Архив метки: еврооблигации

Дракон фондового рынка (Дело)

Борис Давиденко
Совладелец инвестиционной компании Драгон Капитал Томаш Фиала рассказал, что на данный момент иностранные инвесторы готовы вкладывать деньги в Украину при доходности проектов не менее 50% годовых.
— Насколько оправданно предположение, что украинского фондового рынка, по сути, уже нет, а на восстановление ему понадобятся долгие годы?
— Такие заявления — не более чем паника в головах торговцев. Брокеры просто забыли, что рынок уже проходил подобное в 1998 году. Только тогда рынок упал в 4 раза за август-декабрь, а в 2008 году индекс ПФТС похудел в 5 раз за 11 месяцев.
Такое длительное падение дало возможность некоторым компаниям подготовиться к кризису. Например, мы успели. А многие наши конкуренты оказались менее готовы к такому развитию событий и вынуждены будут уйти с рынка.
— Украинский фондовый рынок стагнирует почти год, но массового ухода торговцев и инвесткомпаний еще не было. Эта тенденция проявится в 2009 году?
— В следующем году их количество сократится минимум на треть, максимум — наполовину. При этом я говорю не только о средних и маленьких компаниях. До конца 2009 года может не дожить половина компаний из первой десятки (ведущими украинскими торговцами и инвестбанками считаются Драгон Капитал, Конкорд Капитал, Сократ, Тройка Диалог Украина и Ренессанс Капитал Украина. — ДЕЛО).
— Брокеры конкурентов при-знаются, что Драгон остался одним из немногих крупных торговцев на рынке. Почему вы не свернули деятельность по примеру своих коллег?
— У нас есть деньги, а у конкурентов их нет.
— И откуда они у вас?
— В отличие от других компаний из первой пятерки мы не пользовались кредитами, а финансировали развитие только за счет собственной прибыли. К тому же здание, в котором находится наш офис, у нас в собственности и нам не нужно платить за аренду. В целом более консервативная стратегия развития оказалась оправданной.
— Но в первой пятерке две российские компании — Тройка Диалог Украина и Ренессанс Капитал Украина. Неужели материнские структуры не могут выделить им необходимых средств на поддержание бизнеса в нашей стране?
— Основной бизнес этих компаний находится в России, а руководство — в Москве. Поэтому когда у компании начинаются серьезные проблемы на родном российском рынке, для нее намного актуальнее становится поддержание успешной жизнедеятельности материнской структуры, а поддержка региональных офисов ниже по приоритету. Проще говоря, на данный момент им не до украинских дочек.
— А чем вызваны трудности материнских компаний?
— Если сравнивать развитие кризиса в Украине и России, то многие участники российского рынка оказались в более плачевном положении, чем мы. Украинский рынок начал снижаться с начала года. За это время индекс ПФТС опустился на 76%. В России обвал рынка начался позже — в августе, причем за последние 4 месяца индекс РТС рухнул на 67%. В результате два крупнейших независимых ин-вестбанка России столкнулись со значительными трудностями. Ренессанс Капитал вынужден был согласиться на продажу на невыгодных для себя условиях 50% собственных акций Онэксим Групп, а Тройка Диалог прибегла к привлечению заемного финансирования под залог компании.
— Какие антикризисные меры предпринимали в компании Драгон Капитал?
— Мы приостановили некоторые проекты, развитие которых планировалось при благоприятном развитии экономики. Например, перестали развивать собственную сеть продажи ценных бумаг населению, перенесли на более поздние сроки начало реализации нескольких девелоперских проектов, отказались от модернизации на некоторых предприятиях, которыми мы управляем. Кроме того, мы сократили около 15% персонала компании, который привлекали с расчетом на динамичное расширение и запуск новых проектов.
Ставка на консолидаторов
— На чем сейчас зарабатывают инвестиционные банки, ведь рынки капиталов для украинских компаний сейчас практически полностью закрыты?
— Традиционные для 2007 года способы привлечения долгового и акционерного капитала сейчас не работают, такая тенденция сохранится и в 2009 году.
На данный момент капитал можно привлечь только с помощью частного инвестора и кредитов. Так, на данный момент мы ведем несколько сделок по привлечению финансирования для компаний, которые окажутся консолидаторами в своей отрасли и смогут заработать на кризисе. Например, в обмен на крупный пакет акций мы предлагаем финансирование, за счет которого компания сможет существенно укрепить свои позиции на фоне финансовых проблем у конкурентов. Инвесторами в таком случае обычно выступают фонды прямых инвестиций или стратеги.
— Кто выступает инициатором такой сделки: компания, потенциальный инвестор или инвестбанк?
— Обычно мы находим компанию, которая могла бы при наличии дополнительных ресурсов извлечь наибольшую выгоду от кризиса — существенно нарастить долю рынка, вытеснив или поглотив конкурентов, увеличить рентабельность. После этого делаем предложение менеджменту компании и потенциальным инвесторам. Далее следует техническая работа, детали которой не хотелось бы раскрывать.
— Какую доходность от своих инвестиций хотят видеть стратегические инвесторы?
— Высокую. Активы сейчас дешевые не только в Украине, но и во всем мире. Поэтому с учетом страновых рисков инвесторы не готовы вкладывать в Украину деньги, если доходность будет меньше 50% годовых.
— Деятельность Драгон Капитал в прошлые годы напоминала работу фонда прямых инвестиций (покупка крупных пакетов акций сети Новая Линия, компании Чумак). Сейчас сами будете кого-то покупать?
— Обязательно. В ноябре мы уже начали присматриваться к сильно подешевевшим компаниям. Но я думаю, что оптимальное время для покупок будет на протяжении первых 6 месяцев 2009 года, пока не будет виден свет в конце туннеля. На данный момент еще не все собственники готовы продавать бизнесы по минимальным ценам: у многих еще нет понимания, какие последствия может оказать кризис на их компанию, другие не сняли розовые очки.
— Украинские девелоперы подешевели на 70-98% .
— В прошлом году компания Драгон Капитал привлекла более 300 миллионов долларов в инвестиционный фонд недвижимости Dragon-Ukrainian Properties Development (DUPD). На эти средства планировалась реализация строительных и девелоперских проектов. Как кризис повлиял на работу фонда?
— Когда этот фонд создавался, то самым перспективным направлением деятельности был так называемый greenfield — покупка земельных участков и строительство на них объектов недвижимости.
— За последние 3-4 месяца ситуация кардинально изменилась. Любое строительство предполагает использование долговых средств на время реализации проекта, хотя бы на уровне 60%. Сейчас банки не финансируют строительство, поэтому нам пришлось пересмотреть планы и перенести начало строительства большинства объектов на 2010-2011 годы.
Неиспользованную часть средств, а это около 100 миллионов долларов, было решено направить на покупку уже готовых объектов коммерческой недвижимости, которые могут обеспечить стабильный денежный поток — не менее 20% годовых.
— В течение 2008 года вы выкупили 4% акций DUPD и приняли решение о выкупе еще 4,7%. Зачем производить обратный выкуп акций фонда?
— На данный момент самой выгодной инвестицией для фонда является выкуп его собственных акций. Если упрощенно оценивать акции DUPD, то их цена состоит из стоимости уже начатых объектов и наличных денег фонда. Сейчас количество наличных на одну акцию составляет около 90 центов, портфель объектов добавляет еще 2 доллара, в то время как их котировки на Лондонской бирже сейчас находятся в диапазоне 48-50 центов за акцию.
— А почему в таком случае бумаги стоят так дешево?
— Это общерыночная тенденция, бумаги всех строительных компаний, будь они из Китая, России, Европы или Украины, падают в цене. Акции украинских девелоперов, представленных на зарубежных площадках, подешевели в этом году на 80-98%, в то время как стоимость бумаг DUPD снизилась на 70%. Фундаментальные факторы во время кризиса редко являются определяющими при оценке стоимости акций — на первый план выходят эмоции.
Еврооблигации сейчас в моде
— Какие новые финансовые инструменты стали популярны во время кризиса?
— Еврооблигации. Это сейчас интересный инструмент, который активно используют многие наши клиенты-нерезиденты. В настоящее время доходность украинских государственных евробондов составляет 25-30%. Эти бумаги более ликвидные и менее рисковые, чем акции. Кроме того, инвестор не несет риски национальной валюты, поскольку доходность по ним выплачивается в долларах. Корпоративные евробонды привлекают многих своей заоблачной доходностью. Например, по еврооблигациям Укрсоцбанка она превышает 50%, Альфа Банка (Украина) — 55%, Интерпайпа — 80%. Хотя есть исключения — еврооблигации Киевстара торгуются с доходностью около 13-14% годовых.
— Получается, что инвесторы оценивают вероятность дефолта Киевстара ниже государства Украина?
— Да. Дело в том, что из-за продолжительного конфликта основных собственников Киевстара — Telenor и Альфа-Групп — компания не может провести собрание акционеров и распределить прибыль с 2005 года. Таким образом, в Украине на счетах Киевстара лежит более 1,5 миллиарда долларов прибыли, что с запасом покрывает все его долговые обязательства.
Денег нерезидентов стало меньше
— Одной из причин падения развивающихся фондовых рынков, в том числе и отечественного, называют выход нерезидентов. На какое время в Украине пришелся пик оттока иностранных денег?
— Существенного вывода иностранного капитала с нашего рынка не было. В отличие, к примеру, от России. В случае с украинским рынком можно говорить лишь о том, что иностранные инвесторы больше всего хотели выйти из украинских бумаг. Пик наибольшего желания пришелся на сентябрь-октябрь. Но выйти в кэш удалось немногим — большинство так и осталось в бумагах, поскольку найти покупателя на нашем рынке последние 6 месяцев довольно сложно.
— Как изменилось соотношение отечественных и иностранных средств на украинском рынке?
— Если в начале этого года доля иностранных инвесторов в объеме торгов акциями составляла 75-80%, то сейчас она снизилась до 50-60%. Такое перераспределение произошло не только за счет потери интереса нерезидентов к Украине, но и из-за роста активности местных инвесторов.
— А местные инвесторы — это кто?
— Прежде всего собственники компаний, чьи акции торгуются на ПФТС. Они пользуются тем, что цены очень низкие, и выкупают акции принадлежащих им компаний с рынка.
— Это не приведет к полному исчезновению украинского фондового рынка? Ведь и до этого доли акций в свободном обращении (free-float) были незначительными?
— Не думаю, такая тенденция наблюдалась и после кризиса 1998 года. Тогда украинские бизнесмены выкупали у нерезидентов акции, что привело к существенному уменьшению free-float.
Но ничего катастрофического я в этом не вижу. За по-следние три года (по причине проведенных IPO и частных размещений на ПФТС) появилось большое количество новых бумаг. Поэтому даже если какие-то акции старых промышленных компаний полностью исчезнут с рынка, брокеры будут более активно торговать новыми бумагами. А когда фондовый рынок начнет восстанавливаться, то многие собственники снова захотят разместить акции своих компаний на рынке и привлечь средства портфельных инвесторов, что увеличит free-float.
Томаш Фиала, управляющий директор инвесткомпании Драгон Капитал
Родился 13 мая 1974 года в Брно (Чехия).
1993 год — поступил в Высшую школу экономики (Прага) на факультет международных отношений.
С 1994 года — аналитик в кредитном отделе банка Bayerische Vereinsbank.
С 1995 года — младший аналитик в инвесткомпании Wood and Company.
С 1996 года возглавил офис компании Wood and Company в Киеве.
В 2000 году создал и возглавил инвесткомпанию Драгон Капитал.
3-е место заняла компания Драгон Капитал в рейтинге торговцев на ПФТС по итогам ноября
Крупнейший торговец-2007
Драгон Капитал — одна из крупнейших инвестиционных компаний Украины. Предоставляет услуги по брокерскому обслуживанию, инвестиционно-банковскому сопровождению, управлению активами и прямым инвестициям для институциональных, корпоративных и частных клиентов.
По итогам 2007 года компания стала крупнейшим брокером на украинском рынке акций. С участием Драгон Капитал в 2007 году проходила каждая третья сделка на бирже ПФТС. Инвестиционно-банковское подразделение компании с 2005 года провело 25 IPO и частных размещений акций украинских компаний на общую сумму $1,7 млрд.
Goldman Sachs в доле
Основным собственником компании Драгон Капитал является ее менеджмент. Крупнейший акционер — Томаш Фиала. В декабре 2007 года миноритарным акционером Драгон Капитал стал американский инвестбанк Goldman Sachs. По неофициальной информации Goldman Sachs приобрел 20% акций Драгон Капитал.
$600 млн. находится под управлением Драгон Капитал на данный момент
Совладелец Новой Линии и Чумака
Деятельность Драгон Капитал в значительной степени напоминает работу фонда прямых инвестиций. Компания владеет 34,9% акций сети гипермаркетов стройматериалов Новая Линия, 100% акций крупнейшего в Украине издателя бизнес-справочников Желтые страницы Украины. В августе 2008 года Драгон Капитал совместно с East Capital Bering Ukraine Fund приобрели 70% акций производителя продуктов питания Чумак.
На 42% снизилась стоимость сертификатов инвестиционного фонда Платинум (находится под управлением Драгон Эссет Менеджмент) с начала 2008 года.
Банковский рынок Украины

Еврооблигации становятся все популярнее

Еврооблигации становятся все популярнее
В условиях нестабильного рынка инвесторы обратили внимание на сегмент еврооблигаций и Credit Default Swap (CDS)
Хотя доходность по суверенным украинским бондам в последние две недели растет, по мнению аналитиков, текущий риск дефолта по суверенным обязательствам Украины в долларе, а также по ряду корпоративных евробондов необоснованно завышен.
По словам Владислава Перевожчикова, инвестиционного управляющего компании Phoenix Capital, панический исход инвесторов с европейских фондовых рынков и вывод средств из активов переходных экономик создали разницу в 35-70% между номинальной стоимостью украинских еврооблигаций и их рыночной ценой, потому долги наиболее надежных украинских заемщиков позволяют получить доходность свыше 30% годовых в долларах.
Государственные еврооблигации Украины торгуются на достаточно привлекательных уровнях доходности,— подтверждает аналитик компании Foyil Securities Владимир Габриэлян.— Короткие еврооблигации (с погашением в 2009-2011 гг.) торгуются с доходностью 32-38%, в то время как длинные евробонды (с погашением в 2016-2017 гг.) приносят около 22-25%.
В то же время, по словам управляющего активами Astrum Investment Management Олега Непляха, цены на корпоративные евробонды в большинстве своем пока не отреагировали на рост доходности по суверенным бондам из-за низкой ликвидности.
Тем не менее, считает глава инвестиционного отдела компании по управлению активами Бонум Групп Александр Спасиченко, ликвидность рынка еврооблигаций все же больше, чем рынка акций. Узость сегодняшнего рынка акций в Украине не позволяет развернуться крупным инвесторам-нерезидентам. При этом объем находящихся в свободном обращении еврооблигаций позволяет им вести более масштабную и прибыльную игру,— отметил эксперт. В частности, рыночная цена выпуска суверенных еврооблигаций с погашением в 2011, 2012 и 2013 гг. суммарно составляет $1,3 млрд., а муниципальных облигаций Киева — $0,4 млрд. На фоне всеобщего падения капитализации едва ли какой-то эмитент акций на ПФТС может похвастаться подобным количеством бумаг в свободном обращении,— отметил господин Спасиченко.
В то же время, утверждает Олег Неплях, негативная динамика цен на украинские еврооблигации объясняется общемировой тенденцией к росту доходности по рисковым инструментам. В США средняя доходность по корпоративным бондам неинвестиционного рейтинга выросла до значений выше 20%,— рассказывает он.— Провести параллель между так называемыми мусорными облигациями корпоративного сектора США и украинскими суверенными бондами несложно — и те, и другие имеют одинаковый кредитный рейтинг неинвестиционного уровня. Кроме того, по словам эксперта, в случае с Украиной дополнительными факторами падения стоимости украинских евробондов становится политическая нестабильность, резкое падение валютных поступлений, девальвация гривни, а также большой внешний долг.
Стоимость страховки от суверенного дефолта Украины по обязательствам в валюте сейчас находится на достаточно высоком уровне — 24,5% (27,6% — октябрьский максимум),— отмечает господин Неплях.— В то же время, мы считаем, что данный тренд носит временный характер. По его мнению, дальнейшее снижение учетных ставок Федеральной резервной системой (ФРС) США и Европейским центробанком (ЕЦБ), а также смягчение монетарной политики в глобальном масштабе будут постепенно снижать норму доходности, в том числе и по рисковым инструментам.
Мы также уверены, что текущий риск дефолта по суверенным обязательствам Украины в долларе, а также по ряду корпоративных евробондов необоснованно завышен,— утверждает управляющий активами Astrum Investment Management.
Мироновский хлебопродукт, выпустивший еврооблигации в объеме половины своей годовой операционной прибыли, как вертикально интегрированный холдинг (посев пшеницы, ее переработка, выращивание курицы, продажа куриного мяса на внутреннем рынке) в текущих условиях — абсолютно устойчивая компания,— иллюстрирует мысль господин Перевожчиков.— Тем не менее его еврооблигации торгуются с доходностью свыше 40%. Так же и еврооблигации Укрэксимбанка — системообразующей структуры, дефолт которой может означать замораживание экспортно-импортных операций Украины, сейчас имеют доходность выше 40%.
По мнению участников рынка, западные инвесторы имеют дефицит информации об украинских экономических реалиях, что заставляет их гипертрофированно реагировать на негативные события и переоценивать риски, тогда как вероятность дефолта по внешним займам государства минимальна, а по корпоративным евробондам варьирует в зависимости от эмитента.
Впрочем, уже в 2009 г. доходность украинских еврооблигаций может снизиться. Инвесторы вряд ли захотят упустить возможность хорошо заработать в ближайшие несколько лет,— считает господин Габриэлян.— Но спрос на еврооблигации может упасть на фоне позитивной динамики внутреннего рынка акций и облигаций. Очевидно, в данном случае падение спроса на еврооблигации не следует считать зарождением негатива. Тем не менее специалисты рекомендуют сейчас вкладывать средства в еврооблигации на период более двух лет.
Еврооблигации (eurobonds) — ценные бумаги, выпущенные в иностранной валюте и размещаемые с помощью андеррайтеров среди зарубежных инвесторов. Приставка евро- в настоящее время — не более чем дань традиции, поскольку первые еврооблигации появились в Европе, торговля ими осуществляется в основном там же. Помимо государственных, сейчас на биржах обращаются евробонды Киевстара, Мироновского хлебопродукта, а также четырех банков — Альфа-банка (Украина), Форума, УкрСиббанка и Укрэксимбанка.

Гривня продолжает обесцениваться

Уже неделю из-за резкого ограничения рефинансирования банков ставки на межбанковском уровне превышают 40%. Дефицитом ликвидности Нацбанк стремится ограничить спекулятивные возможности банков, которым в условиях нехватки гривневой ликвидности придется продавать доллар. В то же время, на рынке присутствует ажиотажный спрос на валюту со стороны остальных секторов экономики, предприятий и населения, что должно ограничить эффективность этих мер. Спрос на валюту стабильно превышает предложение, и гривна продолжает обесцениваться. Об этом интернет-газете СЕЙЧАС рассказал Юрий Белинский, глава департамента аналитики инвестиционной компании Astrum Investment Management.
По его словам, кампанию по объяснению общественности своих действий и экономической ситуации в стране Нацбанк начал с большим опозданием. Вчера прозвучала серия заявлений об ожидаемых параметрах платежного баланса в 2009 г., скорой ликвидации дефицита валютной наличности, и равенстве текущего курса равновесному рыночному значению. К сожалению, после длительного периода молчания и непрозрачной политики потребуется время для восстановления доверия населения и бизнеса к НБУ и финансовой системе в целом. Первым шагом должно стать выполнение обещания о появлении иностранной валюты в обменных пунктах в достаточном количестве, что вернет гривне конвертируемость, — считает Белинский.
Напомним, что в четверг Fitch понизило рейтинги ведущих украинских металлургических компаний, что способно послужить негативным сигналом на сегодняшних торгах украинскими еврооблигациями. Эти факторы, вместе с продолжающейся валютной нестабильностью, которая ставит под угрозу банковский сектор и увеличивает суверенные риски Украины, должны вызвать повышение доходности по долларовым обязательствам украинских эмитентов и роста индекса EMBI+ с уровня 2153 б.п.
По словам эксперта, падение цен украинских акций в долларовом эквиваленте компенсируется угрозами, исходящими от девальвации гривни. Таким образом, украинский фондовый рынок, в отсутствие сильных сигналов с международных рынков, сегодня будет находиться под влиянием основных игроков, которые будут определять направление движения.

Валютный прогноз- 2009. Курс есть, валюты нет.

Именно так выглядит сейчас валютная стабильность, которую гарантирует Национальный банк. Несмотря на неподвижность курсов доллара, евро и рубля в обменных пунктах, эксперты прогнозируют, что уже в следующем году гривна продолжит свою плановую девальвацию относительно доллара. Перспективы евро, фунта и рубля — туманны.
Похоже, доллар вновь начал занимать лидирующие позиции в мировой торговле, умах финансистов и кошельках простых граждан. Разворачивающийся глобальный кризис показывает, что именно этой валюте отдают предпочтение инвесторы, а значит, все остальные региональные денежные единицы теряют в весе против доллара. В ближайшем будущем эта тенденция сохранится, поэтому американский доллар, скорее всего, останется наиболее подходящей валютой для инвестиций.
Чтобы ответить на вопрос, почему укрепляется зеленый, вернемся всего на два месяца назад — 15 сентября крупнейший американский инвестбанк Lehman Brothers обратился в суд с заявлением о банкротстве и с просьбой о защите от кредиторов. Банкротство Lehman Brothers стало шоком, который обрушил все развивающиеся рынки. Дело в том, что этот американский банк был важнейшим игроком на рынке своеобразных ценных бумаг — кредитных дефолтных свопов (CDS/CDX) — страховок от банкротства эмитентов еврооблигаций и заемщиков синдицированных ( ) кредитов. К примеру, если инвестор А одалживает компании Б деньги, но не уверен в ее платежеспособности, он мог пойти в Lehman и купить страховку, которая стоила чуть дешевле, нежели процентная ставка по займу. Если компания Б объявляла дефолт, братья выплачивали всю сумму ее долга держателю страховки.
Фактически, со смертью Lehman Brothers инвесторы потеряли страховку всех позиций, открытых на развивающихся рынках. Это и стало началом глобального исхода капиталов. Большинство стран Восточной Европы, Африки и Азии удерживают свои валюты в привязке к доллару, поэтому несложно догадаться, куда возвращались средства — деньги бежали в экономику США. Хедж-фонды старались погасить свою задолженность перед американскими инвестбанками, у которых одалживали деньги на инвестиционные проекты. Точно так же действовали и крупнейшие банки Евросоюза и Британии, занимавшие доллары у своих американских коллег для инвестиций в развивающиеся рынки. Теперь, когда доллар надо отдавать, цены на евро и фунт падают.
А с гривной что?!
Отечественный валютный рынок в октябре пережил сначала девальвацию гривны на 45%, а затем — и ее ревальвацию на 25%: если к 28 октября курс гривны к доллару зашкаливал за отметку 7,25 грн./$1, то уже к 1 ноября Нацбанк поднял гривну к 5,88 грн./$1. Глава Национального банка Владимир Стельмах до сих пор так и не дал ответа, на интересующий всех вопрос — А что, собственно, это был за фортель?. С Институтской прозвучали какие-то невнятные намеки на нехватку валюты на погашение внешних займов в будущем году и на необходимость остановить импорт, который превысил всякие разумные пределы. В ответ Центробанк получил панику населения, стремительный отток гривневых и валютных вкладов из банковской системы и последующий дефицит валюты в обменных пунктах.
Купить сегодня валюту в банках непросто. Для оплаты кредитов банки продают ее с комиссией 2-2,5% суммы обмена. На черном рынке курс доллара уже поднялся до уровня 6,1-6,2 грн./$1. По такому же курсу пересчитывают американскую валюту и интернет-магазины.
Причины валютного дефицита лежат на поверхности: банкам не хватает денег на проведение платежей. Для того чтобы сбить ажиотажный спрос на американскую валюту, Нацбанк повторяет практику начала года, когда банки были посажены на голодный паек и не могли покупать валюту. Сейчас мы можем наблюдать римейк весенних событий: на корреспондентских счетах банков находится около 15 млрд. грн., тогда как объем обязательных резервов на 1 ноября составлял 12,7 млрд. грн.
Таким образом, банкам не хватает гривны для осуществления масштабных платежей, поэтому они не могут закупать большое количество валюты на межбанке. Кроме того, Нацбанк сейчас не продает своим подопечным доллары и евро из резервов. Политика денежного дефицита, с одной стороны, сдерживает кредитование, а с другой — уменьшает спрос банков и клиентов на валюту, — объясняет председатель правления Укрсоцбанка Борис Тимонькин. Банкир отмечает, что Нацбанк не может активно использовать $4,5 млрд. кредитных средств МВФ для поддержания курса гривны. Продавая доллары из резервов, Нацбанк вымывает из системы гривну, которая и так быстро покидает банки через отток вкладов. Поэтому, чтобы не допустить проблем с выполнением банками платежей, Нацбанк должен всячески минимизировать расходование средств МВФ: деньги получают преимущественно те банки и субъекты хозяйствования, которым подходит срок расплачиваться по внешним займам. Это политика управляемого дефицита, — говорит директор ФГ Консалтинг и инвестиции Алексей Вегера.
Банкиры ожидают, что ситуация вялотекущего гривневого дефицита сохранится на валютном рынке до конца 2008 года. Думаю, курс доллара в обменных пунктах будет оставаться около отметки 5,8 грн./$1 с незначительными отклонениями вверх или вниз, — говорит председатель правления банка Хрещатик Дмитрий Гриджук. С ним соглашаются и другие финансисты, однако не берутся публично прогнозировать ситуацию на черном рынке валютообменных операций. Дело в том, что доллары под матрацем Нацбанк не приветствует — поэтому господина Стельмаха не интересует, почем там менялы продают доллары, — говорит один из банкиров. Также он напоминает, что предприятия и частные клиенты погашение валютных кредитов могут осуществлять через гривну (по требованию НБУ, банки не имеют права отказывать в этом), а для выезжающих за рубеж придуманы платежные карточки. Пополняешь карточку на любую сумму в гривнах, а за рубежом — или обналичиваешь валюту, или, собственно, платишь картой, — говорит банкир (но забывает сказать о том, по каким курсам идут списания по валютным платежам с карточки). Мелкие же суммы валюты всегда можно купить в обменниках (если речь идет о 100-200 евро или долларах).
Как объяснил Деньгам первый заместитель главы Нацбанка Анатолий Шаповалов, для большинства украинцев намного важнее психологическая стабильность курса гривны. Люди видят, что курс стабильный, и живут спокойно, — говорит чиновник.
А 2009-й?
Увы, в будущем году перспективы курса гривны уже не вызывают оптимизма у финансистов. Отрицательное торговое сальдо платежного баланса за девять месяцев 2008 года составило $11,5 млрд. — именно на столько объем импорта превышает объем экспорта. Если раньше Украине удавалось закрыть эту дыру за счет иностранных валютных инвестиций и займов, то сейчас такой возможности уже не будет.
По оценкам швейцарского банка Credit Swiss, из $103 млрд. внешнего долга украинских банков, предприятий и государства в 2009 году придется вернуть около $38 млрд. Эта сумма больше резервов НБУ — золотовалютные резервы Украины не превышают $35 млрд. даже с учетом первого транша кредитных средств МВФ. А нам ведь еще необходимо закупать российский газ, цена которого, как нас пугают, должна увеличиться с 2009 года до $260 за 1000 м3. Даже первый заместитель главы Секретариата Президента Александр Шлапак соглашается с тем, что в 2009 году курс гривны может незначительно девальвировать выше 6 грн./$1. Правда, падающие нефтяные котировки внушают надежду на сокращение платежей за импортные энергоносители.
Причиной для дальнейшей девальвации национальной валюты станет падение объемов экспорта товаров металлургии, химии и машиностроения, выраженное в деньгах. Цены на металл на мировых рынках упали на 30-40% и обещают снижаться далее. Это ведет к сокращению валютной выручки, поступающей на счета украинских компаний-экспортеров. Одновременно сокращается и приток в нашу страну прямых иностранных инвестиций. Рынок валютных займов также замер — инвесторы не хотят рисковать своими деньгами, понимая, что нехватка валюты на украинском рынке может привести к банкротству предприятий и банков, набравших большое количество внешних долгов.
В результате Украине нечем покрывать дефицит валюты, который растет вместе с притоком на рынок импортных товаров. И для поддержания стабильности гривны остаются только валютные резервы НБУ. Впрочем, чиновники утверждают, что Национальный банк не будет расходовать все резервы на стабильность курса. НБУ не будет идти против тренда, — заявляет глава совета Нацбанка Петр Порошенко. Поэтому дальнейшее ослабление курса гривны — это всего лишь вопрос времени.
Собственно, эксперты спорят лишь по поводу темпов девальвации. Международный валютный фонд требует от украинского правительства, чтобы средний обменный курс гривны к доллару в будущем году достиг отметки 7,4 грн./$1. Председатель правления ОТП Банка Дмитрий Зинков уверен, что курс 7 грн./$1 банковская система просто не переживет, так как обанкротится большая часть заемщиков, выплачивающих валютные кредиты. Когда курс на межбанковском валютном рынке перевалил за отметку 7,2 грн./$1, мы получили множество звонков от взволнованных клиентов, которые утверждали, что не смогут погасить валютные займы, — жалуется Дмитрий Зинков. Банкиры надеются, что НБУ сможет в 2009 году удерживать доллар в пределах 6-6,3 грн./$1. Думаю, для этого есть все основания, — говорит Борис Тимонькин.
Исходя из таких прогнозов, финансисты советуют населению хранить сбережения в валюте. Пока объективных причин для доверия гривне нет, — подчеркивает Алексей Вегера. По его словам, не стоит конвертировать гривну в валюту через менял на черном рынке. Эксперт считает, что сделать это можно как через банковские обменные пункты, так и с помощью различных ухищрений.
Наиболее удобным механизмом специалист считает банковские валютные вклады с правом пополнения. Многие банки сейчас предлагают открыть валютный вклад с зачислением на него валюты через гривну (когда можно принести в банк национальную валюту и зачислить ее на валютный депозитный счет по банковскому курсу продажи), — рассказывает г-н Вегера. Он советует открыть краткосрочный депозит с правом пополнения (на 1-6 мес.) в одном из стабильных банков — сейчас к таким можно отнести банки с иностранным капиталом и украинские банки, не имеющие значительных валютных долгов перед нерезидентами. Затем вы просто несете в банк свои гривны и зачисляете их на счет в валюте. По истечении срока действия депозитного договора банк вернет вам наличную валюту, — объясняет эксперт.
Другим способом конвертации гривны в валюту может стать пластиковая карта. Некоторые банки предлагают своим клиентам возможность снятия средств с гривневого карточного счета в валюте через банкоматы или кассы (к примеру, в ОТП Банке такая операция стоит 1,5%).
Консенсус-прогноз курса гривна/доллар*:
До конца 2008 года: 5,8–6 грн./$1.
В 2009 году: 6–6,5 грн./$1.
Прогноз МВФ: 7,4 грн./$1.
*-Панель Денег, представители самых крупных банков
Каким будет курс

Читать далее Валютный прогноз- 2009. Курс есть, валюты нет.

Банковская селекция

Финансовый кризис уже поставил на грань выживания треть украинских кредитных учреждений. Испытывающие проблемы с ликвидностью 54 банка были рефинансированы НБУ на 25 млрд грн. В Нацбанке отмечают, что эмитировали слишком много гривны и в дальнейшем будут поддерживать только крупнейшие финучреждения. В свою очередь банкиры ожидают крупных невозвратов кредитов от предприятий, что может привести к дефолту страны.
Украинскую банковскую систему лихорадит последние два месяца. Только за октябрь, по данным Нацбанка, население сняло вкладов на 12,396 млрд грн и $1,78 млрд. Еще 9,063 млрд грн сняли предприятия. Несмотря на расхожее мнение, первыми деньги стали снимать народные депутаты,– поделился информацией председатель правления одного из крупных банков.– Из моего банка парламентариями тоже были сняты депозиты и закрыты текущие счета, а деньги выводились за границу.
Вторым источником кризиса стала паника населения, которая была спровоцирована рейдерской атакой на шестое по величине кредитное учреждение – Проминвестбанк (ПИБ). Когда клиентам ПИБ рассылались SMS-сообщения о проблемах в банке, а на банкоматах размещались таблички об отсутствии средств, началось массовое изъятие депозитов из всех украинских банков. Опасаясь реального банкротства ПИБ, другие кредитные учреждения стали закрывать на него межбанковские лимиты. Так в Украине возник кризис доверия, который полностью лишил банки возможности краткосрочного рефинансирования за счет коллег. Среди наших клиентов чувствуется скорее не паника, а некоторая нервозность,– сказал председатель правления Европейского газового банка Ростислав Павличенко.– Глобально эту проблему должно решать руководство страны, а локально – руководство банков. У каждого из нас своя модель поведения с вкладчиками и клиентами.
Целевой подход
Решать проблему кризиса доверия пришлось Нацбанку. Сначала регулятор выделил 5 млрд грн на поддержку ликвидности ПИБ, но это не спасло ситуацию. В октябре он профинансировал еще ряд банков рекордной суммой кредитов в 29,23 млрд грн, из которых более половины – 16,56 млрд грн – длинное рефинансирование. Всего же с начала кризиса доверия до 14 ноября НБУ выдал 26,87 млрд грн кредитов на срок более полугода (с учетом кредита ПИБ в конце сентября).
Казалось бы, рефинансирование прекрасно решает проблему так называемых gap – разрывов между сроками пассивов и активов (если gap равен нулю, то плановое погашение займов позволяет банку обслуживать свои обязательства). Однако НБУ не спешит следовать примеру Федеральной резервной системы США или Европейского центробанка и наполнять банковскую систему деньгами. Мы уже рефинансировали 54 банка, и это не предел,– ПРИЗНАЛСЯ Ъ-ФИНАНСЫ один из членов правления Нацбанка.– Многим мы отказываем, потому что понимаем, что наших резервов просто надолго не хватит.
Еще одна причина нежелания регулятора выдавать банкам рефинансирование заключается в том, что большая часть выделяемых ресурсов попадает либо на товарный рынок, либо на валютный. В первом случае это приводит к увеличению цен, во втором – к росту спроса на валюту. А это совершенно не устраивает Нацбанк, который пытается усидеть на двух стульях, контролируя инфляцию и валютный курс. Оба эти параметра имеют глубочайшее влияние на стабильность банковской системы, за которую отвечает НБУ. Резкое увеличение цен и рост курса могут привести к падению платежеспособности заемщиков и дефолтам банков, которые остро нуждаются в ликвидности для выполнения своих обязательств. По моим оценкам, коллапс финансовой системы может наступить уже при курсе 7 грн/$,– сказал председатель правления ОТП Банка Дмитрий Зинков.– Когда курс на межбанковском валютном рынке перевалил за отметку 7,2 грн/$, мы получили множество звонков от взволнованных клиентов, которые утверждали, что не смогут погасить валютные займы.
Чтобы не допустить девальвации гривны, НБУ ничего не остается, как проводить политику денежного дефицита. С одной стороны, это сдерживает кредитование, а с другой – уменьшает спрос банков и клиентов на валюту,– объяснил председатель правления Укрсоцбанка Борис Тимонькин. Он отметил, что Нацбанк не может активно использовать полученные от Международного валютного фонда $4,5 млрд кредитных средств для поддержания курса гривны. По данным НБУ, объем обязательных резервов в банковской системе на 1 ноября составил 12,7 млрд грн, а остатки на корреспондентских счетах банков в НБУ на ту же дату едва превысили 14,8 млрд грн. Продавая доллары из резервов, Нацбанк вымывает из системы гривну, объем которой и без этого быстро уменьшается за счет изъятия депозитов. Поэтому, чтобы не допустить проблем с выполнением банками платежей, Нацбанк должен всячески минимизировать расходование средств МВФ, сведя их до рефинансирования внешних обязательств банков и субъектов хозяйствования. Это политика управляемого дефицита,– сказал директор ФГ Консалтинг и инвестиции Алексей Вегера.
Однако политика удержания низкого объема гривны на рынке, как и введенный Нацбанком 11 октября мораторий на досрочное расторжение депозитов не могут долго сохранять равновесие в финансовой системе. И главная причина тому – короткая и низкая ликвидность банков. В начале этого года, когда глава НБУ Владимир Стельмах начал первые эксперименты с валютным курсом и перестал выкупать валюту на межбанке, ставки по межбанковским кредитам возросли до 50% годовых. Подорожали и депозиты населения – в среднем до 17-19% годовых. В тот момент многие банки переориентировались на короткие депозитные программы, не желая дорого платить за ресурсы достаточно долго, в надежде на скорое понижение ставок, – подчеркнул председатель правления банка Хрещатик Дмитрий Гриджук. В результате большая часть депозитов заморожена в системе на срок от трех до шести месяцев. Это значит, что скорость оттока вкладов из банковской системы будет только увеличиваться. Апогей проблемы наступит в I квартале 2009 года, когда на дефицит ресурсов наложится рост невозвратов по займам. Банкиры констатируют, что клиенты прекратили изымать свои средства и сейчас наблюдается некоторое увеличение депозитной базы, но уверены, что вернуть снятые 21,5 млрд грн до нового года им не удастся.
Наиболее тяжелое положение ожидает банки с недиверсифицированной пассивной базой – высоким уровнем зависимости от внешнего финансирования и концентрации пассивов у нескольких корпоративных клиентов. Это относится к дочкам иностранных банков с низким уровнем депозитов от населения и кептивным банкам строительных, металлургических торгово-промышленных групп.
Банкиры надеются возобновить доверие к себе со стороны населения, но для этого необходим стабильный курс национальной денежной единицы. Однако в Нацбанке сомневаются, что способны обеспечить такую стабильность самостоятельно. В условиях кризиса обеспечивать фиксированный курс невозможно. Это безответственно по отношению к золотовалютным резервам страны,– ЗАЯВИЛ Ъ-ФИНАНСЫ глава совета НБУ Петр Порошенко.– Тем, кто говорит о трате резервов, желательно взять билеты и слетать в Исландию, посмотреть, что там происходит. Вы увидите, как курс национальной валюты Исландии девальвировал в три раза, а крохи от золотовалютных резервов страны используются исключительно для выполнения одной цели – закупки продовольствия. К сожалению, большинство субъектов хозяйствования не понимают глубину кризиса. Они считают, что обеспечение стабильности – это стабильное получение прибыли. Они уверены, что государство должно обеспечить им такую же норму прибыли. Этого не будет!
Нацбанк не рассчитывает, что многие кредитные учреждения переживут финансовый кризис. Регулятор издал постановление, которым обязался рефинансировать только 16 крупнейших банков с уставным капиталом от 500 млн грн. Поддерживать всех нет необходимости и средств,– сказал господин Порошенко.– Банкротство не является трагедией, а нормальным механизмом рыночной экономики, нормальным методом смены собственников на более эффективных. Этот кризис сметет с рынка непрофессионалов, случайных людей, которые попали в бизнес через коррупцию.
Очередной проблемой банков является рост невозвратов кредитов. Раньше количество просроченных займов увеличивалось пропорционально росту всего кредитного портфеля, но сейчас банки практически полностью остановили выдачу кредитов. Значение просрочки катастрофически увеличивается, и мы должны понимать, что входим в новую реальность деятельности банков,– отметил председатель правления Альфа-банка Андрей Волков.– Эта реальность, в частности, заключается в отказе от малоприбыльных продуктов и построении новой бизнес-модели.
Банкиры считают, что проблемная задолженность возрастет в лучшем случае в два-пять раз. Но если некоторые предприятия будут выполнять свои угрозы и не выплачивать по кредитам, то нам грозят массовые банкротства, а следом дефолт экономики Украины,– уверен председатель правления одного из крупных банков. За рядом банкротств население полностью потеряет доверие к банковской системе, и мало кто из банков сможет выстоять в такой ситуации,– соглашается с ним глава наблюдательного совета банка Национальный кредит Павел Матвиенко.
Пытаясь минимизировать потери, банки резко сокращают отделения, персонал и зарплаты оставшимся сотрудникам. Это хорошее время, чтобы пересмотреть свои внутренние процессы, оптимизировать структуру, пойти на сокращение расходов, не связанных с получением реальной прибыли,– уверен президент банка Киев Виктор Марченко.– По головному офису мы сокращаем от 10% до 20%, по филиальной сети – столько же. Сотрудники будут либо переведены на другие участки работы, либо сокращены. А во многих банках, которые занимались розничным кредитованием, вообще сокращается структура. Так, по словам ИСТОЧНИКА Ъ-ФИНАНСЫ в Нацбанке, лидером по сокращениям стал Родовид Банк, в котором только на прошлой неделе уволили 400 человек, из которых 300 кредитных менеджеров.
Владимир Лавренчук, председатель правления Райффайзен Банк Аваль:
– Повлиял ли кризис доверия между участниками рынка на работу вашего банка?
– Сегодня часто поднимается вопрос межбанковского кризиса, но он не главный, поскольку не способен решить проблему рефинансирования или выдачи новых кредитов. Восстановление доверия между банками в любом случае не покроет их потребности для финансирования кредитных заявок клиентов. Мы, например, всегда держали около 1,5 млрд грн на коррсчете. Но зачем нам держать такую сумму, если достаточно 0,5-0,6 млрд грн.
– В случае восстановления доверия в системе вы могли бы зарабатывать на свободных средствах. Что нужно для этого сделать?
– Я читал программы разных стран по стабилизации финансовой ситуации. Во многих из них есть гарантии центральных банков или правительств на межбанковские операции. Это открывает дорогу ключевым участникам рынка и разблокирует его, но не решает основную проблему.
– А что является основной проблемой?
– То, что отток депозитов пока ничем не компенсирован. Очень чувствительный вопрос – где взять ресурс – даже для существующих портфелей активов при изъятии из системы 20 млрд грн. Можно сказать, что роста вкладов не будет, а еще какая-то часть накопленных депозитов будет сниматься и пойдет на потребление. Это может быть даже -5% или -10% от портфеля депозитов. Конечно, поступления будут, но они вряд ли восстановят такую значительную сумму.
– Как вы решаете эту проблему?
– У нас есть три источника подпитки. Первый и главный – вклады населения. Поэтому мы делаем все возможное, чтобы дать правильный сигнал гражданам, что банки – лучшее средство для размещения денег. Второй источник – остатки на счетах корпоративных клиентов. Но так как в этом сегменте никогда не было длинных денег даже в лучшие времена, конкуренция за корпоративного клиента имеет ограниченные перспективы. Надежные банки получают таких клиентов, однако большого оттока или притока не происходит. Третий фактор – акционерный капитал и международные займы. Мы получили капитал 200 млн евро, и сейчас проходит процесс регистрации. Этого капитала достаточно, если не будет неожиданностей со стороны регулятора.
– То есть фондироваться за рубежом вы не планируете?
– Относительно возможностей привлечения средств – я, скорее, оптимист. За рубежом деньги есть, и инвесторы готовы их вкладывать. Однако рейтинги Украины падают, поэтому эмитенты в следующем году проведут заимствования на суммы, не превышающие результаты этого года, а, возможно, и меньше. В нашем банке план привлечения – на уровне этого года. А значит, текущие портфели мы поддержим, хотя цена пассивов будет дороже. Но привлечения останутся в валюте, и мало кто из банков уйдет в свопы, поэтому возникает вопрос: где взять гривну?
– Какие есть варианты кроме депозитов?
– Остается стабилизационный фонд и рефинансирование Нацбанка. В стране должна быть изменена стратегия сужения гривны, которая в краткосрочной перспективе правильная, а в долгосрочной – есть сомнения. Если будет создан стабфонд, мы будем претендовать на его часть, так как финансируем очень важных экономических драйверов. У нас большая доля хорошо работающих хозяйств агросектора. Это вертикально структурированные компании, а также 5 тыс. лучших фермеров.
Рафал Ющак, председатель правления ПУМБ:
– Как ПУМБ почувствовал финансовый кризис?
– ПУМБ так же, как и весь рынок, переживает и, надеюсь, благополучно переживет финансовый кризис. Для нас, как и для других украинских банков, это тяжелое время. Основным приоритетом для Первого украинского международного банка остается удержание ликвидности. Вторым главным вопросом для нас является успешное управление качеством наших активов.
– Какие действия банк проводил в отношении корпоративных клиентов из-за кризиса ликвидности?
– У нашего банка большое количество корпоративных клиентов из разных областей промышленности. В данный момент мы испытываем некоторые трудности с предприятиями из таких отраслей, как металлургия, строительство и сельское хозяйство. Поэтому основная задача для нас сейчас – помочь выжить этим компаниям в столь сложное время, поддержать наше сотрудничество и подумать над тем, какой будет дальнейшая работа.
– Какие отрасли будете кредитовать, а какие нет?
– Сегодня мы анализируем ситуацию в тех отраслях, которым мы планируем предоставлять финансирование, и в дальнейшем будем решать этот вопрос.
– Изменилась ли политика в отношении розничных клиентов?
– Изменения произойдут, так как мы должны выполнять все постановления НБУ. Именно поэтому ПУМБ сейчас ограничивает свои действия по кредитованию частных клиентов. Сегмент физических лиц очень важен для нас, и в дальнейшем мы будем развивать ПУМБ в направлении универсальности и повышать качество обслуживания клиентов.
– Как изменились планы по наращиванию активов и построению филиальной сети? Сколько отделений и сотрудников планируете сокращать? Какой план развития банка на следующий год по росту активов и месту в рейтинге?
– Что касается развития сети, то мы не планируем никаких изменений. Все, что мы предполагали сделать в этом году, мы полностью выполнили. Если говорить о 2009-м, то пока мы находимся на стадии анализа и планов, хотя я не думаю, что наше развитие будет агрессивным и стремительным. Сеть отделений банка расширялась в соответствии с нашей стратегией развития. Сегодня мы имеем 139 точек продаж – для нас важно качество обслуживания клиентов, а не количество подразделений. Поэтому я не думаю, что в ПУМБ в следующем году будет наблюдаться сокращение. Но следует отметить, что изменения в финансовом секторе происходят сейчас очень стремительно, соответственно, мы будем действовать в зависимости от всех внешних обстоятельств.
Развитие активов – не главный приоритет для ПУМБ. Главное для нас на сегодняшний день – поддержать ROE, для того чтобы получать не просто объемы, а чистую прибыль для наших акционеров.
– Нет ли планов у акционеров банка оптимизировать возможные потери и слить учреждение с Донгорбанком?
– В данный момент можно говорить только о сотрудничестве с Донгорбанком, не об объединении. Возможно, мы сможем достигнуть определенной синергии, если начнем более тесно и эффективно взаимодействовать. Мы не планируем фактического слияния, а только стремимся к более продуктивному и результативному сотрудничеству.
– Возможны ли покупки акционером ПУМБ других кредитных учреждений в первой, четвертой группе банков? Если да, то какие могут быть критерии отбора?
– Для нас действительно важными сейчас являются вопросы, как можно реорганизовать свой банк изнутри, как противостоять кризису и как войти в топ-10 украинских банков, а не то, как поглотить какие-то банковские организации.
– Когда, на ваш взгляд, восстановится доверие в банковской системе? Кто и какие шаги должен сделать, чтобы ускорить этот процесс?
– Не думаю, что проявления кризиса быстро завершатся в Украине. Определенные улучшения можно будет наблюдать во второй половине 2009 года. Считаю, НБУ должен сыграть главную роль в разрешении кризиса, а залогом его преодоления должны стать усилия Нацбанка по гарантированию корпоративным и частным клиентам сохранности их депозитов.
Владимир Хлывнюк, председатель правления банка Финансы и Кредит:
– Как кризис доверия отразился на вашем банке, на взаимоотношениях с клиентами?
– Мы почувствовали кризис, когда произошла рейдерская атака на Проминвестбанк. Однако сложнее было в первой половине октября, когда многие физические и юридические лица обратились в банк за своими средствами. Одним из вариантов работы в такой ситуации является активизация деятельности по возврату проблемных кредитов. Сегодня этому мы уделяем особое внимание. Наш банк продолжает сотрудничать с теми заемщиками, которые готовы возвращать просроченные кредиты, предлагают схемы реструктуризации. А когда видим, что у заемщика значительно ухудшилось финансовое состояние, говорим с ним о досрочном погашении.
– Сколько средств удалось востребовать?
– В основном заемщики платят нормально. В частности, за последний месяц корпоративный сегмент погасил около 300 млн грн кредитов. А это приблизительно 5% нашего кредитного портфеля.
– Ваш банк – один из лидеров ипотечного кредитования. Выросла ли просрочка по ипотеке из-за девальвации гривны?
– Когда курс доллара был близок к 7 грн, мы предложили своим заемщикам для погашения кредитов покупать валюту по курсу 5,25 грн/$, понимая, что продажа по курсу 7 грн/$ создаст нам больше проблем, так как он неприемлем для заемщиков. По требованию Нацбанка в этом месяце мы предлагаем доллары по официальному курсу, но я думаю, что просрочка будет в пределах разумного.
– Как пересматриваются планы банка по увеличению сети отделений?
– Мы начали планово оптимизировать сеть еще три месяца назад, и до конца года будет сокращено 20 отделений. Дело в том, что банк переходит на электронные технологии продаж. Мы закупили новое программное обеспечение, которое через несколько месяцев будет внедрено. В следующем году наша сеть отделений технологически будет выглядеть иначе.
Борис Тимонькин, председатель правления Укрсоцбанка:
– Как поменялась политика банка в отношении заемщиков и вкладчиков?
– Естественно, и по депозитам, и по кредитам мы повысили ставки. Ресурс объективно подорожал, поэтому формально по договорам мы имеем право потребовать от наших клиентов перейти на новые повышенные ставки или погасить кредит в месячный срок. Сначала мы действовали достаточно прямолинейно, но теперь будем менять подходы в первую очередь для заемщиков. Сейчас мы думаем над тем, как внедрить эту дифференциацию для новых и старых клиентов и проводить более гибкую политику. Например, если сегодня ты пришел с улицы, то получаешь текущую ставку, если старый клиент, то, возможно, будет более щадящий подход.
– Есть ли проблемы с погашением внешних займов?
– Сейчас мы не выходим на внешний рынок, у нас централизованное фондирование. Все наши обязательства, как и других дочерних банков группы UniCredit, либо погашаются, либо пролонгируются по решению материнского офиса. Мы не можем дешево рефинансировать взятый ранее синдикат, поэтому не рефинансированная часть будет выплачена. В этом году с точки зрения ликвидности у нас не возникает проблем. Мы планово выбираем кредитную линию, и это очень удобно. Раньше мы размещали евробонды, получали сразу $400 млн и начинали платить по ним проценты, а деньги лежали на протяжении нескольких месяцев. Сегодня у нас нет такой проблемы, мы не выбираем огромные деньги, а запрашиваем суммы, которые необходимы, например по $50 млн.
– В прошлом году вы предлагали кредиты в швейцарских франках. В связи с тем, что франк сильно подорожал, не было ли проблем с клиентами, которые в нем кредитовались?
– К счастью, у нас был один такой кредит для юрлица и два – для физлиц. Но с ними нет никаких проблем. В частности, с юрлицом мы пришли к обоюдному согласию, конвертировав заем в доллары.
– В связи с девальвацией гривны ожидаете ли рост проблемной задолженности?
– Конечно, какой-то рост ожидаем. Но я хорошо помню 1998 год, когда гривна рухнула в три раза. Тогда в банке ничего не произошло, так как клиенты продолжали платить, как и до этого. Просто не следует забывать, что Украина – бивалютная страна. Кроме гривны, во многих экономических отношениях расчетная единица – доллар. Это помогает нашим клиентам.
– На какой из украинских банков у вас открыты лимиты?
– На какой открывать – определяет венский офис.
– Как они решают вопрос закрытия лимита?
– Там решение достаточно простое – если они прочитают или услышат что-то плохое об украинском банке, то сразу закрывают на него лимит.
– А что нужно банкам для возврата доверия к ним?
– Стабильная гривна и внятная ситуация с ПИБ.
Дмитрий Зинков, председатель правления ОТП Банка:
– К чему привело отсутствие доверия на межбанке?
– Все банки остались сами по себе. Если раньше существовал рынок, на котором были какие-то правила, кредитные учреждения могли обращаться друг к другу за поддержкой на ночь (кредиты овернайт.–Ъ-Финансы), на неделю, на месяц, то сейчас недоверие сильно обрезало все эти рынки. Осталось лишь небольшое количество банков, которые друг другу доверяют и имеют поддержку материнских структур. Ограниченность этого рынка не позволяет говорить о стабильном развитии всей системы.
– Как это повлияло на работу вашего банка?
– Нам не хуже, чем другим, так как мы хорошо капитализированы. В августе мы получили в уставный фонд 120 млн евро, и 31 октября НБУ зарегистрировал увеличение нашего капитала на эту сумму. В результате показатель достаточности капитала превышает 13%. С ликвидностью у нас тоже неплохо – наш банк один из последних в Европе, который получил синдицированный кредит на $100 млн. Второй транш кредита пришел 10 октября, и потратить на кредитование мы его не успели. Теперь это наша ликвидная подушка в иностранной валюте, с такими деньгами мы чувствуем себя уверенно.
– Вы сейчас работаете с другими участниками рынка на межбанке?
– Количество банков, на которые у нас открыты лимиты, можно пересчитать на пальцах одной руки.
– Что вы поменяли в отношениях с клиентами?
– Пересмотрели кредитную политику в корпоративном бизнесе, в малом, в среднем, а также в рознице. Исходя из этого список отраслей, в которых мы не будем увеличивать свое присутствие, возрос в несколько раз. Однако есть отрасли, которые во время кризиса будут чувствовать себя хорошо. На таких заемщиках мы сможем увеличивать кредитование.
– Какие это отрасли?
– Например, у нас не слишком много было проектов в строительной отрасли, а рассмотрение новых мы полностью останавливаем. В то же время мы не отказываемся от кредитования тех проектов в строительстве, которые начали, поскольку создавать проблемы своими руками не хотим. Если проект начат на наши деньги и мы уверены в его коммерческом успехе и реализации, то продолжим кредитование. С сокращением производства в металлургической отрасли будем сокращать им объемы кредитования.
В ликеро-водочном производстве мы видим позитивную динамику. При кризисе больше пьют. Этим предприятиям нужны деньги, они работают с колес и могут обслуживать большой объем долгов. Можно рассматривать экспортеров сельскохозяйственной продукции.
А в рознице мы сильно закручиваем гайки. В частности, на покупку автомобилей даем кредиты только в национальной валюте и при первоначальном взносе не меньше 50%. Это временная мера – пока будет продолжаться кризис ликвидности. И не совсем ясно, как будут вести себя заемщики.
– Какой рост невозвратов вы ожидаете?
– Чтобы ответить на этот вопрос, стоит посмотреть на статистику других стран во время кризисов. Количество невозвратов вырастает в три раза. Это будет настоящим стрессом для нашей банковской системы.
– Вы меняете планы на будущий год?
– Во время кризиса работает short-term thinking (краткосрочное мышление). Поэтому максимальный горизонт, на который можно планировать какие-то действия,– месяц.
– И все же на какой рост активов банк рассчитывает в следующем году?
– На совсем небольшой. Хотелось бы, чтобы сначала люди начали возвращать деньги в банковскую систему. Но и тогда рост будет не такой стремительный, как в предыдущие годы. Это будет максимум 10-15% прироста.
– То есть вы не планируете подниматься в рейтинге размеров активов?
– У нас всегда были амбициозные планы, но сейчас рост не является приоритетом. В в ближайшее время места в рейтинге будут определяться в обратном порядке – кто на сколько уменьшил свои активы и как реагирует на кризис. Мы уверены, что наши активы будут расти, поэтому планируем улучшить свои позиции.
Начало начал
Первые признаки кризиса появились два года назад, когда дала сбой система ипотечного кредитования в США. Причиной стало решение финансовых властей свернуть политику дешевых денег в рамках программы Бесплатное жилье для семи миллионов американцев. Данная программа предусматривала выдачу ипотечных кредитов под 2-5% годовых с лояльными требованиями к заемщикам, отдельной категории которых средства выдавались без залога. После ужесточения правил ставки по ипотеке выросли на 5-10%. В результате многие заемщики отказались обслуживать долг, а на рынке появилось избыточное предложение жилой недвижимости. Вследствие падения цен на жилье банки стали массово нести убытки, так как средства, вырученные от распродажи домовладений, не перекрывали размеры выданных кредитов. Острая нехватка денег привела к возникновению кризиса ликвидности, повлекшего за собой кризис доверия, когда замер межбанковский рынок.
В августе прошлого года негативные явления проявились и на финансовых рынках Европы. Кризис набирал обороты, но финансовые власти не предпринимали адекватных мер по его локализации. 7 мая министр финансов США Генри Полсон даже сделал заявление о том, что финансовый кризис закончился. Однако уже 30 мая прекратил существование пятый по величине инвестиционный банк США Bear Stearns, который был продан J.P. Morgan Chase всего за $236 млн.
Еще более сильная волна кризиса пришлась на начало осени – 15 сентября прекратили существование сразу два крупнейших инвестбанка. Lehman Brothers, присутствовавший на рынке 158 лет, был объявлен банкротом, а Merrill Lynch, имевший 94-летний стаж работы, спешно продался Bank of America. 29 сентября власти Бельгии, Нидерландов и Люксембурга приняли решение предоставить скорую помощь в размере 11,2 млрд евро финансовой группе Fortis. Кроме того, министерство финансов Великобритании национализировало крупный английский ипотечный банк Bradford Bingley, а в Исландии правительство купило 75% акций крупнейшего банка страны Glitnir Bank и взяло под свой контроль еще один системообразующий банк – Kaupthing. Тогда же появилась информация, что на грани банкротства находится крупный немецкий ипотечный банк Hypo Real Estate.
Банкротства и продажи, казалось бы, неуязвимых мировых гигантов еще больше усилили кризис доверия между участниками рынка. Украинские банки начали массово повышать ставки по депозитным вкладам и, пытаясь поддержать уровень ликвидности, снизили объемы кредитования (затем ограничения по кредитной деятельности своим постановлением №319 ввел Нацбанк).

Не застраховались от кризиса

Ограничение банковского кредитования уже привело к снижению объемов имущественного страхования при выдаче ипотеки на 30%.
Сейчас страховщики испытывают острую нехватку ликвидности и опасаются, что возможные отказы в выплате страховых возмещений усугубят кризис доверия клиентов к компаниям. Ситуация на банковском рынке, где уже начались продажи учреждений по непривычно низким мультипликаторам сделок, может повториться и в страховой отрасли.
Сегодня все страховые компании заняты разработкой и внедрением новых стратегий работы в условиях практически полной заморозки банками кредитования, в частности ведут политику переразмещения резервов в менее рисковые и доходные инструменты. Согласно отчету Госфинуслуг за 2007 год, общий объем активов страховых компаний составил 19,33 млрд грн, из них 8,612 млрд грн направлено на покрытие сформированных страховых резервов. В связи с изменением ситуации на рынке мы решаем, каким образом необходимо изменить свою инвестиционную политику, расширить инвестиционный портфель, где хранить резервы. Скорее всего, предпочтение будет отдано государственным облигациям – как наименее рисковым,– сказала заместитель председателя правления СК Фортис Страхование Жизни Украина Мария Наумова.– Несмотря на мораторий на снятие вкладов, у нас нет особых планов по снятию депозитов со счетов банков, но будет происходить перераспределение между банками, сейчас мы рассматриваем возможности переноса средств в другие банки из тех, где мы держали средства до сих пор. Мы держим наши резервы только в банках из первой десятки.
Участники рынка опасаются, что из-за высокого уровня инфляции и экономического спада и без того ограниченный платежеспособный спрос страхователей снизится еще больше. Добавил проблем страховщикам еще и НБУ, заморозивший досрочную выдачу банками всех видов депозитных вкладов (по итогам 2007 года доля резервов страховых компаний, хранящихся на банковских депозитах, составляла 32%, или 6,171 млрд грн).
Страховщики, как и остальные клиенты банков, оказались в незавидной ситуации. Если банк, в котором у страховой компании находится депозит, обанкротился, то, к сожалению, мы оказываемся в седьмой очереди по возврату вкладов. А это означает практически ноль возможностей получить свои деньги. В связи с ситуацией на фондовом рынке страховщикам невыгодно работать и на рынке акций. Сегодня все рассматривают не привлекательные высокодоходные методы инвестирования, а надежные, потому что говорить о привлекательности вложений не приходится,– отметила госпожа Наумова.
Все решено
При снижении фактических и ожидаемых выгод от ведения бизнеса страховщики пересматривают свои вложения в рабочий капитал компаний и расходы на заработную плату сотрудников. По словам заместителя председателя правления СК ВиЭйБи Страхование Алексея Суботина, со стороны собственника это решение обосновано, так как при снижении ожидаемой доходности и росте риска, связанного с рецессией, его ожидания не соответствуют уровню доходности компании, что приводит к изъятию капитала или требованию кардинального снижения затрат на период спада. В противном случае акционер не только не получает доход в сравнении с альтернативным безрисковым вложением, но и может потерять капитал в результате отрицательного денежного потока и убытков за счет выросшей доли постоянных и условно постоянных затрат в цене страховки,– подчеркнул господин Суботин.
Сейчас доля заработной платы составляет от 30% до 60% административных затрат страховщиков. Содержание офисов, в том числе аренда помещений, составляет от 10% до 25% затрат. Идет максимальная оптимизация затрат. Сейчас для компаний актуален вопрос о сокращении подразделений, которые не зарабатывают денег,– сказал председатель правления СК Украинская страховая группа Павел Нельга. Однако следует отметить, что при увольнениях персонала возникает фактор демотивации эффективно работающих сотрудников. В результате это может вызвать ухудшение морального климата в коллективе и отразиться на эффективности работы. По словам Алексея Суботина, оставшийся без источника дохода для содержания семьи уволенный сотрудник может пойти на крайние меры и продать коммерческую информацию о портфеле клиентов конкуренту, что нанесет существенный урон бизнесу.
Внешний фактор
На протяжении последних пяти-шести лет в связи с массовым приходом иностранных инвесторов на украинский рынок страховых услуг компании для повышения своей рыночной доли зачастую вели бизнес на грани безубыточности. Многие занимались демпингом, компенсируя убытки по имеющемуся портфелю из новых платежей, по сути, перекладывая риски невыплат на новых клиентов. В текущих условиях недобросовестные компании должны будут поднять свои тарифы или уйти с рынка. Такое решение не может или не должно сопровождаться существенным улучшением услуг, так как вызвано необходимостью получить рыночную доходность и избежать убытков,– считает Алексей Суботин. В этом случае при повышении тарифов клиенту следует предложить дополнительные выгоды (новый риск в страховом покрытии, дополнительный сервис), иначе клиент не поймет обоснованность увеличения цен и не захочет оплачивать чужие проблемы из своего кармана.
В отличие от первой группы страховщиков, работавших по принципу пирамиды, увеличение качества страхового покрытия является одним из обязательных условий поднятия цены. В связи с финансовым кризисом реально на рынке останутся компании, которые пытались адекватно формировать и размещать страховые резервы, а не гнались за валовыми премиями. Безусловно, общее количество компаний на нашем рынке уменьшится. И в целом это был бы позитивный фактор, если бы не репутационные риски, которые возникают из-за фактической неплатежеспособности многих страховщиков,– уверен председатель правления СК Универсальная Алексей Музычко.
Свет в конце
Кризис накладывает на все страховые компании жесткие ограничения. Для уменьшения его влияния компании сокращают административные и операционные расходы. К первым относится снижение затрат на персонал, аренду и содержание офиса, автопарка, вложений в нематериальные активы, а также введение моратория на инвестиции и проекты, которые не приносят положительный чистый денежный поток в краткосрочной перспективе. Урезание операционных расходов предполагает сегментацию портфеля и пересмотр условий работы в убыточных сегментах (повышение страхового тарифа, франшизы), ужесточение контроля над урегулированием убытка для максимального снижения мошенничества (в том числе отказ от экспресс-урегулирования), а также проведение совместных акций с банками, автосалонами и строительными компаниями по продаже страхового продукта в пакете.
В случае своевременного и грамотного перераспределения усилий даже во время кризиса можно получить прибыль. Нужно правильно пересматривать программы и искать новые направления для дальнейшего развития,– отметил директор по банковскому страхованию СК Дженерали Гарант Страхование Алексей Шульженко. В условиях слабого притока новых клиентов страховщикам также следует уделить особое внимание улучшению качества продуктов и обслуживания. Компании, которые сумели пересмотреть свою политику в отношении клиентов, смогут увеличить их количество. Однако улучшение качества продуктов несомненно приведет к их подорожанию. По оценкам господина Шульженко, повышение стоимости может составить порядка 0,5-1%.
Яцек Аустен, президент СК ПЗУ Украина:
– Какие страховые продукты будут пользоваться спросом и, наоборот, популярность каких услуг упадет?
– Определенным спросом будет пользоваться медицинское и туристическое страхование, а также полисы КАСКО. Еще полгода назад хорошо продавались продукты имущественного страхования, однако сейчас есть проблемы с их реализацией, так как банки практически не выдают ипотечные кредиты. Страховщиков ожидают тяжелые времена, поскольку сбор премий снизился, а выплаты по страховым событиям увеличились.
– Каким образом в условиях кризиса можно повысить количество продаж?
– Страховая компания, имеющая большие резервы, может договориться с банком о размещении части средств на депозите. Таким образом, есть возможность получить клиентов других страховщиков, у которых нет депозитов в этом банке. Но в сложившейся ситуации компаниям не стоит говорить о приросте сборов премий. Сейчас очень важно сохранить имеющуюся клиентскую базу. Это можно сделать только за счет качественного обслуживания. Клиент должен чувствовать, что с компанией не будет никаких проблем.
– Что предпринимают страховые компании, чтобы уменьшить влияние кризиса на свою деятельность?
– В первую очередь проводят внутреннюю реструктуризацию, чтобы сократить административные затраты. Ряд компаний также сокращает часть персонала, который не задействован в получении дохода.
Юрий Лахно, председатель правления Дженерали Гарант Страхование:
– Были ли страховщики готовы с кризису?
– Большинство страховщиков вообще ни к чему не готовились, особенно к кризису в ближайшей перспективе. Многие исповедовали принцип: захватить побольше рынка, поэтому они демпинговали, осуществляли большие затраты, не формировали резервы в полном объеме.
– Что ожидает такие компании?
– Во время кризиса спрос уменьшается, так как банки выдают меньше кредитов, а волна возмещений начинает догонять страховщиков. Их деятельность будет убыточной. Первый путь для таких компаний – уменьшать убытки за счет других видов страхования, если они у них были. Но это маловероятно, так как в основном все работали с КАСКО. Второй путь – акционеры должны давать деньги на погашение, а третий – это путь в никуда. Если акционеры не смогут закрыть дыры собственным капиталом, многие компании не смогут выполнять свои обязательства. Они начнут, например, ссылаться на то, что банки не возвращают деньги с депозитов. В МТСБУ уже есть несколько страховых компаний, которые не делают отчислений в фонд и даже перестают производить возмещения. Они не выживут, и проблема в том, что эта грязь будет брызгать на всех.
– Кому будет сложнее выживать во время кризиса – иностранным компаниям или украинским?
– Это не зависит от того, иностранный или местный страховщик. Сложнее будет тем, кто ориентировался на одного поставщика своего страхового портфеля, например на банк. Несколько лучше сложится ситуация в рыночных компаниях.
– Отмечено ли уже снижение потребительского спроса на услуги страховых компаний?
– По сравнению с тем, чего мы хотели достичь, спрос у нас уменьшился на 10%. Сегодня мы работаем на уровне прошлого года. Главным образом это коснулось сегмента, связанного с кредитованием, так как его не стало. Автострахование стоит несколько особняком, поэтому оно осталось на прежнем уровне. Но там, где автомобили продавались в кредит, спрос на страховки, конечно, уменьшается.
Роман Дэнис, национальный менеджер GRAWE Group в Украине:
– Повлиял ли финансовый кризис на работу лайфовых страховщиков и, в частности, вашей компании?
– Пока нет. Вопреки всем тенденциям в октябре прирост платежей компании был самым сильным за десять месяцев этого года. Точных причин для этого я назвать не могу. Дело в том, что реальный кризис сектора по-настоящему еще не начался. Мировой кризис развивается в три этапа. Первый – финансовый кризис, когда страдают банки, компании по управлению активами и страховые компании. Второй этап, который, собственно, сейчас и происходит,– это валютный кризис. И третий этап – это когда с определенной задержкой кризисная ситуация затронет реальный сектор экономики. В Украине кризисные явления усугубляются внутриполитической ситуацией – фактом того, что страна постоянно находится в состоянии выборов. В сложившейся ситуации политики должны безотлагательно реагировать, а не решать споры между собой. В античном Риме существовал специальный метод борьбы с кризисными явлениями, когда на определенное время избирался диктатор. Не знаю, помог бы Украине такой метод.
– Сокращение предприятиями расходной части бюджетов снизит страховые сборы?
– Данные показывают, что у нас на текущий момент нет снижения платежей от корпоративных клиентов. Однако когда кризис затронет реальную экономику, то, безусловно, мы можем почувствовать это.
– Обвал рынка ценных бумаг отразился на качестве активов компании?
– В нашем портфеле превалируют ОВГЗ, еврооблигации Украины и банковские депозиты. Стоимость евробондов действительно упала на 50%. Но у компании нет проблем с ликвидностью. Мы можем спокойно дождаться срока погашения государством по ценным бумагам и даже рассматриваем покупку дополнительного транша до конца года. Отмечу также, что GRAWE не занимается какими-то спекуляциями с акциями, и их объем в портфеле не превышает 1%.
– Почему вы не размещаете активы в недвижимость?
– Дело в том, что в Украине отсутствует реальный рынок недвижимости в европейском понимании. Для функционирующего рынка необходим определенный спрос и предложение, которые должны совпадать. В Украине многое на рынке недвижимости происходит достаточно искусственно. То есть цена за квадратный метр берется, в принципе, с потолка и не соответствуют реальным рыночным процессам. Украинский рынок недвижимости является высокоспекулятивным. Даже простые люди покупают квартиры, чтобы на них спекулировать.
Анатолий Иванцив, председатель правления СК Крона
– Какие компании менее других могут пострадать от кризиса?
– В наименьшей степени будут подвержены кризису компании, диверсифицировавшие источники страховых платежей. Однако кризис затронет всех. Страховая защита не является предметом первой необходимости, поэтому население на этом будет экономить средства. Пострадает сегмент корпоративного страхования, так как сейчас кризис ликвидности начали испытывать предприятия в металлургической и химической отраслях.
– Что предпримут страховщики для снижения негативных последствий?
– Начнут сокращение кадров, уменьшение премий. Также снизят зарплаты, поскольку страховой рынок был сильно перегрет. Будут активнее развиваться другие сегменты, отличные от автострахования, которое до сих пор было самым востребованным. Станут актуальными узкоспециализированные сферы деятельности, например страхование строительно-монтажных, сельскохозяйственных рисков, медицинское страхование. Сейчас страховой рынок может вытащить из кризиса ОСАГО, потому что принят новый закон о дорожном движении, где есть норма об обязательном наличии страхового полиса у каждого водителя. Все страховщики ринутся в сегмент ОСАГО, и можно ожидать, что к концу года будет рост в 10-15%.
– Возможны ли сделки по продаже страховых компаний по заниженным ценам?
– Раньше за контрольный пакет крупных СК требовали большие суммы, но сейчас акционеры будут пересматривать стоимость или заморозят проекты по привлечению инвестиций до конца следующего года. Ввиду того, что необходимо производить страховые выплаты, ожидаются поглощения маленьких СК. Вопрос в том, есть ли на рынке ресурс для этих поглощений. Иностранные страховщики также испытывают серьезные проблемы, и средств для инвестиций у них нет.
Дмитрий Гончаров, председатель наблюдательного совета ФГ Страховые традиции
– Какие действия следует предпринимать страховщикам, чтобы смягчить влияние кризиса на свою работу?
– Это зависит от того, насколько глубоким будет кризис. Если это просто небольшой спад, то достаточно пересмотреть расходы и сократить непродуктивные затраты. Если же кризис затронет всю экономику, то это может повлечь за собой существенное сокращение страхования. В таком случае нужно избегать тех видов страхования, которые предполагают большие затраты. Мы будем это делать ситуативно, по мере развития кризисных явлений.
– Какие продукты будут пользоваться наибольшим спросом в краткосрочной перспективе?
– С 17 ноября пошло повышение спроса на полисы ОСАГО. Это продиктовано законом, который вводит новые штрафы, а их размер больше, чем стоимость полиса. Если говорить о других продуктах, то, думаю, должен вырасти спрос на рисковое страхование жизни. Определенные надежды мы возлагаем также на страхование банковских депозитов.
– Каким образом снижение объемов кредитования может повлиять на тарифы по автострахованию?
– Когда падает спрос, это означает, что у людей нет лишних денег даже на страховку. Вероятно, тариф должен будет снижаться, как и цены на все основные товары. Другой вопрос в том, что при низком тарифе придется пересматривать продуктовое наполнение, возможно, убирать дорогостоящие опции.
– На сколько могут упасть объемы страхования жизни в связи с массовыми сокращениями на предприятиях?
– Взаимосвязи между сокращениями и страхованием жизни я не вижу. Страхование жизни – это базовая потребность быть уверенным в том, что в крайнем случае, даже если все плохо, с тобой не произойдет ничего страшного. Страхование жизни можно назвать первой прослойкой безопасности, которую должен иметь человек. На нее не нужно тратить много денег – 20-100 грн в месяц можно вкладывать, и это не зависит от того, работает человек или получает пособие по безработице.
Олег Спилка, председатель наблюдательного совета НАСК Оранта
– Кто пострадал от кризиса в первую очередь?
– Первыми пострадали банки, второй мощный эшелон в финансовом секторе – это страховые компании, которые непосредственно связаны с банками. Также негативно кризис отразился на металлургии, строительстве, сельском хозяйстве и т.д. Металлургический сектор пострадал, так как продукция в основном шла на потребности строительной отрасли, где наблюдается серьезнейшее падение.
– Кому из страховщиков придется труднее остальных?
–Тем, для кого в предыдущие годы приоритетом было развитие банковского и дилерского канала продаж, а также страховщики, у которых не сбалансирован портфель. Есть компании, у которых КАСКО и ОСАГО занимают свыше 80-90%. В первую очередь они пострадают из-за сокращения банками кредитования. Автодилеры стали меньше продавать, автозаводы останавливают работу на разные сроки – от недели до месяца, и это естественно отражается на уровне продаж.
– На сколько снизятся объемы премий СК в 2009 году?
– По моим прогнозам, объемы страховых премий на классическом рынке должны остаться приблизительно на уровне этого года, если не будет ухудшения ситуации и крупных банкротств в банковском и страховом секторе. Думаю, доверие к этой части финсектора должно остаться, плюс ко всему банки выдавали кредит не на один год, соответственно страховые компании должны поработать над перезаключением договоров вместе с банками.
– Как будут выживать СК, специализирующиеся на bank assurance?
– Выжить они могут только благодаря тому, что пересмотрят демпинговую политику, а также если активно будут заниматься перезаключением договоров страхования по банковским продуктам.
– Каким образом отразился на страховщиках запрет НБУ на снятие депозитов, срок выдачи которых еще не истек?
– Запрет на досрочное изъятие депозитов не лучшим образом повлиял на страховую отрасль. В постановлении НБУ нет однозначного запрета на досрочное расторжение депозитов, но страховщики, работающие с банками, у которых и без кризиса репутация достаточно сомнительная, могут серьезно пострадать.
– Могут ли в ближайшей перспективе начаться процессы поглощений СК из-за снижения их стоимости?
– В ближайшие полгода-год начнет расти количество таких сделок. В условиях кризиса эти процессы активизируются, особенно на развивающихся рынках. Тот, кто через полгода будет иметь ресурс для поглощения, выйдет из кризиса гораздо мощнее. Мы планируем через полгода начать ряд переговоров по поглощению некоторых компаний, представляющих для нас интерес в плане развития направлений, которые, возможно, в Оранте были недостаточно развиты. Здесь можно идти по пути поглощения компаний, которые ведут одну линию бизнеса. Хотелось бы развить медицинское страхование, а также направление морских и авиационных рисков.

Минфин выплатил по еврооблигациям

20 ноября Министерство финансов Украины выплатило $32,9 млн. дохода по украинским государственным еврооблигациям, выпущенным в ноябре 2006 года на сумму $1 млрд.
Доходность данных еврооблигаций — 6,58% годовых, срок обращения — 10 лет. Доход по облигациям выплачивается два раза в год.
Банковские новости

Отложите на будущее

Готовиться к кризису в следующем году стоит уже сейчас. Первый шаг — не поддаться всеобщей панике и самостоятельно оценить финансовую ситуацию в стране и мире.
Сегодня полностью свои денежные сбережения защитить не удастся никому, так как все инвестиционные инструменты, перекрывающие инфляцию либо валютные скачки, сегодня неэффективны в силу разных причин, — уверен Евгений Савельев, руководитель департамента по привлечению иностранных инвестиций и развитию бизнеса финансовой группы КОСМОС.
Распределить и перепрятать
Эксперты прогнозируют, что ситуация на финансовом рынке в Украине в следующем году усложнится еще больше. Потому, по их мнению, главное — подготовиться к непредвиденным ситуациям заранее и более внимательно относиться к своему личному бюджету, не тратить лишних денег. Простому обывателю необходимо рассчитать возможные минимальные и обязательные траты на будущий год. После сведения дебета и кредита семейного или личного бюджета, можно выделить свободную сумму, которой вы сможете оперировать в плавающем формате, — советует Савельев. Все остальные деньги и сбережения должны быть равноценно распределены по месяцам, чтобы продержаться будущий непростой год.
Вариантов распорядиться свободными средствами много. Чтобы выбрать правильный способ сохранения капитала, специалисты советуют научиться самостоятельно анализировать финансовую ситуацию и не идти на поводу разных информационных спекуляций. Основной способ, как можно в сегодняшних непростых условиях сохранить деньги — это спокойствие. Как только вы начнете подаваться всеобщей панике, вы обязательно потеряете деньги.
Постарайтесь присматриваться к тенденциям разных рынков. Возможно заработать только там, где другие теряют, поддаваясь стадному инстинкту, — рассказал 24 Евгений Савельев.
С наименьшими потерями
На сегодняшний день большинство инвесторов, как и в старые добрые времена роста, задавая вопрос Куда вложить деньги?, как правило, ожидают услышать название инструмента, который будет приносить реальный прирост капитала и будет ликвидным в любой перспективе. Кроме валютных еврооблигаций, которые могут купить далеко не все субъекты финансового рынка, не говоря уже об отдельных гражданах, инструментов с такими параметрами сейчас на внутреннем рынке просто нет. Философией инвестирования в период кризиса должно стать сбережение ранее заработанного, а не его приумножение, — уверена Евгения Макаренко, руководитель департамента по работе с частными клиентами инвестиционной группы Арт-Капитал. Поэтому в данный момент необходимо находить инструменты, обеспечивающие норму доходности несколько выше ожидаемой инфляции, обладающие достаточной надежностью и относящиеся к финансовым активам с обязательной выплатой интересов. Необходимо выбрать стратегию использования различных финансовых инструментов в комплексе — рассчитывая на сохранность личных сбережений на краткосрочную и долгосрочную перспективу. Прежде всего, нужно определиться с целями, которые ставит себе инвестор. Какие предпочтения — он хочет сохранить капитал или получить высокий доход, сроки вложения капитала: короткие — до 1 года или более длительные — 2-5 лет.
Выбор будет зависеть от ответов на эти вопросы. Идеальным выглядит вариант балансировки средств: краткосрочные средства держать в банках, долгосрочные в инвестиционных фондах, — считает Александр Панченко, директор КУА-АПФ Тройка Диалог Украина. Как свидетельствует практика, долгосрочное инвестирование снижает риски потерь и может обеспечить достаточный уровень прибыли. Для поддержания текущей платежеспособности и достигнутого уровня жизни следует обратить внимание на инструменты с фиксированной доходностью, в долгосрочной перспективе возможна покупка акций перспективных предприятий, которые сейчас возможно приобрести по максимально низкой цене и которые в итоге принесут своим владельцам значительный процент прибыли, — поясняет Евгения Макаренко.
Корзина денег
Специалисты рекомендует ориентироваться на инструменты с высокой ликвидностью. В нынешней ситуации таковыми являются валюта (доллар, иена), золото в слитках и облигации внутреннего государственного займа. Именно эти финансовые инструменты на данный момент имеют возможность выполнять функцию защиты личного капитала от обесценивания под влиянием инфляции и негативных тенденций в экономике, — считает Евгения Макаренко.
По мнению Юрия Сербина, менеджера по управлению активами ООО КУА Эф Ай Эм Капитал, самый оптимальный вариант сохранения богатства на ближайший год — это создание мультивалютной корзины: 35% — долларов США, 45% — евро и 20% — в национальной валюте. В течение следующих 6 месяцев возможно стоит перевести долларовые сбережение в швейцарский франк, но эта валюта нераспространена на нашем рынке. Как правило, швейцарский франк наиболее стабильная валюта во время финансовой нестабильности в мире, — уверен он.
Кроме того, специалисты не советуют делать резких движений с деньгами.
Хаотичное закрытие депозитов, перевод денег в знакомые доллары, покупка крупных и зачастую ненужных вещей, которые чаще всего оказываются не активом, а пассивом, например, машина, — далеко не лучший способ сохранения средств. Необходимо создать свой собственный инвестиционный портфель из различных финансовых инструментов, который поможет вам выйти из кризиса если и не совсем без потерь, то хотя бы с минимально возможными потерями, — комментирует 24 Андрей Хорошун, директор киевского финансового центра КУА Tiger Asset Management.
Золотой предохранитель
Вложение средств в драгоценные металлы — один из наиболее эффективных способов управления валютными рисками, уверяют финансисты. Стоимость драгоценных металлов, в частности золота, со временем увеличивается. Лишь на протяжении 2008 года золото подорожало на 20%, а в 2007 году — более чем на 30%. Таким образом, инвесторы, вложив средства в банковское золото по цене $330 за тройскую унцию несколько лет назад, увеличили свои состояния более чем вдвое, — комментирует 24 Анна Ткаченко, вице-президент бизнеса Индивидуальные финансы АБ Диамантбанк.
Уловив эту тенденцию, инвесторы получили сигнал к действию, считая золото надежным убежищем для своих инвестиций. В итоге котировки повышаются, создавая неопределенную ситуацию на международных биржах. Разница между покупкой и продажей 100 г золота в украинских банках порой достигает 5-10%. И инвестиции в металлы требуют длительного времени, не менее 5 лет, — поясняет Юрий Сербин.
В краткосрочной перспективе специалисты не советуют вкладывать средства в недвижимость и земельные участки. Риск потери средств тут значительный.
Недвижимость оказалась проигрышным вариантом для тех, кто инвестировал в нее в прошлом году. В некоторых регионах стоимость квартир уже упала на 20- 30% и пик падения цен на нее еще не пройден, — констатирует Юрий Сербин.
Личный опыт
Ольга Прихно, финансовый директор ГК ГЕРЦ:
— Главный акцент защиты средств — максимально снизить свой уровень фиксированных обязательств, плюс сформировать свой домашний стабилизационный фонд — сумму на погашение фиксированных затрат в случае временной потери источника финансирования или перебоев в расчетах со мной моей компании. При отсутствии такого фонда любая задержка с финансированием может поставить семью в довольно затруднительное положение.
Как физлицо, живущее за счет доходов от своей работы, не имеющее пассивных доходов (платы за сданную в аренду квартиру, процентов по депозитам, и др.), я сделала несколько конкретных шагов:
Хочу работать еще эффективнее, чтоб мое конкурентное преимущество полностью было востребовано компанией.
Имею запас денежных средств в сумме прожиточного минимума на два месяца, которые сохраняются на карточном счету по договору, где начисляются проценты на остаток денег на счете. Эта сумма меньше, чем я бы получила по банковскому депозиту, но она дает мне доступ к деньгам в любое время.
Точно знаю сумму ежемесячных затрат, которую мне нужно оплачивать — квартплата, стоимость бензина для наших машин, парковка, расходы на питание и т. д.
Я отказалась от покупки новой машины (моей машине всего 1,5 года) и приостановила проект строительства загородного дома.
Планирую отдохнуть на Рождество в Украине.
Мы опять стали готовить дома, и встречи с друзьями проходят в теплой домашней обстановке.
Мы вернулись к простым продуктам — овощи в Украине стоят недорого, а рыба намного полезнее мяса. Вот только как мне это объяснить моим мужчинам?
Все деньги, которые у меня остаются после оплаты всех обязательных платежей, я направляю на погашение кредита (взятого на строительство загородного дома).
Прямая речь
Людмила Короткова, начальник управления стратегического маркетинга ООО КБ АРМА:
— В первую очередь, не советую паниковать насчет наступившего кризиса, так как все-таки он коснулся не всех. Во-вторых, следует реально оценить объем своих сбережений. Если это достаточно весомая сумма, то стоит подумать о покупке земли или вложении в недвижимость. Конечно, в недостроенное жилье сейчас вкладывать деньги очень рискованно, так как кредитование недвижимости приостановлено.
Сейчас очень снизилась цена на акции многих крупных предприятий, эксперты советуют воспользоваться этой возможностью, но не стоит забывать, что существует огромный риск таких вложений. Если вы все-таки решили вложить свои свободные средства таким способом, то будет не лишним довериться профессионалам, которые посоветуют, на какую сферу деятельности лучше всего обратить внимание, чтобы вы могли получать наибольший доход.
Если в вашем распоряжении небольшая сумма, то возможно подумать о покупке банковских металлов. Не стоит скупать ювелирные изделия, как объект вложения они не подходят, их потом примут только по ломбардной стоимости.
Также не нужно забывать о классическом вложении средств — депозитных вкладах, в которых сейчас нуждаются все банки, тем более что процентные ставки сейчас очень завышены и этим действительно стоит воспользоваться.
Фридрих Вайс, председатель наблюдательного совета Home Credit Bank:
— Есть старое доброе правило, не утратившее своей актуальности и сегодня: распределите ваши сбережения таким образом, чтобы треть из них находилась в денежных средствах, треть в недвижимости или собственности на землю и треть в золоте.
Это простое правило эффективно работает на протяжении многих веков.
Конечно, время от времени жизнь и текущая экономическая ситуация, вносит корректировки, но суть остается неизменной. Более того, человек может подстроиться под эти правила. Ипотечный кризис уже вызвал падение цен на недвижимость во многих странах, тем самым, сделав весьма привлекательными и еще более доступными инвестиции в объекты недвижимости.
Я выбрал простую стратегию, руководствуясь озвученным правилом. Во-первых, большую часть своих сбережений разместил на депозитах, на разные сроки и в разных валютах.
Во-вторых, часть денег инвестировал в землю и недвижимость, где проживаю.
Налицо неоспоримое преимущество — мне не нужно платить арендную плату.
Поэтому я могу быть уверенным за эти инвестиции даже в условиях экономического кризиса, так как земля или дом никогда не утратят своей абсолютной стоимости. А после того как кризис закончится, недвижимость, имеющая хорошее месторасположение, также быстро поднимется в цене. В- третьих, часть своих средств я храню в драгоценных металлах.
Юрий Сербин, менеджер по управлению активами ООО КУА Эф Ай Эм Капитал:
— Мои личные финансы имеют некую структуру и распределение. Я старюсь ежемесячно часть дохода направлять на сбережения. Мои сбережения распределены по разным активам. Часть сбережений находиться в фондах с рисковой стратегией и я понимаю, что реальную прибыль они смогут принести в течение последующих 2-3 лет, и это нормально. Я же их откладываю не до завтра или до следующего месяца. Необходимо строить личную систему финансов, резервируя сбережения под краткосрочные, среднесрочные и долгосрочные цели. Под краткосрочные цели стоит инвестировать или откладывать в инструменты денежного рынка — депозиты, при этом отслеживая политику финансового учреждения. Возможно, для вас будет выгодно вложить не 1 раз на 6 месяцев, а 6 раз на 1 месяц (в текущих условиях имеет место политика повышения депозитных ставок).
Что касается среднесрочных активов, то они распределены в мультивалютной корзине и размещены на краткосрочные депозитные вклады. Это необходимо для того, чтобы нивелировать риски, связанные с досрочным возвратом депозитного вклада. Также, скорее всего, в течение последнего квартала 2008-го и первого квартала 2009 года мы будем наблюдать рост депозитных ставок по всем депозитам, что даст возможность переоформить депозитные вклады под более выгодные процентные ставки. Где хранить деньги? Дополнительно см. по адресу http://24.ua/archive/show/id/74409.htm

Встречное движение

Жесткая посадка развивающихся экономик может оказать сильное негативное влияние на экономически развитую часть мира.
Яизобрел валютные кризисы, – пишет в своей колонке в New York Times Пол Кругман, обладатель Нобелевской премии в области экономики 2008 г. – Не их самих, конечно, но в 1979 г. опубликовал первую работу в современной академической литературе по данному предмету. И, как я люблю повторять, с тех пор бизнес процветает как никогда раньше. Читая отчеты своего бывшего студента Стивена Джена, главного валютного стратега Morgan Stanley, Пол Кругман отмечает, что тот подметил важную тенденцию: со времени падения Lehman Brothers есть четкие сигналы о начале валютного кризиса на развивающихся рынках в мировом масштабе, включая Восточную Европу. Стивен Джен подчеркивает, что это не азиатский или латиноамериканский кризис, а глобальный: Пока финансовый сектор США является центром глобального кризиса. Но я боюсь, что в ближайшие месяцы жесткая посадка развивающихся экономик окажет сильное негативное влияние на экономически развитую часть мира.
На валютной игле
На протяжении многих лет быстрорастущие экономики развивающихся стран щедро подпитывались финансовыми вливаниями из развитой части планеты. Потоки прямых и портфельных иностранных инвестиций, привлечение средств с помощью еврооблигаций и первичного размещения акций, разнообразных кредитов, в том числе синдицированных, – все это отразилось на их развитии самым непосредственным образом. Причем эти явления имели двухуровневый характер – проявлялись как на уровне государств, так и корпораций. Суверены жадно накапливали дефициты текущих счетов своих платежных балансов за счет растущего импорта, выходя в плюс благодаря притоку средств из-за рубежа по финансовому счету. Корпорации подсели на внешние валютные заимствования, которые и давали толчок их росту. Коммерческие банки, сыгравшие не последнюю роль в кризисе, охотно поощряли валютное кредитование корпоративного бизнеса и физических лиц. Получалась парадоксальная ситуация: многие заемщики, не имея никаких активов в иностранной валюте либо валютной выручки, несли на себе огромные валютные обязательства. При этом выстраивалась цепочка: заемщик должен валюту своему банку-кредитору, а тот в свою очередь обязан погашать задолженность иностранным контрагентам. А то, что довольно значительная часть заемных средств шла в том или ином виде на финансирование импорта, и вовсе замыкало большую часть экономики на иностранной валюте.
В период регулярного поступления средств из-за рубежа такая практика не сулила субъектам экономики больших проблем, да и рефинансирование никто не отменял. Все это было выгодно получателям инвестиций и развитым странам, а также местным заемщикам, которые старались удешевить свои обязательства за счет более дешевой иностранной валюты. В какой-то момент потоки настолько ускорились, темпы роста до такой степени увеличивались, а доходы так выросли, что почти все забыли о рисках. Но как только приток иностранной валюты начал уменьшаться, а затем почти вовсе иссяк, начались проблемы. Об их угрозе говорили многие, но никто так и не удосужился хоть что-то сделать для минимизации их влияния в кризисный период.
Болезненная ломка
В разгар финансового кризиса поток финансирования практически иссяк, что поставило компании из многих отраслей экономики на грань выживания. Теперь в отношении некоторых стран с развивающимися экономиками (особенно Восточной Европы) эксперты ставят под сомнение сохранение экономического роста. Турбулентность на мировых рынках привела к снижению спроса на большую часть экспортной продукции. А ведь именно рост экспорта выступал в этих странах главным драйвером экономического роста. Украина, известная как сырьевой придаток, также имеет призрачные шансы на рост в ближайшем будущем экспортных поставок.
Что такое экспорт? Это приток валютной выручки, а она, наряду с притоком по финансовому счету, как раз и формирует основную массу предложений валюты на местных рынках. В ситуации, когда валютная выручка сокращается, инвестиции также тяготеют к своим минимумам, имеют более целевой и менее спекулятивный характер, сокращая предложение валюты в стране. А учитывая, что спрос на нее в большинстве развивающихся стран довольно высок (благодаря кредитной валютной игле и необходимости погашения задолженностей), на подавляющем большинстве рынков возникает дисбаланс между валютным спросом и предложением. Возникает вопрос, чем его закрывать? Для банков (за исключением иностранных дочек) и бизнеса внешние рынки закрыты, поэтому остаются лишь золотовалютные резервы страны. Но центробанки очень неохотно их тратят, особенно если резервов не так уж много. Банкиры стоят перед дилеммой: дать рынку то, чего он хочет сейчас, или столкнуться с существенным снижением резервов завтра и оказаться, по сути, в роли статиста на внутреннем валютном рынке.
Как раз в этот момент на авансцену выходит Международный валютный фонд, выдавая на астрономические суммы стабилизационные кредиты нескольким странам. Причем делает это он в довольно сжатые сроки, что уже само по себе указывает на степень обеспокоенности ситуацией мирового сообщества. В случае с Украиной это двухгодичная кредитная линия (stand-by) на сумму $16,4 млрд. Но хватит ли этой суммы для обеспечения стабильности на валютном рынке? С учетом золотовалютных резервов Нацбанка, на первых порах вполне может хватить. Далее возможны варианты. Все зависит от того, каким образом станут расходоваться эти средства, ведь, помимо плановых погашений внешних заимствований, в будущем году нужно будет финансировать еще и импортеров. Да и внутренние валютные задолженности, а также необходимость обслуживать полученный кредит от МВФ никто не отменял.
Следовательно, спрос на валюту вряд ли будет падать. К тому же вызывает сомнения будущее финансового счета платежного баланса – каких-либо заметных инвестиций в текущей ситуации ожидать не приходится. По этой причине шансы на то, что резервы будут постепенно снижаться, довольно велики. Снижаться будет и курс национальной валюты, причем именно такие настроения преобладают среди иностранных финансистов – фьючерсы по гривне на несколько месяцев вперед уже с лихвой перекрывают текущий курс нацвалюты.
Не останется в стороне и экономика: дисконт по инструментам страхования от дефолта Украины (credit default swaps) один из наиболее высоких в мире. В дефолт нынешняя власть, возможно, и не верит, но пессимизм присущ и ей. Мы вынуждены ожидать рецессию украинской экономики в следующем году, – уверен Александр Шлапак, первый заместитель главы Секретариата Президента Украины. На фоне указанных выше тенденций экономика будет характеризоваться ростом себестоимости производства и его сокращением, что приводит к росту цен. Насытить внутренний рынок чем-то, кроме как импортной продукцией (пусть даже в меньших объемах), в краткосрочной перспективе не представляется возможным. При росте курса стоимость импорта также будет расти. А при очевидных даже сегодня увольнениях и росте уровня безработицы ситуация уже близка к стагфляции – одновременному росту инфляции и безработицы.
Текущая ситуация представляет угрозу не только для развивающихся, но и развитых стран (не даром МВФ в пожарном порядке ищет дополнительные ресурсы). На протяжении последних полутора лет развивающаяся часть планеты давала 2/3 роста глобальной экономики. Утрата такого драйвера роста не может пройти незамеченной ни для кого. Пусть Китай пострадает в меньшей степени, но что делать остальным? Сейчас я чувствую себя как человек, которому сказали Не падай духом – все могло бы быть хуже!. Но после этого все действительно стало хуже, – пишет в своей новой колонке Пол Кругман.

Фирташ расплатится за долги банка Надра деньгами налогоплательщиков?

Нацбанк терроризируют новые владельцы Надра Банка, выбивая новые стабилизационные деньги от МВФ. Расплачиваться придется нам с вами
Похоже, новый владелец Надра Банка Дмитрий Фирташ решил за счет денег украинских налогоплательщиков порешать свои личные бизнес-интересы.
Багнет уже писал, что Надра Банк, оказавшийся на грани банкротства, должен по внешним займам около $400 млн., из которых $100 млн. по еврооблигациям и около $300 млн. Нацбанку. Еще $500 млн. банк задолжал за текущие долги перед своими клиентами.
Напомним, что в начале октября Надра получили от главного банка страны экстренный кредит в сумме 1,5 млрд. грн. Как сообщали СМИ, эти деньги банку понадобились на своевременное погашение синдицированного кредита в $130 млн. и $100 млн. за те же еврооблигации.
В начале ноября 86,7% Надра Банка, через компанию Group DF, взял под контроль Дмитрий Фирташ, которого также связывают со скандально известным РосУкрЭнерго.
Интересно, что смена собственников Надра Банка сопровождается массой недосказанностей. Фирташ через подконтрольную ему Group DF Real Estate AG (зарегистрирована 21.06.07 г. в Вене, Австрия, с уставным капиталом €70 тыс.) якобы купил 86,7% акций. Согласно официальной информации с сайта банка, по состоянию на 1 сентября 2008 г., акционерами Надр числились: Игорь Гиленко — 33,4%, Сергей Лагур — 33,7%, Вадим Пятов — 19,6%, инвестиционные фонды — 7,8%, работники банка — 5,1%, По информации СМИ, акции Пятова на самом деле принадлежат известному политику и бизнесмену Игорь Еремееву, а Пятов осуществляет только контроль акций.
Суматоха возникла после первых сообщений о покупке Надра Банка Фирташем.
Вначале была распространена информация, что Фирташ покупает 51% акций банка. Затем что около 90%. Стоимость сделки составляет — то номинальную стоимость акций (совокупно на начало июля нынешнего года — 390 млн. грн.), то $600 млн. Полагаем, что вся эта информация в той или иной степени справедлива, но рассматривать ее надо в привязке к хронологии событий. А вырисовывается следующая картина.
Есть данные, что истинные собственники части акций Надра Банка — некие братья Илья и Вадим Сегаль (граждане США). Один из них — Вадим — в свое время был в составе Наблюдательного совета Надра Банка, из которой вышел еще в 2006 г. Братья Сегаль, якобы задолжали немалую сумму денег известному авторитету Семену Могилевичу, которому подконтролен Дмитрий Фирташ. Сегаль передали свою долю Фирташу в качестве отступного. Вот почему фигурировала стоимость продажи акций по номинальной цене. Якобы Сергею Лагуру и Игорю Еремееву не захотелось иметь продолжать свой бизнес в Надрах в такой ситуации. Поэтому они предложили купить их долю. Здесь в СМИ, очевидно, и появляется цена в $600 млн., и доля в 86,7% акций.
Параллельно с этим Нацбанк требует от Фирташа ускорить процесс завершения сделки — скорее всего, подразумевая полную оплату по контракту. Кроме того, большой инвестор, как его обозвала пресс-служба Надра Банка берет на себя обязательства по инвестированию в банк. А сумма, как видно из его внешних обязательств, скопились не маленькие. Но, очевидно, что большой инвестор особыми денежными ресурсами не располагает, и он явно не рассчитывал, что ему придется платить $600 млн. за покупку акций.
Ничтоже сумняшеся в середине ноября Надра Банк, который уже получил около $300 млн. в качестве рефинансирования, просит у Нацбанка еще денег на стабилизационные цели. Похоже, что новые собственники, таким образом, рассчитывают на деньги Международного валютного фонда, расплачиваться за которые по традиции будут рядовые украинцы. Напомним, МВФ выделяет Украине $16,4 млрд. под 4% годовых (первый транш МВФ в размере $4,5 млрд. в НБУ получил 10 ноября). Кстати, как сообщали СМИ, по мнению Президента Украины Виктора Ющенко, кредит МВФ является так называемым кредитом до востребования, и обращаться к нему нужно в последнюю очередь, когда другие механизмы дают сбой.
Фирташ очевидно решил, что сейчас именно такой случай, и, как мы уже говорили, попросил еще денег у Нацбанка. НБУ расточительный подход к трате международных денег не совсем понравился. Тем более что параллельно рефинансирования у Нацбанка попросили братья Клюевы — собственники основной части акций Проминвестбанка.
Как сообщает сайт газеты Экономические известия (от 17.11.2008 г.), требования акционеров ПИБ и Надра заставили правление НБУ заседать до позднего вечера в пятницу. В результате было принято категоричное решение — либо в банки поступят средства, либо Нацбанк будет форсировать введение временной администрации в банке Надра и воспрепятствует проведению допэмиссии акций ПИБ. В тот же день Владимир Стельмах сообщил акционерам обоих банков о принятых решениях и пообещал уже в понедельник ввести в Надрах временную администрацию, если не будут выполнены прежние договоренности.
По слухам, смягчить гнев суровых дядек, распоряжающихся средствами МВФ, в Киев приехал сам Дмитрий Фирташ. Якобы он лично гарантировал председателю Нацбанка Владимиру Стельмаху около $1 млрд инвестиций в банка Надра.
Фирташ таки обладает даром убеждения. Буквально на следующий день первый заместитель Стельмаха, Анатолий Шаповалов, расшаркался в том плане, что упомянутые банки выполняют взятые на себя обязательства и в этих банках все будет хорошо. Правда, официальных сообщений о выделении допсредств Надрам не поступило, но уже 18 ноября пресс-служба банка распространила заявление о том, что синдицированный долг в $130 млн. погашен.
А пока охота за деньгами МВФ продолжается, Фирташ, похоже, взялся за поиски пресловутого миллиарда. В конце прошлой недели разгорелся уже давно знакомый украинцам спектакль на газовую тематику в разгар отопительного сезона. Президент РФ объявляет, что Украина должна России за поставленный газ $2,4 млрд. НАК Нафтогаз Украины, в свою очередь, долги перед Газпромом не признает. Как сообщил газете КоммерсантЪ замглавы Нафтогаза Украины Владимир Триколич, долг его компании перед трейдером RosUkrEnergo (на 50% принадлежит Газпрому и является единственным поставщиком газа на Украину) за поставленный в этом году газ составляет с учетом всех нюансов всего лишь $1,26-1,27 млрд, а перед Газпромом никаких долгов нет.
Не знаем случайность это или нет, но расхождение в оценках долга между Украиной и Россией как раз и составляет чуть более $1 млрд., которые получается осели в недрах фирташевской RosUkrEnergo.
Безусловно, спасать свои активы, свой бизнес и т.п. с меркантильных соображений дело вполне правое. Но почему это делается за счет тепла в домах украинцев и за счет денег рядовых налогоплательщиков. Получается, что Фирташ, прося деньги у государства (пусть их источником и выступает МВФ, это не суть важно), гарантирует государству взятые на себя обязательства теми государственными деньгами или если правильней говорить деньгами налогоплательщиков.
Здесь хочется задать вопрос: А сколько большой инвестор, пока не вложивший в тот же банк Надра обещанных инвестиций, сам заплатил налогов в Украине?