовать сбалансированию валютно-финансовых потоков страны.
Наиболее адекватным методом реструктуризации корпоративного долга Украины, предполагающим предъявление соответствующих требований к кредиторам, является его пролонгация на два-четыре года по ставкам, под которые были выделены первоначальные займы. Значительная часть ресурсов, переданных материнскими банками своим дочерним структурам, в общей сумме внешнего долга Украины облегчает задачу урегулирования внешнедолговых обязательств.
До переговоров с кредиторами о реструктуризации внешнего долга необходимо начать программу реструктуризации банковского сектора, что улучшит перспективы возврата отсроченных долгов и будет способствовать возобновлению внешнего финансирования субъектов экономики.
Программа реструктуризации банковского сектора должна основываться на следующих основных принципах: применение единых критериев идентификации жизнеспособных и нежизнеспособных банков, создание условий для выхода из капитала проблемных банков нынешних владельцев, стимулирование вливания капитала новыми частными инвесторами. Неотъемлемым элементом программ реструктуризации является вливание государственных средств в акционерный капитал банков.
В странах, переживших финансовые кризисы, расходы государственных средств на проведение реструктуризации банковской системы в среднем составляли 16% ВВП. Такие расходы во многих случаях были ниже потенциальных потерь от коллапса банковской системы, разрушения платежно-расчетной системы, замораживания кредитных операций и перекладывания значительной части убытков на банковских вкладчиков.
Участие государства в урегулировании банковского кризиса не ограничивалось пополнением капитала проблемных банков. В странах Юго-Восточной Азии к финансово неустойчивым банкам, которым не удавалось привлечь частных инвесторов, применялись такие меры государственного влияния, как национализация, принудительное слияние с другими банками, продажа иностранным инвесторам, передача под юрисдикцию компаний по управлению активами, ликвидация.
В Украине рекапитализация банков государством будет целесообразной только в том случае, если акционеры банков окажутся неспособными привлечь частный капитал. А со временем, когда угроза системного банковского кризиса исчезнет, эти национализированные государством банки могут быть снова приватизированы.
С рекапитализации банков должен начаться длительный процесс реструктуризации банковского сектора, в ходе которого будут расчищаться балансы, списываться безнадежная задолженность банковских заемщиков, приниматься меры по улучшению качества банковских активов. Достижение устойчивого финансового положения банков станет ключевой предпосылкой макрофинансовой стабилизации и возвращения сбережений в экономический оборот.
В 2009 году возникнет ряд специфических проблем, связанных с управлением внешним государственным долгом. В длительной перспективе, с учетом небольшого размера этого долга, платежеспособность правительства по прямым обязательствам не вызывает сомнений. Но в связи с пиковыми платежами по государственному долгу в следующем году страна может столкнуться с краткосрочными проблемами ликвидности (в счет погашения и обслуживания внешнего государственного долга должно быть выплачено 2,3 млрд. долл.). Спред EMBI+ Украина (премия в доходности внешних государственных облигаций Украины к гособязательствам США) к середине декабря составлял 24,5%, что делает невозможным привлечение ресурсов международного рынка капиталов и использование их для проведения долговых платежей.
Реструктуризация задолженности коммерческим кредиторам в 2000 году и официальным кредиторам в 2001-м исключают возможность реструктуризации государственного долга Украины в 2009-м. Кроме того, значительная часть внешних долговых обязательств правительства (45%) представлена еврооблигационными займами, реструктуризация которых возможна только при наличии положения о коллективных действиях в юридической документации на выпуск облигаций.
С учетом вышесказанного основными задачами управления государственным долгом Украины в 2008—2009 годах должны стать усиление сотрудничества с международными финансовыми организациями (МФО) и активизация внутреннего рынка государственных облигаций. Займы МФО в кризисных условиях станут весомым источником покрытия дефицита бюджета, будут способствовать стабилизации платежного баланса и оживлению инвестиционной активности в стране. Дополнительно см. по адресу http://www.zn.ua/img/st_img/2008/727/727-07_vo_send_rus.gif
Татьяна Вахненко (доктор экономических наук, Институт экономики и прогнозирования НАН Украины)

Дефицит текущего счета в июле-сентябре

Дефицит текущего счета в июле-сентябре
По данным Национального банка Украины, дефицит текущего счета платежного баланса Украины в июле-сентябре 2008 года составил $1,596 млрд., что на 47,5% меньше, чем в апреле-июне ($3,04 млрд). 
Дефицит внешней торговли товарами и услугами в III квартале сократился с $3,616 млрд. до $2,063 млрд.
Профицит финансового счета составлял $2,315 млрд.
Поступление прямых иностранных инвестиций в Украину снизилось с $3,754 млрд. до $3,387 млрд. Вместе с тем, отток портфельных инвестиций составил $709 млн., тогда как во II квартале их приток был зафиксирован на уровне $123 млн.

Рост дефицита текущего счета в ноябре замедлился

Кардинального улучшения состояния платежного баланса Украины в ноябре не произошло, но рост дефицита, как текущего, так и финансового счета замедлился по сравнению с октябрем, сообщил руководитель группы советников главы Национального банка Украины (НБУ) Валерий Литвицкий.
Кардинального улучшения состояния платежного баланса в ноябре не состоялось. Поэтому фундаментальный фактор девальвации обменного курса и в этом месяце действовал с мощной силой. В то же время дефицитное сальдо как текущего, так и финансового счетов увеличивалось медленней, чем в октябре.
Поэтому ноябрьский прыжок курса был спровоцирован по большей части факторами психологического происхождения, — сказал он агентству Интерфакс- Украина в понедельник.
По словам В.Литвицкого, экспорт и импорт в ноябре-2008 снизились в абсолютном измерении впервые с 90-х годов: в прошлом месяце импорт сократился на 5,6%, а экспорт — на 14,8%.
Хотя импорт по темпам падения доминировал над экспортом, отрицательное сальдо текущего счета росло медленнее, чем в октябре, — подчеркнул В.Литвицкий.
По его данным, в октябре дефицит текущего счета был на уровне месячного максимума в текущем году — $1,825 млрд, а в ноябре составил $1,594 млрд.
При этом, дефицит финансового счета в ноябре составил $1,678 млрд, против $2,136 млрд в октябре.
Руководитель группы советников главы НБУ отметил, что ажиотажный спрос на иностранную валюту в ноябре подогревалось политическими заявлениями парламентариев и публикациями в отдельных масс-медиа. Кроме того, оказывал влияние на рынок отток валюты из банковской системы и придерживание валютной выручки экспортерами. Продолжалось придерживание валютной выручки от экспорта, а ее поступление было меньше, чем использование для импорта на $1,5 млрд, — отметил В.Литвицкий.
По его словам, значения поступающей валютной выручки и валютных расходов на оплату импорта сблизились только в середине декабря: 15 декабря это соотношение было почти равным — потребности импорта было лишь на $11 млн больше, чем поступление валютной выручки.
Этот факт еще не дает надежных оснований для заявлений, которые звучат со стороны отдельных представителей Кабмина и работников Минфина, относительно перелома в движении платежного баланса в пользу экспорта и установления равновесия спроса на валюту и ее предложения. Но тенденция к балансированию становится обнадеживающей, — подчеркнул он.
В этой связи руководитель группы советников главы НБУ отметил важность противодействия возрастанию давления на курс избыточных расходов государственного бюджета, а также небезопасность резкого наращивания спроса на валюту со стороны компании Нафтогаз Украины (внешнего долг компания находится на историческом максимуме — $3,2 млрд).
Помимо того, по его мнению, для стабилизации ситуации необходимо внесение ясности в вопросы: цены на газ и его поставок в зимние месяцы; принятия бюджета на 2009 год; коалиции и переформатирования правительства.
По мнению В.Литвицкого, также необходимо снять опасения относительно необоснованного вмешательства государства в процентную политику коммерческих банков: принятие соответствующих законопроектов может блокировать возвращение кредитов и депозитов.
При этом, по оценке В.Литвицкого, правительству целесообразно сделать акцент в работе по исправлению платежного баланса на стимулирование экспорта, который в ноябре снизился втрое быстрее импорт.
Что касается импорта, то девальвация курса вместе с протекционистскими мероприятиями правительства в сфере таможенной политики были достаточно жестокими антиимпортными мероприятиями. Они дадут эффект замедления импорта и в следующие месяцы, — отметил он.
Вместе с тем, по его словам, Нацбанк должен продолжить усилия по нормализации ситуации на валютном рынке путем ужесточения доступа к рефинансированию через повышение ставок по кредитам овернайт.
При этом, по его словам, если правительство будет наращивать расходование средств со своего казначейского счета, то Нацбанку будет целесообразно приостановить рефинансирование банков на несколько дней. Этот шаг может стать безотлагательным, если возобновится тенденция превышения предложения валюты над спросом и вынудит регулятора покупать избыток ее в резервы, — подчеркнул В.Литвицкий.

Банкиров обвинили в спекуляциях (Экономические известия)

Сергей Лямец
Правительство, президент, парламент и Совет НБУ подтвердили слухи о том, что на рынке проводятся спекуляции, которые осуществляются с ведома Нацбанка.
Они заявили о том, что излишняя девальвация спровоцирована не паникой населения, а спекуляциями банков.
В частности, вчера Виктор Ющенко назвал гривню передевальвированной против справедливого уровня 5,8-5,9 грн. за доллар. Президент отметил, что поступления валюты в Украину превышают ее отток. Однако наблюдающееся снижение курса является результатом спекулятивных операций. Виктор Ющенко призвал НБУ наказать банки, которые спекулируют и расшатывают курс гривни, вплоть до лишения лицензии. По его словам, проводится проверка уже 18 банков.
Премьер Юлия Тимошенко обвинила НБУ в том, что тот создал спекулятивную схему, и пользуется покровительством Секретариата. Все, что сегодня связано с падением курса гривни — это специальные спекулятивные операции, которые организовываются при поддержке НБУ и нескольких банков нашей страны,— заявила она.
Ее заявление тут же подхватили в Верховной Раде, где 412-ю голосами создана следственная комиссия по проверке деятельности Нацбанка. Похожую проверку немного раньше хотел провести Совет НБУ. Мы направили запрос правлению Нацбанка о предоставлении перечня банков, которые получали средства. Совету отказано в предоставлении этой информации,— отметил вчера глава Совета НБУ Петр Порошенко. Он уточнил, что отказано также в предоставлении информации о том, каким банкам, по какому курсу и на каких основаниях продавалась валюта.
Заявлениями ситуацию не стабилизируешь. Пока в действиях Нацбанка не будет прозрачности, не может быть и речи об успокоении рынка. Лично я не вижу никакой коммерческой или банковской тайны в том, чтобы назвать список банков и объемы средств, ими полученные,— отметил Порошенко. Он привел пример США. ФРС недавно получила судебный иск от агентства Bloomberg за то, что отказалась опубликовать список банков, получивших поддержку государства.
Курс 9,5 грн. за доллар и больше Порошенко назвал неприемлемым и губительным для экономики. Он не уточнил, какой уровень курса является оптимальным. По его словам, это зависит от почти десятка факторов. Причем укрепление возможно, если будет принят целый ряд мер.
Порошенко отметил, что вчера Совет НБУ принял ряд рекомендаций правлению НБУ, парламенту и правительству по стабилизации курса и нормализации ситуации в банковской системе. Среди них — введение обязательной продажи валютной выручки, уменьшение норматива открытой валютной позиции банков, принятие законопроектов по защите реального сектора экономики. До сих пор, к сожалению, власти бездействовали,— подчеркнул он.
В то же время вчера руководитель группы советников главы НБУ Валерий Литвицкий признал, что есть реальные предпосылки для девальвации. В частности, в ноябре наблюдалось ухудшение состояния платежного баланса Украины. По его словам, упали как импорт, так и экспорт, а также продолжался отток средств по финансовому счету: Нервы нервами, а реальные предпосылки для девальвации также существуют. Кроме того, на курс давит неразбериха с бюджетом и чрезмерный приток в банки средств из Госказначейства.
Банковский рынок Украины