Архив метки: государственный долг

На новом витке спирали

События в сфере экономики и финансов в последние месяцы 2008 года напоминают печально известный 1998 год. Но по законам общественного развития все повторяется на новом витке спирали.
В 2007-м мировой кризис зародился в США, а не в Юго-Восточной Азии. Нестабильность мировых рынков отразилась на экономике Украины после распространения финансовых эффектов заражения на европейские страны, а не на Россию, как в 1998-м. Передаточным механизмом влияния нынешнего мирового кризиса на экономику Украины стали долги частного, а не государственного сектора экономики.
Вследствие изолированности банковского и реального секторов от мировых потоков капитала в 1998—1999 годах финансовый кризис в Украине был кризисом валютным. В 2008-м возникает принципиально иная ситуация: потрясения на отечественном финансовом рынке, начавшиеся с падения фондового рынка и девальвации гривни, угрожают перерасти в широкомасштабный экономический кризис, составляющими которого станут банковский и долговой кризисы.
В 2007—2008 годах предвестниками финансового кризиса были переоценка обменного курса и недостаточность международных резервов страны, привлечение значительных объемов иностранного капитала и формирование чрезмерной внешнедолговой нагрузки, быстрый рост банковских кредитов и финансирование за их счет непроизводительных расходов субъектов экономики, надувание пузырей цен на реальные активы и ценные бумаги отечественных эмитентов.
За девять месяцев 2008 года реальный эффективный обменный курс гривни повысился на 14,7%. Снижение ценовой конкурентоспособности отечественных производителей выливалось в наращивание дефицита текущего счета платежного баланса, достигшего 6,5% ВВП. Согласно оценкам МВФ, расчетное сальдо текущего счета для Украины, обусловленное действием фундаментальных экономических факторов, составляет около -2% ВВП.
По состоянию на 1 октября 2008 года, отношение международных резервов к краткосрочному внешнему долгу в Украине составляло 1,2, что существенно отставало от среднего показателя для стран с низким и средним уровнем доходов — 3,2. Относительно ВВП международные резервы Украины находились на уровне 19,3%, в то время как в странах с низким и средним уровнем доходов — 27% ВВП. В последние годы страны с формирующимися рынками почти 90% чистого привлечения иностранного капитала направляли на прирост международных резервов. В Украине в течение 2006—2007 годов это соотношение в среднем составляло 24,4%, а в первом полугодии 2008-го — 13,5%.
На сегодняшний день международные резервы Украины покрывают 75,7% суммы краткосрочных обязательств и платежей по долгосрочному внешнему долгу, приходящихся на 2009 год. Выплаты предприятий, банков и государства в счет погашения и обслуживания долгосрочного долга прогнозируются на уровне 15 млрд. долл. США. Кроме того, сумма краткосрочных внешних обязательств по состоянию на середину 2008 года составила 28,2 млрд. долл. Таким образом, Украина не удовлетворяет базовый показатель достаточности золотовалютных резервов — расширенный критерий Гринспена. Обострение мирового финансового кризиса мгновенно подняло на поверхность проблему отсутствия надежной подушки ликвидности в Украине.
Размер валового внешнего долга Украины по состоянию на 1 декабря с.г. по расчетам составляет 74,6% ВВП. По результатам эмпирических исследований, оптимальный уровень внешнего долга, гарантирующий сохранение финансовой стабильности и положительно влияющий на темпы экономического роста, не превышает 35% ВВП (см. табл.). В Украине чрезмерное привлечение внешнего заемного капитала привело к усилению уязвимости экономики, что сразу же запустило цепь дестабилизации финансовой системы, как только конъюнктура мировых товарных рынков ухудшилась, а мировой кредитный кризис распространился на страны Восточной Европы.
Беспрепятственное привлечение внешних займов и активизация иностранных банков на кредитном рынке Украины стали факторами стремительного роста банковских кредитов. По состоянию на 1 ноября 2008 года, сумма банковских кредитов, выданных в экономику, достигла 63,9% ВВП. Для Украины, исходя из размера среднедушевых доходов (по ППС валют), равновесный уровень банковских требований по кредитам составляет 37% ВВП, что в 1,7 раза меньше текущего уровня.
В соответствии с дефинициями финансовых кризисов, применяемыми в мировой практике, Украина уже прошла начальный этап валютного кризиса и находится на пороге кризиса банковского. При этом валютный кризис рассматривается как процесс изъятия международных резервов, потери стоимости национальной валюты более чем на 25% и изменения валютного режима. А системный банковский кризис — как процесс эрозии банковского капитала, массового изъятия депозитов, сокращения кредитной деятельности банков и масштабного вмешательства государства в деятельность банков.
Необходимость выполнения накопленных обязательств в условиях сокращения внешнего финансирования делает все более актуальными проблемы стабильности платежного баланса и избежания глубокого экономического спада. Ведь для осуществления расчетов с кредиторами предприятия-заемщики вынуждены будут сокращать затраты на ведение бизнеса и изымать собственные оборотные средства. В исторической ретроспективе изменение направления движения иностранного капитала оборачивалось для стран-заемщиц сокращением ВВП в среднем на 10%.
Механизмы возникновения и распространения кризисных явлений на финансовом рынке Украины выглядят следующим образом:
— значительный дефицит текущего счета сочетается с сокращением притока иностранных инвестиций и кредитов; в таких условиях в Украине формируется отрицательное сальдо платежного баланса (в октябре его величина достигла 4 млрд. долл.), что ведет к изъятию международных резервов и оказывает давление на курс национальной валюты;
— ухудшение ценовой конъюнктуры на мировых товарных рынках оборачивается для экономики сокращением экспортной выручки, уменьшением доходной части бюджета, осложнениями с обслуживанием внешних и внутренних кредитов у предприятий-экспортеров;
— отток иностранного капитала, бегство от национальной валюты и изъятие депозитов из банковской системы становятся причиной дестабилизации финансового рынка Украины и приводят к исчерпанию финансового потенциала экономического развития;
— снижение курса национальной валюты при существовании значительных валютных дисбалансов в банковском секторе, уменьшение реальных доходов населения и ухудшение финансового состояния предприятий приводят к снижению качества банковских активов, а изъятие внутренних депозитов и сокращение внешних заимствований — к сужению пассивной базы банковских учреждений.
Продолжение мирового кредитного кризиса и существенное присутствие иностранного капитала на рынке банковских услуг Украины обуславливают возможность импорта финансовой нестабильности иностранными банками. Доля банков с иностранным капиталом в активах банковской системы приближается к 50%, а чистая внешняя позиция Украины относительно международных банков составляет 9,5% ВВП.
Юридически транснациональные банки не несут ответственности по обязательствам дочерних структур и в кризисные времена могут оказывать им поддержку, руководствуясь мотивами сохранения репутации материнского банка. На сегодняшний день большинство материнских банков, присутствующих на финансовом рынке Украины (особенно шведские, итальянские и австрийские), вследствие негативного влияния глобальных кредитных факторов вынуждены уменьшать кредитование собственных дочерних структур. Такое положение дел повышает вероятность жесткой посадки украинской экономики.
Распространение международных эффектов заражения на экономику Украины происходит по следующим основным каналам:
— общие шоки: падение мировых цен на металлопродукцию и повышение спредов по долговым обязательствам стран с формирующимися рынками подрывают финансовое положение национальных производителей и ухудшают возможности обслуживания ими внешнедолговых обязательств;
— торговые шоки: стагнация экономик крупных торговых партнеров Украины уменьшает спрос на товары национального экспорта, что, в свою очередь, приводит к оттоку капиталов и падению цен на внутренние активы;
— финансовые шоки: кризисы в ведущих странах мира заставляют международных инвесторов реструктуризировать собственные портфели, исходя из требований ликвидности, риск-менеджмента и т.п.; в условиях общего снижения цен на активы инвесторы предпочитают сбрасывать наименее надежные активы с наиболее волатильной доходностью;
— информационные эффекты: валютный кризис в одной стране посылает сигналы спекулянтам о возможности девальвации валюты страны с похожими макроэкономическими характеристиками; девальвация валют восточноевропейских стран дала толчок к проведению спекулятивных атак на гривню.
Принятие избыточных рисков банками и предприятиями Украины объяснялось недееспособностью дисциплинирующих механизмов рынка и слабостью системы пруденциального регулирования. Свою роль сыграла также неэффективность систем внутреннего корпоративного управления.
Неадекватная система регулирования деятельности банков значительно усиливала их уязвимость к валютным, кредитным рискам и рискам пролонгации долга. Слабо управляемые процессы предоставления валютных кредитов заемщикам, не имеющим источников валютной выручки, и долгосрочных кредитов за счет краткосрочных обязательств, неадекватность резервов под кредитные риски и недокапитализированность банковских учреждений поставили банковскую систему на грань краха после девальвации гривни и подорожания внешних ресурсов.
Итак, нездоровая макроэкономическая среда, слабая защищенность корпоративного сектора экономики перед проблемами мировых рынков и негативное влияние глобальных факторов запустили маховик дестабилизации финансовой системы Украины, который со временем все болезненнее и с нарастающей скоростью будет травмировать ключевые сферы жизнедеятельности общества.
Для снижения остроты финансового кризиса первоочередное значение имеет взвешенная макроэкономическая политика и действенные структурные реформы в банковском секторе. Поддержка доступа банковских учреждений к источникам финансирования является ключевым условием смягчения последствий финансового кризиса в краткосрочной перспективе.
Международный опыт указывает на то, что в кризисных условиях центральные банки могут применять различные механизмы кредитования чрезвычайного положения и выполнять роль кредитора последней инстанции для банков.
Оказание финансовой поддержки Национальным банком неизбежно порождает проблемы морального риска среди банковских учреждений Украины. Для ее смягчения правительство и НБУ могут использовать такие механизмы, как наложение определенных ограничений на операции банков (особенно на валютном рынке), установление верхнего предела процентных ставок по депозитам, перенос расходов по финансовому оздоровлению банков на плечи их акционеров. Следует также как можно скорее начать процесс закрытия неплатежеспособных банков. Например, в Таиланде во время кризиса 1997 года была приостановлена деятельность 58 финансовых учреждений, в Корее — заблокированы операции 14 торговых банков.
Для отсечения необоснованного спроса банков на ресурсы центрального банка стоит заранее объявить о том, что в процессе реструктуризации и выбора банков, подлежащих ликвидации, основное внимание будет уделяться показателям ликвидности баланса и объемам обязательств банков перед НБУ.
Поддержание ликвидности в значительных объемах может применяться только в качестве временной меры до разработки и внедрения всеобъемлющей программы реструктуризации банковского сектора, во время которой платежеспособные банки будут подлежать рекапитализации, а неплатежеспособные — обанкротятся.
Законом Украины О первоочередных мерах по предотвращению негативных последствий финансового кризиса и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины предусмотрено создание стабилизационного фонда, средства которого могут использоваться на предоставление кредитов отечественным банкам и предприятиям с целью погашения, рефинансирования и обслуживания иностранных кредитов (займов). Однако схема рефинансирования внешних обязательств предприятий и банков, определенная этим законом, имеет серьезные финансово-организационные изъяны, сводящие на нет усилия по стабилизации валютно-финансовой ситуации в стране.
Во-первых, стабилизационный фонд не имеет реальных источников наполнения, поскольку при пятикратном падении фондового рынка Украины и обострении ситуации на мировых финансовых рынках продажа объектов государственной собственности по разумной цене выглядит маловероятной. А суммы размещения государственных ценных бумаг вряд ли окажутся достаточными для рефинансирования долговых обязательств правительства, не говоря уж о наполнении стабилизационного фонда.
Во-вторых, распорядителями средств стабилизационного фонда выступают Министерство финансов и Кабинет министров, которые не используют рыночные критерии для оценки платежеспособности предприятий и банков; не могут оперативно принимать решения о выделении кредитов и не имеют административных возможностей для мониторинга целевого использования предоставленных средств. Ограниченность ресурсной базы стабилизационного фонда и широкий перечень возможных направлений использования его средств приведут к тому, что он станет разменной монетой в руках олигархических групп, никоим образом не способствуя решению задач общегосударственного уровня.
На мой взгляд, в Украине целесообразно реализовать аналог российской системы рефинансирования внешних займов национальных предприятий и банков, основным субъектом которой будет выступать ОАО Укрэксимбанк в качестве кредитора заемщиков на международных рынках. Источником для предоставления кредитов Укрэксимбанком должны стать средства НБУ объемом до 10 млрд. долл. США, оформленные как депозит в Укрэксимбанке.
Кредиты Укрэксимбанка для рефинансирования внешних обязательств могут предоставляться отечественным предприятиям и банкам при выполнении ими следующих условий:
— рефинансированию подлежат кредиты и займы, отказ от погашения которых приведет к банкротству заемщика или потери существенной части его активов;
— финансовое положение заемщика подтверждает его способность своевременно и в полном объеме выполнять обязательства перед Укрэксимбанком;
— заемщик без использования кредитных ресурсов самостоятельно погашает не менее 25% суммы кредита (займа), подлежащего рефинансированию;
— по новым кредитам заемщик предоставляет залог, являющийся приемлемым для Укрэксимбанка.
Подписание соглашения стенд-бай с Международным валютным фондом и возможный прирост валютных резервов Украины на сумму 16,5 млрд. долл. США обеспечивают финансовую основу для реализации приведенной выше схемы.
По мере углубления кризисных явлений, когда поддержка ликвидности банковских учреждений не будет оказывать стабилизирующего эффекта, а сужение их пассивной базы будет продолжаться, возникнет потребность в чрезвычайных мерах, одной из которых является реструктуризация внешнего корпоративного долга. Последовательная и взвешенная реструктуризация долговых обязательств отвечает интересам как кредиторов (которые во что бы то ни стало стараются избежать убытков, связанных с дефолтами), так и заемщиков (не заинтересованных в потере доступа к внешнему финансированию). В мире в период 1970—1997 годов из 56 кризисов платежного баланса 35 сопровождались реструктуризацией внешнего долга.
Мировой практикой до сих пор не наработаны унифицированные механизмы реструктуризации внешних долгов корпоративных заемщиков, в отличие от долгов суверенных заемщиков (таких как Парижскому и Лондонскому клубу кредиторов). Частично это объясняется отсутствием универсальной, признанной мировым сообществом процедуры банкротства. Реструктуризация корпоративного долга регулируется на основе двусторонних соглашений между кредиторами и заемщиками, рамочные условия которых устанавливаются правительством учреждений-заемщиков и группой основных кредиторов.
В период азиатского кризиса 1997—1998 годов правительства стран базирования банков-кредиторов побуждали их к заключению соглашений с корпоративными заемщиками кризисных стран. Правительства банков-заемщиков, в свою очередь, инициировали переговорный процесс и предоставляли гарантии по внешним обязательствам банков.
Например, в январе 1998 года правительство Кореи при поддержке правительства США достигло договоренности с международными банками о реструктуризации межбанковских депозитов и краткосрочных кредитов банкам на 24 млрд. долл. Внешние обязательства корейских банков были реструктуризированы через предоставление новых займов сроком от одного до трех лет с процентной ставкой LIBOR + 2,25—2,75%. Корейское правительство гарантировало погашение 20 млрд. долл. новых займов. Выгодные условия для банков-заемщиков стали результатом компромисса между корейским правительством, правительствами банков-кредиторов и самими международными банками.
В Индонезии план реструктуризации внешних долгов распространялся на задолженность банков и нефинансовых предприятий. В июне 1998 года правительство Индонезии подписало Франкфуртское соглашение с международными банками о поддержке кредитных линий по торговым кредитам на уровне апреля 1998-го и реструктуризации межбанковских кредитов через оформление новых кредитов сроком от одного до четырех лет по процентной ставке LIBOR + 2,75—3,5%. Новые займы гарантировались центральным банком Индонезии.
Правительство Украины также должно играть активную роль в процессе установления договорных отношений между заемщиками и учреждениями-кредиторами относительно реструктуризации долговых обязательств. Во внешнеполитическом контексте стоит добиваться поддержки соответствующих мер правительствами стран базирования банков-кредиторов. Такая поддержка и взаимопонимание являются достаточно реальными с учетом того факта, что правительства кредиторов заинтересованы в сохранении стабильного финансового положения своих банков. Проведение взвешенной и последовательной реструктуризации внешнего корпоративного долга Украины предотвратит угрозу массовых дефолтов отечественных заемщиков и будет способствовать сбалансированию валютно-финансовых потоков страны.
Наиболее адекватным методом реструктуризации корпоративного долга Украины, предполагающим предъявление соответствующих требований к кредиторам, является его пролонгация на два-четыре года по ставкам, под которые были выделены первоначальные займы. Значительная часть ресурсов, переданных материнскими банками своим дочерним структурам, в общей сумме внешнего долга Украины облегчает задачу урегулирования внешнедолговых обязательств.
До переговоров с кредиторами о реструктуризации внешнего долга необходимо начать программу реструктуризации банковского сектора, что улучшит перспективы возврата отсроченных долгов и будет способствовать возобновлению внешнего финансирования субъектов экономики.
Программа реструктуризации банковского сектора должна основываться на следующих основных принципах: применение единых критериев идентификации жизнеспособных и нежизнеспособных банков, создание условий для выхода из капитала проблемных банков нынешних владельцев, стимулирование вливания капитала новыми частными инвесторами. Неотъемлемым элементом программ реструктуризации является вливание государственных средств в акционерный капитал банков.
В странах, переживших финансовые кризисы, расходы государственных средств на проведение реструктуризации банковской системы в среднем составляли 16% ВВП. Такие расходы во многих случаях были ниже потенциальных потерь от коллапса банковской системы, разрушения платежно-расчетной системы, замораживания кредитных операций и перекладывания значительной части убытков на банковских вкладчиков.
Участие государства в урегулировании банковского кризиса не ограничивалось пополнением капитала проблемных банков. В странах Юго-Восточной Азии к финансово неустойчивым банкам, которым не удавалось привлечь частных инвесторов, применялись такие меры государственного влияния, как национализация, принудительное слияние с другими банками, продажа иностранным инвесторам, передача под юрисдикцию компаний по управлению активами, ликвидация.
В Украине рекапитализация банков государством будет целесообразной только в том случае, если акционеры банков окажутся неспособными привлечь частный капитал. А со временем, когда угроза системного банковского кризиса исчезнет, эти национализированные государством банки могут быть снова приватизированы.
С рекапитализации банков должен начаться длительный процесс реструктуризации банковского сектора, в ходе которого будут расчищаться балансы, списываться безнадежная задолженность банковских заемщиков, приниматься меры по улучшению качества банковских активов. Достижение устойчивого финансового положения банков станет ключевой предпосылкой макрофинансовой стабилизации и возвращения сбережений в экономический оборот.
В 2009 году возникнет ряд специфических проблем, связанных с управлением внешним государственным долгом. В длительной перспективе, с учетом небольшого размера этого долга, платежеспособность правительства по прямым обязательствам не вызывает сомнений. Но в связи с пиковыми платежами по государственному долгу в следующем году страна может столкнуться с краткосрочными проблемами ликвидности (в счет погашения и обслуживания внешнего государственного долга должно быть выплачено 2,3 млрд. долл.). Спред EMBI+ Украина (премия в доходности внешних государственных облигаций Украины к гособязательствам США) к середине декабря составлял 24,5%, что делает невозможным привлечение ресурсов международного рынка капиталов и использование их для проведения долговых платежей.
Реструктуризация задолженности коммерческим кредиторам в 2000 году и официальным кредиторам в 2001-м исключают возможность реструктуризации государственного долга Украины в 2009-м. Кроме того, значительная часть внешних долговых обязательств правительства (45%) представлена еврооблигационными займами, реструктуризация которых возможна только при наличии положения о коллективных действиях в юридической документации на выпуск облигаций.
С учетом вышесказанного основными задачами управления государственным долгом Украины в 2008—2009 годах должны стать усиление сотрудничества с международными финансовыми организациями (МФО) и активизация внутреннего рынка государственных облигаций. Займы МФО в кризисных условиях станут весомым источником покрытия дефицита бюджета, будут способствовать стабилизации платежного баланса и оживлению инвестиционной активности в стране. Дополнительно см. по адресу http://www.zn.ua/img/st_img/2008/727/727-07_vo_send_rus.gif
Татьяна Вахненко (доктор экономических наук, Институт экономики и прогнозирования НАН Украины)

Неподконтрольность соблазняет,или На чем зарабатывает Национальный банк Украины

Согласно Конституции нашего государства (ст.99) основной функцией НБУ является обеспечение стабильности национальной денежной единицы — гривни. Закон Украины О Национальном банке Украины (ст.2) определяет НБУ особым центральным органом государственного управления.
Противоречия между Конституцией и Законом Украины О Национальном банке Украины
Прежде всего важно отметить противоречие между законом о НБУ и Основным Законом страны. Это главным образом касается места и роли центрального банка во властной иерархии страны, который конституционно обязан только обеспечить стабильность национальной валюты, а в действительности является никому не подконтрольным учреждением, которое вправе решать беспрецедентно широкий комплекс проблем и влиять на разнообразие процессов, непосредственно влияющих на национальную безопасность страны.
У нас есть все основания утверждать, что закон о НБУ наполнен таким содержанием и построен редакционно таким образом, что, с одной стороны, его особенности как центрального органа государственной власти сведены до абсолюта и являются беспрецедентными, с другой стороны, положение о том, что деятельность центрального банка Украины определяется другими законами, не взято во внимание в принципе, т. е. фактически проигнорировано. По смыслу прерогатив и привилегий, набором функций и полномочий законодатель вышел за пределы, определенные и очерченные содержанием статей 99 и 100 Конституции Украины. Нынче НБУ владеет беспрецедентным, с точки зрения мировой практики, правовым статусом.
Об этом свидетельствует, в частности, ст. 53 закона о НБУ Гарантии невмешательства, которая гласит: Не допускается вмешательство органов законодательной и исполнительной власти (подчеркнуто мной. — А. К.) или их должностных лиц в исполнение функций и полномочий Совета Национального банка или Правления Национального банка иначе, чем в пределах, определенных этим Законом. А согласно закону (ст.9) Совет НБУ разрабатывает, не согласовывая ни с парламентом, ни с Кабинетом Министров, Основные принципы денежно-кредитной политики и вносит их Верховной Раде Украины лишь для информирования. Совет НБУ сам разрабатывает и сам осуществляет контроль за выполнением Основных принципов денежно-кредитной политики. Если в цивилизованных странах центральные банки находятся в прямой подчиненности министерству финансов или государственному казначейству, то в Украине центробанк владеет абсолютной независимостью.
Именно из-за этого денежно-кредитная и валютная политика центрального банка настолько закрыта и непрозрачна, что фактически представляет собой черный ящик, расшифровать который недоступно ни парламенту страны, ни Кабинету Министров, не говоря уже об официальных контролирующих органах государства (Счетной палате, Контрольно-ревизионном управлении Украины).
Законодательно установленные льготы и преференции НБУ
Согласно ст. 5 Получение прибыли не является целью деятельности Национального банка. Чтобы в достаточной степени представить, какими уникальными возможностями по получению прибыли владеет НБУ и какими при этом пользуется правами, льготами и преференциями, просто перечислим то разнообразие деятельности и финансовых операций, которыми НБУ вправе заниматься и, по каким, в соответствии со статьей 42 закона о НБУ, имеет право устанавливать плату. У нас есть все основания считать, что скрупулезным анализом внесенных в закон разновидностей деятельности и операций (коммерческих по своей сути), которые активно и, необходимо признать, с пользой для себя осуществляет наш центральный банк, до сих пор никто не занимался.
Весьма важно обратить внимание на пункт 7 статьи 42: НБУ торгует на внутреннем и внешнем рынках без квотирования и лицензирования памятными и инвестиционными монетами из драгоценных металлов, также без лицензирования и за пределами каких бы то ни было квот покупает и продает банковские металлы, драгоценные металлы и камни и др. драгоценности. В таком же свободном режиме НБУ открывает собственные корреспондентские и металлические счета в зарубежных банках, покупает и продает валютные ценности с целью монетарного регулирования.
Довольно показательной, по признакам полной бесконтрольности (читай — безответственности), которой законно пользуется центральный банк, есть статья 50 закона о НБУ Внереализационные валютные доходы и убытки.
Процитируем ее ключевые позиции для того, чтобы представить те колоссальные возможности и свободы, которыми наделил себя центральный банк государства: Доходы и убытки Национального банка, связанные с изменением оценки активов и пассивов, представленных в виде банковского золота и иностранной валюты, специальных прав заимствования (СПЗ), в связи с изменениями курса иностранных валют и цены золота … не учитываются при расчете годового дохода Национального банка.
К сожалению, только в Украине имеет место фактическое присвоение центральным банком не только всего золотовалютного резерва государства, но и важнейшего общенационального актива — гривневой эмиссии. НБУ занимается рефинансированием коммерческих банков, имея от торговли гривней постоянную и ощутимую выгоду. На сегодняшний день вся сумма гривневой эмиссии не отражается на балансе НБУ как его финансовые обязательства перед государством. Наоборот, новорожденная гривневая масса (важнейший национальный актив) тут же фиксируется в пассиве баланса НБУ, т. е. в качестве собственных средств. Бесконтрольно, по своему усмотрению, торгуя сэмитированными деньгами, центральный банк постоянно получает гигантские прибыли, не делясь с государственным бюджетом.
Каждый мало-мальски осведомленный в экономике и коммерции человек, не говоря уже о парламентариях и правительственных чиновниках высокого ранга, может оценить те колоссальные легальные и теневые возможности, которыми сейчас эксклюзивно владеет центральный банк страны и его руководство. Этим, очевидно, объясняется жесткая борьба среди парламентариев за право быть членом Совета НБУ.
Принципиальный запрет финансово помогать государству на случай острой необходимости
Закон о НБУ был принят в тот период, когда Украина после перенесенной гиперинфляции безоговорочно подчинялась советам и требованиям МВФ и Всемирного банка. Именно под давлением этих последних и при всестороннем потакании парламентского лобби Украина законодательно отказалась от использования собственных эмиссионных ресурсов для решения общегосударственных проблем. Это было принципиальным условием предоставления так называемой помощи со стороны международных финансовых учреждений. Поэтому в действующем законодательстве заложен принципиальный запрет помогать государству на случай острой необходимости.
Так, закон о НБУ содержит статью прямого действия (с.54), которая запрещает центральному банку предоставлять прямые кредиты как в национальной, так и в иностранной валюте на финансирование затрат государственного бюджета Украины.
Для того, чтобы узаконить подобный источник своего дополнительного финансирования (которое, по сути, обескровливает бюджет государства), НБУ, в тесном партнерстве с МВФ, заставил украинскую власть принять нормативный акт высшей юридической силы — Закон Украины О реструктуризации долговых обязательств Кабинета Министров перед Национальным банком Украины (N 1697- ІІІ от 20 апреля 2000 г.), который, по нашему убеждению, жестко работает против национальных интересов. С момента принятия этого закона (ст.1) задолженность по отсроченным кредитам, предоставленным правительству за счет так называемой кредитной эмиссии, стабильно зачисляется на внутренний государственный долг Украины (выделено мной. — А. К.).
Если исходить из того, что государственный внутренний долг гарантируется всем имуществом, находящимся в общегосударственной собственности, то НБУ, осуществляя так называемую кредитную эмиссию, таким образом приобретает соответствующие права на общегосударственное имущество. Получается, что самый большой внутренний долг украинское государство накопило перед своим же Национальным банком. По здравому смыслу — это экономико-правовой нонсенс. Вот цена недопустимой безопасности со стороны законодателя.
Ни одна страна не будет процветать, если будет возлагать надежду на удовлетворение нужд собственного народа за счет внешних поступлений — как денежных, так и товарных.
Проблемы с размещением валютных резервов страны
В этом смысле логичен вопрос: где, наконец, те золотовалютные резервы, которые государство по всем правилам обязано всячески консолидировать и монопольно (с наивысшим КПД) использовать в интересах страны и общества? А нынешний финансовый кризис как раз и нуждается в эффективном использовании накопленных золотовалютных резервов для послабления негативных последствий для национальной экономики.
Как оказалось, вопрос слишком сложный для честного ответа со стороны центрального банка государства, и информация по нему настолько закрыта для украинцев, но не для МВФ и других заинтересованных зарубежных инстанций, что не остается ничего иного, как обратиться к интернет-источникам и другим СМИ.
Само бесконтрольное размещение валютных резервов, явно убыточное юридическое сопровождение этого крайне важного процесса привели к тому, что в 2008 г. с первыми же проявлениями мирового финансового кризиса, как информируют некоторые СМИ, как минимум 12 млрд. долл. США валютных резервов НБУ оказались замороженными, т. е. недоступными для украинского государства. Эта сумма оказалась на счетах обанкротившегося банка Lehman Brothers. А на счетах не очень известного американского банковского ритейлера Wachovіa (который вскоре был поглощен более сильным конкурентом — Wells Farqo) было сконцентрировано 1,25 млрд. долл. украинских валютных запасов.
Характерно, что договора по размещению золотовалютного резерва Украины были редакционно составлены под диктовку зарубежных консультантов (которые уже продолжительное время находятся в НБУ и Минфине), и соответствующие права украинского инвестора были подчинены зарубежному законодательству. Именно поэтому, как оказалось, в силу юридической доверчивости руководства НБУ зарубежным советникам и собственного финансово-правового невежества валютные резервы украинского государства не могут быть использованы в Украине во время самой острой необходимости.
Приведенные противоправные (даже по критериям здравого смысла) действия НБУ не являются каким-то единичным прецедентом. Украинский центральный банк неоднократно осуществлял сомнительные, если не сказать преступные, операции с золотовалютным резервом, которые нанесли ущерб финансовой безопасности Украины. Вспомним в этой связи результаты проверки Специальной комиссии Верховной Рады под руководством В. Суслова. Достаточно напомнить рискованное размещение почти всего государственного резерва в малоизвестном кипрском банке в 1997 году, когда на эти средства были приобретены украинские ОВГЗ с прибыльностью около 60 процентов годовых и не установлены до сих пор лица, которые, приобретя долговые обязательства Украины за ее собственные средства, присвоили не менее 400 миллионов чистой прибыли за счет отечественных налогоплательщиков.
В ноябре 1998 года в Верховной Раде Украины заслушивался вопрос о выявленном факте размещения значительной части валютных резервов НБУ в банке Креди Свисс Ферст Бостон (Кипр) Лимитед. Главное обвинение заключалось в том, что НБУ разместил 700 млн. долларов из своих валютных резервов в ненадежном банке, находящемся в оффшорной зоне (Кипр). В докладе представителя СБУ на заседании Верховной Рады отмечалось, в частности, что из всего состава учредителей этого банка есть сведения лишь об одном, которому принадлежит одна акция, а капитал банка не превышает миллиона долларов. Вопрос относительно того, для какой цели могли использоваться эти средства, какие операции с ними разрешалось осуществлять, какой объем могла составлять прибыль и кому должна принадлежать, не выяснился. Выводов из этих досадных фактов руководство НБУ так и не сделало.
Обманчивые надежды на очередной кредит МВФ
Обманчивы надежды высочайшего руководства страны, в том числе и НБУ, на абсолютно нестандартный кредит от МВФ. Ведь кроме тела кредита (16,5 млрд. долл. США) необходимо будет платить проценты (по плавающей ставке, но не менее 4-5 процентов годовых), что выльется в огромную общую долговую сумму — как минимум 100 млрд. грн. В то же время для предоставления консультационных услуг как правильно израсходовать деньги, полученные от МВФ, Украине предлагается подписать договор с американской компанией Blackstone Group, за услуги которой в течение года придется заплатить свыше 300 млн. грн.
Чтобы определиться, насколько украинское правительство и НБУ настроены защищать национальные интересы при получении кредита МВФ, следует проанализировать Меморандум МВФ о денежно-кредитной и налогово-бюджетной политике на 2009 год, который (буквальный перевод с английского языка) подписало украинское правительство. Важно, с нашей точки зрения, акцентировать внимание на такую запись: Также мы намерены усилить независимость НБУ. С этой целью проведем реформу Совета НБУ, превратив его —
согласно оптимальной практике — в орган с более узкой, технической специализацией; продолжим срок, на который избирается Председатель НБУ; а также обеспечим большую степень финансовой гибкости для НБУ (долг правительства к НБУ будет оформлен ценными бумагами, все операции с ликвидностью будет централизовано в НБУ, а договор о перечислении в бюджет превышения доходов НБУ над расходами будет приведен в соответствие с оптимальной практикой. Не понятно, о какой оптимальной практике идет речь, поскольку в подавляющем большинстве цивилизованных стран с рыночной экономикой центральные банки имеют системно сформулированные обязанности, в частности, по регулярной отчетности перед парламентом страны, обязательным перечислениям, по меньшей мере 50 процентов полученных доходов в бюджет, а также четкую подчиненность исполнительной власти.
В действительности же украинское правительство не должно было брать на себя такие обязательства, поскольку согласно действующему законодательству оно не имеет никаких реальных рычагов влияния на НБУ; и об этом руководящие органы МВФ хорошо проинформированы. Другие комментарии — излишни.
Значительно лучше и выгоднее (и этот вывод является безоговорочным, если исходить из национальных интересов) осуществить собственную эмиссию на аналогичную сумму, но иметь при этом возможности для маневра, существенно не увеличивать государственный внешний долг, который уже сегодня (с учетом долгов корпоративных структур и кредита МВФ) превышает 120 млрд. долларов.
Обобщающие выводы
Верховная Рада Украины, как единый законодательный орган в стране, не может и не должна оставаться в дальнейшем только наблюдателем и констататором такого статус-кво центрального банка, при котором он делает, что хочет, а ответственность перед обществом несет Верховная Рада и правительство.
Исходя из этого, необходимо:
1. Безотлагательно внести принципиально важные изменения в Закон Украины О Национальном банке Украины, в первую очередь отменив ныне действующие ст.53 и ст.54.
Статья 53 не допускает вмешательства органов законодательной (Верховной Рады Украины) и исполнительной власти (Кабинета Министров Украины) в деятельность Правления и Совета НБУ. Это — беспрецедентно, учитывая практику рыночно цивилизованных стран, центральные банки которых подчинены министерству финансов или же государственному казначейству.
Статья 54 запрещает НБУ не только финансировать, но и предоставлять прямые кредиты на финансирование государственных бюджетных затрат. Таким образом, заставляет идти на внешние заимствования, игнорируя общегосударственные проблемы.
2. Усилить ответственность НБУ перед главой государства и парламентом страны, усовершенствовав редакцию пункта 1 ст. 9 и пункт 5 ст.51, которыми обусловлено лишь информирование Верховной Рады и Президента страны об Основных принципах денежно-кредитной политики, которые разрабатывает Совет НБУ и сам же контролирует их выполнение.
3. Изменить редакцию пункта 8 ст. 42, которая разрешает НБУ на свое усмотрение (в том числе и уполномоченным банкам), не согласовывая ни с Верховной Радой, ни с Кабинетом Министров, осуществлять зарубежные размещения золотовалютных резервов страны.
4. Обратить внимание на законодательную некорректность пункта 7 (ст. 42), которым разрешается фактически теневая торговля (без квотирования и лицензирования) банковскими металлами, драгоценными камнями, памятными и инвестиционными монетами из драгоценных металлов и другими ценностями.
5. Изменить редакцию ст. 5 закона о Нацбанке, четко записав об обязанности Центрального банка отчислять в государственный бюджет не менее 50 процентов полученного за текущий год дохода, как делает, например, Центробанк Российской Федерации. За все годы независимости НБУ считанные разы действительно вносил приличный вклад в бюджет.
6. Дополнить ст.34, которая предоставляет НБУ исключительное право эмиссии гривни, положением, четко указывающим, что первичная эмиссия является собственностью государства, а не центрального банка. Принципиально изменить эмиссионную политику НБУ, согласно которой выпуск гривни полностью обуславливается лишь притоком на украинский рынок долларов США.
7. Ввести налогообложение на виды коммерческой деятельности и услуг, указанных в статьях 7, 31, 42, 50, на которые НБУ имеет право устанавливать плату и снять ст. 4 и ст. 5, гарантирующие НБУ (под прикрытием законодательно формализованной константы о неприбыльной деятельности) налоговый иммунитет даже на его сугубо коммерческие операции.
8. Сейчас, когда назревает отказ от доллара как монопольного эквивалента в международных расчетах, необходимо согласовать и ввести новый порядок финансовых расчетов в мире (именно об этом заявили отдельные участники саммита Большой двадцатки), становится понятным, что сегодня Вашингтонский консенсус (так обычно называют МВФ) оказался стратегическим банкротом. Отказ от роли долларовой системы расчетов уже задекларировали экспортеры энергоносителей — Россия, Венесуэла, Иран, Аргентина. В подобных раздумьях находится Китай.
9. Поэтому национальные интересы Украины требуют активно переходить к заключению внешнеторговых договоров не в долларах США, а в евро и других перспективных валютах. Таким образом, есть все основания для того, чтобы золотовалютные резервы Украины, которые нынче содержатся в основном на зарубежных территориях и в американских долларах, необходимо территориально переориентировать и переводить в более перспективные валюты. Этими процессами должен безотлагательно заняться Национальный банк украинского государства.
Андрей Ковальчук, кандидат юридических наук, доцент.

МИНИСТЕРСТВО ФИНАНСОВ. Приказ от 7.08.2008 г. № 1031 О признании утратившим силу приказа Министерства финансов Украины от 30.05.2003 г. № 384

МИНИСТЕРСТВО ФИНАНСОВ. Приказ от 7.08.2008 г. № 1031 О признании утратившим силу приказа Министерства финансов Украины от 30.05.2003 г. № 384
(Зарегистрирован в Министерстве юстиции 28.10.2008 г. под № 1038/15729)
Утратившим силу приказом утвержден Порядок закупки услуг, связанных с осуществлением государственных внешних займов, обслуживанием и погашением государственного долга.

Рада примет к сведению мысли Ющенко о кризисе

В Верховной Раде зарегистрирован законопроект Президента Виктора Ющенко О первоочередных мерах относительно предотвращения негативных последствий финансового кризиса и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины.
Законопроект предусматривает комплекс мер по усилению финансово-бюджетной дисциплины, защиты прав вкладчиков банков и улучшения состояния платежного баланса, в частности:
— создание стабилизационного фонда в государственном бюджете за счет поступлений от приватизации государственного имущества, перевыполнения доходной части государственного бюджета и средств, привлеченных от размещения государственных ценных бумаг, с использованием средств этого фонда на предоставление кредитов для погашения, рефинансирования кредитов, полученных банковскими учреждениями и субъектами ведения хозяйства у иностранных кредиторов, кредитования или софинансирования инвестиционных проектов, удешевления кредитования проектов малого и среднего бизнеса, — поддержку национальных производителей и предоставление финансовой помощи банковским учреждениям (в том числе с целью рекапитализации);
— увеличение ресурса Фонда гарантирования за счет 25% прибыли НБУ и право на получение Фондом от НБУ кредита по установленной Нацбанком цене;
— увеличение уставного капитала ОАО Укрэксимбанк на 1 млрд грн за счет государственного бюджета с целью выкупа им части акций Проминвестбанка;
— предоставление Министерству финансов Украины полномочий относительно осуществления государственных внутренних заимствований номинированных в иностранной валюте;
— запрет банковским учреждениям до 2011 г. распределять чистую прибыль и выплачивать дивиденды по другим направлениям, кроме определенных данным законом, в случае нарушения ими нормативов, определенных законодательством в течение шести месяцев;
— установление отдельного порядка назначения временной администрации Нацбанком банков, в которых возникла угроза несвоевременного выполнения обязательств и участия государства в формировании и увеличении уставных капиталов таких банков;
— установление существенного участия в капитале банков на уровне от 5%;
— доступ клиента банка к информации относительно количества акций банка, которые находятся в собственности существенного участника банка и членов исполнительного органа банка;
— утверждение в 2008 г. предельного объема государственных гарантий по кредитам МФО в объеме 40 млрд грн;
— разрешение правительству осуществлять в 2008 г. пополнение уставных капиталов государственных банков за счет сверхплановых государственных заимствований;
разрешение правительству в 2008 г. приобретать акции банков в обмен на государственные облигации или за счет других заимствований, полученных сверх плановых объемов с соответствующей коррекцией государственного долга;
— разрешение правительству в 2008 г. получать ссуды от МФО на реализацию социально-экономических проектов в объеме до 10 млрд грн;
— предусматривается специальный льготный режим налогообложения НДС для сельскохозяйственных товаропроизводителей.
В свою очередь народный депутат от ПР, председатель парламентского комитета по вопросам сельского хозяйства Николай Присяжнюк заявил, что Партия регионов не намерена поддерживать президентский вариант законопроекта, касающийся минимализации последствий мирового экономического кризиса на экономику Украины.
У Партии регионов есть свой законопроект антикризисный и я, как руководитель комитета, считаю, что он взвешенный, сбалансированный и не построен на чужих заимствованных идеях, которые не всегда являются адаптированными для наших условий, — сказал нардеп, пишет РБК.
Вместе с тем Присяжнюк подчеркнул, что законопроект, предложенный ПР является фундаментальным и учитывает украинскую особенность, как экономики, так и нынешней ситуации. Поэтому ПР будет отстаивать свой законопроект. Мы будем свой отстаивать, а потом, я думаю, что в итоге выйдем на какое-то общее решение, — отметил регионал.
Как сообщало УРА-Информ, во вторник, 28 октября, первый заместитель главы Cекретариата Президента — представитель Президента в Кабинете Министров Александр Шлапак будет представлять в Верховной Раде антикризисный компромиссный законопроект Президента Украины Виктора Ющенко.
На заседании в пятницу, 24 октября, было принято решение о создании рабочей группы по разработке пакета антикризисных законов на базе 6 проектов предложенных, в частности, Кабмином, НУ-НС и Партии регионов.

Ющенко предлагает выделить на выкуп Проминвестбанка миллиард

Проект антикризисного законопроекта, внесенный в Верховную Раду президентом Виктором Ющенко, предусматривает выкуп акций Проминвестбанка государственным Укрэксимбанком.
Об этом говорится в законопроекте Ющенко, зарегистрированном в парламенте 28 октября, пишет Украинская правда.
Законопроект предусматривает увеличение уставного капитала Укрэксимбанка на 1 миллиард гривен за счет госбюджета с целью выкупа им доли акций Проминвестбанка, — сказано в объяснительной записке к законопроекту за подписью первого заместителя главы секретариата президента Александра Шлапака.
Законопроект также предусматривает создание стабилизационного фонда в госбюджете за счет приватизации, перевыполнение доходной части бюджета и средств, привлеченных от размещения государственных ценных бумаг.
Средства стабфонда предполагается направить в качестве кредитов тем банкам и предприятиям, которые заимствовали средства у иностранных кредиторов.
Также законопроект Ющенко предусматривает увеличение Фонд гарантирования вкладов за счет 25% прибыли НБУ. Также фонд получит право брать кредиты у Нацбанка.
Другая норма законопроекта предоставляет право Минфину осуществлять государственные внутренние займы в иностранной валюте.
В проекте речь идет о запрете проблемным банкам до 2011 года распределять чистую прибыль и выплачивать дивиденды по другим направлениям, чем предполагается этим законом.
Также законопроект содержит норму, которая определяет процедуру установления временной администрации в проблемных банках.
Документ позволяет правительству занимать у международных финансовых организаций на социально-экономические проекты до 10 миллиардов гривен в 2008 году.
Также законопроект содержит ряд других норм, в частности, льготы сельскому хозяйству.
По словам источников Украинской правды, этот законопроект, который был внесен от имени Ющенко, был наработан во время ночных переговоров в Верховной Раде, в которых принимали участие министр финансов Виктор Пинзеник, представитель президента Александр Шлапак и спикер Верховной Рады Арсений Яценюк.

Вы, жившие

Судя по оценкам руководителей страны, Украина за неделю сиганула из экономического ренессанса в эпицентр кризиса. И быстро выбраться оттуда не получится
Бизнес на доверии
Вследствие неотвратимо набирающего силу экономического кризиса Президент Украины Виктор Ющенко решил за “круглым столом” пообщаться с журналистами ведущих деловых СМИ Украины. В числе приглашенных оказался и БИЗНЕС. Конечно, мы не могли не воспользоваться случаем и не обсудить с главой государства экономические проблемы. Президент описал непростую ситуацию, в которой оказалась Украина глубокой осенью 2008 г.: инфляция, сокращение промышленного производства, обвал спроса на продукцию металлургии, угроза глубокой рецессии. “Когда мы говорим “финансовый кризис”, в чем он состоит для Украины — у него есть внешние факторы и внутренние факторы”, — говорит Президент. Он полагает: “Более слабой, я бы сказал, более мягкой бюджетной политики страна не знала”.
Сегодня Президент считает, что ответственность за все несет нынешний состав правительства во главе с Юлией Тимошенко. Казалось бы, кто мог подумать иначе?
Но мы позволим себе с Президентом поспорить. Более трех лет назад, 29 апреля 2005 г., мы уже спрашивали Виктора Ющенко, “не возникает ли у него впечатления, что государство постепенно превращается в своеобразный социальный фонд, который занимается раздачей зарплат и пенсий”. Кроме того, был прямо поставлен вопрос, а не стоит ли Президенту добиться конституционного запрета на принятие дефицитных бюджетов — государство должно учиться жить по средствам. Глава государства тогда согласился, что бездефицитный бюджет — хорошая перспектива, но ситуация сильнее — нужно было решать социальные вопросы. Президент отмечал, что “стоило бы принять закон, чтобы власть никогда не переходила границы бюджета”. К сожалению, сформировать сбалансированную бюджетную политику за следующие три года так и не получилось, а Бюджет-2008 стал, похоже, финальным аккордом новейшей политики управления государственными финансами.
Самое парадоксальное то, что еще год назад БИЗНЕС предупреждал о грядущем кризисе (см. №44 от 29.10.07 г., стр.24, 25) и о растущей задолженности корпоративного и банковского секторов (см. №39 от 24.09.07 г., стр.22-26). Но уникальные экономисты, собранные в Кабинете министров во главе с блестящим реформатором и экс-предпринимателем Юлией Тимошенко, полагали, что ничего страшного: авось, пронесет.
Не получилось…
И хотя государственный долг сравнительно невелик, но пик платежей по заимствованиям корпоративного сектора приходится на 2009 г., и существет риск, что без помощи государства крупный бизнес ляжет и потянет за собой всю экономику. “Вопрос стоит в том, как эту рецессию не перевести в глубокий кризис, в депрессию”, — убежден Гарант Конституции.
Ситуация печальная, нужна помощь. Государство в лице правительства и Президента уже начали переговоры с МВФ. $15,5 млрд будут нужны в будущем году НБУ и правительству, чтобы спасти корпоративный сектор. Проблема в том, что МВФ просто так денег не даст, а только с определенными условиями. В частности, имеется в виду предельно жесткая бюджетная и фискальная политика. В общем, нужен “антикризисный пакет”…
Неспешное спасение
Согласно представленному правительством парламенту пакету антикризисных мер (в частности, законопроект №3309 “О минимизации влияния мирового финансового кризиса на экономику Украины”), первыми почувствуют на себе действие “вакцины” импортеры и банковский сектор (подробнее см. “Спасти банк” на стр.30). В частности, акцизный сбор с импортных автомобилей предлагается повысить в 5-10 раз уже с 1 декабря 2008 г. В целом стоимость импорта может возрасти на 20% на протяжении следующих двух месяцев. Кроме того, к увеличению налогового бремени стоит готовиться нефтеперерабатывающим предприятиям и производителям алкогольной продукции.
Привыкшим к регулярному повышению зарплат и пенсий украинцам придется подождать. Запланированного повышения минимальной зарплаты до 605 грн. с 1 декабря не будет. При этом премьер-министр, автор законопроекта о минимизации воздействия мирового финансового кризиса на экономику Украины, не сдержала своего обещания предусмотреть увеличение выплат бюджетникам в соответствии с инфляционными показателями. В то же время фактические расходы на государственный аппарат остаются прежними, несмотря на обещание их сократить.
Рассмотрение антикризисного законопроекта, зарегистрированного в парламенте 23 октября, началось в прошлую пятницу, 24 октября, с блокирования трибуны депутатами от БЮТ. Этим же работа по минимизации последствий кризиса для Украины в Верховной Раде и закончилась. На недолгом совещании руководство фракций пришло к выводу, что необходимо взять тайм-аут для подробного изучения правительственного документа, а также пяти других антикризисных законопроектов, уже внесенных в ВР. Кроме того, спикер парламента Арсений Яценюк инициировал создание рабочей группы для унификации всех законопроектов и разработки единого пакета антикризисных мер. Такое решение он объяснил тем, что сейчас ни один из предложенных вариантов не пользуется поддержкой большинства, следовательно, не имеет смысла ставить их на голосование по отдельности.
Вероятнее всего, такой документ появится в парламенте уже 28 октября, а днем ранее председатель ВР проведет консультации с министром финансов и представителями рабочей группы для окончательной подготовки единого законопроекта к рассмотрению. Правда, шансы на его принятие очень невелики. Премьер-министр, с одной стороны, пытается уйти от ответственности за экономический кризис, с другой — возглавить борьбу с ним. Но такого удовольствия, понятное дело, ей никто не доставит. Президент всеми силами дистанцируется от правительства г-жи Тимошенко, а лидер крупнейшей оппозиционной фракции Виктор Янукович сам не прочь возглавить борьбу с кризисом, о приближении которого он неустанно предупреждал с декабря 2004 г. В общем, пока единения истеблишмента для борьбы с политическим кризисом не наблюдается. Впрочем, это не новость, это — традиция…
Эксперты…
…О добавленной стоимости
Дмитрий Михайленко (34), партнер юридической фирмы “Орлов, Михайленко и партнеры”:
— Из “запроектированных” изменений в налог на прибыль и НДС заслуживает внимание новый режим налогообложения сельскохозяйственных производителей. Напомним: при вступлении Украины в ВТО одной из данностей украинского законодательства, которые, по мнению ВТО, требовали устранения, являлись пп.11.21 и 11.29 Закона о НДС, позволяющие оставлять НДС в распоряжении сельхозтоваропроизводителя. По мнению ВТО, подобный режим создавал слишком значительный перевес украинским субъектам хозяйствования. Украина пообещала устранить его. В представленном законопроекте эту задачу призвана решить очередная редакция ст.8-1 Закона об НДС. Но реализовано это в свойственном нашей ментальности ключе. В итоге, ст.8-1 по своей экономической сути очень сильно смахивает на якобы отменяемые льготы. В общем, играем мы с мировым сообществом в прятки, причем не факт, что не правы. В свете наступившего кризиса и последующих пертурбаций может статься, что именно сельское хозяйство будет доминирующей и благополучной отраслью экономики. В будущем, само собой. Так что, быть может, и стоит ради нее рискнуть зоной свободной торговли.
…О судьбе
Андрей Твердомед, обозреватель газеты БИЗНЕС:
— Изменения в Законе о налогообложении прибыли минимальны и касаются только субъектов спецрежима налогообложения НДС в сфере сельского хозяйства. В развитие изменений в Законе о НДС предполагается включение в валовой доход положительной разницы между начисленной (уплаченной) при поставках суммой НДС и суммой НДС, начисленной (уплаченной) при приобретении товаров (услуг) и основных фондов для использования их в сельхозпроизводстве. Если же такая разница будет отрицательной, то она будет включаться в валовые расходы. Трудно сказать, какая судьба ожидает законопроект.
Зарплаты — стоп!
В “антикризисном пакете” предусмотрено перенести установление минимальной заработной платы на уровне минимального прожиточного минимума для трудоспособных лиц на 01.01.11 г. Это значит, что всем сотрудникам госучреждений, а также пенсионерам и студентам не стоит надеяться на повышение соответствующих выплат. Как минимум, в 2009 г. Разве что бюджетные планы правительства изменятся незадолго до президентских выборов.
При этом “антикризисный пакет” не предусматривает сокращения финансирования чиновничьего аппарата, которое анонсировали Президент и премьер-министр. Фактически расходы на Аппарат Верховной Рады, Государственное управление делами, Секретариат Кабинета министров остаются на уровне расходов 2008 г.
От сроков принятия украинским парламентом антикризисных мер зависит судьба предоставления кредита Международным валютным фондом, с которым сегодня ведет переговоры правительство. По словам Юлии Тимошенко, рассматривается возможность предоставления кредита в размере $3-14 млрд (ну, 14 — это, конечно, фантастика. — Ред.). В то же время, по оценкам экспертов, только банковский сектор Украины до конца 2009 г. должен отдать иностранным заемщикам около $30 млрд.
Премьер-министр уверяет, что в случае проведения досрочных выборов рассчитывать на помощь международных финансовых институтов не стоит. В свою очередь, Арсений Яценюк отмечает, что главным условием получения финансовой помощи МВФ является оперативное принятие пакета антикризисных мер и бездефицитного Госбюджета на 2009 г.
По мнению Ильдара Газизуллина, старшего экономиста МЦПИ, учитывая высокую уязвимость нашей страны перед инфляционными процессами, обойтись без кредита МВФ будет сложно. “Это один из немногих источников, где Украина может взять серьезные валютные средства для обслуживания своего внешнего долга и уменьшения отрицательного торгового сальдо. В то же время нам нужно быть готовыми к довольно жестким условиям использования этих средств. Но у правительства нет иного выхода”, — говорит г-н Газизуллин. В свою очередь, Владимир Рябошлик, руководитель экономического центра Института экономико-социальных проблем “Республика”, считает, что МВФ “можно сравнить с врачом средней руки, который не вредит, но и не помогает”, за что его много критикуют. “Но говорить о том, что он может напрямую нанести вред, было бы преувеличением”, — отмечает г-н Рябошлик.
Спасти банк
Изложение мер, разработанных кризис-менеджерами Кабмина для спасения банковского сектора, заняло почти пять первых страниц всего антикризисного законопроекта. При этом львиная доля законодательных выкладок посвящена описанию процедуры пополнения капитала банков и их национализации. Памятуя о проблемах западных банков, после прочтения первой страницы законопроекта получаешь стойкое впечатление, что этот полуфабрикат является переводом антикризисной программы какой-нибудь европейской страны или США, лишь немного “причесанным” под отечественные реалии. Показательно, что аналогичным ощущением с БИЗНЕСом поделился первый заместитель председателя Комитета ВР по вопросам банков и банковской деятельности Станислав Аржевитин: “Я думаю, что это перевод кусочка текста из иностранных законов, скорее всего, ноги растут оттуда, но у нас несколько другие реалии”.
Если по сути, то законопроект предусматривает “предоставление финансовой помощи банкам за счет бюджетных средств в целях поддержания их ликвидности, взамен передачи правительству части акций в размере предоставленной помощи”. Однако в проекте речь идет только о “системных банках”. Это понятие чаще используется как оценочное, его нет ни в одном нормативном документе. В Законе “О банках и банковской деятельности” есть похожий термин — “системообразующий банк”. Это банк, обязательства которого составляют не менее 10% от совокупных обязательств банковской системы. По состоянию на 1 сентября текущего года данному критерию соответствовало единственное отечественное финучреждение — ПриватБанк. Балансовые обязательства второго по величине банка страны — “Райффайзен Банка Аваль” — составляли чуть более 7% от совокупных обязательств системы. Получается, что законопроект распространяется только на один банк. Кстати, в антикризисной программе есть еще одно неслыханное доселе, но не расшифрованное в анализируемом законопроекте понятие — “критерии жизнеспособности банка”. “Это терминология, которую кто-то придумал на коленях”, — подмечает г-н Аржевитин. В то же время законопроект не содержит ни малейшего намека на главное — сумму, которую государство способно влить в “уставники” банков при необходимости. Впрочем, в проекте есть пункт, предусматривающий пополнение капитала проблемного банка путем внесения в его уставный фонд государственных облигаций (ОВГЗ). “Меня возмутила эта норма: во-первых, это запрещено законом, во-вторых, в подобных случаях банкам необходимы “живые” деньги”, — комментирует г-н Аржевитин. Законопроектом предусматриваются излишние полномочия Минфина в части определения проблемных банков. “Согласно проекту, и НБУ, и Кабмин имеют право принимать решение о признании банка проблемным. При этом выписаны философские категории, по которым банк может относиться к таковым. На мой взгляд, должны быть четкие критерии, например, отток депозитов в размере 30-50% от регулятивного капитала или же невыполнение банком любых своих обязательств на протяжении 15 дней”, — рассуждает г-н Аржевитин.
Антикризисная программа Кабмина предполагает выделение бюджетных средств Фонду гарантирования вкладов физических лиц (ФГВФЛ) в размере 1 млрд грн. с тем, чтобы он мог принять решение об увеличении суммы компенсаций до 100 тыс.грн. Повышение — это, конечно же, хорошо, хотя, по словам председателя НБУ Владимира Стельмаха, и нынешняя сумма компенсации в 50 тыс.грн. покрывает 98,3% всего количества вкладов. Однако беспокоят мизерные активы ФГВФЛ, которые даже с учетом бюджетной компенсации составляют менее 3 млрд грн. Тогда как только у Проминвестбанка объем средств населения до начала кризиса превышал 10 млрд грн.
В числе прочего Кабмин предлагает ограничить полномочия совета НБУ — решения этого органа должны носить исключительно рекомендательный характер. “На этом этапе нужно отмежевать совет от правления”, — поддерживает инициативу Кабмина г-н Аржевитин. Еще более радикально высказался по поводу роли совета руководитель группы советников главы НБУ Валерий Литвицкий: “Совет Нацбанка должен быть ликвидирован. Он является структурой, просто защищающей интересы экспортного капитала, и он все больше занимается политикой. Такой совет Нацбанку не нужен”. Действительно, на сегодняшний день, как минимум, треть членов совета НБУ являются собственниками крупного бизнеса. Это Борис Колесников, Сергей Клюев, Василий Горбаль (все — депутаты от “Партии Регионов”), а также Петр Порошенко и Владимир Поляченко. Напомним: первым с идеей о необходимости ликвидации совета НБУ публично выступил руководитель научных программ Института стратегических оценок профессор Анатолий Гальчинский на страницах БИЗНЕСа (см. №23 от 09.06.08 г., стр.20, 21).
Справедливости ради отметим, что и сейчас этот орган не имеет права вмешиваться в оперативную деятельность регулятора. Более того, правление НБУ может легко игнорировать решения совета. Ярким тому подтверждением является жесткая позиция правления по ревальвации гривни в конце мая этого года, несмотря на вето совета НБУ (см. БИЗНЕС №21 от 26.05.08 г., стр.38, 39). “Сама идея участия государства в управлении банковской системой в ситуации экономического кризиса — правильная, но предложенные меры являются не вполне демократическими, нарушающими права собственников банков. К примеру, норма, согласно которой акционеры банка не имеют права в судебном порядке оспаривать решения Кабмина и НБУ, является неконституционной. Поэтому я подготовил некоторые изменения практически по каждому абзацу”, — резюмирует Станислав Аржевитин.
Происхождение бюрократии
… о здравом смысле
Василий Юрчишин (53), директор экономических программ Центра им.А.Разумкова:
— Что касается корпоративных долгов Украины, то здесь в первую очередь нужно четко определить объемы внешних заимствований предприятий и банков и разработать четкий график их погашения. В первую очередь это касается долгов, которые нужно уплатить в ближайшее время, а также долгосрочных и среднесрочных заимствований, срок возврата которых начинается в следующем году. Строгий учет, четкие объемы, четкий график — и тогда НБУ сможет точно прогнозировать, когда будет возникать повышений спрос на валюту, и соответствующим образом реагировать на эти процессы. Кроме того, нужно изучить информацию о долгах таких компаний, как “Нафтогаз України”. Ведь мы уже были свидетелями того, как деятельность компании по привлечению средств весной этого года привела к существенному давлению на валютные рынки. Вполне разумным шагом является коррекция тарифной и таможенной политики, поскольку внутренний рынок можно защитить только такими механизмами. Впрочем, повышение таможенных пошлин предусмотрено правилами ВТО, но тут есть два необходимых условия. Во-первых, нужно провести консультации с ВТО, а во-вторых, доказать, что эти меры действительно являются необходимыми, поскольку платежный баланс достигает критической точки. Тарифы стоит повысить на все товары потребительской группы, кроме продуктов первой необходимости. Также не стоит увеличивать ставки для инвестиционных товаров.
…о возможности выбора
Валерий Геец (63), директор Института экономики и прогнозирования НАН Украины:
— Повышать таможенные пошлины нужно примерно на два года с постепенным, рассчитанным на пять лет, выходом обратно, на нынешний уровень. Таким образом, ограничится импорт, начнется выравнивание торгового баланса, следовательно, увеличатся доходы в бюджет. При этом вряд ли на товары, для которых таможенные пошлины будут повышены, вырастут цены, поскольку в условиях кризиса снижается платежеспособный спрос, и производитель согласен продавать свою продукцию даже себе в убыток, только бы сохранить сбыт. Кроме того, отечественный производитель получит дополнительный стимул к развитию собственного производства. Что касается поддержки банковского сектора, то в этом случае нужно делать ставку на капитализацию банков, в первую очередь — государственных. При этом стимулировать финансовые учреждения к поддержке ипотеки. Таким образом стабилизируются банковская система и ипотека. Государство может покупать недостроенное жилье, заканчивать строительство и продавать. С одной стороны, это станет существенной поддержкой строительной отрасли, а с другой — возможностью частично решить проблему социального жилья. В частности, для тех украинцев, которые стоят в очереди на квартиры, будет предоставляться 30%-ная скидка на покупку жилья, а остальную часть стоимости квартир они возьмут, например, в кредит. Альтернативы внешним заимствованиям нет. Украине для минимизации воздействия мирового финансового кризиса необходимо примерно $60 млрд, и необязательно просить их только у МВФ. Есть еще Китай, Россия и другие страны, имеющие необходимые ресурсы для предоставления кредитов Украине. У нас сегодня очень хорошая долговая позиция, поэтому мы можем позволить себе просить эти кредиты под государственный бюджет, но при этом нужно уменьшать налоговую нагрузку на бизнес. И формировать бюджет на 2009 г. следует очень осторожно — отказываться от социального курса и сокращать государственные расходы. Внешние долги нужно взять под контроль государства и ввести жесткие меры относительно тех, кто не информирует о своих долговых позициях. Кроме того, нужно требовать от каждой компании четкий план планируемой реструктуризации, информацию о погашениях, расходовании ресурсов, рефинансировании. Если такая информация не будет предоставляться, то следует применять санкции, вплоть до лишения лицензии.
Налоги
Исходя из названия законопроекта, можно сделать абсолютно противоположные предположения относительно предлагаемых изменений в налоговое законодательство. Из кризисов, как правило, выходят путем послаблений в этом законодательстве. Однако на сей раз путь выбран иной — очень сомнительный.
Любопытно, что, по данным БИЗНЕСа, предлагаемые Кабмином налоговые изменения никак не согласовывались с ГНАУ. То есть являются порождением исключительно ведомства Виктора Пинзеника. Правда, некоторые нормы, предложенные налоговиками в их законопроекте, направленном на борьбу с “налоговыми ямами” (см. БИЗНЕС №41 от 13.10.08 г.,стр.58-61), в антикризисный проект благополучно перекочевали.
Суммарно от всех предлагаемых налоговых новаций Кабмин планирует заполучить дополнительные 14 млрд грн. для бюджета.
Изменений предлагается достаточно много. В целом, их можно оценить так: могло быть и хуже. Пополнять казну решили, как и ожидалось, в основном за счет поднятия акцизов. Главной мишенью предлагаемых изменений стали нефтепродукты и автомобили (в меньшей степени планируется “нагрузить” потребителей алкоголя и пива). Не обойдены вниманием и “табачники”. Ситуация для владельцев автомобилей (как физических, так и юридических лиц) усугубляется еще и тем, что Кабмин планирует существенно поднять налог на транспорт и стоимость патентов для АЗС. С учетом недавно принятых изменений относительно повышения ответственности за нарушение ПДД, складывается впечатление, что в Кабмине и Верховной Раде проходит какой-то месячник по борьбе с заторами на дорогах… Причем снижение порога для льготы по транспортному налогу до объема двигателя в 1,5 л свидетельствует о том, что бороться будут и с инвалидами, владеющими отечественными авто.
Кроме акцизов, под увеличение, как и прогнозировалось, попали ставки рентной платы за добычу природного газа, а также нормативы платежей за пользование недрами. Также государство планирует усилить свои позиции в борьбе за дивиденды предприятий, более 50% акций которых находится в госсобственности. Изменения же в Закон о НДС против ожиданий оказались весьма скромными. Собственно, они ограничиваются внедрением необходимого в рамках требований ВТО спецрежима налогообложения операций в сельском хозяйстве, а также минимальными правками, связанными с борьбой с бестоварными и “заднечисловыми” налоговыми накладными — давними инструментами примитивной минимизации.
Бюджет
Бюджетные изменения, несмотря на свою якобы “антикризисную” направленность, выглядят привычно для последних лет, в течение которых власти стимулировали жизнь не по средствам, в смысле как политики, проводимой в отношении торгового баланса, так и бюджетной сферы. Предвидя проблемы со сбором налогов, с которыми неизбежно столкнется таможня уже в ноябре, а налоговая — никак не позже декабря, Кабмин предлагает на 10 млрд грн. увеличить доходы госбюджета. Расходы (вместо сокращения!) также ожидает увеличение — на 9 млрд грн.
Дополнительные средства планируют направить:
— Пенсионному фонду на обеспечение выплаты пенсий в январе 2009 г. — 4,4 млрд грн.;
— на финансирование расходов, связанных с действием Закона “О повышении престижности шахтерского труда”, — 1,4 млрд грн.;
— НАК “Нафтогаз України” на компенсацию разницы между ценами закупки импортного газа и его реализации — 3,2 млрд грн.
Кроме того, Бюджет предполагает еще и предоставление беспроцентной ссуды НАК в размере 1 млрд грн. А также обязывает “Укрнафту” и “Укргаз-Энерго” перечислить причитающуюся НАК “Нафтогаз України” часть дивидендов, даже если решение об их выплате не будет принято. При этом за невыплату компаниям грозят начислять пеню из расчета 200% учетной ставки НБУ.
При этом в “антикризисном” законопроекте лишь две позиции связаны с сокращением финансирования. Да и те — “грандиозные”: на 13,3 млн грн. предлагается сократить расходы по проектированию мостового перехода через Керченский пролив, еще на 12,7 млн грн. — дотации Пенсионному фонду на пенсии для военных.
Дополнительные же доходы рассчитывают брать там же, где и раньше, — главным образом, на таможне. В частности, 6,8 млрд грн. НДС планируется дополнительно собрать в общий фонд, а еще 1,6 млрд грн. того же налога — в специальный. В нынешнем году планы по сбору “импортного” НДС не раз увеличивались, в итоге они могут вырасти на 17 млрд грн. Надо сказать, что по результатам 9 месяцев у ГТСУ числилось перевыполнение почти в 14 млрд грн. Поэтому даже в условиях резкого падения уровня поступлений в связи с сокращением импорта шансы выйти на 100%-ное выполнение по окончании года есть. А вот повышение плана по сбору “внутреннего” НДС (пусть и всего на 40 млн грн.) удивляет. Экономика замедляется, добавленной стоимости производится меньше, недобор неизбежен. Еще один значительный доходный источник, найденный Кабмином, — сбор в виде целевой надбавки к действующему тарифу на природный газ. Его собираются увеличить на 1,5 млрд грн. — более чем вдвое.
В целом, для антикризисного проект выглядит довольно нелепо. Дополнительно см. по адресу http://www.business.ua/i822/a24658 (в том числе и основные изменения законодательства, предложенные Кабмином).

Минфин Украины обнародовал данные о состоянии госдолга на 31.08.2008г.

Минфин обнародовал данные о состоянии госдолга на 31.08.2008г. (тыс.грн.).

Читать далее Минфин Украины обнародовал данные о состоянии госдолга на 31.08.2008г.

Что будет с украинской экономикой. Оценки эксперта

Мы не сделаем открытия, если скажем, что движение финансов является определяющим для развития рыночной экономики. К сожалению, в последнее время украинская финансовая система дает серьезные сбои, которые отражаются на торможении национального экономического прогресса.
Среди этих сбоев наиболее опасные: экстремальная инфляция цен; взрывная ревальвация обменного курса денежной единицы; взлет процентных ставок; искусственное уменьшение кредитных ресурсов экономики. Все эти показатели свидетельствуют об ухудшении условий ведения хозяйства в Украине и о реальном снижении потенциала развития. Можно это замалчивать или игнорировать, ссылаясь на сегодняшние не самые низкие темпы роста производства. Но наличие этих негативных факторов финансового обеспечения экономики, с одной стороны, может стать предвестником падения темпов хозяйственной активности, а с другой — является унизительной характеристикой украинского политикума и бизнеса, такая характеристика отвечает лишь экономическим системам слаборазвитых государств.
На наш взгляд, пришло время оценить украинскую экономическую модель с точки зрения ее конкурентоспособности относительно моделей современных высокоразвитых стран и стран, которые успешно развиваются. Остановимся на финансовой составляющей этой модели и даже на еще более узкой ее части — финансово-денежном макрорегулировинии экономики.
1.Прыгающая инфляция — эпидемия, которая обескровливает наш труд
Она началась в середине 2007 г. и главными ее причинами стали: а) неконкурентный тип национальной экономики; б) нерыночный характер функционирования сельского хозяйства; в) рост цен на импортированные в Украину энергетические ресурсы; г) непомерно большой объем финансово — денежной эмиссии и выплат из бюджета. Можно вспомнить, что в обращение было выпущено за 2007г. 44,7 млрд. гривен, эмитированных Национальным банком Украины, что увеличило базу денег почти на 47,0 %. А если бы после августа денежный регулятор не стал поспешно изымать средства банков, то прирост достиг бы и 100%.
В середине 2007 года также резко изменились акценты в бюджетном финансировании экономики, когда провластная коалиция включилась в предвыборную агитацию и запустила дополнительные порции масштабных социальных платежей гражданам. Эти потоки выпуска избыточных средств продолжались практически до конца 2007г. Прейдя в себя от неожиданно высокой инфляции, выпрыгнувшей будто джин из бутылки, НБУ с января 2008г. начал стерилизацию денежного обмена, что свелось к продолжению уменьшения ресурсов банковской системы, однако не коснулось торможения прироста социальных выплат из бюджета. Вне поля зрения правительства остались и другие главные истоки роста цен.
В результате инфляция продолжила свой головокружительный забег, а в банковской системе было спровоцировано развертывание кризиса ликвидности. Впоследствии Кабинет Министров приостановил бюджетные социальные выплаты, что повлияло на снижение темпов роста цен в летние месяцы в 2008 г. Фактически и Правительство, и Нацбанк признали, что их действия по финансированию экономики в течение 2007 — 2008 гг. были неконструктивными. Их возобновление способно разорвать путы торможения инфляции, а новых методов финансово-денежного регулирования пока еще не выдвинуто. Хотя НБУ уже начал использовать кое-что новое: он отказался от систематической покупки избытка предложения иностранной валюты на внутреннем рынке и этим самым существенно сузил канал поступления новых денежных средств в экономику. (Через внутренний валютный рынок в 2007г.
было выпущено в обращение 93,0% всех эмитированных центробанком денег.) Следствием этого нововведения стало перманентное превышение предложения доллара и евро на внутреннем рынке, что привело к трендовому росту обменного курса гривны в марте-июне этого года.
Однако, понятно, что такая тактика не может быть постоянной, поскольку ревальвация гривны имеет свои пределы, за которыми наступает развал валютного рынка, дефицит валюты, невозможность оплаты импорта, дефолт по международным финансовым обязательствам и т.д. Курс нужно сдерживать, но и возвращение к эмиссии новых денежных знаков через интервенции на межбанковском валютном рынке является деструктивным. Какой выход из этой головоломки?
2. Тайны придворной ревальвации курса гривны
Очевидно, что сверхвысокий рост цен признан Правительством и Нацбанком бСльшим злом, чем ревальвация гривны. А потому курс национальной денежной единицы практически отдан на поругу, ради сокращения общего внутреннего платежного спроса (денег в обращении). В этом контексте руководители органов финансовой власти должны были бы заявить о новых параметрах валютного курса. Однако мы услышали другое — руководители НБУ публично высказались, что к ревальвации гривны побуждает реальная рыночная ситуация. Но это не так.
В условиях роста гривневых цен на национальном товарном рынке даже при сохранении обменного курса становится выгодным завозить импортные товары и получать от их продажи в Украине больше доходов (выручки) в валютном эквиваленте. Потому в условиях гривневой инфляции увеличивается спрос на иностранную валюту со стороны импортеров. А это при прочих равных условиях должно влиять на повышение курса доллара, а не наоборот. Не зря за первые 6 месяцев 2008г. темпы прироста объемов импорта товаров и услуг достигли невиданного уровня — 54,8%, тогда как прирост экспорта составляет лишь 41,6%.
Превышение предложения инвалюты над спросом на нее возможно в этих условиях, лишь если экспорт товаров и услуг превышает их импорт. В нашем случае экспорт меньше импорта — за 6 месяцев с.г. на 7,2 млрд. дол. Однако, этот дефицит експортно-импортного баланса (и соответственно дефицит текущего счета платежного баланса) в сегодняшней Украине компенсируется дополнительными поступлениями долларов, благодаря внешним кредитам и инвестициям. В частности, за 6 месяцев их поступило 7,4 млрд. дол. То есть избыточное предложение валюты составляло за эти месяцы 0,2 млрд. дол.
Напомним, что в прошлом году за 6 месяцев излишек поступлений для продажи долларов равнялся 3,0 млрд. (дефицит текущего счета платежного баланса был 2,2 млрд., профицит финансового счета — 5,2 млрд. дол.). Как видим, тенденция заключается в уменьшении покрытия дефицита платежей поступлением иностранной валюты, и вызвано это прежде всего прогрессирующим увеличением отрицательного сальдо экспортно-импортного оборота Украины. Если принять, что темпы опережающего роста объемов импорта над экспортом сохранятся, то дополнительных поступлений валюты в результате иностранных кредитов и инвестиций не будет хватать для покрытия дефицита текущего счета платежного баланса уже в октябре-ноябре 2008 г. Поскольку же состоявшаяся ревальвация гривны ускорила увеличение импорта товаров и услуг и замедлила поступление капитала, то дефицит платежного баланса наступит еще раньше.
После этого начнет нарастать дефицит иностранной валюты на внутреннем рынке, а следовательно, курс гривны начнет снижаться и остановить его падение будет очень сложно, с большими потерями валютных резервов. Таким образом, сегодняшняя тактика НБУ, которая задекларирована как невмешательство в рыночную ситуацию, фактически направлена на рост обменного курса гривны, что означает стимулирование опережающего увеличения импорта товаров и услуг относительно их экспорта, и она неотвратимо приведет к провалу курса украинской денежной единицы.
Нельзя не сказать, что тактика повышения валютного курса гривны также дестимулирует национальное производство. Высокие темпы развития в новейшей украинской истории наблюдались лишь в периоды стабильного курса национальных денег (2000-2004рр. и 2007г.). Преднамеренно увеличивая курс гривны, Нацбанк Украины действует, на наш взгляд, нерационально. Такая курсовая политика противоречит стратегии экономического роста, оставляя Украину за кулисами мирового прогресса. Нельзя согласиться с утверждением полномочных лиц из НБУ, что якобы ревальвация гривны будет способствовать снижению темпов инфляции. Такая зависимость от ревальвации курса существует лишь у цен на импортные товары при операциях их закупки за рубежом. Когда же эти товары продаются в Украине, то цены на них формируются вне влияния изменения валютного курса гривны. Внутренняя ценовая инфляция прямо не зависит ни от ревальвации, ни от девальвации национальной денежной единицы [1] .
Зато преднамеренное повышение валютного курса закладывает долгосрочные факторы торможения экономического развития. Ни одна рыночная страна мира [2] (насколько можно судить из современной истории) по собственной инициативе не ревальвировала обменного курса своих денег, даже если поступления иностранной валюты намного превышали валютные обязательства государства (примером, могут быть Китай, ПАР, ОАЕ, Саудовская Аравия и другие). Можно вспомнить, что ревальвация йени в 1970 — 80-х гг. происходила под давлением США. И это стало коренной причиной многолетней стагнации экономики Японии в конце ХХ — начале ХХІ века.
3. Кому принадлежат кредитные ресурсы экономики?
Ради укрощения инфляции, Кабинет Министров и центробанк Украины начали с января 2008г. физически уменьшать кредитно-денежные ресурсы предприятий и банков. Очевидно, было решено пожертвовать кредитно-платежным обеспечением экономики и снижением уровня ее монетизации. Деньги изымались на казначейский счет Правительства и на депозитный — НБУ. За январь остаток средств на казначейском счете увеличился с 4,5 до 10 млрд. грн. (что означает отложение финансирования экономики на 5,5 млрд. грн.). Нацбанк изъял у банков 12,8 млрд., предоставив им в обмен депозитные сертификаты; в феврале остаток средств Кабмина вырос еще на 4,2 млрд. грн., а извлечение денег Нацбанком составило 3,65 млрд.; в марте эти суммы равнялись соответственно 1,4 и 1,7 млрд. грн.
В результате такой целенаправленной усекающей денежной политики объем свободной ликвидности коммерческих банков сократился за ІІ квартал 2008г. с 9,3 до 6,6 млрд. грн. За это же время на корреспондентских счетах банков сумма денег уменьшилась с 19,1 до 15,5 млрд. грн. Уровень денежного обеспечения (монетизации) экономики за эти месяцы упал с 46,5 до 38%.
Адекватными ли были такие действия правительственно-финансовых и монетарных органов? Позитивный ответ был бы возможен, лишь если поверить, что целью этих мероприятий является абсолютное снижение цен, которые оказались слишком высокими по итогам 2007г., и что снижение цен в результате уменьшения общего спроса является позитивным явлением. В действительности же падения спроса — начало кризиса экономики. Стоило ли проявлять такую старательность? Лечить инфляцию цен, усекая денежные потоки, — это все равно, что снимать головную боль трепанацией черепа. Субъекты реальной экономики получили двойной удар по своим финансовым авуарам: инфляция обесценила их реальную стоимость, а власть — их дополнительно физически сократила.
Безусловно, это поставило под удар всю хозяйственную и банковскую системы Украины. Возмущение банков проявилось в возбуждении процентных ставок на межбанковском гривневом рынке с 1-4% в январе до почти 40% в мае.
Предприятия же существенно снизили налоговые отчисления и вернулись к практике товарных займов. Следствием этих процессов хрестоматийно стали: рост хозяйственной задолженности, подорожание кредитов, развертывание неликвидности банковских учреждений, дополнительные расходы производителей, обесценение акций предприятий и объектов недвижимости, падение инвестиционных ресурсов экономики, торможение развития.
Объяснения официальных представителей финансовой власти, что изъятия денежных фондов экономики требовала инфляционная ситуация, не являются искренними и достаточно обоснованными. Ведь одной рукой Минфин и Нацбанк уменьшали денежно-кредитные ресурсы, а в то же время другой — увеличивали: экстремально большими в эти месяцы стали бюджетные социальные выплаты и компенсации потерянных сбережений граждан. В январе 2008г. эти дополнительные выплаты составило больше 5 млрд. грн., в феврале — около 4,6 млрд. в то же время превышение изъятий над рефинансированием экономики со стороны Минфина и НБУ достигало в январе — 17,3 млрд., а в феврале — 4,5 млрд. грн. Фактически руководящие финансовые органы в эти месяцы изымали ресурсы производства и увеличивали средства людского потребления, а это только подбрасывало дрова в пламя инфляции. Параллельно такая методика рестрикции и одновременно деформации денежной массы выглядит как финансовое харакири своей экономике.
Напомним, что инфляция нуждается в номинальном увеличении денежно-платежной массы, чтобы искусственно не создавать недостаток средств для расчетов. В наших же условиях все было наоборот: за ІІ квартал 2008г. общая сумма денежных изъятий из экономики на депозитные счета НБУ и казначейский счет Правительства составила 29,4 млрд. грн., что на 14,0 млрд. превышало объемы банковского рефинансирования и компенсационных и новых социальных выплат гражданам. Только с апреля Минфин и НБУ возобновили процесс увеличения массы денег, однако потерянное просто так не наверстаешь. В целом за 6 месяцев 2008г. монетарная база выросла лишь на 2,8% при инфляции в 15%.
Украина с точки зрения кредитно-денежного обеспечения отброшена назад на 1,5 — 2 года. Если такими методами бороться с инфляцией, то еще эффективнее вообще остановить предприятия и запретить банковское кредитование.
4. Взлет процентных ставок — больному припарка
В эти критические инфляционные месяцы проявилась еще одна слабость системы денежного регулирования. Она не смогла применить такие свои инструменты, как долговые процентные ставки. Понятно, что для преодоления инфляции нужны были шаги по повышению этих ставок для уменьшения спроса на платежные ресурсы. Однако, начиная с июня 2007г., когда инфляция подпрыгнула практически в 2 раза, и до 1 января 2008г., НБУ не повышал учетную ставку, а средние ставки центрального банка по кредитному рефинансированию выросли лишь в ноябре и то только на 2 — 3% (с 9-10 до 12,0-12,5%). Напомним, что в период с августа по декабря 2007г. Национальный банк изъял из обращения (провел мобилизационные операции) 62,9 млрд. грн. банковских средств.
Такая же практика физических регуляций продлилась и в 2008г.: учетная ставка НБУ не менялась 4 месяца — до 30 апреля, когда она выросла с 10 до 12%; средний же процент по операциям рефинансирования банков повысился с января по июнь лишь на 0,8% — с 14,6 до 15,4%; денежный регулятор мобилизировал за эти 4 месяца 23,6 млрд. грн. банковских ресурсов (и это тогда когда экономика ощущала дефицит кредитно-платежных средств). То есть на объемы денег и кредитов влияли лишь ручные действия центрального банка Украины, а установленные им нормативы стоимости денежных средств (процентные ставки рефинансирования) для банков особенного значения не имели.
Одна из причин такого состояния — ненормативное финансовое поведение Кабинета Министров Украины, которое проявляется в нарушении им обязательств автоматического перераспределения в национальном хозяйстве полученных в государственный бюджет фискально-налоговых доходов и в отсутствии норматива остатков средств бюджета на конец года. Так, в 2007г. Правительство ежемесячно, затормаживая бюджетное финансирование экономики, увеличивало остаток средств на своем казначейском счете — с 8,5 млрд. на 1 января 2007г. до 16 млрд. грн. на 1 декабря того же года. Но в течение декабря 2007г. Кабмин осуществил форсированные бюджетные выплаты, которые уменьшили остаток его средств до 3,5 млрд. грн. В начале 2008г., возобновляя средства на своем счете, Правительство увеличило за 3 месяца их остаток до 11,2 млрд. грн. Чтобы уравнять дисгармонию финансовых потоков между властью и экономикой, НБУ в этих условиях и добавлял или вычитал средства у коммерческих банков.
Другой причиной неиспользования Нацбанком механизма процентных ставок и необходимости его прямых вмешательств в изменение объемов денежных ресурсов является мизерность эмиссионно-денежных потоков, которые переливаются в экономику через каналы банковского рефинансирования.
Так, в течение 2007г. объемы кредитно-банковского рефинансирования ненамного превысили 2,5 млрд. грн., в то время как общий прирост базовых денег в экономике равнялся 44,9 млрд. грн., то есть в 18 раз больше.
Что плохого в отсутствии регулирующего влияния процентных ставок центробанка на динамику объема денег? — Дело в том, что денежный регулятор не включается в процесс уравновешивания спроса и предложения кредитно- платижних ресурсов на рынке между банками и их клиентами. А саморегулируемые рыночные силы устанавливают необходимое равновесие лишь с отставанием во времени и с потерями для обеих сторон: банки с опозданием поднимают кредитные ставки в периоды инфляции и перепроизводства, слишком долго предоставляя ссуды потенциально неплатежеспособным клиентам, а в периоды роста платежеспособного спроса и ценовой дефляции — наоборот с опозданием снижают процентные ставки по кредитам, оставляя экономику неоправданно долго на голодном пайке.
События на кредитовом рынке Украине в период со второго полугодия 2007г. подтвердили это правило. При инертном поведении денежного регулятора коммерческие банки повысили процентные ставки лишь в мае-июне 2008г., игнорируя весь этот период темпы инфляции и, очевидно, надеясь на кредиты рефинансирования от НБУ. Кроме того, действуя вне рыночного механизма спроса-предложения на денежные средства, центральный банк не может точно определить потребность в ресурсах и осуществить их гармоничное распределение между разными получателями.
Отклонения от потребностей наблюдаются в обе стороны — денег то избыток, то дефицит, и это как нельзя лучше продемонстрировано в Украине в 2007-2008гг. Исходя из этого опыта, можно прогнозировать, что и после преодоления всплеска нынешней инфляции Украина будет испытывать нехватку кредитных фондов и недоступности ссуд для перспективных проектов и предприятий.
5. Валютная политика, которая ужасается доллара
Для Национального банка Украины валютное регулирование является ключевой отраслью деятельности. В настоящий момент эта отрасль находится в состоянии реконструкции, которая во времени совпала с периодом противодействия прыгающей инфляции. До 2008 г. это регулирование главным образом включало гривневые или долларовые интервенции центробанка на внутреннем валютном рынке в зависимости от того, в избытке или в недостатке предложение иностранных денег. НБУ действовал скрупулезно и не давал поводов для волнений. Целью было обеспечение стабильности обменного курса национальных денежных знаков относительно главных мировых валют. В 2008 г. денежный регулятор без каких бы то ни было предупреждений изменил валютную политику.
Если в 2007 г. он выкупил излишек предложения на 7,6 млрд. дол., то за 6 мес. в 2008 г. весь объем его гривневых интервенций на валютном рынке не достиг и 3,0 млрд. дол. Излишек же предложения иностранных денег в это время равнялся 5,1 млрд. дол.
Фактически, действуя таким образом, Нацбанк преднамеренно снизил курс обмена доллара. Иного и быть не могло, поскольку приток долларов в Украину предусматривал удовлетворение спроса на иностранную валюту не только со стороны реальной экономики, но и со стороны центрального банка для увеличения своих резервов. Следовательно, денежный регулятор действовал сознательно, добиваясь падения внутреннего курса доллара. Он также знал, что после снижения курса приток иностранной валюты уменьшится, потому что ее владельцам станет невыгодно переводить капиталы в нашу экономику. Нужно так понимать, что Национальный банк считал ненужным увеличивать приток иностранных капиталов Украину. [3] Иначе как объяснить такую политику? Мы не были бы такими категоричными, если бы негативное отношение Нацбанка Украины к поступлению иностранной валюты не подтверждалось постоянно и повсеместно. Так, одно из последних распоряжений этого учреждения (от 18 июня с.г.) предусматривает установление 5-кратно повышенных нормативов резервирования иностранной валюты, полученной от нерезидентов для использования на срок, который не превышает 6 месяцев. До этого в марте 2007 г. были установлены повышенные нормативы резервирования средств банков, полученных по инвалютным кредитам, в сравнении с нормативами резервирования гривневых активов. Не является ли это дискриминацией инностраных кредитов?
Другие проявления. Значительно раньше, в 90-ые годы, были установлены временные ограничения для возвращения валютной выручки от экспортных продаж. Возникает вопрос: зачем ускорять возвращение долларов, если в Украине — избыток предложения этих денежных знаков? Не разрешены также межбанковские операции по обмену иностранных денег на украинские вне формального валютного рынка. Этот запрет только усложняет осуществление банками конвертационных и валютно-кредитных услуг, отстраняет владельцев и покупателей валюты от процесса ее покупки-продажи, в частности, от согласования цены. В результате никто, кроме денежного регулятора, не знает на каком курсовом уровне закончатся межбанковские торги. Дальше. Уже дважды в 2006-2007 гг. НБУ пытался запретить выдачу банками инвалютных займов физическим лицам, которые не имеют внешнеэкономических контрактов. Опять же — это дискриминация прав собственности и тяжелый удар по ликвидности инвалютных фондов.
Однако впоследствии центробанк Украины сам отменил свои постановления по этому поводу. Кроме того, был внедрен такой способ ограничения валютных операций, как обязательное нормативное покритие регулятивным капиталом банков их валютных рисков (февраль 2008г.). До этого времени действует и другой анахронизм — выдача денежным регулятором коммерческим банкам лицензий на осуществление операций с валютами других государств. А как вообще может работать кредитное учреждение без валютных счетов, резервов, операций?
Серьезными барьерами для увеличения обращения иностранных капиталов в Украине и фактически такими, которые делают нашу экономику закрытой от мировой, остаются также: порядок предоставления по разрешению Нацбанка украинскими хозяйственными субъектами внешних займов иностранным партнерам,, необходимость бюрократической регистрации прямых и портфельных иностранных инвестиций, которые поступают в наше государство. И этим перечень утеснения движения мировых валют на территории Украины не заканчивается.
Атака руководителей центрального банка Украины на твердую иностранную валюту сопровождается демагогическим лозунгом дедоларизации украинской экономики. По их мнению, привлечение мировых валют, которые носят на себе риски курсовых колебаний на международных рынках, может покачнуть финансовую стабильность в стране. (Очень характерным для непоследовательного поведения украинской финансовой власти по отношению к мировым валютам есть факт компенсационных выплат вначале этого года Минфином Украины гражданам — вкладчикам Сбербанка СССР сбережений не в национальной, а в иностранной валюте: это никак не способствует дедоларизации экономики, понижению рисков курсовых колебаний и уменьшению излишнего предложения долларов на несбалансированном внутреннем рынке, то есть никак не отвечает заявленным целям валютной политики).
К сожалению, финансовая нестабильность в Украине имеет место далеко не в силу курсовых колебаний на международных рынках. Да и изменчивость покупательной способности гривны значительно более высокая, чем изменчивость твердых мировых валют. А используются последние в нашей экономике не по чьей-то прихоти или внешнему принуждению, а из-за неспособности украинской денежной единицы выполнять остро необходимые функции — долгосрочного накопления и кредитования, оплаты импорта, обмена на территории других государств и других. И если искусственно вытеснять доллары и евро из украинского пространства, то возникнут финансовые разрывы, которые не удастся преодолеть с помощью неустойчивой гривни.
Мы должны двигаться к открытой экономике, которая только и способна достичь собственной стабильности и дать устойчивость денежной единице. Кроме того, расширение сферы обращения гривны и сужение — иностранных валют состоится только при условии укрепления самой гривны, а не искусственного ослабления позиции доллара в Украине. Экономистам хорошо известен закон денежного обращения, в соответствии с которым лучшая (более стабильная, многофункциональная и удобная для использования) денежная единица всегда вытесняет худшую, которая обслуживает ту же экономику.
Думаю, что намерения НБУ сузить сферу обращения иностранной валюты являются напрасными, однако они приносят вред субъектам реальной экономики. Во-первых, после этих притеснений валютных операций и вследствие ревальвации курса гривны коммерческие банки теряют заинтересованность привлекать иностранные ресурсы, которые пользуются меньшим спросом у предприятий и населения, чем гривневые средства. В результате становится невозможным снижать процентные ставки по долларовым займам внутри Украины. А если не снижаются процентные ставки по валютным кредитам и не увеличиваются, а уменьшаются их объемы, то растет спрос на гривневые ссуды. Если бы ограничений не было, то при расширении кредитных поступлений из-за границы, сначала снизились бы ставки по валютным, а вслед за ними — и по гривневым долговым операциям.
Во-вторых, банки пытаются избегать долларовых вкладов клиентов, а потому занижают соответстующие депозитные проценты. Это подталкивает владельцев валюты сбывать ее и делать накопления в украинских денежных знаках. В результате получатели доходов от экспорта вынуждены больше продавать иностранной валюты, чем это объективно необходимо для их потребностей, что приводит к постоянному превышению валютных предложений над спросом на внутреннем рынке. Следствием является искусственное обесценение доллара, которое мы имеем в 2008 г. При таких обстоятельствах невозможно достичь объективного, середневзвешеного значения обменного курса гривны. Он зависит от воли (политики) НБУ, а следовательно, является субъективным и непредвиденно изменчевым. Не будучи объективным, курс гривны не может быть устойчивым, а без этого не действует механизм уравновешивания импорта и экспорта товаров и стимулирования поступления капиталов в Украину. Вс е это мы видим в сегодняшней Украине: рост дефицита внешней торговли, торможение увеличения банковских кредитов, непредсказуемость изменений валютного курса денежной единицы, уменьшение международных кредитов, падение уровня капитализации украинских банков.
Прогноз
Динамика основных финансово-экономических индикаторов развития Украины в 2008г. и 2009г.:
при условии, что применение сегодняшней модели макрофинансового регулирования будет продолжено:
— рыночный валютный курс гривны начнет снижаться и до декабря 2008г. достигнет и на наличном, и на межбанковском рынке значения 4,85-4,90 грн./дол. Тенденция падения продлится в 2009г. — до 5,10-5,20 грн./дол. в среднем за год;
— инфляция потребительских цен в сентябре-декабре 2008г. будет не такой бурной, как в первые 6 месяцев этого года, и прибавит уровню цен еще 6-7%; общий прирост потребительских цен за год достигнет 22-23%. Похожей будет инфляционная динамика и в 2009г.;
— процентные ставки по ночным кредитам на межбанковском рынке в осенние месяцы этого года должны несколько снизится — до 10-12%. Банковские же ссуды предприятиям и населению будут продолжать оставаться в 2008г. малодоступными и излишне дорогими: уровень процентов по кредитам — 24-28% годовых — не покачнется. Дефицит кредитных ресурсов в экономике не будет преодолен и в 2009г. Поэтому сохранится и завышенный уровень процентных платежей по займам банковских учреждений;
— прирост инвестиций в основной капитал в 2008г. будет значительно ниже, чем в прошлом году: 12-13 против 23%. Падение фондовых индексов приостановится лишь в конце этого года, однако еще долгое время (6-9 месяцев) они будут находиться в состоянии стагнации. Будет продолжать ухудшаться ситуация в строительстве и на рынке недвижимости (очевидно, на протяжении всего 2009г.). Нужно ожидать прироста реального ВВП Украины по результатам 2008г. не более чем на 5,5%, а в 2009г. — в пределах 4%.
6. Единственный выход — реальная трансформация устаревшей модели
Трансформация действующей макрофинансовой модели заключается в нескольких качественных изменениях, среди них:
— Изменение соотношения финансовой власти между органами Правительства и НБУ. Национальной Банк должен играть первую скрипку в разработке финансово- денежных параметров национальной экономики. Он должен спланировать динамику основных монетарных агрегатов, процентных ставок, платежного и валютного балансов государства, объемы денежно-кредитной эмиссии, распределение прироста денежной массы между сферами обращения, очертить ожидаемые значения валютного курса гривны, дать прогноз инфляции и дефлятора ВВП, прироста прямых инвестиций и рабочих мест в экономике.
В рамках этих параметров государственный денежный регулятор должен предоставлять нормативные ограничения для разработки Кабинетом Министров отдельных финансово-денежных параметров государственного бюджета на год, в частности, лимита бюджетных наличных выплат, лимита прироста государственного долга, в том числе в результате размещения облигаций госзайма за наличные деньги, лимита прироста внешнего долга Правительства, прироста остатка средств Кабмина на казначейском счете и т.п. Кабинет Министров должен придерживаться этих ограничений, что позволит центральному банку эффективнее финансово обслуживать реальный сектор экономики.
Нужно также усилить роль центрального денежно-кредитного учреждения в регулировании деятельности небанковских коммерческих предприятий, которые сегодня контролируются министерством финансов, — страховых, лизинговых, венчурных, ипотечных, инвестиционных, пенсионных компаний. Целесообразно, чтобы Национальный банк мог устанавливать и контролировать выполнение норм осуществления этими компаниями долговых и резервных операций, включая применение административных санкций за их нарушение — приблизительно так, как он это делает относительно учреждений банковской системы.
— Внедрение программно-нормативного управления бюджетными финансами.
Центральный орган исполнительной власти при разработке государственного бюджета на очередной год должен уложиться в финансово-денежные нормативы и лимиты, переданные ему Национальным банком. Минфин будет обязан разрабатывать графики выполнения бюджетных выплат казначейством. При этом неуместным становится утверждение защищенных статей бюджета и перестанут существовать незащищенные — такие, которые нарушаются. Казначейству необходимо устанавливать максимальные сроки пребывания на правительственном счете нераспределенных бюджетных доходов, а также остаток средств на нем на конец каждого месяца. Нужно внедрить и автоматическое алгоритмическое распределение поступлений в бюджет между получателями средств и программами финансирования.
Возвращение оплаченного НДС должно укладываться в законодательно установленные сроки и опираться на планирование специальных региональных фондов для выполнения этих финансовых обязательств государства. Украине нужны также более фундаментальные трансформации бюджетно-финансового регулирования экономики, которые предусматривают частичную замену налоговых обязательств предприятий и семей на страховые отчисления в государственные накопительные фонды (пенсионный, медицинский, природоохранный). Для недопущення ежегодных изменений структурных и финансово-денежных пропорций бюджета в широких, непредсказуемых пределах необходимо внедрить среднесрочное его планирование (с парламентским утверждением двух — и трехлетних планов).
Кроме сказанного, принципиальным является применение подхода, при котором размер ежегодного прироста государственного долга (дефицит бюджета) в части его финансирования за счет внутренних займов будет оптимизироваться с учетом состояния национального банковско-кредитного рынка (в условиях дефицитности ресурсов последнего прирост долга должен быть минимальным). Прирост же государственного внешнего долга должен планироваться лишь в случае использования правительством соответствующих валютных средств для безальтернативных внешних закупок или платежей.
— Переход к долговой форме и нормативному регулированию объемов кредитно- денежной эмиссии и денежной массы в обращении.
Нацбанк Украины должен выпускать в обращение новые порции гривны путем предоставления ссуд коммерческим банкам и возвращения им кредитов, ранее полученных центральным банком. Ему целесообразно отказаться от прямых гривневых интервенций на валютном рынке, доверив функции урегулирования спроса-предложения на последнем другим профессиональным рыночным игрокам.
Операции НБУ по изъятию из обращения части платежных ресурсов должны осуществляться путем свободной продажи коммерческим банкам депозитных и долговых бумаг денежного регулятора.
Объемы кредитного рефинансирования экономики будут определяться спросом банковских учреждений на дополнительные денежные средства при определенном уровне учетной ставки НБУ. Последний должен предлагать такой уровень ставок, чтобы они, будучи выше или ниже депозитных банковских процентов, усиливали или ослабляли желание коммерческих кредитных учреждений привлекать на свои счета средства предприятий и населения.
Инструментами денежно-кредитного рефинансирования должны быть именно долговые документы коммерческих банков. Неправомерно использовать для этого такие имущественные ценности, как корпоративные или инвестиционные бумаги, что свойственно коммерческой организации, а не кредитору кредиторов.
Нужно также отказаться от скрытого кредитования со стороны НБУ государственного бюджета посредством выдачи ссуд банкам под залог правительственных облигаций.
Центробанк Украины обязан гарантировать ликвидность банковской системы в целом, а потому он не вправе допускать фибуркации процентных ставок на межбанковском рынке по кредитам овернайт. Проценты по ссудам денежного регулятора в поддержку ликвидности не должны достигать стоимости кредитных ресурсов (например, на уровне темпов прироста инфляции цен), как сегодня, а выдаваться в пределах банковских платежных потребностей.
— Переход от ограничительной к стимулирующей кредитной политике. Новая кредитная политика должна иметь целью обеспечивать достаточные по объему и доступные по стоимости денежно-кредитные ресурсы. Именно поэтому она должна стать заинтересовывающей в увеличении банковских кредитных средств и антиинфляционной — в оптимизации прироста платежного спроса в национальном хозяйстве. Ее составляющими должны стать:
а) пониженная активность заимствований Правительства на внутреннем долговом рынке;
б) взвешенное и исключительно через кредитование банков со стороны денежного регулятора рефинансирование экономики;
в) стимулирование депозитной активности банковских учреждений — благодаря установлению реального значения учетной ставки НБУ;
г) снятие ограничений на банковское кредитование в иностранной валюте, отмена дискриминационных норм валютного регулирования;
д) установление нормативных требований НБУ относительно выдачи банками потребительских и ипотечных ссуд физическим лицам (через повышение нормативов резервирования) и для стимулирования бизнеса (понижеными нормами резервирования);
е) создание специальных кредитных учреждений целевого назначения по направлениям, которые относятся к приоритетам государственной политики и финансово поощряются из бюджета: аграрный сектор, малый и средний бизнес, инновационно-венчурная деятельность и другие.
— Обращение иностранной валюты — по международным стандартам. Нужно перейти к открытости финансовой системы Украины, которая увеличит приток иностранных кредитных ресурсов, будет способствовать снижению процентных ставок и выравниванию соотношения спроса-предложения на внутреннем валютном рынке. Последнее является предпосылкой стабильности обменного курса национальной денежной единицы и установления режима ее внутренней конвертированности. Открытость предусматривает свободу международных операций украинских банков, обеспечение унифицированных условий кредитования в национальной и иностранной валюте и отмену регулятивных ограничений торговли последней внутри Украины.
В свою очередь, свобода международных операций требует: свободного получения и предоставления в любой валюте внешних займов; дерегуляции использования иностранной валюты украинскими экспортерами; свободного импорта и экспорта финансовых капиталов; права оплаты твердой валютой стоимости объектов государственной (коммунальной) собственности в ходе приватизации и т. п. Равенство и унификация условий кредитования внутри Украины в украинской и иностранной валюте означает прежде всего право проводить межбанковские мульти-валютные долговые операции, установление унифицированных нормативов резервирования банковских средств при предоставлении гривневых или долларовых кредитов, запрещение отбирать у банков лицензию на осуществление валютных операций, если банк не является банкротом, отмена других дискриминационных ограничений относительно банковской валютно-кредитной деятельности.
Высвобождение внутренней торговли иностранной валютой — это шаг к ее конвертированности на банковских счетах. Оно предусматривает: безналичную покупку-продажу валюты вне межбанкового рынка и на условиях, согласованных самими банками-участниками сделки; осуществление операций безналичной покупки — продажи валюты между банком и его клиентами; право осуществлять гривневые платежи внутри Украины из средств, которые находятся на инвалютных банковских счетах др.
— Применение правомерной резервной функции НБУ. Нужно перейти от коммерческого к долговому методу получения денежным регулятором ценностей для своего резерва. Он должен не покупать золотовалютные средства на внутреннем рынке за счет собственноручно напечатанных гривневых банкнот, как это он делает в настоящий момент, а брать в долг у банков соответствующие ценности. При избытке предложения долларов на внутреннем рынке Нацбанк сможет предоставлять банкам под покупку валюты гривневые ссуды (с процентами), а брать у них в долг (с уплатой процентов) для резервирования купленные валютные ценности. При недостатке предложения долларов он будет возвращать банкам полученные валютные кредиты, а его банковские контрагенты, продав доллары на рынке, смогут погасить собственные гривневые задолженности центробанку.
Сочетание кредитно-денежного рефинансирования с кредитно-валютным резервированием в деятельности регулятора, что произойдет при предполагаемой трансформации макрофинансовой модели, позволит уравновесить гривнево-долларовые потоки и осуществить это за счет движения соотношения процентных ставок, а не субъективных бюрократических вмешательств.
— Неизменная компонента власти — антиинфляционная политика. Подавление живучей непомерной украинской инфляции нуждается в подкреплении антиинфляционной финансово — денежной модели, изложенной выше, антиинфляционной направленностью реформационных сдвигов в реальной экономике. Иначе финансы уйдут, как вода в песок. Нам кажется, что на правительственных стягах на ближайшие годы должны быть начертаны три лозунга: Антимонополизм; Рыночный обмен; Технологические инновации.
Без этого мы еще долго будем слушать объяснения экспертов относительно причин этой гадкой и виртуальной болезни, которая хронически прописалась в Украине.
7. Вместо вывода
Можно сделать главный вывод, что система финансового управления в государстве неспособна разрешать острые противоречия внутреннего и внешнего происхождения. Наша система является одной из самых слабых в мире. Если сравнить основные финансово-экономические параметры Украины в 2008г. с европейскими странами, то наши, как минимум, в 3-4 раза хуже. Мы не знаем, чего ожидать от финансовой системы завтра.
Главные изъяны, ущерб и угрозы этой системы замалчиваются. Четких властных реформационных инициатив мы не слышим. Да и никаким заверениям и призывам мы уже фактически не верим.
Государство, наблюдая за сегодняшним финансовым беспорядком, направляет усилия в основном лишь на решение собственных проблем, а это всегда происходит за счет тех, кто трудится. Народное хозяйство никак не выйдет и при этих обстоятельствах не сможет выйти из болтанки непредсказуемости и шатаний.
Радикальные реформы, которые остро необходимы и некоторые из которых предлагаются в этой статье, нуждаются в желании власти их осуществить, а такое желание может возникнуть только у стабильной, твердой власти.
Очевидно, такая государственная власть сформируется лишь по окончании грабительского захвата тех ресурсов и сверхприбылей, которые еще не распределены в Украине. Кризис, к которому сейчас движется национальная экономика и который не за горами, как раз и известит об окончании эпохи распределения сверхприбылей и необходимости других подходов, другой власти.
[1] Это подтверждается также несовпадением динамики инфляции и курса гривни в июле-августе 2008г., когда первая остановилась, а ревальвация обменного курса изменилась на его девальвацию.
[2] Исключением является Российская Федерация, валютная мощь которой базируется не на экономической модернизации как, например, в Китае, а на добыче голубого и черного золота.
[3] Можно с грустью констатировать, что этой цели наш центральный кредитный орган достиг — начался отток иностранных капиталов из Украины, фондовый рынок по состоянию на середину сентября 2008г. — опустошенный, валютный — близкий к этому.
Владимир Лановой, доктор экономических наук, президент Центра рыночных реформ

Минфин обнародовал данные о состоянии госдолга на 31.08.2008г. (тыс.грн.).

Минфин обнародовал данные о состоянии госдолга на 31.08.2008г. (тыс.грн.).

Читать далее Минфин обнародовал данные о состоянии госдолга на 31.08.2008г. (тыс.грн.).

Госдолг Украины за 7 мес. 2008 г. уменьшился на 3,75% — до 85,41 млрд грн.

Сумма государственного и гарантированного государством долга Украины за январь-июль 2008 г. уменьшилась в гривневом эквиваленте на 3,75% — до 85 млрд 414 млн 149,95 тыс. грн (17 млрд 628 млн 975,65 тыс. долл.). Об этом сообщает сегодня пресс-служба Министерства финансов.
При этом государственный внешний долг уменьшился на 2,21% — до 66 млрд 856 млн 275,58 тыс. грн (78,27% от общей суммы государственного и гарантированного государством долга) или 13 млрд 798 млн 740,09 тыс. долл. Государственный внутренний долг уменьшился на 3,09% — до 18 млрд 557 млн 874,37 тыс. грн (21,73%) или 3 млрд 830 млн 235,56 тыс. долл.
Гарантированный долг Украины уменьшился на 9,17% — до 15 млрд 850 млн 485,74 тыс. грн (18,56%) или 3 млрд 271 млн 446,55 тыс. долл., в том числе: гарантированный внешний долг — 14 млрд 549 млн 519,49 тыс. грн (17,03%) или 3 млрд 002 млн 934,82 тыс. долл., гарантированный внутренний долг — 1 млрд 300 млн 966,25 тыс. грн (1,52%) или 268 млн 511,73 тыс. долл.
www.rbc.ua