Договор или приговор — как спать спокойно в нашем неспокойном мире?

Договор или приговор — как спать спокойно в нашем неспокойном мире?

А у меня, что дело, что не дело,
Обычай мой такой:
Подписано, так с плеч долой.
Александр Грибоедов, Горе от ума

В свете нестабильной экономической ситуации в мире каждый предприниматель не хочет терять деньги, а лишь сохранять и приумножать свой капитал. В этой связи вопрос ответственности перед контрагентом стоит особенно остро, поскольку любое невыполнение обязательства влечет зачастую слишком большие потери.
Представленная ситуация из практики, думается, знакома многим нашим читателям…
Грузовладелец Х из Эстонии решил перевезти навалочный груз из России транзитом через украинский порт. Для обеспечения перевалки груза в украинском порту грузовладелец Х заключил договор экспедирования с экспедитором У из Франции, который, в свою очередь, поручил организацию перевалки своей дочерней украинской компании.
Груз поступал в украинский порт в железнодорожных вагонах, крытых, специализированных, опломбированных грузоотправителем — известным и уважаемым заводом-изготовителем. Груз принимался в порт по весу, указанному в железнодорожных накладных, без перевески.
Нужно отметить, что рачительный грузовладелец Х не захотел тратить лишние деньги и, полностью доверяя грузоотправителю (тому самому заводу-изготовителю), прямо в договоре с экспедитором У определил, что перевеска груза производится только по требованию грузовладельца.
Грузовладелец Х оказался еще и предусмотрительным и добавил в договор с экспедитором замечательный пункт:
Экспедитор несет ответственность за недостачу груза, принятого по железнодорожным накладным и фактически погруженного на судно. В этом случае экспедитор оплачивает грузовладельцу стоимость товара, потерянного при погрузке.
Несмотря на неприятные пункты договора, казалось бы, ничего не предвещало проблем. Груз исправно поступал в порт, действительно, в крытых, опломбированных вагонах, был уложен на складе порта и стал ждать отгрузки. Часть груза не успела заранее прибыть в порт и грузилась прямо из вагонов на судно.
Вся партия груза была запланирована к погрузке на несколько судов. Погрузка производилась с участием сюрвейера, который фиксировал количество груза, погруженного на каждое судно. Гром грянул, как всегда, в конце всего действа. При погрузке груза на последнее судно оказалось, что груза … не хватает!…ни много, ни мало, а 1200 т.
Надо отдать должное, что экспедитор заподозрил неладное еще во время выгрузки груза и решил проверить свои подозрения. На свой страх и риск, и за свой счет, он перевесил партию вагонов — и в каждом вагоне обнаружилась недостача от 2,5 т до 15 т! Вот тебе и электронная система погрузки груза, которой так гордится завод-изготовитель…
Однако, несмотря на обнаруженную проблему, экспедитор решил не сообщать грузовладельцу о самовольной перевеске и об обнаруженной недостаче, полагая, что он честно выполняет свои обязательства по перевалке и не должен отвечать за недогруз груза в вагоны.
После окончания отгрузок экспедитор справедливо ожидал получить оплату за свои услуги и выставил счета по трем судам. Однако грузовладелец рассудил совсем иначе. Он не заплатил за услуги экспедитора по последнему судну и мотивировал это тем, что экспедитор должен возместить ему стоимость недостающего груза (а она оказалась почти в два раза больше, чем стоимость услуг экспедитора по судну).
Экспедитор решил обратиться за справедливостью в суд. Вот тут надо отметить, что при подписании договора стороны определили, что: Спор подлежит рассмотрению в Международном арбитражном суде при Торгово-промышленной палате страны ответчика.
При этом договор предусматривал, что при рассмотрении спора применяется законодательство Украины. Однако ни процедура рассмотрения спора, ни язык судебного заседания договором не оговаривались.
Вот и пришлось экспедитору из Франции подавать иск в Международный арбитражный суд при ТПП Эстонии, при этом, в связи с отсутствием соглашения сторон, делопроизводство и рассмотрение спора проводилось на эстонском(!) языке.
Так что поход за справедливостью начался для экспедитора со значительных расходов:
— затраты на эстонского процессуального адвоката;
— затраты на адвокатов, консультирующих в отношении материального права Украины;
— стоимость переводов иска и прилагаемых документов на эстонский язык;
— оплата услуг переводчиков в заседаниях;
— затраты на командировки в Таллинн для присутствия на слушаниях дела.
В ответ на предъявленный экспедитором иск о взыскании с грузовладельца стоимости оказанных экспедитором услуг, грузовладелец подает встречный иск о взыскании стоимости недостающего груза с экспедитора.
Интересна в данном случае позиция суда, которая обосновывала дальнейшие его выводы:
Трактовка экспедитора, что он отвечал по договору лишь за потерю товара в ходе процесса выгрузки-погрузки, является произвольной. Остается непонятным, какую инвентаризацию количества товара смог бы провести грузовладелец в положении, когда экспедитор грузил товар на судно, судно ушло, а о недостаче грузовладельцу сообщили лишь позже. Спекуляции экспедитора в связи с возникновением недостачи товара неуместны и не основаны на доказательствах. С точки зрения разрешения спора неуместно рассуждать об обстоятельствах возникновения недостачи товара в положении, когда экспедитор принял товар по количеству, указанному в железнодорожных накладных.
Суд считает, что если у экспедитора возникло подозрение в правильности указанного в железнодорожных накладных количества товара, и он счел необходимым проверить вес вагонов, у него было достаточно времени вызвать на место представителей грузовладельца, чтобы совместно перевесить вагоны. При этом результаты односторонней проверки вагонов без участия представителя грузовладельца не являются доказательствами.
По решению суда в иске экспедитору было отказано, встречный иск грузовладельца был удовлетворен.
В конечном итоге, согласно решению суда экспедитор должен возместить грузовладельцу:
— стоимость несуществующего груза (за вычетом суммы неоплаченных услуг экспедитора);
— процессуальные расходы.
Не получив при этом ни копейки возмещения за свои реально оказанные услуги.
Вот так, сэкономив деньги на перевеске, грузовладелец еще и сэкономил на перевалке груза — вот что значит правильно и точно составленный договор с нужной арбитражной оговоркой!
В настоящее время, в свете сложившейся экономической ситуации, очень важно предложить клиенту наиболее удобные условия перевозки и перевалки грузов и приемлемую стоимость таких работ. При этом должен быть соблюден определенный баланс — с одной стороны, нельзя навязывать клиенту непомерные сборы, штрафы и неудобоваримые обязанности, с другой стороны — необходимо четко определить и ограничить ответственность исполнителя во избежание дальнейших убытков.
В транспортной отрасли в этой связи возникают наибольшие затруднения, поскольку здесь производственный процесс чаще всего протекает на стыке отношений: видов транспорта — железнодорожный/морской или автомобильный/железнодорожный, участников транспортного процесса — продавцов, покупателей, перевозчиков, экспедиторов, различных по своей правовой природе компаний — иностранные фирмы, отечественные компании, государственные предприятия.
Вместе с тем, в транспортном бизнесе быстрее видна и коммерческая выгода, и неполученный доход, а также прямые убытки из-за невыполнения сторонами своих обязательств: коммерческая сторона сделок напрямую связана с их юридическим содержанием.
Стороны при этом сталкиваются со сложностью урегулирования конфликтных ситуаций, которая обусловлена, с одной стороны, отсутствием в Украине специального законодательства по этому вопросу, а с другой стороны — возможностью применения сторонами в договоре законодательства других стран, в частности — английского общего права, а чаще всего — обычаев торгового мореплавания.
Технология перевозок различных грузов и соответствующие ей коммерческие условия существенно разнятся, когда дело касается деталей — технических характеристик грузов, географии перевозок, способов транспортировки. Перевозки одного и того же груза на разных направлениях, т.е. при разных портах погрузки и выгрузки, как правило, имеют свои особенности.
В этой связи подписанию договора экспедирования или логистики грузов необходимо уделять особое внимание, поскольку каждая упущенная или не продуманная деталь может обернуться для стороны значительными расходами и убытками.
Любой торговый контракт купли-продажи товаров обязывает стороны согласовывать порядок передачи товара продавцом покупателю — условия поставки товаров. В условиях поставки изложены права и обязанности участников торговой сделки по передаче товара и порядок отнесения расходов и рисков гибели или порчи его на каждую сторону от момента подготовки товара к отправке до получения его на месте потребления.
Неважно, с какой стороны выступает участник договора — является ли он грузовладельцем или экспедитором: каждая из сторон должна четко представлять себе логистическую цепочку — путь, которым будет следовать груз, виды транспорта, на которых он будет перевозиться, документы, которыми будут оформлена перевозка.
Кроме того, нужно четко представлять, с какого момента риски по грузу будут возложены на грузовладельца, который заключает с экспедитором контракт — значит, именно с этой точки экспедитор должен начать контролировать процесс перевозки или перевалки груза, а значит — нести за него ответственность.
В зависимости от условия поставки, указанного в договоре купли-продажи, меняется форма договора экспедирования, его содержание, порядок передачи доставленного товара покупателю, распределение рисков и расходов по перевозке груза.
Договор должен детально отражать обязательства сторон, с учетом всех нюансов оказываемых услуг. Положения договора необходимо составлять таким образом, чтобы были четко предусмотрены как обязанности, так и ответственность обеих сторон с описанием конкретных действий сторон в каждом случае.
Не меньшее значение имеет в договоре и арбитражная оговорка — в зависимости от того, какой суд предусмотрят в договоре стороны для разрешения споров, зависит множество факторов дальнейшего разрешения конфликта сторон:
— расходы на судебный процесс;
— необходимость затрат на юристов и/или адвокатов своей страны или иностранных;
— в конечном итоге, насколько благосклонным будет суд к той или иной стороне (как в нашем случае с арбитражем в Эстонии).
Кроме того, в договоре обязательно должно быть указано, материальному праву какой страны подчиняется договор, согласно которому и будет в дальнейшем рассматриваться спор.
Как показывает в этом случае практика, при заключении договора с нерезидентом наиболее целесообразным является выбор коммерческого арбитража в Украине. Поскольку ведение судебных дел за границей — по месту нахождения ответчика — влечет за собой значительные расходы, а исполнение решения Хозяйственного суда Украины за границей на практике довольно затруднительно, а в некоторых случаях, в принципе, исключено. Если контрагентом является офшорная компания, то арбитраж в данном случае — единственная возможность взыскать задолженность по оплате за услуги.
Любой бизнес и предпринимательская деятельность — это риск, принимаемый на себя сторонами сделки, который должен быть оправданным, чтобы не страдало качество услуг или работ, и стороны получили ожидаемую от сделки прибыль.
Случая, рассмотренного в этой статье, вполне можно было бы избежать, если бы экспедитор серьезнее отнесся к процессу подготовки и подписания договора и обратился к юристам для его анализа и выявления рисков. Только в таком случае действительно можно спать спокойно, зная, что любой твой договор не обернется впоследствии приговором.
Артем Скоробогатов, старший юрист,
Наталья Мирошниченко, юрист
Международная Юридическая служба, Одесса— Киев—Николаев