Архив метки: монеты

Нацбанк расплатится гривной

Владимиру Стельмаху грозит отставка
Глава НБУ Владимир Стельмах пообещал уже с понедельника изменить правила работы на валютно-кредитном рынке: ужесточить условия рефинансирования банков, повысить учетную ставку, отменить прямую продажу предприятиями валюты на межбанке и наказать банки, виновные в валютных спекуляциях. Но эти благие намерения не спасли Владимира Стельмаха от резкой критики со стороны Кабинета министров, совета НБУ и Верховной рады, которая создала комиссию по расследованию действий правления НБУ. Такой прессинг может закончиться отправкой Владимира Стельмаха в отставку еще в этом году.
Вчера утром в аэропорту Борисполь после встречи с президентом Виктором Ющенко, министром финансов Виктором Пинзеныком и председателем НАК Нафтогаз Украины Олегом Дубиной глава НБУ Владимир Стельмах пообещал сделать ряд жестких шагов. Он сообщил журналистам, что с 22 декабря вступит в силу решение правления НБУ об очередном изменении правил работы валютного рынка. На межбанковском рынке позволят торговать лишь банкам, которые будут покупать (продавать) валюту клиентов, тогда как с 4 ноября на прямой межбанк выходили предприятия и формировали реальный, а не спекулятивный курс доллара. Возвращение старой схемы, по мнению господина Стельмаха, должно снять валютные спекуляции.
Также в ближайшие дни Владимир Стельмах пообещал снизить объемы рефинансирования банков и гривневую эмиссию (по требованию МВФ монетарная база в 2009 году может вырасти всего на 11%). Уже пришел период, когда можно воздержаться от массового рефинансирования для закрытия проблем текущей деятельности,– сказал он. НБУ обещал ограничить кредитование банков двумя неделями еще 9 декабря. В тот день НБУ выдал банкам 270 млн грн на 294 дня, а 15 и 16 декабря – 160 млн грн и 400 млн грн на 361 и 59 дней соответственно. 17 декабря НБУ направил в банки бессрочно еще 6,23 млрд грн. Среди новых мер Нацбанка: повышение учетной ставки (сейчас 12%) и ставки рефинансирования (сейчас овернайты 18-20%). По данным господина Пинзеныка, овернайты подорожают вдвое.
Для выявления спекулятивных операций Владимир Стельмах намерен провести массовые проверки банков, которые должны вести себя корректно и в первую очередь удовлетворять потребности, связанные с экономическими процессами на валютном рынке, в том числе через наличный курс. Виктор Ющенко добавил, что проверка должна касаться также обоснованности проведения банками кредитных операций и соблюдения законодательства по обслуживанию депозитов: Я, как президент, заявляю, что в случае выявления нарушений эти банки должны быть лишены лицензии – кто на три месяца, кто на шесть, а кто – навсегда. По данным совета НБУ, валютной лицензии по результатам проверок регулятора могут лишить три небольших банка.
Несмотря на такие обещания, которые были вызваны резким скачком курса доллара до 10 грн/$, критика действий НБУ вчера усилилась. Я, как глава совета Нацбанка, не могу смириться с такой существенной девальвацией гривны, потому что она несет огромные риски для экономики, стабильности банковской системы и требует немедленных и жестких мер, которые нами были сформированы как рекомендации совета правлению,– сказал Петр Порошенко по итогам заседания совета.– Правление НБУ несет персональную ответственность за происходящее, имея все рычаги влияния для контроля ситуации в финансово-кредитной сфере. Среди предложенных мер – требование сократить сроки ввоза экспортерами выручки и обязательная продажа ее части.
В спланированной акции, приведшей к девальвации гривны, НБУ обвинила и премьер-министр Юлия Тимошенко (см. стр. 2). А 416 депутатов Верховной рады с голоса приняли постановление о создании следственной комиссии по проверке деятельности НБУ во время финансового кризиса во главе с членом совета Нацбанка Юрием Полунеевым, которая в месячный срок должна проверить НБУ вместе с Генпрокуратурой и СБУ. Мы будем стараться показать какие-то результаты быстрее, ко вторнику,– сказал Ъ глава комиссии. Среди аргументов спешки депутат Андрей Кожемякин (БЮТ) назвал то, что в понедельник курс будет 12 грн/$, а в четверг-пятницу – дефолт, который уже готовится. Во вторник президент планирует заслушать в парламенте отчет Владимира Стельмаха. По его результатам президент готов поддержать самые жесткие кадровые решения,– заявил глава секретариата президента Виктор Балога.

Банки реализуют монеты

Банки реализуют монеты
1. ОАО Райффайзен Банк Аваль (Киев) предлагает серебряные и позолоченные монеты АН-124 из серии Самолеты Антонова номиналом 1 доллар Островов Кука.
Монета изготовлена из серебра 999 пробы. Вес монеты — 31,1 г, качество чеканки — пруф и пруф с выборочной позолотой, тираж — по 5 000 шт.
2. ОАО Государственный ощадный банк Украины (Киев) предлагает серебряную монету с частичной позолотой Рождество Республики Андорра. Монета содержит вставки Swarovski.
Номинал монеты — 10 динаров, вес — 25 г, тираж — 5 000 шт.
Кроме того, Ощадбанк предлагает монеты из драгоценных металлов из серии История. Русские цари и императоры Островов Кука.
Данная серия представлена шестью серебряными цветными монетами 999 пробы Михаил Федорович, Алексей Михайлович, Анна Иоанновна, Елизаветта Петровна, Павел І Петрович, Александр ІІ Николаевич.
Номинал монет — 10 долларов Островов Кука, масса — 2 тройские унции, тираж — 500 шт.

Неподконтрольность соблазняет,или На чем зарабатывает Национальный банк Украины

Согласно Конституции нашего государства (ст.99) основной функцией НБУ является обеспечение стабильности национальной денежной единицы — гривни. Закон Украины О Национальном банке Украины (ст.2) определяет НБУ особым центральным органом государственного управления.
Противоречия между Конституцией и Законом Украины О Национальном банке Украины
Прежде всего важно отметить противоречие между законом о НБУ и Основным Законом страны. Это главным образом касается места и роли центрального банка во властной иерархии страны, который конституционно обязан только обеспечить стабильность национальной валюты, а в действительности является никому не подконтрольным учреждением, которое вправе решать беспрецедентно широкий комплекс проблем и влиять на разнообразие процессов, непосредственно влияющих на национальную безопасность страны.
У нас есть все основания утверждать, что закон о НБУ наполнен таким содержанием и построен редакционно таким образом, что, с одной стороны, его особенности как центрального органа государственной власти сведены до абсолюта и являются беспрецедентными, с другой стороны, положение о том, что деятельность центрального банка Украины определяется другими законами, не взято во внимание в принципе, т. е. фактически проигнорировано. По смыслу прерогатив и привилегий, набором функций и полномочий законодатель вышел за пределы, определенные и очерченные содержанием статей 99 и 100 Конституции Украины. Нынче НБУ владеет беспрецедентным, с точки зрения мировой практики, правовым статусом.
Об этом свидетельствует, в частности, ст. 53 закона о НБУ Гарантии невмешательства, которая гласит: Не допускается вмешательство органов законодательной и исполнительной власти (подчеркнуто мной. — А. К.) или их должностных лиц в исполнение функций и полномочий Совета Национального банка или Правления Национального банка иначе, чем в пределах, определенных этим Законом. А согласно закону (ст.9) Совет НБУ разрабатывает, не согласовывая ни с парламентом, ни с Кабинетом Министров, Основные принципы денежно-кредитной политики и вносит их Верховной Раде Украины лишь для информирования. Совет НБУ сам разрабатывает и сам осуществляет контроль за выполнением Основных принципов денежно-кредитной политики. Если в цивилизованных странах центральные банки находятся в прямой подчиненности министерству финансов или государственному казначейству, то в Украине центробанк владеет абсолютной независимостью.
Именно из-за этого денежно-кредитная и валютная политика центрального банка настолько закрыта и непрозрачна, что фактически представляет собой черный ящик, расшифровать который недоступно ни парламенту страны, ни Кабинету Министров, не говоря уже об официальных контролирующих органах государства (Счетной палате, Контрольно-ревизионном управлении Украины).
Законодательно установленные льготы и преференции НБУ
Согласно ст. 5 Получение прибыли не является целью деятельности Национального банка. Чтобы в достаточной степени представить, какими уникальными возможностями по получению прибыли владеет НБУ и какими при этом пользуется правами, льготами и преференциями, просто перечислим то разнообразие деятельности и финансовых операций, которыми НБУ вправе заниматься и, по каким, в соответствии со статьей 42 закона о НБУ, имеет право устанавливать плату. У нас есть все основания считать, что скрупулезным анализом внесенных в закон разновидностей деятельности и операций (коммерческих по своей сути), которые активно и, необходимо признать, с пользой для себя осуществляет наш центральный банк, до сих пор никто не занимался.
Весьма важно обратить внимание на пункт 7 статьи 42: НБУ торгует на внутреннем и внешнем рынках без квотирования и лицензирования памятными и инвестиционными монетами из драгоценных металлов, также без лицензирования и за пределами каких бы то ни было квот покупает и продает банковские металлы, драгоценные металлы и камни и др. драгоценности. В таком же свободном режиме НБУ открывает собственные корреспондентские и металлические счета в зарубежных банках, покупает и продает валютные ценности с целью монетарного регулирования.
Довольно показательной, по признакам полной бесконтрольности (читай — безответственности), которой законно пользуется центральный банк, есть статья 50 закона о НБУ Внереализационные валютные доходы и убытки.
Процитируем ее ключевые позиции для того, чтобы представить те колоссальные возможности и свободы, которыми наделил себя центральный банк государства: Доходы и убытки Национального банка, связанные с изменением оценки активов и пассивов, представленных в виде банковского золота и иностранной валюты, специальных прав заимствования (СПЗ), в связи с изменениями курса иностранных валют и цены золота … не учитываются при расчете годового дохода Национального банка.
К сожалению, только в Украине имеет место фактическое присвоение центральным банком не только всего золотовалютного резерва государства, но и важнейшего общенационального актива — гривневой эмиссии. НБУ занимается рефинансированием коммерческих банков, имея от торговли гривней постоянную и ощутимую выгоду. На сегодняшний день вся сумма гривневой эмиссии не отражается на балансе НБУ как его финансовые обязательства перед государством. Наоборот, новорожденная гривневая масса (важнейший национальный актив) тут же фиксируется в пассиве баланса НБУ, т. е. в качестве собственных средств. Бесконтрольно, по своему усмотрению, торгуя сэмитированными деньгами, центральный банк постоянно получает гигантские прибыли, не делясь с государственным бюджетом.
Каждый мало-мальски осведомленный в экономике и коммерции человек, не говоря уже о парламентариях и правительственных чиновниках высокого ранга, может оценить те колоссальные легальные и теневые возможности, которыми сейчас эксклюзивно владеет центральный банк страны и его руководство. Этим, очевидно, объясняется жесткая борьба среди парламентариев за право быть членом Совета НБУ.
Принципиальный запрет финансово помогать государству на случай острой необходимости
Закон о НБУ был принят в тот период, когда Украина после перенесенной гиперинфляции безоговорочно подчинялась советам и требованиям МВФ и Всемирного банка. Именно под давлением этих последних и при всестороннем потакании парламентского лобби Украина законодательно отказалась от использования собственных эмиссионных ресурсов для решения общегосударственных проблем. Это было принципиальным условием предоставления так называемой помощи со стороны международных финансовых учреждений. Поэтому в действующем законодательстве заложен принципиальный запрет помогать государству на случай острой необходимости.
Так, закон о НБУ содержит статью прямого действия (с.54), которая запрещает центральному банку предоставлять прямые кредиты как в национальной, так и в иностранной валюте на финансирование затрат государственного бюджета Украины.
Для того, чтобы узаконить подобный источник своего дополнительного финансирования (которое, по сути, обескровливает бюджет государства), НБУ, в тесном партнерстве с МВФ, заставил украинскую власть принять нормативный акт высшей юридической силы — Закон Украины О реструктуризации долговых обязательств Кабинета Министров перед Национальным банком Украины (N 1697- ІІІ от 20 апреля 2000 г.), который, по нашему убеждению, жестко работает против национальных интересов. С момента принятия этого закона (ст.1) задолженность по отсроченным кредитам, предоставленным правительству за счет так называемой кредитной эмиссии, стабильно зачисляется на внутренний государственный долг Украины (выделено мной. — А. К.).
Если исходить из того, что государственный внутренний долг гарантируется всем имуществом, находящимся в общегосударственной собственности, то НБУ, осуществляя так называемую кредитную эмиссию, таким образом приобретает соответствующие права на общегосударственное имущество. Получается, что самый большой внутренний долг украинское государство накопило перед своим же Национальным банком. По здравому смыслу — это экономико-правовой нонсенс. Вот цена недопустимой безопасности со стороны законодателя.
Ни одна страна не будет процветать, если будет возлагать надежду на удовлетворение нужд собственного народа за счет внешних поступлений — как денежных, так и товарных.
Проблемы с размещением валютных резервов страны
В этом смысле логичен вопрос: где, наконец, те золотовалютные резервы, которые государство по всем правилам обязано всячески консолидировать и монопольно (с наивысшим КПД) использовать в интересах страны и общества? А нынешний финансовый кризис как раз и нуждается в эффективном использовании накопленных золотовалютных резервов для послабления негативных последствий для национальной экономики.
Как оказалось, вопрос слишком сложный для честного ответа со стороны центрального банка государства, и информация по нему настолько закрыта для украинцев, но не для МВФ и других заинтересованных зарубежных инстанций, что не остается ничего иного, как обратиться к интернет-источникам и другим СМИ.
Само бесконтрольное размещение валютных резервов, явно убыточное юридическое сопровождение этого крайне важного процесса привели к тому, что в 2008 г. с первыми же проявлениями мирового финансового кризиса, как информируют некоторые СМИ, как минимум 12 млрд. долл. США валютных резервов НБУ оказались замороженными, т. е. недоступными для украинского государства. Эта сумма оказалась на счетах обанкротившегося банка Lehman Brothers. А на счетах не очень известного американского банковского ритейлера Wachovіa (который вскоре был поглощен более сильным конкурентом — Wells Farqo) было сконцентрировано 1,25 млрд. долл. украинских валютных запасов.
Характерно, что договора по размещению золотовалютного резерва Украины были редакционно составлены под диктовку зарубежных консультантов (которые уже продолжительное время находятся в НБУ и Минфине), и соответствующие права украинского инвестора были подчинены зарубежному законодательству. Именно поэтому, как оказалось, в силу юридической доверчивости руководства НБУ зарубежным советникам и собственного финансово-правового невежества валютные резервы украинского государства не могут быть использованы в Украине во время самой острой необходимости.
Приведенные противоправные (даже по критериям здравого смысла) действия НБУ не являются каким-то единичным прецедентом. Украинский центральный банк неоднократно осуществлял сомнительные, если не сказать преступные, операции с золотовалютным резервом, которые нанесли ущерб финансовой безопасности Украины. Вспомним в этой связи результаты проверки Специальной комиссии Верховной Рады под руководством В. Суслова. Достаточно напомнить рискованное размещение почти всего государственного резерва в малоизвестном кипрском банке в 1997 году, когда на эти средства были приобретены украинские ОВГЗ с прибыльностью около 60 процентов годовых и не установлены до сих пор лица, которые, приобретя долговые обязательства Украины за ее собственные средства, присвоили не менее 400 миллионов чистой прибыли за счет отечественных налогоплательщиков.
В ноябре 1998 года в Верховной Раде Украины заслушивался вопрос о выявленном факте размещения значительной части валютных резервов НБУ в банке Креди Свисс Ферст Бостон (Кипр) Лимитед. Главное обвинение заключалось в том, что НБУ разместил 700 млн. долларов из своих валютных резервов в ненадежном банке, находящемся в оффшорной зоне (Кипр). В докладе представителя СБУ на заседании Верховной Рады отмечалось, в частности, что из всего состава учредителей этого банка есть сведения лишь об одном, которому принадлежит одна акция, а капитал банка не превышает миллиона долларов. Вопрос относительно того, для какой цели могли использоваться эти средства, какие операции с ними разрешалось осуществлять, какой объем могла составлять прибыль и кому должна принадлежать, не выяснился. Выводов из этих досадных фактов руководство НБУ так и не сделало.
Обманчивые надежды на очередной кредит МВФ
Обманчивы надежды высочайшего руководства страны, в том числе и НБУ, на абсолютно нестандартный кредит от МВФ. Ведь кроме тела кредита (16,5 млрд. долл. США) необходимо будет платить проценты (по плавающей ставке, но не менее 4-5 процентов годовых), что выльется в огромную общую долговую сумму — как минимум 100 млрд. грн. В то же время для предоставления консультационных услуг как правильно израсходовать деньги, полученные от МВФ, Украине предлагается подписать договор с американской компанией Blackstone Group, за услуги которой в течение года придется заплатить свыше 300 млн. грн.
Чтобы определиться, насколько украинское правительство и НБУ настроены защищать национальные интересы при получении кредита МВФ, следует проанализировать Меморандум МВФ о денежно-кредитной и налогово-бюджетной политике на 2009 год, который (буквальный перевод с английского языка) подписало украинское правительство. Важно, с нашей точки зрения, акцентировать внимание на такую запись: Также мы намерены усилить независимость НБУ. С этой целью проведем реформу Совета НБУ, превратив его —
согласно оптимальной практике — в орган с более узкой, технической специализацией; продолжим срок, на который избирается Председатель НБУ; а также обеспечим большую степень финансовой гибкости для НБУ (долг правительства к НБУ будет оформлен ценными бумагами, все операции с ликвидностью будет централизовано в НБУ, а договор о перечислении в бюджет превышения доходов НБУ над расходами будет приведен в соответствие с оптимальной практикой. Не понятно, о какой оптимальной практике идет речь, поскольку в подавляющем большинстве цивилизованных стран с рыночной экономикой центральные банки имеют системно сформулированные обязанности, в частности, по регулярной отчетности перед парламентом страны, обязательным перечислениям, по меньшей мере 50 процентов полученных доходов в бюджет, а также четкую подчиненность исполнительной власти.
В действительности же украинское правительство не должно было брать на себя такие обязательства, поскольку согласно действующему законодательству оно не имеет никаких реальных рычагов влияния на НБУ; и об этом руководящие органы МВФ хорошо проинформированы. Другие комментарии — излишни.
Значительно лучше и выгоднее (и этот вывод является безоговорочным, если исходить из национальных интересов) осуществить собственную эмиссию на аналогичную сумму, но иметь при этом возможности для маневра, существенно не увеличивать государственный внешний долг, который уже сегодня (с учетом долгов корпоративных структур и кредита МВФ) превышает 120 млрд. долларов.
Обобщающие выводы
Верховная Рада Украины, как единый законодательный орган в стране, не может и не должна оставаться в дальнейшем только наблюдателем и констататором такого статус-кво центрального банка, при котором он делает, что хочет, а ответственность перед обществом несет Верховная Рада и правительство.
Исходя из этого, необходимо:
1. Безотлагательно внести принципиально важные изменения в Закон Украины О Национальном банке Украины, в первую очередь отменив ныне действующие ст.53 и ст.54.
Статья 53 не допускает вмешательства органов законодательной (Верховной Рады Украины) и исполнительной власти (Кабинета Министров Украины) в деятельность Правления и Совета НБУ. Это — беспрецедентно, учитывая практику рыночно цивилизованных стран, центральные банки которых подчинены министерству финансов или же государственному казначейству.
Статья 54 запрещает НБУ не только финансировать, но и предоставлять прямые кредиты на финансирование государственных бюджетных затрат. Таким образом, заставляет идти на внешние заимствования, игнорируя общегосударственные проблемы.
2. Усилить ответственность НБУ перед главой государства и парламентом страны, усовершенствовав редакцию пункта 1 ст. 9 и пункт 5 ст.51, которыми обусловлено лишь информирование Верховной Рады и Президента страны об Основных принципах денежно-кредитной политики, которые разрабатывает Совет НБУ и сам же контролирует их выполнение.
3. Изменить редакцию пункта 8 ст. 42, которая разрешает НБУ на свое усмотрение (в том числе и уполномоченным банкам), не согласовывая ни с Верховной Радой, ни с Кабинетом Министров, осуществлять зарубежные размещения золотовалютных резервов страны.
4. Обратить внимание на законодательную некорректность пункта 7 (ст. 42), которым разрешается фактически теневая торговля (без квотирования и лицензирования) банковскими металлами, драгоценными камнями, памятными и инвестиционными монетами из драгоценных металлов и другими ценностями.
5. Изменить редакцию ст. 5 закона о Нацбанке, четко записав об обязанности Центрального банка отчислять в государственный бюджет не менее 50 процентов полученного за текущий год дохода, как делает, например, Центробанк Российской Федерации. За все годы независимости НБУ считанные разы действительно вносил приличный вклад в бюджет.
6. Дополнить ст.34, которая предоставляет НБУ исключительное право эмиссии гривни, положением, четко указывающим, что первичная эмиссия является собственностью государства, а не центрального банка. Принципиально изменить эмиссионную политику НБУ, согласно которой выпуск гривни полностью обуславливается лишь притоком на украинский рынок долларов США.
7. Ввести налогообложение на виды коммерческой деятельности и услуг, указанных в статьях 7, 31, 42, 50, на которые НБУ имеет право устанавливать плату и снять ст. 4 и ст. 5, гарантирующие НБУ (под прикрытием законодательно формализованной константы о неприбыльной деятельности) налоговый иммунитет даже на его сугубо коммерческие операции.
8. Сейчас, когда назревает отказ от доллара как монопольного эквивалента в международных расчетах, необходимо согласовать и ввести новый порядок финансовых расчетов в мире (именно об этом заявили отдельные участники саммита Большой двадцатки), становится понятным, что сегодня Вашингтонский консенсус (так обычно называют МВФ) оказался стратегическим банкротом. Отказ от роли долларовой системы расчетов уже задекларировали экспортеры энергоносителей — Россия, Венесуэла, Иран, Аргентина. В подобных раздумьях находится Китай.
9. Поэтому национальные интересы Украины требуют активно переходить к заключению внешнеторговых договоров не в долларах США, а в евро и других перспективных валютах. Таким образом, есть все основания для того, чтобы золотовалютные резервы Украины, которые нынче содержатся в основном на зарубежных территориях и в американских долларах, необходимо территориально переориентировать и переводить в более перспективные валюты. Этими процессами должен безотлагательно заняться Национальный банк украинского государства.
Андрей Ковальчук, кандидат юридических наук, доцент.

А не вложится ли в золотишко?

Цивилизованная торговля драгоценными банковскими металлами для большинства из наших сограждан является относительно новой, в силу чего предлагаю немного разобраться в данном вопросе. В сознании многих зарубежных инвесторов (как юридических, так и физических лиц) именно золото является едва ли не самым надежным вариантом тезаврации.
Проблема девальвации денежных знаков с большей или меньшей остротой стоит перед гражданами всех стран. Даже в наиболее развитых странах победившего капитализма годовой уровень инфляции находится в пределах 3-5%, что по их меркам является безумно большой цифрой. А резкое снижение курса доллара США, длившееся в течении 2007-2008 годов, заставило многих приверженцев вечнозеленого задуматься о более прибыльном варианте хранения накопленных средств. При этом, кредит доверия новой европейской валюте также не слишком велик. В данной ситуации часть инвесторов предпочла перевести свои сбережения в исторически сложившуюся валюту-убежище швейцарский франк, другая часть решила поиграть с фьючерсными контрактами на нефть (вот уж кому не повезло).
Спрос на банковские металлы нарастал постепенно. Глобальный всплеск интереса специалисты отмечают уже в третий раз за относительно короткий промежуток времени. Первый раз он наблюдался во второй половине 1998 года (вслед за корейским, бразильским и российско-украинским финансовыми кризисами). Следующее оживление рынка произошло в 2001 году, когда атаки террористов на США заставили многих задуматься о хрупкости привычных ценностей. Очередной ажиотаж на рынке драгоценных металлов мы наблюдаем в настоящее время — 2008 год оказался рекордным в плане роста цен на драгоценные металлы: летом был установлен абсолютный максимум, когда тройская унция золота стоила 1027 долларов.
Спрос на банковские металлы будет и дальше подстегиваться либо их удорожанием, либо даже относительно стабильными ценами. Здесь срабатывает обычная человеческая психология — если какой-то актив (в нашем случае — банковские металлы) растет в цене, значит эта тенденция не случайна, есть мировые инвесторы, имеющие интерес к игре на повышение. В случае принятия и реализации решения о переводе части сбережений в драгоценные металлы инвестор страхует свои накопления от обычной денежной инфляции.
Немаловажным является и тот момент, что при покупке золота нет необходимости предоставлять отчет в фискальные органы (в случае если речь идет о физическом лице). Слитки банковских металлов занимают немного места и удобны в транспортировке.
К банковским металлам относятся золото с пробой не ниже 995, серебро с пробой 999, платина и палладий с пробой — 999,5. Физически они представлены в виде слитков номиналом от 1 грамма до12,5 килограммов либо в виде монет из соответствующих металлов. Принципиально банковские операции с драгоценными металлами делятся на два типа — с монетами и со слитками. В свою очередь операции со слитками также могут быть двух типов — в наличной и безналичной форме. Банковскими слитками называются мерными.
Изготавливаются они преимущественно в Германии, Швейцарии и Голландии. В Украине чаще всего используются слитки, произведенные швейцарской компанией Heraeus. На слитке банковского металла в обязательном порядке должно быть клеймо афинажера (фирмы — производителя), проба золота и серийный порядковый номер слитка. Таким образом, некий толстосум имеет возможность приобрести несколько слитков золота или платины и положить их на хранение в банковский сейф.
В Украине достаточное количество банков предлагают своим клиентам специальные хранилища, которые оборудованы индивидуальными сейфами. Их техническое оснащение соответствует предъявляемым высоким требованиям НБУ.
Хранение золота в слитках имеет следующие позитивные моменты — можно быть уверенным в абсолютной сохранности слитков. Кроме этого большинство отечественных банков предлагают эту услугу на бесплатной основе. И самое важное состоит в следующем — рано или поздно наступает момент, когда собственник драгоценного металла принимает решение о его продаже. Так вот, если слиток золота от момента его приобретения и до дня его продажи непрерывно хранится в банковской ячейке, нет необходимости тратить время и деньги на проведение экспертизы.
И еще. Любое предприятие или физическое лицо часто или редко, но обязательно сталкивается с таким малоприятным явлением, как кассовые разрывы. Проще говоря, это выглядит следующим образом. В один не очень прекрасный момент у Вас недостаточно денег для срочного выполнения текущих, либо неожиданно возникших, но обязательных к удовлетворению, обязательств.
Вы совершенно уверены в том, что через несколько дней Вами будет получена необходимая сумма, но произвести платеж необходимо немедленно. В таких случаях чаще всего приходится прибегать к реализации ликвидных активов, результатом чего являются как убытки от их срочной продажи, так и потеря доходности по ним. В подобном случае наличие такого актива как банковские металлы может быть панацеей от вышеизложенной проблемы. Юридическое лицо имеет возможность получить краткосрочный кредит (и долгосрочный тоже) под залог драгоценных металлов. Лучшего объекта обеспечения банк вряд ли сможет получить. Физическое же лицо имеет даже несколько более широкий выбор вариантов действий — с одной стороны имеется возможность получить заем в банке, с другой стороны можно обратиться в ломбард для получения ссуды. И, конечно же, в любой момент драгоценный металл можно продать.
Удачность и доходность вложений в слитки банковских металлов зависит от их веса — чем крупнее слиток, тем потенциально выгоднее инвестиция, так как по мере роста веса металла уменьшается цена 1 грамма металла и ощутимо снижается маржа при выкупе слитка. Вкладывать средства в слитки весом до 100 граммов с целью осуществления краткосрочной инвестиции нецелесообразно.
Второй вариант действий с банковскими металлами стал легитимным благодаря вступлению в действие с 1 января 2004 года нового Гражданского кодекса.
Новая редакция документа предоставляет банкам возможность привлекать вклады в банковских металлах, причем как в слитках, так и в безналичной форме. То есть субъект предпринимательской деятельность располагает возможностью открыть так называемый металлический счет — на средства инвестора и по его поручению банк приобретает на Лондонской бирже определенное количество условного золота. Прибыль инвестора будет расти вместе с увеличением цены желтого металла (если это будет происходить вообще). Этот способ инвестиций напоминает типичный банковский вклад со всеми его достоинствами и недостатками. Главным позитивным отличием стоит признать следующее. При наличии желания и небольших денежных средств клиент располагает возможностью перевести свой безналичный металл из обслуживающего его банка в любой другой банк мира. То есть, приобретая слиток платины в украинском коммерческом банке, можно подстраховаться от возникновения у последнего проблем, поручив перевести его в первоклассный европейский или американский банк.
Логическим продолжением этой темы является возможность размещение приобретенных банковских драгоценных металлов на металлические депозитные счета. Дело в том, что и по форме и по сути банковские металлы являются валютными ценностями, в силу чего банки имеют право принимать их на депозитные счета. В отечественных коммерческих банках обычно ставка по такому виду пассивов не превышает 2% годовых. Такая невысокая ставка доходности связана со следующими факторами. Во-первых, любое банковское учреждение привлекает все виды пассивов исключительно с целью размещения их в активные операции. Вот здесь и кроется главная причина низкой доходности —
в настоящее время украинские банки практически лишены возможности разместить драгоценные металлы в доходные операции. Чаще всего привлеченные на депозитные счета банковские металлы выступают в качестве залога при проведении ресурсных операций на межбанковском рынке. Вторая причина следующая — считается, что основной доход инвестор получает от роста стоимости драгоценного металла на международных рынках. В свою очередь депозиты, номинированные в банковских металлах могут быть не только безналичными, но и наличными. Во втором варианте необходимо купить слиток золота в физической форме и разместить его на депозит (либо, принести в банк ранее приобретенный слиток металла). В этом случае у клиента могут быть ощутимые потери от банковской маржи. В случае размещения депозита в безналичной форме, как и в случае с вышеописанной покупкой металла, клиент дает поручение обслуживающему банку приобрести металл на международном рынке. В этом случае спрэд ощутимо меньше.
Естественно в процессе обслуживания металлических счетов клиентов ключевую роль играют банки. В первую очередь им необходимо получить соответствующие лицензии, приобрести и завезти металл (таможня поможет оптимизировать эту операцию), подготовить специалистов. В силу этих причин банки устанавливают комиссионные при операциях с банковскими металлами в очень даже существенном размере 5-7% от суммы сделки.
В окончании этого краткого повествования замечу, что все существующие и потенциальные операторы рынка драгоценных банковских металлов должны отдавать себе отчет в том, что они вкладывают свои сбережения в исключительно рыночный актив, подверженный всевозможным колебаниям, зависящий от огромного числа экономических и политических факторов, отследить которые нелегко.

Президент предсказал тройной дефицит

В 2009 г. Украину ждут полное истощение золотовалютных резервов НБУ, а также падение ВВП, дефицит бюджетов всех уровней и Пенсионного фонда.
Таков самый пессимистичный сценарий развития украинской экономики — по версии Виктора Ющенко.
По данным президента, проблемы начались еще в этом августе. Именно тогда промышленное производство впервые упало — на 0,5%, по сравнению с августом 2007 г. Уже в сентябре снижение усугубилось до 4,5%, а в октябре оно составило уже 19,8%. С отставанием в пару месяцев начались проблемы с ВВП и безработицей. Прирост реального ВВП составил 5,5% в сентябре против 10,9% в августе. В октябре ВВП уже упал на 2,1%.
Проблемы с промпроизводством и ростом ВВП — это не просто цифры. Они означают безработицу, урезание зарплат и премий. В первом полугодии безработица составила 6,2% населения в возрасте от 15 до 70 лет и до 6,8% всего трудоспособного населения. До конца года она вырастет до 6,6% и 7,1% соответственно. В 2009 г. безработица вырастет еще — до 8,5% и 9% соответственно. То есть количество безработных увеличится с 1,4 до 2 млн. человек. Однако неизвестно, каким будет показатель скрытой безработицы — людей, отправленных в отпуск за свой счет и работающих неполный день.
Падение доходов населения тут же отразилось на доходах местных бюджетов. Основную часть поступлений местные бюджеты имеют за счет подоходного налога. Еще в октябре поступления налога были на 30% выше, чем за тот же период 2007 г. Уже в ноябре прирост сократился до 12%, а в декабре упадет до -8%. С января по октябрь количество бюджетов, которые не выполнили план поступлений, с 41 выросло до 201. Уже в ноябре их стало 425, а в декабре, по прогнозам, будет уже 598.
С казной правительства еще большие проблемы. Десять месяцев подряд наблюдалось перевыполнение сборов в общий фонд госбюджета — каждый месяц на 0,8-2,8 млрд. грн. Итого денег собрано на 17,7 млрд. грн. больше. По большому счету этот перебор получился за счет сверхвысокого импорта — таможенники перевыполнили годовой план на 8,5 млрд. грн. Однако уже в ноябре недовыполнение составило 2,1 млрд. грн. В декабре, по оценкам президента, оно будет равно 4,9 млрд. грн. Итого за два месяца — 7 млрд. грн. недобора. В свою очередь, это может привести к недофинансированию Пенсионного фонда.
Ситуация этого года пока не вызывает опасений. Но в 2009 г. оба дефицита — бюджета и ПФ — вырастут до угрожающих размеров. В первом квартале только по финансированию защищенных статей бюджета недостача составит 5,4 млрд. грн., а ведь есть еще и другие расходы. По Пенсионному фонду возникнет дыра в 4,2 млрд. грн. — и это с учетом уже заложенных в бюджет отчислений в 8,7 млрд. грн. Закрывать эти 4,2 млрд. грн. из бюджета — крайне сложное дело. Всего в следующем году двойной дефицит составит 82,5 млрд. грн. Ровно поровну эта дыра распределяется между госбюджетом и Пенсионным фондом. Единственная возможность закрыть ее — продать госимущество, потому что заимствовать в следующем году будет нереально.
На самом деле дефицит может оказаться тройным. Третьим станет дефицит платежного баланса. Возможно, происшедшая в 2008 г. девальвация с 5 до 8 грн. за доллар позволит сделать отрицательное сальдо текущего счета минимальным. Однако по финансовому счету в 2009 г. прогнозируется огромный отток валюты — $31 млрд. Из них госдолг — $3,1 млрд., банки должны $16,8 млрд., предприятия и население — $9,8 млрд.
Естественно, тройной дефицит создаст огромное давление на курс. Ни о какой ревальвации не может быть и речи. Разве что НБУ потратит все резервы на удержание курса на нынешней отметке — вблизи 7,5-8 грн./$1. Скорее всего, власти рассчитывают на то, что большая часть долгов будет реструктуризована, и чистый отток валюты составит несколько миллиардов. В противном случае, по прогнозу президента, абсолютно все резервы НБУ будут потрачены к декабрю 2009 г. Единственное, что позволит удержать нулевые резервы,— это кредит МВФ на $16,8 млрд. Однако впереди 2010 г., и как вести курсовую политику тогда, непонятно.
Скорее всего, реструктуризации и дефолты, действительно, будут. Однако, если отток все же будет сильным, то уже после истощения половины собственных резервов (сейчас — больше $30 млрд.) НБУ вынужден будет девальвировать гривню. Ослабление валюты может составить более 40%, что отмечено в докладе президента.
Руководитель группы советников главы НБУ Валерий Литвицкий удивился такому пессимистическому прогнозу. Он отметил, что вместе с другими экспертами изучал несколько сценариев развития дальнейшей ситуации в экономике, и прочие варианты более положительны.
Девальвацию до 8 грн./$1, которая произошла на этой неделе, он назвал излишней. Эксперт признал, что существуют макроэкономические причины для ослабления курса. То, что рынок ушел выше равновесного уровня 7,5 грн./$1, господин Литвицкий объяснил в большей степени действием психологических факторов.
Возбуждение рынка связано с тем, что ему многое непонятно. Непонятно будущее фискальной и монетарной политики, происходящее с бюджетом и монетарными агрегатами. Часть средств, которые пришли из госбюджета, может быть использована для обстрела валютного рынка. Курс не может не реагировать на такие вещи,— отметил советник.
Эксперт назвал еще несколько неясностей, которые отрицательно действуют на рынок. Это непонятность, какой будет бюджетная политика на следующий год, предложения по регулированию процентных ставок по кредитам и депозитам, а также все еще незакрытый вопрос с Проминвестбанком. По мнению Валерия Литвицкого, это политико-психологические причины, а не экономические. Однако, отметил он, гасить эти нервные колебания рынка НБУ вряд ли станет.
Но Нацбанк не будет работать против рынка или вместо рынка. Против рынка — я имею в виду возврат к фиксации курса. Мы будем работать вместе с рынком. Остается десяток рабочих дней, и мы можем потратить на сглаживание колебаний курса большую сумму. Если сочтем нужным, мы будем это делать, — пообещал господин Литвицкий.

МВФ о курсовой ситуации в Украине

Как сообщила СМИ глава работающей в Украине миссии Международного валютного фонда Джейла Пазарбашиоглу:
— курсовая ситуация в Украине близка к уровню стабилизации, как на межбанковском, так и на наличном валютном рынке.
По словам Д. Пазарбашиоглу, позитивные тенденции есть, но их нужно закрепить;
— кризисные явления в глобальной экономике привели к девальвации национальных валют различных странах мира на уровне 20–40%: Украина не стала исключением;
— текущий визит миссии МВФ в Украину является промежуточным и направлен на изучение степени выполнения Украиной согласованной с Фондом программы действий;
-широкое публичное обсуждение монетарной и валютно-курсовой политики на различных уровнях в Украине может осложнить выполнение Нацбанком соответствующей программы;
-Нацбанк сохраняет средства, привлеченные от МВФ, используя для проведения интервенций на межбанковском валютном рынке собственные резервы;
— Международный валютный фонд убедил Национальный банк Украины в необходимости отмены запрета на досрочное изъятие депозитов в ближайшее время;
-фонд настоял, чтобы НБУ сократил рефинансирование банков в преддверии их рекапитализации;
-в ближайшее время будет отменена и практика рефинансирования банков под залог акций их собственников. При этом отдельные украинские банки, которые не смогут получить поддержку капитала со стороны своих акционеров или международных финансовых организаций, должны быть ликвидированы;
-в согласованном с фондом меморандуме украинских властей предусматривается потребность крупнейших банков в рекапитализации на уровне 54 млрд. грн.;
-проведение конвертации части валютных кредитов в гривневые вполне возможна;
-в Украину прибыла еще одна группа специалистов Международного валютного фонда, которая будет проверять принимаемые решения Нацбанка.
Примечание. Миссия МВФ во главе с Д. Пазарбашиоглу прибыла в Киев в 1 декабря.
МВФ утвердил для Украины кредитную программу stand by в размере $16,5 млрд., из которых НБУ получил около $4,5 млрд.
Предполагается, что миссия будет ежеквартально проверять выполнение Украиной условий меморандума об экономической и финансовой политике. В случае их соблюдения следующий транш в размере SDR 1,25 млрд. поступит 15 февраля, затем — 15 мая (SDR 2,5 млрд.), 15 августа (SDR0,75 млрд.) и 15 ноября (SDR 2 млрд.) 2009 года.
Банковские новости

НБУ объявил о проведении через теруправления в декабре аукционов по продаже серебряных монет, посвященных Крещению Руси и визиту в Украину Константино….

НБУ объявил о проведении через теруправления в декабре аукционов по продаже серебряных монет, посвященных Крещению Руси и визиту в Украину Константинопольского патриарха. Условия и даты аукционов публикуются в местных СМИ.

Никто не просил у МВФ увеличить объем кредита

Глава миссии Международного валютного фонда (МВФ) в Украине Джейла Пазарбашиоглу рассказала i о своем видении экономической ситуации в нашей стране и оценила антикризисные действия властей.
Вопрос: Каков главный вывод по результатам вашего визита в Украину?
Ответ: Экономическая ситуация в Украине остается чрезвычайно сложной и напрямую связанной с глобальным кризисом во всем мире. Этот кризис можно назвать беспрецедентным. Впервые за 60 лет рост ВВП стран Большой семерки будет отрицательным. Вместе со снижением производства падают потребление, инвестиции. Весь мир проходит через сложный период. Для Украины он характеризуется очень резким сокращением притока валюты по капитальному и товарному счетам платежного баланса. Снижение цен на сталь, падение спроса на металлургические товары и уменьшение финансовых потоков приводят к созданию очень сложных условий. После четырех-пяти лет постоянного притока инвестиций и кредитов, которые позволяли активно занимать в иностранной валюте, экономике приходится перестраиваться на кредитование в гривне. Это очень сложно.
В: Способны ли украинские власти противостоять кризису?
О: Надеюсь, что да. Успех по выходу из кризиса будет зависеть от выполнения всех договоренностей, заложенных в меморандуме, подписанном между МВФ, НБУ, Кабмином и президентом. От выполнения этих условий зависят и дальнейшие транши кредита фонда. Основная проблема украинских властей на сегодня — это отсутствие коммуникации с бизнесом и населением, которая бы донесла до людей стратегию по выходу из кризиса. Разобщенный парламент не позволяет даже разработать такую стратегию. В результате ни один политик не может выйти и сказать: мы будем действовать так-то и так-то, и это позволит выйти из кризиса. Сейчас в парламенте находится более 50 законопроектов, которые до сих пор не рассмотрены. Это удивительно, потому что во время кризиса политические силы должны действовать единой силой, а не предлагать собственные пути выхода из кризиса.
В: Чем вы занимались во время пребывания в Украине?
О: На протяжении минувших двух недель миссия МВФ оценивала применение антикризисной программы правительством и Нацбанком непосредственно на месте. Пока мы не имеем оснований менять свои оценки и подходы к проблемам в экономике Украины. Мы получили данные за октябрь и предварительные оценки по ноябрю. Должна сказать, что развитие экономики в эти месяцы не сильно отличается от наших прогнозов, заложенных в меморандуме. Поэтому пока нет оснований говорить о каком-либо пересмотре условий программы. В любом случае в январе миссия МВФ будет анализировать выполнение антикризисных мер правительством и Нацбанком, а также изучать бюджет на 2009 г.
В: Если экономическая ситуация будет ухудшаться, МВФ готов расширить объем помощи?
О: На моей памяти ни одна из стран-членов МВФ не просила увеличения суммы кредита фонда. Впрочем, если в мире ситуация в дальнейшем ухудшится, нам придется менять подходы к программе сотрудничества не только с Украиной, но и по всему миру. Возможно, будут сформированы новые программы . Кроме того, мы не можем говорить о кредитах МВФ как о чем-то отдельном от общей программы помощи со стороны международных финансовых организаций. Фонд активно сотрудничает с экспертами Всемирного банка и ЕБРР. Они также работают над программами по финансированию различных проектов в Украине. К примеру, ВБ в ближайшее время рассмотрит кредит Украине на сумму $500 млн. ЕБРР рассматривает возможность увеличения финансирования программ по капитализации украинских банков. Мы со своей стороны, как крупнейший кредитор страны, следим, чтобы антикризисная программа правительства способствовала росту частных иностранных инвестиций и приходу международных финансовых организаций.
В: Как вы оцениваете действия Нацбанка по выполнению условий антикризисной программы?
О: Национальный банк очень плотно работает с нами над имплементацией условий меморандума в монетарной политике. Они прошли через очень сложный период адаптации своей политики к плавающему курсу, когда доверие банков к регулятору стало очень хрупким. Вы наверняка заметили, что в определенный период времени НБУ пошел наперекор программе, укрепляя курс гривни. Я склонна считать, что это стало последствием давления некоторых политических сил.
В: Многие банкиры говорят, что одновременно с выполнением условий меморандума чиновники НБУ активно занимаются коррупцией. По нашим данным, об этом они прямо заявляли на встречах с вами…
О: Я не хочу обсуждать подобные заявления. Миссия МВФ изначально прикладывала усилия к формированию прозрачной системы рефинансирования коммерческих банков и продажи валюты на аукционах. Аукционы по продаже валюты сейчас функционируют прозрачно. Если говорить о рефинансировании коммерческих банков, то до последнего времени эта процедура была разделена на две части. Собственно краткосрочное рефинансирование на поддержание ликвидности коммерческих банков и т.н. реабилитационная поддержка — рефинансирование на срок более года. Мы настояли на том, чтобы НБУ отказался от практики длинного рефинансирования, которое вызвало много нареканий в банковской среде, и сконцентрировался только на поддержке банковской ликвидности. Поэтому НБУ переходит на короткое (максимум две недели) рефинансирование. В ближайшее время будет отменена и практика рефинансирования банков под залог акций их собственников.
В: Вы считаете, что сокращение рефинансирования оправданно в текущих условиях?
О: НБУ согласился, что как только отток депозитов из банковской системы прекратится — а это уже произошло: на протяжении двух недель деньги возвращаются в систему,- НБУ отменит мораторий на досрочное расторжение депозитов, перейдет к короткому рефинансированию банков, повысит процентные ставки по своим пассивным операциям. Большая часть из этих решений заложена в постановлении N413.
Теперь задача НБУ — активизировать программу рекапитализации коммерческих банков. Первый этап этой программы, который посвящен тщательному анализу ситуации крупнейших банков с целью определения их возможной недостаточной капитализации, уже проводится. Фактически, анализируя эти данные, НБУ сможет разделить кредитно-финансовые учреждения на две группы: нуждающиеся в рекапитализации и нуждающиеся в подпитке ликвидностью.
В: В какую сумму вы оцениваете возможную потребность крупнейших банков в рекапитализации?
О: Заложенные в меморандуме 54 млрд. грн.- лишь приблизительная оценка суммы, которая может потребоваться. Делая эти расчеты, мы не могли спрогнозировать, насколько банки готовы ужаться в своих расходах и могут ли они увеличивать свой капитал. В ближайшие дни менеджмент крупнейших финансовых учреждений должен предоставить в НБУ программу повышения их капитализации. Во время ее подготовки менеджмент, в первую очередь, должен разобраться, есть ли у действующих акционеров возможность увеличить капитал банка. Затем необходимо оценить возможность объединения с другим финансово стабильным банком. И только после этого искать поддержки государства для вывода банка из кризиса. Ведь получить поддержку государства должны только системные банки с качественным портфелем активов. Те банки, которые могут рассчитывать на эту поддержку, должны очень быстро пройти все этапы возможной рекапитализации. Сроки должны быть четко определены Кабмином и НБУ, иначе каждый банк начнет вести рисковую политику, зная, что получит поддержку. Основная идея этой программы — стимулировать дальнейший процесс кредитования экономики крупными банками.
В: Вы не опасаетесь, что активная рекапитализация приведет к новой волне оттока вкладов?
О: Нет. Стабильность курса гривни к доллару на фоне государственных гарантий по депозитам должны удержать деньги клиентов в банках. Поэтому я не ожидаю значительного оттока средств, равно как и роста спроса на валюту.
Рекапитализация — это всего лишь удержание норматива адекватности капитала банка на приемлемом уровне через размещение в капитале отдельных банков государственных обязательств.
Хочу подчеркнуть: мы не говорим о том, что остальные банки должны остаться без поддержки. Мы активно работаем с Международной финансовой корпорацией и ЕБРР, которые заинтересованы в поддержке некоторых банков второй и третьей группы. Безусловно, многим банкам придется искать поддержку акционеров, а в случае отсутствия такой поддержки — уйти с рынка. Однако это очень чувствительные вопросы, ответы на которые имеют значительное влияние на доверие к банковскому сектору. Поэтому я бы не хотела давать какие-либо прогнозы.
В: Как увязаны требования МВФ по нулевому дефициту бюджета и возможность рекапитализации коммерческих банков за счет бюджета?
О: Мы предусмотрели так называемые корректировки показателей дефицита бюджета. Проще говоря, мы не будем рассматривать как дефицитную операцию выпуск гособлигаций для рекапитализации банков, а также кредиты от международных финансовых учреждений, предназначенные для финансирования конкретных проектов развития. Вместе эти два источника формирования и финансирования дефицита бюджета могут достигать 5% ВВП, что является достаточно значительной цифрой.
В: Многих экспертов беспокоит прогнозное снижение чистых резервов НБУ на конец 2009 г. до $14,9 млрд. Что является причиной такого прогноза?
О: В условиях кризиса резервы НБУ используются для обеспечения потребности в валюте импортеров и внешних кредиторов. В случае нехватки валюты на межбанковском рынке, банки и их клиенты могут покупать ее на аукционах НБУ.
Снижение прогнозного размера чистых резервов НБУ (т.е. без учета кредитных средств МВФ) на конец 2009 г. и показывает эту потребность в валюте.
В: Можно ли реализовать предложенную Минфином конвертацию валютных депозитов клиентов банков в гривню? Как это будет согласовываться с требованием Меморандума по достаточности резервов НБУ?
О: Такая операция, если она будет добровольной, вполне возможна. Похожие действия осуществляли в Венгрии. В целом если Нацбанк и банки смогут договориться о прозрачном механизме такой конвертации, без нарушения нормативов валютной позиции банков и нижнего порога чистых резервов НБУ, ее можно осуществить. Думаю, речь не может и не должна идти обо всех кредитах в валюте. Многие банки смогут пролонгировать такие займы или предложить заемщикам только обслуживание долга. В случае если эти меры не смогут гарантировать выплату по кредитам, можно говорить о конвертации. При этом многие банки могут понести убытки на этой операции. Думаю, Минфин мог бы компенсировать их, например, не облагая налогом насчитанные, но не полученные доходы по кредитам (процентные доходы).
В: Как вы будете анализировать эффективность использования выделенных фондом средств?
О: Недавно сюда прибыла еще одна группа экспертов МВФ, в задачу которой входит проверка решений, принятых регулятором по тому или иному вопросу.
Необходимо гарантировать независимость НБУ от любых политических сил и давления извне в вопросах рекапитализации и поддержки ликвидности банковской системы. НБУ является защитником и пользователем резервов, в которых находятся и наши деньги. Поэтому мы должны быть уверены, что резервы надежно защищены и решения относительно их применения абсолютно прозрачны. Техническая группа экспертов МВФ должна подтвердить, что люди, принимающие решения относительно использования резервов, находятся на своем месте и могут принимать такие решения. Пока мы не ощутили, что средства МВФ используются не по назначению.
Джейла Пазарбашиоглу окончила Босфорский университет (Турция) и Джорджтаунский университет (США). С 1992-го по 1998 г. работала экономистом в Международном валютном фонде. С 1998-го по 2001 г.- старший экономист и глава департамента стратегии и экономики в лондонском отделении банка ABN AMRO. С 2001-го по 2003 г.- вице-президент банковского регулятора Турции. С 2003 г.- советник по технической помощи в МВФ.

Уверен, что гривня укрепится

О перипетиях происходящего на отечественном финансовом рынке и в банковской системе ЗН расспросило у одного из основных действующих лиц — председателя правления Укрсоцбанка Бориса Тимонькина.
Дочки-матери
— Борис Владиславович, в последнее время появилось немало противоречивой информации об изменившемся в связи с кризисом отношении иностранных материнских структур к своим дочкам в Украине. Менялась ли за последнее время политика UniCredit Group в отношении Укрсоцбанка?
— Сразу скажу: никаких специальных решений по Украине не было. Есть определенные изменения в стратегии группы на следующий год по всей Центральной и Восточной Европе. Они отражают сегодняшние реалии как общемирового, так и регионального рынка. Естественно, не может быть и речи о прежних темпах кредитной экспансии, не будет открытия новых точек. Введен режим максимальной экономии расходов — текущих и капитальных. В группе UniCredit все организовано жестко. Идет централизованное фондирование — никто его не отменял и не изменял.
Что касается конкретно Укрсоцбанка, то мы не планируем физического увеличения кредитного портфеля в следующем году. Наверное, в моновалютах будет даже некоторое снижение. Что, на мой взгляд, вполне оправданно при спаде в экономике.
А что касается истерик по поводу вывода капитала за пределы Украины… Я специально поговорил с коллегами из четырех крупнейших дочек иностранных банков — N2, 3, 4 и 9 в банковской системе. Никто в ноябре никаких средств в пользу учредителей не выводил.
— А в октябре?
— И в октябре тоже. Никаких значительных выводов ресурсов из Украины не было. Практически единственный вариант, когда валюта от нас уходила к нерезидентам, — это случаи, когда материнские структуры приобретали гривневые облигации своих дочек. Сейчас гривню, получаемую при погашении облигаций, они тут же предъявляют к обмену на валюту, и мы вынуждены выводить их заявки на рынок.
Был один крупный выход и из долларовых облигаций: одна из крупнейших украинских корпораций погашала публичный заем — евробонды на 480 млн. долл.
У заемщика наступил срок погашения, он свои обязательства выполнил, что очень важно. Выплата происходила, естественно, через скупку доллара за гривни. И эти покупки сформировали значительную часть спроса на валюту. Но это не банк, а клиент выходил.
— Кто и зачем тогда будоражит систему, провоцируя недоверие к дочкам иностранных банков?
— Кто — это вам, журналистам, виднее. Вы были бенефициарами этой информации… Я с 1993-го по 2001 год работал в Первом украинском международном банке. Это был первый в Украине банк с международным участием, и в те годы в таком учреждении работалось гораздо сложнее. Мы иногда наталкивались на дикие вещи: то нас в шпионаже обвиняли, то была истерика депутатов, что, открыв обменный пункт в Борисполе, мы собираем последнюю валюту в стране и тут же вывозим ее самолетами…
Сегодня вспоминать об этом смешно. А тогда все было очень серьезно: проверки с пристрастием прокуратуры, масса потраченных нервов…
Думаю, в этом есть определенная особенность человеческой психики: что-то чужое всегда воспринимается с большей настороженностью. И всегда, когда в трудной ситуации хочется найти козла отпущения, стрелка интуитивно переводится на что-то чужое. Это что-то не совсем понятно, и ты начинаешь подозревать, что там что-то варится…
— Но иностранцы — и они для нас, и мы для них — действительно чужие. И наши проблемы г-на Профумо (главный управляющий UniСredit Group) волнуют меньше всего и в последнюю очередь…
— Когда такая крупная финансовая группа, как UniCredit, начинает где-либо разворачивать или сворачивать свою деятельность, то действует рационально.
Она ведь не с кондачка заходила в Центральную и Восточную Европу (ЦВЕ), и в Украину в частности как одну из крупнейших стран в регионе. Наоборот, группа уже давно объявила, что развитие бизнеса в ЦВЕ является стратегическим направлением ее деятельности. От подобных стратегических решений так просто не отказываются.
Прибыль UniСredit Group после налогообложения за девять месяцев нынешнего года составила 3,4 млрд. евро. По результатам 2008 года ожидается 5,4 млрд. евро. В октябре проведено увеличение акционерного капитала на 3 млрд. евро.
Кроме того, принято решение акционеров не выплачивать дивиденды по итогам текущего года, практически полностью капитализировать всю прибыль.
Так вот, в отчете отмечается, что одним из главных слагаемых положительного результата стал значительный рост бизнеса группы в регионе ЦВЕ, прибыль которого по сравнению с аналогичным прошлогодним периодом увеличилась в полтора раза. Укрсоцбанк, кстати, здесь выглядел далеко не худшим образом: за девять месяцев 2008 года наша прибыль составила более полумиллиарда гривен.
Да и если посмотреть на темпы девальвации валют в странах ЦВЕ, то Украина ничем не выделяется. Думаю, если Россия сейчас опустит курс до 40 руб./долл., и там начнутся аналогичные процессы…
Внешний долг и валютный курс
— Судя по премиям за риск по дефолтным свопам и дисконтам в котировках отечественных евробондов, Украина как раз очень сильно выделяется, причем не в лучшую сторону…
— Такие оценки часто основываются на отсутствии в Украине прозрачной статистики внешнего долга. А профессиональный анализ показывает, что какого- то сверхъестественного публичного корпоративного внешнего долга, который действительно влияет на рейтинг страны и способен привести ее к дефолту, на самом-то деле и нет. И пальцев одной руки хватит, чтобы посчитать сумму, которую публичные заемщики должны в следующем году выплатить. Ничего особенного. У большинства наших соседей ситуация намного хуже. Плюс политическая нестабильность…
— Почему тогда никто не сделает реальную статистику и структуру украинского внешнего долга публичной? Ведь это тоже элемент спекуляций…
— Это спекуляции, которые публикуются рейтинговыми агентствами или банковскими аналитиками, основываясь на каких-то общих цифрах. У них же нет этой информации, нет к ней доступа. Как, например, не работающий в Украине иностранный банк может печатать выводы о неизбежности дефолтов, если на самом деле не знает реального положения дел, не владеет полноценной детализированной статистикой?!
Все внешние заимствования регистрируются в Нацбанке: куча бумаг, согласований, — но там тоже нет централизованной базы данных. При этом нет еще и четкой понятийной базы. Например, собственники такой-то компании дали себе же деньги из своего офшора на год. Если база данных ведется формально, то в ней это выглядит как внешний заем, и эта база не дает ответа на вопрос, реально ли кто-то кому-то что-то должен, или просто произошла переброска ресурсов с одних счетов на другие.
Мы часто с этим сталкиваемся при кредитовании заемщика. И, естественно, в таких случаях требуем сделать оговорку, что нам долг должен быть возвращен раньше, чем офшору. Да нет проблем, — говорят нам. — Это наши же деньги, мы себе продлим этот долг десять раз.
Лишь один раз в своей жизни я столкнулся с ситуацией, когда некие деятели попытались вывести деньги на свою офшорку в обход реальных кредиторов. Но и здесь ситуацию можно контролировать, ведь деньги выводят не в чемоданах через подъезд, а через банк. Если клиент покупает валюту на возврат офшору, целевое назначение такой операции можно проверять и контролировать: Пускай подождет!
Кроме того, чтобы купить валюту на возврат офшору, украинскому резиденту сегодня нужно хотя бы гривню иметь. Если у кого-то есть долг в 100 млн. долл., то чтобы купить у Нацбанка необходимую сумму в валюте, при сегодняшнем курсе надо выложить 750 млн. грн. Могу ответственно заявить: ни у одного украинского резидента сегодня нет 750 млн. грн. и нет возможности взять эти деньги в банках. Все, вопрос закрыт.
А если собственнику должна его собственная структура, он что, будет ее сознательно банкротить? Не будет. Поэтому переложите эту ответственность на собственников, и они сами с ней справятся!
— Сколько денег, времени и усилий необходимо, чтобы решить проблему создания адекватной системы учета и анализа внешнего долга?
— Ее, наверное, невозможно решить силами одного центробанка. У его сотрудников есть заявка, есть сроки, все формальности соблюдены — можно только поставить визу. Получается, что такую базу данных надо создавать вместе с коммерческими банками. Но это тоже нельзя делать чисто формально.
Недавно нам разослали специальную форму, дали на ее заполнение три дня.
Понятно, как за три дня такую работу можно сделать. Нужен минимум месяц, чтобы встретиться с клиентами, понять ситуацию, дать свою оценку вероятности вывода-невывода денег, продления займов. И только после такой скрупулезной работы можно что-то определить, оценить масштабы.
Но даже без этого попытки фиктивного возврата или вывоза валюты можно элементарно задавить при контроле ее продажи. Причем это не вызовет особых обострений, потому что, как правило, это свои же деньги.
Другое дело — публичные займы. Там нужна поддержка. И денег надо дать, и решать проблему нужно. Но публичные долги корпоративных заемщиков плюс долги мировых компаний, еще раз повторю, легко посчитать. И увидеть, что ничего трагического там нет.
— Но на этих вещах ведь спекулируют сами же чиновники! Пользуясь тем, что никто не знает реальных масштабов проблемы, они утверждают, что если держать курс, то никаких резервов не хватит. Чиновники НБУ почти каждый день делают взаимоисключающие заявления, сами сеют смуту, проводят какие-то непонятные эксперименты на валютном рынке. Потратили уже почти 10 млрд.долл. из резервов, а толку?
— Со времени еще первого совещания у президента все больше укрепляюсь во мнении, что первые предложения были правильными — резко, за одну ночь, опустить курс до необходимого уровня, а потом держать. Причем держать не через выведение прямых клиентских заявок на межбанк, которые только провоцируют дополнительное падение гривни.
Почему? Очень часто инвесторы-нерезиденты, которые были в гривневых бумагах и которые сейчас выходят, делают это на фоне этакого вселенского испуга.
Они готовы приобретать доллар по семь, восемь, десять гривен — им все равно, лишь бы выйти. Но ведь эти заявки попадают в систему, и это уже ориентир. Это уже какие-то рыночные котировки, и они тянут за собой другие.
Сейчас Нацбанк серьезно обсуждает введение института маркетмейкеров — группы крупных банков, через которые все будут работать. Эти банки будут собирать клиентские заявки, частично сводя их внутри себя и выводя на межбанк только остаток. С этими банками уже можно будет говорить, на мой взгляд, очень легко. И с их клиентами тоже. Ты принес мне заявку 8, а я не беру! При жесткой позиции банковского сообщества (например, заявок по 8 мы не берем, только по 7) можно быстро отсеять паникеров.
Сегодня можно и нужно действовать не только чисто экономически — необходима определенная административная поддержка. Нацбанк в частично ручном режиме спокойно может отрегулировать эти проблемы.
— В Нацбанке есть понимание этой позиции?
— Да. Нацбанк поэкспериментировал с разными методологиями функционирования валютного рынка, и это тоже непростая вещь. Он ведет диалог с международными финансовыми организациями. Те ему говорят: Отпустите курс.
На прошлой неделе у нас была встреча группы банкиров с миссией МВФ. И глава миссии говорит: Отпустите курс — он сам откорректируется и дойдет до дна.
Мы возражаем: Так нет дна! — Почему нет дна? — Да потому, что в двухвалютной стране, где половина денег — гривня, а половина — доллар, даже если доллар стоит миллион гривен, но все знают, что еще через день он будет стоить уже 1 млн. 10 тыс., все будут покупать доллар. И абсолютно все равно, сколько он уже стоит. Все занимаются спекуляцией ради спекуляции. К этому нельзя подойти с европейским, или каким-то другим, общепринятым подходом.
Представители МВФ стали приводить нам примеры: Посмотрите, что произошло в Австралии. Упали сырьевые цены, у них тоже экспорт снизился, значит, австралийский доллар девальвировал. Но это совсем другая страна, у которой есть только одна валюта — австралийский доллар. Точно так же, как в Европе есть одна валюта — евро, а в Штатах — американский доллар. И того, что евро был 1,6, а стал 1,3 к доллару, большая часть населения даже не заметила бы, если бы в новостях не сказали. Большинство американцев евробанкноты вообще никогда в жизни не видели, если в Европу не ездили. Для нас же падение курса критично, а раз критично, давайте все вместе с этим что-то делать, как-то курс стабилизировать.
Впрочем, я искренне считаю, что пусть с трудностями, сложностями и нервами, но мы стабилизации уже практически достигли. Курс практически уже встал.
Дороже доллар не нужен никому.
На рынке уже нет истерики дай доллар, когда были заявки на 500-700 млн., там стало гораздо спокойней. И в дальнейшем напряжение будет ослабевать.
— Вы уверены, что уже произошел окончательный перелом тенденции?
— При ограничении долларового кредитования у нас сегодня в дефиците уже не доллар, а гривня. Соответственно, растут цены на гривню. Вы знаете и о ценах на ночные межбанковские ресурсы, которые достигают 50-80% годовых.
Растут, соответственно, цены на кредиты для конечного заемщика. И это сегодня — гривня, гривня, гривня… А раз гривня, то это должно адекватно отразиться в том числе и на ее курсовой цене.
В принципе, в последнее время у нас в Укрсоцбанке уже даже гривневые депозиты начали понемногу расти. Чем это объясняется? Думаю, народ сильно перенервничал из-за курса гривни. А сейчас стало понятно, что курс уже достиг определенной границы, мало кто бросается покупать валюту — дорого.
Наш банк уже две недели не выходил на межбанковский рынок: заявки практически сбалансированы. Нашей открытой валютной позиции хватает, чтобы удовлетворить своих же клиентов, которым надо купить доллары для погашения кредитов и процентов.
При этом Укрсоцбанк занимает более 5% рынка. Так что выборка репрезентативная.
Межбанковский рынок тоже сбалансировался. По объективным причинам произошло значительное снижение экспорта, но и импорт уже существенно снизился, поэтому и у импортеров нет особого интереса переплачивать за доллар.
Они ведь тоже видят, что люди стали значительно осторожнее тратить деньги на бытовую технику и автомобили. Не прошли бесследно скачки курса, кредитование закрылось, падают реальные доходы — у населения объективно снижается покупательная способность. Поэтому ситуация носит другой характер, чем та, когда взрывообразно рос импорт и увеличивался разрыв платежного баланса.
Сегодня очень важно поддержать эту тенденцию, показав населению и бизнесу, что курс дальше не падает. Ведь если он дальше не падает, человеку, у которого осталась гривня, бессмысленно покупать доллар. О запретах и разрешениях
— Что вы скажете о готовящемся запрете на валютное кредитование?
— Мне кажется, что в данных условиях это рационально, хотя кредитование и так было ограничено антикризисным 319-м постановлением.
В первом полугодии нынешнего года две трети кредитной нагрузки брал на себя доллар, а гривня выполняла в основном роль средства внутреннего платежа.
Объективно, если сегодня банки потеряют интерес к доллару как кредитному ресурсу, то как они будут действовать на рынке? Они снизят ставки по долларовым депозитам. Они будут бегать только за гривней. Это тот фактор, который меняет баланс интересов. Раз банку доллар особо не нужен, то и разница в ставках станет еще больше, а значит — и вклады при стабилизировавшемся курсе опять начнут переводиться в гривню.
— Тогда даже не нужно запрещать долларовые депозиты…
— Запрещать их нельзя. Это неправильно: у людей есть актив, как его можно сделать незаконным? Не надо ничего запрещать — достаточно сделать его невостребованным. А если он не нужен банку, то он становится малоинтересен.
Запрет валютного кредитования тоже ведь приемлем лишь как временная мера.
Не вечная, но на сегодняшний день правильная: в кризисных условиях необходимо сместить баланс интересов. Тогда доллар будет нужен банку только для того, чтобы накопить денег для выполнения каких-то внешних обязательств. Для развития — нет. Но еще раз повторюсь, эта мера может быть лишь временной, до устойчивой стабилизации, потом ее нужно отменять.
— Почему?
— У нас денежная база сейчас около 175 млрд. грн. Это деньги у населения, в кассах банков и деньги на корсчетах банков в НБУ, т.е. вся ликвидность, которая есть вообще в обороте. Более 150 млрд. из этой суммы — наличные, которые никак, кроме как средство платежа, на экономику не работают.
Есть согласованные с МВФ маяки роста денежной базы — 11% на следующий год. Следовательно, с нынешних 170-175 млрд. она вырастет максимум до 200 млрд. грн. Если гривня становится главным кредитным ресурсом, и долларовая составляющая, на которую еще недавно приходилось 2/3 в кредитах, полностью исчезает, для удовлетворения кредитных потребностей экономики этой суммы объективно чрезвычайно мало. Гривня будет оставаться и супердефицитной, и слишком дорогой. Какое там кредитование?
Посмотрите, что сегодня делают остальные страны? Они эмитируют деньги, поддерживая экономику. Если же мы свою окончательно зажмем, то ей станет совсем плохо.
Мы 17 лет строили эту страну, по крупицам поднимая ее из экономической разрухи. А что мы делаем сейчас, все ужимая, практически не выдавая кредитов? Мы выжимаем живую кровь экономики, и ей от этого плохо. Банки снижают кредитный портфель, потому что у них нет другого выхода, и перестанут это делать, как только начнет увеличиваться депозитный портфель.
А это, в свою очередь, произойдет только после стабилизации курса гривни.
Сегодня же возникла парадоксальная ситуация: каждый отдельный украинец действует с определенным рационализмом в свою пользу, забирая деньги из банка. А все вместе, забирая деньги, губят страну.
Вот и получается, что к общему кризису мировой экономики, мирового потребления добавляется внутренний кризис, связанный с острейшим дефицитом денег и сворачиванием развития всей страны.
— Даем деньги — девальвация и инфляция. Не даем — убиваем деловую активность. Где выход?
— Выход есть. Бесспорно, что деньги, которые сегодня находятся на руках у населения, совсем не работают. Но как только все большая их часть начнет перемещаться в банки на депозиты, это будет создавать дополнительный ресурс для работы. Банки будут больше заинтересованы в привлечении именно национальной валюты, а не доллара. Поэтому на сегодняшний день запрет валютного кредитования — это нормальная мера. И это понятно: в период острого кризиса необходима абсолютно жесткая дисциплина и тяжелая работа.
Но кризис ведь не будет вечно, в какой-то момент тоже надо будет вовремя переключиться и начать плавно ослаблять.
— Насчет послаблений. Вы не в курсе, почему Нацбанк сначала вроде бы отменил, а потом все-таки восстановил запрет на досрочное изъятие депозитов?
— Я считаю, что по техническим причинам: неудачно был сформулирован пункт в 413-м постановлении, а сейчас он был добавлен еще одним письмом- разъяснением. Сегодня отменять запрет еще рано, ситуация стабилизировалась, но недостаточно.
— Вам теперь придется, отказывая вкладчикам, руководствоваться уже даже не постановлением, а просто письмом?
— Постановлением плюс письмом… Когда кто-то начинает бороться за права людей, которых обидели, он должен помнить, что если в условиях паники снять ограничения, то 5% первых прибежавших вкладчиков заберут все деньги. А остальные 95% — что, незаконнорожденные? Деньги все вложены, они не могут быть все одномоментно изъяты.
— Законопроект, который делал введение подобного запрета легитимным, был внесен еще в 2005 году. Не верится, что банкиры не могли пролоббировать его принятие, если бы очень сильно захотели…
— Не могли. Это можно сделать в спокойной стране, с устоявшейся политической ситуацией. Вспомните, а какая была нужда давать обещания по 40% роста зарплаты? Когда идут выборы, все политические партии соревнуются, кто из них больший благодатель. Никто даже думать не хочет о непопулярных шагах.
— Как вы расцениваете требование Нацбанка о безотлагательной рекапитализации банков и немедленной их диагностике с этой целью?
— Программа уже есть, и мы этим занимаемся.
— Требование своевременно, выполнимо?
— Эта норма появилась как обязательство перед МВФ при получении кредита. Стандартная норма. Как ее используют? То ли это будет палочка, которая загоняет стадо в нужную сторону, то ли это будет дубина, которая по голове даст, — посмотрим.
— Палочка или дубина — все равно она в руках чиновника, который будет ею пользоваться по своему усмотрению…
— Не совсем так. Не существует чиновников, которые сидят в белой башне и решают, без обратной связи. Все они люди. Не все деньги решают.
Я уже говорил, что в условиях кризиса без административных мер не обойтись.
Но и чрезмерно увлекаться ими тоже нельзя. Что делают со светофорами в сильный гололед? Выключают. Машин мало, на льду ты можешь и не успеть затормозить, а без светофоров все потихонечку как-то двигаются.
Интенсивность движения снизилась — понемногу сами как-то разъедутся. Точно так же и на финансовом рынке.
Способность к саморегуляции и самовыживанию у украинской экономики очень высока. Мы все пережили очень трудные времена. Это не Европа, где целые поколения, даже 50-летние, никогда не знали серьезных кризисов. Большинство наших из такой нужды выползали, кровью, потом, тяжелейшим трудом свои бизнесы создавали…
Как быть заемщикам
— Бизнесу не впервые выживать. А вот население в кредитный рай в 2004-м — первой половине 2008 года попало впервые. Честно говоря, банкиры виноваты — это они присадили людей на эту иголочку. Бигборды, ролики, объявления — приходите, берите кредиты, мечты осуществляйте! А в действительности все курсовые риски переложили на заемщиков, у большинства из которых не было оснований не верить главе Нацбанка, что доллар должен стоить 3,50, 2,20 или даже 1,80 гривни.
А потом эти люди вдруг увидели, как за пару недель гривня девальвирует в полтора раза, да еще банки едва ли не во столько же подняли кредитные ставки по уже выданным займам. Шок! И как теперь быть этим людям?
— Здесь, как всегда: перец-соль — ни то, ни другое не плохо, дело в количестве. Первое: можно ли было обойтись вообще без коррекции? Банки ведь работают как нефтеперерабатывающие заводы: есть цена на нефть на входе, на выходе — цена на бензин. Так и банк, вот цена денежного потока на входе, вот — цена на выходе.
Можете легко проверить наши депозитные ставки. В мае в Укрсоцбанке максимальная ставка по срочным гривневым вкладам была 13,75% годовых.
Сегодня двухмесячный депозит мы привлекаем под 22%. В долларах у нас полгода назад максимальная ставка была 9%, сегодня минимальная — 10,5% годовых.
На входе все стремительно подорожало — банки очень быстро встали. Где брать деньги? У заемщика. В каких пределах — другой вопрос. Я согласен с тем, что здесь надо искать некий компромисс.
— Кто будет искать этот компромисс и как долго? А письмо о повышении ставки уже пришло: будьте любезны, платите!
— В прошлую субботу, 6 декабря, мы как раз обсуждали эту проблему.
Провокатором, в хорошем смысле этого слова, выступил министр финансов Виктор Пинзеник, инициировавший дискуссию Что делать и как реструктуризировать кредиты? Было много эмоций и разных точек зрения.
— То, что предлагал Пинзеник, — часть клиентской задолженности реструктуризировать по курсу 5,05 грн./долл. — насколько это реально?
— Это предложение и стало поводом для дискуссии. Не только он предложил — сейчас такой законопроект даже зарегистрирован.
Чтобы доказать абсурдность этого предложения, мы смоделировали ситуацию.
Взяли гипотетический банк с активами в 10 млрд. грн., капиталом в миллиард и структурой баланса, как в среднем для банковской системы. Так вот, только в результате переоценки предлагаемой части кредитного портфеля в гривню по курсу 5,05 банк фиксирует убытки, которые тут же выводят в минус его капитал.
В результате банк (а фактически — вся банковская система) автоматически прекращает свое существование и умирает. Причем как по внутриукраинским, так и по международным стандартам финансовой отчетности (МСФО). На него тут же закрываются все лимиты финансирования, он тут же попадает под технический дефолт по всем внешним обязательствам и т.д. Это полностью вычеркивает украинское банковское сообщество из международного. Причем надолго. Это — аргентинский сценарий, который не надо повторять.
— А что вы скажете о заявлении премьер-министра Юлии Тимошенко о первоочередности законопроекта, вводящего запрет на конфискацию банками квартир, которые находятся в кредитном залоге?
— В этом случае вообще сложно подыскать слова… Какой инвестиционный климат, какое доверие, какие рейтинги?
— Но проблему ведь все-таки надо решать. Вы что-то предлагаете взамен?
— У нас на выходе — документ, предлагающий заемщикам несколько вариантов.
Во-первых, тем, у кого обычный кредит (т.е. сумма займа погашается равными частями плюс выплачиваются проценты на остаток долга), предлагается перейти на аннуитетную схему, которая дает снижение первоначальных платежей.
Также предлагается удлинить сроки: добавляется до пяти лет, но общий срок не должен превышать 25 лет. При удлинении срока разовый платеж разбивается на большее количество периодов и тоже, таким образом, уменьшается.
Третий случай — самый тяжелый. Будет предлагаться какое-то время, в течение которого выплачиваются только проценты. Чтобы пережить самый тяжелый курсовой период.
При жесткой монетарной политике, которую исповедует сегодня Нацбанк, курс 7,50 для гривни является объективно низким. И я уверен, что в среднесрочной перспективе гривня укрепится. Она укрепится уже в ближайшие несколько месяцев — примерно до 7 грн./долл., но имеет перспективу укрепляться и дальше. Как только экспорт наладится, снова пойдет приток валюты, который будет поддавливать к ревальвации. Поэтому мы готовы, если потребуется, дать какие-то каникулы, когда заемщик будет платить только проценты…
— Это не повлечет за собой изменение статуса заемщика?
— Нет, Нацбанк дал такую возможность — это мы с его согласия делаем. Даже по уже действующей нормативке мы один раз можем изменить условия займа без ухудшения статуса. Решение ответственное, нужно правильно выбрать модель, а дальше — работать.
— А как быть со ставками?
— По ставкам — нужно искать компромиссы. Банкам ведь без ресурсов живется сегодня тоже несладко.
В чем одна из главных наших специфических, но объективных сложностей? Если я — металлургический завод, который в настоящий момент убыточен, но при этом загружен работой, то эта убыточность может достаточно долго оставаться некритичной. Для контрагентов металлургов вообще нет разницы — им плевать, убыточны они или нет. Они грузят металл? Грузят. Им платят — проблемы нет.
Для банка же его балансовые показатели могут быть убийственными. Ухудшилась оценка качества активов — необходимо дополнительные резервы под кредитный портфель формировать. При этом ты даже деньги реальные не отдал — сделал это на бумаге. Но вычел эту сумму из капитала и если вышел за рамки, нарушил нормативы — сразу встает вопрос: необходима рекапитализация, давайте денег. Если приходится формировать очень большие резервы, капитал может стать отрицательным, и банк вообще не может работать…
Как умирали американские банки? Они же не умирали потому, что у них вдруг не оставалось на счету денег. Они вышли на банкротство, когда по итогам квартала у них получился минусовый капитал. А это все. Если бы их не трогал регулятор, они бы и дальше работали. Утрирую, конечно, но не очень.
Или вспомните банк Украина на момент начала его ликвидации. Он же в то время уже вполне нормально работал и был платежеспособен. Банк стал зарабатывать прибыль, мог бы со временем капитал нарастить. Но по инерции, под давлением Всемирного банка, было принято решение его ликвидировать.
Поскольку банк находится под жесткими регулятивными требованиями, ему нужен капитал. Как только ухудшается ситуация, приходится формировать больше резервов, которые съедают капитал, значит, нужно больше где-то зарабатывать, чтоб не упасть. Это, кстати, тоже один из факторов давления на курс.
Но безвыходных ситуаций не бывает. И, бесспорно, банкам и клиентам придется искать какой-то компромисс. Давайте договариваться!

Как выйти из кризиса, вылечив экономику?

Судорожные действия власти — в частности, вопиющая история с разморозкой депозитов (на прошлой неделе в четверг Нацбанк разморозил, в субботу передумал) — доказывают: те, кому достался штурвал украинской экономики, не знают, куда рулить. В прошлом номере мы публиковали мнения маститых кризисменов. В этом предлагаем дискуссию представителей нового поколения экономистов: кандидата экономических наук, доцента Константина Белевского и эксперта Национального института стратегических исследований Украины Сергея Киселева.
— Ваша версия: в чем суть кризиса?
Б. К.: Сутью нынешнего финансового кризиса в Украине является проблема погашения внешней задолженности банковского сектора и других секторов экономики, которая вызвана трудностями с получением новых заимствований на внешнем рынке в условиях мирового кризиса. Внешней причиной создания большой задолженности оказалось подорожание энергоносителей в последние годы. Не менее важны внутренние причины: значительный рост импорта потребительских товаров из-за многократного превышения темпов прироста размера минимальной зарплаты над темпами прироста реального ВВП в последние годы; избыточное потребительское кредитование в 2006-2008 годах; расходы бюджетных организаций и других секторов экономики непроизводственного характера, в том числе на приобретение импортных автомобилей. Наибольший вклад в размер внешней задолженности внесли потребительские кредиты банков. Лишь на приобретение импортных автомобилей в 2007 году было выдано кредитов на сумму $11 млрд.!
К. С.: Правда и в том, что украинская экономика переболела так называемой голландской болезнью. Голландская болезнь (или эффект Гронингена) — это явление, когда страна сидит на экспорте сырья или продукции очень низкого уровня обработки. Это могут быть, скажем, нефть и газ, как в России, или бананы, как в некоторых странах Латинской Америки, или черные металлы, как в Украине, — и у нее нет стимулов повышать качество продукции, внедрять новые технологии и бороться за повышение энергоэффективности. Эта болезнь порождает серьезные экономические рецидивы — тормозит развитие других отраслей, ускоряет инфляцию. В нашем случае болезнь обострилась в связи с ростом мировых цен на основные экспортные продукты (в 2007-м и І половине 2008 года мировые цены на металл были очень высокими, это обеспечивало неплохой приток валюты в страну).
Вспомните, что было в основе экономического роста страны, который начался в 1998-1999 годах, — дешевая гривня (опущенная во время валютного кризиса 1998 года) и относительно дешевые энергоносители. Стимулов инвестировать в модернизацию предприятий, уменьшать энергопотребление не было. Наблюдался экономический рост, но отсутствовали качественные реформы. Однако запас экстенсивного роста в связи с мировым кризисом, увы, исчерпался.
Те предприятия, которые отложили сегодня модернизацию, сделали в корне неправильно. Я понимаю их проблемы с выплатой зарплат, с социальными расходами. Да, объемы кредитования сейчас заморожены. Но те же металлурги на чем проигрывают — на том, что себестоимость украинского металла выше, чем у китайцев, турок, из-за нашего энергозатратного производства и прочих факторов. И потому сейчас дешевый турецкий металл вытесняет наш не только на внешних, но уже и на внутреннем украинском рынке.
— Что необходимо предпринять для относительно быстрого выхода из кризиса? Какие практические шаги?
Б. К.: Чтобы не спровоцировать массовое невозвращение ранее предоставленных кредитов, нужна сильная монетарная и курсовая политика НБУ.
Прирост монетарной базы в 2009 году должен быть значительно меньше, чем в 2008-м, учитывая прогноз реального ВВП. Только курс на уровне 5,50-5,80 UAH/USD, потери от которого сопоставимы с процентами по депозитам, еще может сохранить имеющийся объем депозитов в банковской системе и значительно снизить риски массового невозвращения кредитов, обеспечив тем самым стабильность банковской системы.
К. С.: Первое и главное в этой ситуации — снабдить заказами предприятия.
Будет работа — будут рабочие места — будут зарплаты. Как говорил в свое время президент Франклин Делано Рузвельт, выведший США из Великой депрессии, лучше увеличивать объемы работ для граждан, чем пособия по безработице. Здесь государство может выступать заказчиком продукции. Причем имеет смысл делать акцент на заказах, прежде всего, для отраслей с высокой добавочной стоимостью — строительства, точного машиностроения. Ведь известно, к примеру, что одно рабочее место в авиа- или судостроении гарантирует также 7-8 рабочих мест в смежных отраслях (например, металлургии, приборостроении и т. п.).
Второе — возобновление кредитования как предприятий, так и населения.
Ограничение кредитования имело определенный позитивный сдерживающий эффект на банковском рынке, но эта мера не может быть долгосрочной. И акцент нужно делать на кредитовании покупки продукции именно отечественного производства.
— Как вы представляете себе стабилизацию курса на уровне 5,50-5,80 UAH/USD в нынешних условиях? Усилить интервенции (которых сейчас нет, а есть валютный аукцион)? Сжечь все валютные резервы?
Б. К.: Валютные интервенции надо не усиливать, их просто надо делать.
Отсутствие внятной политики НБУ и порождает панику, которую нужно было пресечь еще в самом начале. В итоге НБУ все равно вынужден будет вернуться к курсу 5,8 UAH/USD, и чем дольше он будет с этим затягивать, тем больше резервов он вынужден будет потратить. В любом случае их хватит. При имеющейся монетарной базе в размере 170 млрд. грн., даже при снижении в 2009 году золотовалютного резерва НБУ до уровня $20-28 млрд., этого резерва будет достаточно для поддержки официального курса на уровне 5,50-5,80 UAH/USD, если банки не будут раскачивать ситуацию спекулятивными операциями с валютой.
К. С.: Согласен с коллегой в том плане, что в прошлые месяцы политика НБУ в валютной сфере была довольно неудачной. Объем золотовалютных резервов тает, а курс продолжает падать. В октябре НБУ вообще взял привычку выходить на межбанк за полчаса до конца его работы и сливать доллары по низкому курсу паре-тройке коммерческих структур. В результате это не влияло на курс, зато кое-кто неплохо зарабатывал на покупке дешевых долларов. Хаос был и с валютными аукционами — большинство игроков рынка поначалу даже не знали элементарных правил. Не говоря уже о крайне непродуманных ограничениях курса наличной валюты (1,5% отклонения от курса НБУ и максимум 3% маржи между покупкой и продажей), эти шаги привели к дефициту валюты на официальном рынке, а также к расцвету черного рынка (как видим, повторилась ситуация конца 2004 года). И главное — быстрый рост курса доллара плюс рост безработицы могут привести к массовым неплатежам по кредитам населения, что может стать серьезнейшим ударом по банковской системе.
Поэтому я бы сейчас ставил цель: не снижать во что бы то ни было курс до 5,5-5,8 UAH/USD, а прежде всего решать проблему с возвращением валютных кредитов. И здесь как вариант решения мне импонирует предложение Минфина: кредиторам надо предоставить возможность отдавать валютные кредиты гривнями по более низкому курсу или же снизить ставки по таким кредитам. Банки должны понимать, что лучше уступить часть прибыли, чем упасть под тяжестью неплатежей.
Б. К.: НБУ должен обеспечить уменьшение коммерческими банками ставки по новым депозитным вкладам в долларах США до 3-5%, оставив ставки по гривневым депозитам на имеющемся уровне. Это в течение двух месяцев существенно снизит ажиотаж вокруг доллара и евро. Кроме того, НБУ должен своим постановлением рекомендовать коммерческим банкам в нынешнем и 2009 году полностью прекратить выдачу потребительских кредитов на импортные товары как физическим, так и юридическим лицам.
К. С.: Не следует забывать, что мы связаны меморандумом с МВФ. МВФ настаивает на плавающем курсе без валютного коридора, курс должен формировать рынок, а не Нацбанк, и официальный курс не должен отличаться от рыночного более чем на 2%. В свою очередь НБУ большее внимание уделяет не курсу, а инфляции. Кстати, многие центробанки мира так и работают, занимаясь в основном инфляционным таргетированием (установлением планового показателя инфляции, и главная задача центробанка — достичь этого показателя).
Что касается депозитов и кредитов, то можно согласиться с коллегой, хотя определенные исключения из правила не кредитовать импорт должны быть сделаны. Речь идет, в частности, о критическом импорте — о тех же энергоносителях или, скажем, об оборудовании, которое не производится в Украине.
— Возможна ли в нынешних условиях минимизация дефицита платежного баланса Украины?
К. С.: Объем импорта будет падать под влиянием снижения курса гривни и цен на энергоносители (наш основной импортный продукт). Это сможет улучшить торговый и платежный баланс. Но проблема в том, что параллельно будет падать экспорт (хотя дешевая гривня его несколько оживит), а также, скорее всего, будет снижаться прирост прямых иностранных инвестиций. Чтобы смягчать эту тенденцию, прежде всего нужно максимально внедрять стратегию инвестиции вместо импорта. Частично эту стратегию уже предлагает реализовать правительство на примере автомобильной отрасли. Напрямую не нарушая условий Всемирной торговой организации, Кабмин предлагает повысить акциз на импортные автомобили.
Б. К.: Внутренними инструментами невозможно остановить действие внешних факторов, но мы можем и должны создать условия, благоприятствующие росту экономики Украины, снизить уровень инфляции, сбить ажиотаж вокруг доллара и стабилизировать банковскую систему, а также создать преференции отечественным производителям.
К. С.: Необходим перевод стратегических экспортных потоков, которые у нас сейчас остались без потребителя за границей, на внутренний рынок. Это будет очень нелегко сделать. Но в свое время, кстати, Данилишин об этом заявлял, и эта идея неплохая. Это стимул и для производства, и для снижения инфляции.
— Каким образом можно обеспечить перевод стратегических потоков на внутренний рынок? Ограничить импорт?
К. С.: Если мы серьезно ограничим импорт, то будем иметь проблемы с ВТО. Я бы говорил о необходимости формирования определенной части госзаказов. По всем рейтингам, Украина — далеко не самая инвестиционно непривлекательная страна. Думаю, здесь есть определенные направления, по которым можно идти, чтобы усилить привлекательность государства. Это не только налоги, но и улучшение регуляторной политики, в том числе возможность легко открыть предприятие, свобода от обременяющих проверок и т. п. В этом плане наша регуляторная политика отпугивает потенциальных инвесторов, а Закон О разрешительной системе имеет много недоработок.
— То есть вы предлагаете воспользоваться кризисом для экспортной передышки и модернизировать то, что можно? За чей счет? Под каким лозунгом? Евро- 2012?
К. С.: Я уже упоминал о формировании государством целой системы заказов для промышленности. При этом помощником Украины могут выступить и международные финансовые институции. К примеру, Европейский банк реконструкции и развития уже заявил о предоставлении кредита на обновление подвижного состава Укрзалізниці. А это дополнительные заказы для наших машиностроителей.
Речь идет не о поддержании предприятий на плаву (в І половине 1990-х такой подход стимулировал гиперинфляцию), а о целенаправленном развитии инфраструктуры за счет госзаказов. Это модернизация дорог, строительство мостов и новых терминалов аэропортов, реконструкция исторических центров городов, принимающих Евро-2012, что создаст дополнительный спрос на продукцию промышленности (цемент, стройматериалы и т. п.) и стимул для роста строительства. Что в такой норме важно? Во-первых, сделать посыл к тому, чтобы для этих мероприятий использовалась украинская промышленная продукция. Во-вторых, создать систему довольно жесткого контроля за тем, куда идут госинвестиции, дабы не было искушения направить их исключительно на предприятия, близкие к той или иной политической силе.
Б. К.: Насколько мне известно, есть предложение депутатов развернуть программу обновления вагонного и локомотивного парка железной дороги и реконструкции железнодорожных путей, чтобы увеличить внутренний спрос на продукцию металлургических комбинатов и сделать более рентабельным и современным железнодорожный транспорт. Это весьма целесообразно.
Финансирование удешевления процентных ставок на такие кредиты для Укрзалізниці должно происходить из бюджета. Но предложение строительства дорог сомнительно, потому что это очень дорогой и малорентабельный проект с большим сроком окупаемости.
— А потянет ли все это бюджет? Кстати, на прошлом круглом столе легендарный финансист Сергей Яременко сказал, что для такой страны, как наша, нормой является дефицит в 10%, и МВФ не прав. Вы согласны?
Б. К.: Не согласен. Госбюджет должен быть бездефицитным.
К. С.: Безусловно, в этой экономической ситуации нужно стремиться к бездефицитному бюджету. На это и намекает МВФ, заявляя о необходимости сбалансированных государственного и местных бюджетов.
Б. К.: Главной внутренней причиной инфляции в 2007-2008 годах были несбалансированные темпы прироста размера минимальной зарплаты с имеющимися темпами прироста ВВП. При прогнозных темпах прироста ВВП на 2008 год на уровне 6% темп прироста размера минимальной зарплаты должен был быть в пределах 12%, а не 31,5%, как это было заложено в бюджете на 2008 год.
К. С.: Инфляция была вызвана целым рядом факторов. И экстенсивная социальная политика — лишь один из них. К примеру, известно, что в 2007-м и в І половине 2008 года существенно выросли мировые цены на продукты питания и энергоносители. И именно эти две группы товаров были основным мотором инфляции и в Украине.
Сейчас объективно есть необходимость более сдержанной социальной политики, в то же время доходы населения должны быть защищены от инфляции. Кстати, и Президент Украины, и правительство заявляли о необходимости индексации зарплат и социальных выплат в зависимости от размера инфляции.
— На какой эффект вы рассчитываете при выполнении ваших рекомендаций…
Б. К.: Их выполнение позволит уменьшить отрицательное сальдо торгового баланса с $14-17 млрд. до $4-5 млрд. Соответственно, платежный баланс улучшится на $10- 12 млрд. С учетом поступления очередных траншей кредита МВФ и внешнего финансирования коммерческих банков золотовалютный резерв НБУ в 2009 году уменьшится не более чем на $3-5 млрд. При росте с 2009 года размера минимальной зарплаты до уровня, обеспечивающего эффект стимулирующего потребительского спроса на товары собственного производства, уже в августе 2009-го начнется экономический рост, что в результате даст прирост реального ВВП за год на уровне 0,5-2%. Инфляция при этом в 2009 году будет в пределах 14-15,5%. Все это позволит избежать и глубокой девальвации гривни. Рост с августа 2009 года реального ВВП приведет также к существенному росту прямых капитальных инвестиций в Украину.
К. С.: Прежде всего удастся замедлить темпы сокращения рабочих мест. Это позволит не доводить социальную нагрузку на бюджет до максимума. Кстати, не будем забывать, что кроме роста выплат по безработице расширяется и объем пенсий — ведь на пенсию выходит более многочисленное послевоенное поколение. Постепенно начнет тормозиться инфляция. Этому, кроме названных мер, будут способствовать серьезное снижение цен на топливо, постепенное снижение цен производителей, уменьшение темпов подорожания продуктов питания.