Банкир отпущения

Обычно в число наиболее часто употребляемых в новостных выпусках персон входят политики. В последнее время в топ-5 плотно обосновался экономист. Глава НБУ Владимир Стельмах находится на пике скандальной популярности и на острие борьбы между Банковой и Грушевского.
Родители обвала
Пристальное внимание куда более широких кругов общественности, чем только банковские, глава НБУ привлекает, пожалуй, со времен весенней ревальвации.
Но тогда на то, чтобы привыкнуть к достаточно резкому укреплению национальной валюты и отвыкнуть поминать имя Владимира Стельмаха всуе, и у обычных украинцев, и у политиков было несколько месяцев. Курсовые колебания сезона осень-зима-2008 такую возможность не предоставили. И потому вопросом: Что же делает Стельмах? — лица разной степени заинтересованности озадачиваются едва ли не каждый день.
Начало валютного кризиса ознаменовалось волной критики в адрес Нацбанка со стороны экспертов и других государственных институций. Главной претензией было: почему регулятор не участвует в торгах на межбанке. Со временем ситуация выправилась: центробанк несколько раз вышел на рынок, да так активно, что недавние критики забеспокоились о здоровье золотовалютных резервов страны. В дальнейшем список претензий увеличился: от почему не отдают депозиты? через зачем устраивать валютные аукционы? до по какой схеме осуществляется рефинансирование отдельных банков?. Ответ на претензии населения нашелся довольно быстро: ограничение выдачи вкладов погасит панику и пойдет на пользу банковской системе в целом, что отразится на благополучии каждого отдельно взятого вклада. А вот получение разъяснений по поводу тонкостей общей политики Нацбанка проходило с куда большим скрипом. Причем со скрипом таким, что ко второй половине декабря желающие начали сами активно продуцировать искомые ответы. Как раз к тому времени, когда большая часть вопросов конкретизировалась до двух основных: Что происходит с курсом? и Нацбанк вообще чем-нибудь занимается?.
Брифинг главы правительства на тему возможных ответов на эти два вопроса запомнится надолго. Напомним, Юлия Тимошенко обвинила Нацбанк в пособничестве спекулятивным операциям ряда банков и при попустительстве Банковой. Политическая реакция в лучших традициях войн в песочницах последовала сразу же: и Виктор Балога, и Владимир Стельмах рассказали Юлии Тимошенко, что во всех бедах украинской экономики виноват Кабмин. То, что правительство лишено влияния на монетарную политику, как-то забылось — обе стороны явственно жаждали крови в стремлении переложить ответственность с одной головы на другую.
Накалившуюся до предела ситуацию несколько смягчил ряд то ли дополнительных обстоятельств, то ли следствий произошедшего. Во-первых, Виктор Ющенко (скорее всего, независимо от Юлии Тимошенко) пришел к выводу, что основной виновник курсовых колебаний все-таки спекуляции. Правда, на достижениях премьера — обвинении ряда банков — глава государства не остановился: чуть ли не главным врагом национальной валюты были назначены обменники, работающие по агентским соглашениям. Во-вторых, Нацбанк очнулся от затянувшейся летаргии, наконец-то анонсировал совместную с Министерством финансов программу по оздоровлению курса (Подробности о ней уже упоминали) и перешел на стадию активности. И, наконец, в-третьих, то ли с перепугу, то ли в силу объективных причин (как, например, насыщение валютного рынка), но доллар пополз вниз. Правда, неизвестно, надолго ли. И неизвестно, чья это заслуга
Юлия Тимошенко, а за компанию с ней и часть парламента, расценила укрепление гривны как иллюстрацию правильности выводов премьера, вследствие чего было решено создать парламентскую комиссию по проверке деятельности НБУ. Заодно в ближайшее время БЮТ планирует инициировать отставку Владимира Стельмаха. С другой стороны, Банковая дает главному банкиру страны фору на устранение последствий центробанковского легкомыслия и заверяет, что наибольший вред всей системе нанесли необоснованные и истерические (по определению главы СП) обвинения главы правительства. А если глава Нацбанка, даже с учетом вполне обоснованных вопросов к его действиям, виноват чуть- чуть, то и в родители валютного кризиса его записывать пока рановато.
Вопрос в том, чья точка зрения победит.
Коней на переправе не меняют?
Мотивы недавнего поведения Нацбанка пока остаются загадкой.
Злонамеренность ли, халатность ли, или просто недоступная многим логика спасения национальной валюты — оценка деятельности Владимира Стельмаха еще впереди. И будет лучше, если этой проблемой займутся все же не политики. В принципе, под гнетом таких обвинений, даже если они не были обоснованы, зарубежные деятели часто уходят в отставку — на всякий случай. Особенно, с учетом количества вопросов к главе центробанка и того, что, как любит повторять сам Владимир Семенович, банковской сфере нужны тишина и спокойствие. Но, похоже, виновник торжества не спешит оставлять вотчину на произвол судьбы. Правда, ему могут и помочь.
Главным инициатором борьбы с Нацбанком агрессивным методом отставки его главы на сегодня является Юлия Тимошенко. Премьер высказывает претензии к действиям Владимира Стельмаха уже не один месяц, а сейчас, по мнению многих политологов, председатель правления НБУ торжественно назначается на роль главного антикризисного козла отпущения.
Можно назвать немало причин взыгравшей нелюбви главы правительства к главе центробанка. От жажды справедливости до стремления затеять громкий скандал вокруг просчетов монетарной политики, чтобы отвлечь внимание от реального сектора экономики и местами очень спорного бюджета. От обиды на Нацбанк из-за рефинансирования коммерческих банков в ущерб финансовым потребностям Кабмина до попыток аккумулировать весомый компромат против Банковой и, как следствие, использовать его в политическом торге. Главным резоном, пожалуй, была бы замена Владимира Стельмаха на более лояльную премьеру кандидатуру.
Предположить подобное, с учетом того, что представление сменщика входит в компетенцию президента, было бы сложно. А потому у Юлии Владимировны два варианта: изыскать средства контроля над Стельмахом или попытаться уволить его с очень громким скандалом. С учетом кризиса и неплохого отношения к нынешнему руководству регулятора со стороны МВФ логичнее выглядит первый вариант. Но только в том случае, если под ногами премьер-министра не слишком горит земля. Необходимость защищать свои интересы ценой утопления соперника уже стоит — не зря глава правительства ушла в оппозицию. Но о масштабной войне говорить пока рано: отставка Стельмаха — это мелочь, когда во главе угла нет-нет, а мелькнет мечта о досрочных президентских выборах.
Помочь премьеру разобраться с креатурой Банковой мог бы парламент. БЮТ обязывает положение, а все остальные (исключая пропрезидентские группы в НУ- НС) могут проголосовать в рамках демонстрации активной борьбы с кризисом.
Правда, возможности законодателей ограничены, о чем не преминул упомянуть Александр Лавринович: предлагать отправить председателя правления НБУ в отставку может или он сам, или президент. Так что кампания Верховная рада против Стельмаха может затянуться по причине неотзывчивости заинтересованных сторон.
Как это часто в последнее время бывает, если премьер-министру чего-то очень хочется, то интерес президента состоит в чем-то обратном. Среди государственного руководства Виктор Ющенко наименее заинтересован в отставке Владимира Стельмаха. Президент курирует НБУ не только по долгу службы, но и в силу профессионального интереса. К тому же, судя по слухам, вопрос независимости Владимира Семеновича от мнения Виктора Андреевича стоит не слишком остро. Возможно, именно поэтому поведение главы государства в отношении политики руководства центробанка в последнее время отличается некоторой двойственностью. С одной стороны представители СП докладывают, что президент неоднократно жестко критиковал политику Нацбанка за закрытость и непрозрачность, непрогнозируемость решений и отсутствие воли к принятию жестких мер. С другой — похоже, что критика действий НБУ — это преференция главы государства и только его.
Сохранение Владимира Стельмаха на его посту для Банковой — это не только путь к сбережению своего влияния на регулятор, но и гарантия действующего курса монетарной политики. Трудно предположить, что президент был не в курсе действий центробанка. И, исходя из этого, трудно предположить, что он их не одобрял. В таком случае, позиция верной дорогой идем, товарищи служит оправданием и для Гаранта тоже. Кроме того, выгораживание действий НБУ помогает убить еще одного зайца: доказать, что деятельность Юлии Тимошенко на ее посту была более разрушительной для экономики страны, чем шалости с курсом. И, наконец, основным аргументом в защиту Владимира Стельмаха может послужить банальное коней на переправе не меняют: нынешнее руководство Нацбанка усложнило ситуацию, ему ее и исправлять, деньги любят тишину, легкий кризис никто и не обещал
С президентской позицией многие (в первую очередь, премьер) не согласны, но что-то резко предпринять в обход мнения главы государства трудно, в первую очередь, с технической точки зрения. При этом не исключено, что защита Стельмаха — временная акция по укреплению позиций Банковой. Вполне вероятно, что главе НБУ уже ищут смену, тем более что через месяц повод для его ухода образуется сам собой — 18 января Владимиру Семеновичу исполнится 70 лет, можно и на пенсию уйти А вот кто будет этой заменой — другой вопрос. И вокруг возможной кандидатуры (кто бы это ни был — делегат от Банковой, делегат от Кабмина, Петр Порошенко, Арсений Яценюк, Сергей Тигипко) развернутся еще более интенсивные бои, чем сейчас — за и против банкира отпущения. И это еще одна причина повременить/поспешить с отставкой Владимира Стельмаха.