Банковская нежить

Финансовый кризис больно ударил по украинским банкам. Во-первых, этой осенью население и предприятия хорошенько подчистили свои депозиты. По данным НБУ, в октябре они изъяли из финучреждений 21,46 млрд. грн., в ноябре — еще 10,96 млрд. грн. Во-вторых, с января по октябрь общий объем проблемных кредитов увеличился с 6,3 млрд. грн. до 12 млрд. грн., а их удельный вес в портфеле займов вырос с 1,31 % до 1,78 %. Согласно данным финансовых аналитиков, только в октябре количество некачественных кредитов физлиц стало больше примерно на 25 %, корпоративного сектора — на 20 %. Да и прогнозы неутешительны. Коллекторы предсказывают, что к концу текущего года дефолт по кредитам только физлиц составит 15-17 %. А пик невозвратов ожидается в следующем году — 2530 % по займам населения.
Сегодня никто не может сказать, какие банки оказались в наихудшем положении: крупные, средние или мелкие. Дескать, кризис системный, поэтому задевает абсолютно всех. Тем не менее НБУ обещает рефинансирование только тем финучреждениям, которые организованы в форме ОАО и оплаченный уставный капитал которых составляет не менее 500 млн. грн. (постановление НБУ N 367 от 11 ноября). На 1 октября этим условиям соответствовали лишь 16 банков из 182 действующих. Есть две весьма противоречивые версии того, почему регулятор выделил именно крупные банки. По первой из них, именно они менее устойчивы к кризису. Согласно второй версии, НБУ сделал ставку на крупняк, так как считает, что пережить лихую годину достойны только сильнейшие.
Чистка рядов?
Последние года три на рынке муссируется мнение, что 180 банков для Украины — слишком много. По чьим-то подсчетам, их должно быть не более 50. К каким только мерам не прибегал НБУ, дабы заставить лишние банки уйти с рынка, но это ему так и не удалось. Теперь у регулятора появился шанс проредить ряды финучреждений с помощью упомянутого постановления N 367. Причем в НБУ этого даже не скрывают. Глава Совета Нацбанка Петр Порошенко недавно заявил, что не видит необходимости поддерживать все банки. И что банкротство — нормальный механизм рыночной экономики. По его словам, нынешний кризис сметет с рынка случайных людей, попавших в бизнес благодаря коррупции. Экс-заместитель главы НБУ Сергей Яременко возмущен: Почему-то никто не говорит, что 120 тысяч предприятий для страны — это много, поэтому давайте оставим 120. Все кричат о среднем и малом бизнесе и носятся с ним как дурень с писаной торбой. А вот 180 банков — много. Это что — метод селекции? Так дайте всем банкам поровну, и мы узнаем, кто сильнее.
Надо сказать, многие страны в периоды кризиса поддерживают именно крупные банки. Так поступили, например, Великобритания, Германия, США, Россия. Как свидетельствует мировой опыт, крупные банки плохо переносят такие ситуации и обычно первыми начинают если не рушиться, то испытывать большие трудности. Достаточно вспомнить осень 2004 г. — в разгар оранжевой революции весьма сложная ситуация сложилась в Авале, так как вкладчики ринулись забирать из него депозиты и снимать деньги с текущих счетов. В этом году многие отечественные крупные банки оказались в еще худшем положении, чем тогда Аваль.
Как заметил первый заместитель предправления ЗАО Дочерний банк Сбербанка России Владислав Кравец, при кризисе у маленьких банков — маленькие проблемы, а у больших — большие. Хотя президент Виктор Ющенко говорит, что деньги, которые регулятор выдает избранным финучреждениям в качестве рефинансирования, используются не по назначению. По его словам, банки берут у НБУ деньги для того, чтобы потом обменять их в том же центробанке на иностранную валюту. И это — главная причина девальвации гривни. Глава государства считает, что не стоит рефинансировать банки до стабилизации национальной валюты. Нельзя говорить о кредитных вливаниях, о кредитной помощи, пока курс гривни будет нестабилен. Потому что ее падение на 0,5 % или на 1 % за одни торги приносит работающим на этом рынке учреждениям приблизительно 500700 % годовых дохода. О каких вливаниях может идти речь? — возмущается президент.
Кстати, по требованию Международного валютного фонда (который выделил Украине кредит stand-by в размере $ 16,4 млрд.) в конце ноября НБУ затеял проверку первых 34 банков. Этим займутся уполномоченные регулятором аудиторские компании: KPMG, Delloite, ErnstYoung, PricewaterhouseCoopers, Grand Thorton, Baker Tilly Ukraine, БДО Баланс-Аудит и РСМ АПиК. Они исследуют состояние кредитных портфелей, методику предоставления кредитов, состояние заемщиков и предоставленные залоги. Кроме всего прочего, проверке подвергнется ресурсная база банков: аудиторы выяснят, соответствуют ли сроки привлекаемых пассивов срокам размещения активов. Если будут выявлены нарушения, Нацбанк может применить санкции: отказать в рефинансировании, снизить рейтинг. То есть в результате этих проверок круг избранных может еще больше сузиться.
Спасение утопающих
По мнению экспертов, способность отечественных банков удержаться на плаву в период финансового кризиса будет зависеть не столько от размера кредитно- финансового учреждения, сколько от его качества активов. Все зависит от качества кредитного портфеля и умения банка управлять в нестандартных ситуациях. В условиях кризиса некачественный кредитный портфель -бСльшая проблема, чем в условиях роста, — считает руководитель управления риск- менеджмента банка Диамант Дмитрий Василик. Советник предправления Укргазбанка Александр Охрименко полагает, что выбраться из кризиса труднее всего будет средним банкам, которые быстро наращивали свои активы. Они увеличивали свои портфели очень быстро и на авось. Эти банки рассчитывали вначале нарастить активы, а затем подогнать капитал. Не имея нормального капитала, обслуживать этот портфель им будет очень сложно, — заметил господин Охрименко.
Что касается мелких банков, то некоторые финансисты склонны думать, что у них особых проблем не будет: У таких финучреждений маленький кредитный портфель, они знают в лицо всех своих должников и, скорее всего, смогут с ними договориться и реструктуризировать долг. Хотя возможны и другие варианты развития событий. По мнению главы представительства словенской финансово-банковской группы NLB Антона Сергеева, вскоре перед многими банками встанет вопрос о выживании: В течение полугода-года украинские банки будут наращивать портфели проблемных кредитов. Количество невозвратов будет только расти. И это вполне объяснимо. Ведь многие люди брали кредиты в иностранной валюте по курсу 4,64,8 грн. / $ 1. Сейчас он 7,5 грн. / $ 1.
И каким он будет завтра, никто сказать не может. А многие заемщики не в состоянии потянуть даже 6,0 грн. / $ 1. Ведь большинство из них получают зарплату в гривне. Причем жалованье в лучшем случае осталось на докризисном уровне. В худшем -его урезали на 3045 % или отправили в отпуск за свой счет. Так что уже сегодня часть заемщиков отказываются платить по обязательствам.
Конечно же, и в правительстве, и в НБУ прекрасно понимают, что массовые дефолты по кредитам могут обвалить всю банковскую систему. Чтобы не допустить этого, Министерство финансов предложило свой механизм погашения кредитов населением. В Минфине считают, что физлицам следует позволить погашать бСльшую часть займа (примерно 3 / 5 всей суммы) по курсу 5,05 грн.
/ $ 1. Оставшееся заемщик будет оплачивать по курсу приблизительно 7 грн. / $ 1. Чтобы банки не потеряли на разнице курсов, они смогут списывать полученные убытки на валовые затраты. Правда, все это пока на уровне предложений, которые 1 декабря обсуждали представители Минфина и банков.
Окончательное решение должен принять НБУ. Регулятор склоняется к тому, чтобы каждый банк сам решал, как строить отношения с заемщиком. Мол, все зависит от резервов и валютных возможностей участников рынка. Кстати, в наделавшем шуме последнем антикризисном постановлении N 413 от 4 декабря Нацбанк рекомендовал своим подопечным рассмотреть возможность снизить ставки по валютным кредитам своим заемщикам.
По мнению Сергея Яременко, выживаемость банковской системы в период кризиса зависит не от нее, а от действий НБУ. Когда действия регулятора нелогичны и хаотичны, то банки поступают так, как летом: замыкаются и пытаются выжить самостоятельно. Но это невыполнимая задача. Ведь их здоровье зависит от здоровья экономики. А так мы получаем результат, который бывает в неорганизованной толпе: броуновское движение. Спасайся, кто может, — говорит бывший замглавы НБУ.
У финучреждений, которые лишены возможности получать рефинансирование от Нацбанка, есть несколько вариантов выхода из кризиса. Секторный аналитик ГК ТЕКТ Ирина Васильева считает, что основная задача таких банков — поиск капитала и реализация необходимых юридических процедур. Прежде всего следует активизировать работу по привлечению пассивов, а также по борьбе с проблемными активами. Делать последнее банки могут как самостоятельно, так и с помощь профессионалов — коллекторских компаний. Второй шаг — разработка и внедрение программы лояльности к заемщикам. Она может включать в себя такие меры, как снижение процентных ставок по кредитам, предоставление должникам возможности перейти на другую валюту, а также кредитных каникул, — полагает гендиректор Европейского агентства по возврату долгов Александр Ильчук.
Некоторые финучреждения, например банк Диамант, БМ Банк, Кредит Европа Банк (бывший Финансбанк, Киев), УниКредит Банк (ранее банк Пекао (Украина) реорганизуются в ОАО. Хотя это не позволит им претендовать на рефинансирование от НБУ, поскольку их оплаченный уставный капитал не дотягивает до 100 млн. грн. Зато вполне позволит привлечь портфельного или стратегического инвестора.
Есть кто живой?
Пережить кризис смогут те банки, которые в последние годы проводили жесткую политику риск-менеджмента. То есть их кредитные портфели диверсифицированы и не сконцентрированы на металлургической и строительной отраслях. В них также относительно небольшой удельный вес потенциально рисковых долгосрочных займов физлицам, — уверена госпожа Васильева.
По мнению опрошенных ЧП финансистов, в 2009 г. не удастся избежать реструктуризации банковской системы и уменьшения валютных балансов финучреждений из-за замораживания кредитования. Директор департамента факторинга ПриватБанка Ростислав Артеменко не исключает возможности национализации некоторых банков. Хотя такая точка зрения весьма спорная.
Ведь для этого нужны немалые деньги, а их у государства нет. Посмотрите на сумму, которую решили добавить в уставный фонд Ощадбанка. Миллиард гривен! Ведь это даже деньгами назвать нельзя, — иронизирует Александр Охрименко. — Что они могут национализировать и в чем участвовать?. Сергей Яременко считает, что в следующем году гораздо большая вероятность банкротства банков, нежели их национализации. Для национализации нужны, во-первых, деньги. А во-вторых, зачем государству столько банков? Легче сказать: перейдите все в экспортно-импортный банк и работайте.
В следующем году, считают эксперты, мы, скорее всего, будем наблюдать слияния и поглощения банков, которые окажутся на грани банкротства. Но и тут есть определенные проблемы — круг покупателей весьма ограничен.
Западные инвесторы к нам вряд ли придут — уж очень высоки риски. Основными покупателями могли бы стать россияне — они неоднократно проявляли интерес к украинскому банковскому рынку, но у них самих проблемы с ликвидностью.
Поэтому потенциальными покупателями отечественных банков являются прежде всего наши соотечественники. Понятно, что рассчитывать на рыночные цены в период финансового кризиса не приходится. Скупать будут по дешевке. Есть украинские и российские инвесторы, которые вынули деньги из бизнеса и очень заинтересованы дешево купить банк, — говорит Александр Охрименко. А Сергей Яременко добавляет: Когда полностью завалимся, тогда и придут спасатели.