Фонды ждут лидеров

Сейчас фонды прямых инвестиций получают доступ к лучшим компаниям рынка, которые до кризиса вообще не были заинтересованы в продаже акций.
Наиболее реальными источниками финансирования для рынка недвижимости Украины в период кризиса являются фонды прямых инвестиций, которые в настоящее время еще не достаточно активны, так как ожидают снижения цен, – сообщается в Аналитическом бюллетене рынка недвижимости Украины, подготовленном экспертами международной компании Ernst Young. Недвижимость – не единственное направление для вложения капитала, даже в нынешних условиях фонды продолжают искать перспективные компании практически в любой отрасли. Более того, пользуясь удобным моментом, фонды не прочь стать акционерами лидеров рынка, о чем раньше в большинстве случаев они могли только мечтать. Однако политика, которой придерживается фонд по вхождению в капитал предприятий, претерпевает изменения.
Выбор шире, уверенности меньше
Фонды частных инвестиций как в России, так и в Украине, в один голос утверждают: в последние месяцы происходит увеличение количества обращений к ним за инвестициями. Если раньше в среднем мы получали два-три бизнес-плана в неделю, то сегодня эти цифры выросли вдвое, – констатирует Владимир Залужский, менеджер фонда прямых инвестиций Mint Capital (Москва). – Размер фонда фиксирован, поэтому количество сделок, которое мы можем теоретически проинвестировать, измениться не может. В существующей ситуации единственное изменение в нашей политике – это большая избирательность. Тем более что сегодня фонды получают доступ к лучшим компаниям рынка, которые до кризиса вообще не были заинтересованы в продаже акций. На руку нам и то, что для предпринимателя стоимость капитала от фонда становится ниже относительно заемных денег, что делает сотрудничество с фондом еще более привлекательным.
Однако даже на фоне дефицита ликвидности общий объем сделок по слияниям и поглощениям вряд ли сильно увеличится.
Мы не планируем ускорять свою деятельность, – утверждает Наталия Яресько, соуправляющий партнер Horizon Capital. – Инвесторы нашего фонда ждут от нас диверсификации портфеля по секторам, стадиям развития бизнеса, длительности инвестиций. Поэтому они и согласились на пятилетний инвестиционный период. Также мы думаем, что важно понять и разобраться в происходящем в глобальной и региональной экономиках, перед тем как инвестировать все средства. Время даст больше информации и обеспечит какую-то степень уверенности. Мы должны быть готовы к кратко-, средне- и долгосрочным сценариям. Тем не менее фонд продолжает вести переговоры с теми компаниями, с которыми общались и до кризиса, а также внимательно рассматривать различные возможности, которые предоставляет рынок сейчас. Хотим идентифицировать те сектора, которые будут продолжать свой рост, несмотря на кризис. Мы ожидаем, что оценки компаний станут более разумными, ведь если оглянуться на год назад, то можно утверждать, что оценки были завышенными.
Чего хочет фонд
Недостаток информации и уверенности инвесторы компенсируют ужесточением процедур. В свете кризиса наш подход меняется следующим образом: если раньше фонд рассматривал компании и в ранних стадиях развития, то сейчас будет с гораздо большей осторожностью относиться к таким предложениям. Заемные ресурсы малодоступны и дороги, и таким компаниям будет очень сложно расширяться и расти, – говорит Наталия Яресько. – Но основная стратегия фонда не изменилась. Мы всегда смотрим на возможности выкупа пакета акций тех компаний в Украине, Молдове и Беларуси, которые могут стать лидерами соответствующих рыночных сегментов благодаря значительным конкурентным преимуществам. Фонд планирует приобретать такие пакеты акций, которые позволят контролировать компанию или влиять на ее стратегию и ключевые операционные решения. Нас также интересуют возможности инвестирования в рост компании, и мы уверены, что в инвестиционный период нового фонда возможностей будет много (следующие пять лет). С точки зрения секторов, мы заинтересованы в компаниях по производству потребительских товаров и услуг, промышленных товаров, в финансовых учреждениях, хотя приоритеты среди секторов и подсекторов могут поменяться.
Методики оценки перспективности проектов остались те же, однако они будут выполняться более тщательно, а следовательно, процедура затянется и компания не сможет быстро получить финансирование. По оценкам экспертов, самый короткий срок – три месяца. Изменения коснулись нашей процедуры due diligence: она усложнилась и удлинилась, – утверждает Владимир Залужский. – Теперь она дополнительно включает в себя оценку компании по таким параметрам, как зависимость бизнеса от заемного финансирования, степень уязвимости от закупок сырья за рубежом (колебания валютных курсов), устойчивость поставщиков и потребителей продукции компании и т. д. Как известно, в хорошие времена ошибки скрывать гораздо проще, а кризис обнажает недостатки. Что касается нашей инвестиционной стратегии, то мы по-прежнему смотрим с большим оптимизмом на потребительские товары и услуги, выпускаемые для внутреннего рынка. Все запланированные на этот год сделки будут закрыты.
Напомним, что фонд, во-первых, всегда должен быть уверенным в бизнес-плане, то есть в продуктах и услугах компании, и существовании рынка для них. Во-вторых, видеть, что у компании есть стратегия, которая ведет ее к выходу в лидеры (что определяется долей рынка, прибыльностью, конкурентоспособностью и проч.). Для этого необходимо, чтобы у предприятия были сильные менеджеры хотя бы на ключевых позициях (правда, фонд может дополнять менеджерский состав после того, как инвестирует в компанию). В-третьих, стремиться достичь того, чтобы у всех владельцев были одинаковые ожидания, стратегии и цели. В-четвертых, для фонда очень важна прозрачность деятельности компании, использование стандартов корпоративного управления, включая международный независимый аудит. Эти и другие критерии становятся очень значительными позже, когда фонд захочет продать компанию.
Мы заинтересованы прежде всего в бизнесе, а не в активах. Поэтому рассматриваем компании, владельцы и менеджмент которых не только могут успешно пройти этот сложный период, но и идентифицировать и реализовывать стратегии, которые помогут компании выйти из кризиса в лучшем положении, с более высокой прибыльностью и долей рынка, чем ее конкуренты. Это не является изменением нашей стратегии, мы инвестируем в value, – резюмирует Наталия Яресько.
Сотрудничество во имя красотыСеть салонов красоты МОНЕ основана в 1998 г. и на сегодняшний день состоит из 37 салонов в Москве, Санкт-Петербурге и Ростове. В 2007 г. компания привлекла финансирование от скандинавского инвестфонда Mint Capital, совершив первую на российском рынке парикмахерских и косметологических услуг сделку с финансовым инвестором. Почему выбор пал именно на фонд, когда есть и другие источники финансирования, рассказывает Александр Глушков, президент и основатель МОНЕ.Кто был инициатором сотрудничества с фондом? Инициатива исходила с моей стороны.
Инструмент и способы, которыми располагают фонды прямых инвестиций, полностью отвечали нашему видению развития бизнеса. С их стороны также появился интерес к нам как к молодой активной компании. Произошло совпадение интересов.Мне не нравится брать деньги в долг, например, у соседа по даче. Если говорить не о займе, а именно об инвестировании, то в нашей стране инвесторами являются либо фонды прямых инвестиций, либо стратегические партнеры, то есть те, кому на самом деле интересно не просто дать деньги в рост, а участвовать в становлении и развитии бизнеса. Плюс нам не только было интересно получить средства для развития, важна была возможность повышения капитализации компании. А для этого необходимо было не только увеличить финансовые возможности компании, нужно было привлечь еще и дополнительные компетенции.
Особенно это было актуально ввиду того, что мы переходили на принципиально новый этап развития с точки зрения корпоративного управления, формировали совет директоров, для чего нам требовались самые передовые знания и технологии корпоративного управления, менеджмента.На момент решения о привлечении средств у нас было 15 салонов, годовой оборот составлял $8 млн. Хотя мы являлись одним из лидеров по количеству салонов как единая сеть, в моем понимании это не совсем отвечало представлению о занятии определенной ниши рынка. Поэтому в первую очередь мы обозначили свою четкую нишу на рынке и определили необходимую динамику роста – 20-30% в год.
Откуда появился запас финансовой прочности для такой динамики? Просто мы были очень эффективны на начальном этапе, причем не используя другие инструменты финансирования. Например, банковские кредиты мы не брали. В 1998 г. нами был открыт первый салон, в дальнейшем ежегодно расширяли сеть еще на один салон.
Всю прибыль мы вкладывали в открытие следующего объекта. Таким образом, к 2002 г. у нас было уже пять салонов.Кроме финансовой составляющей, хочу отметить, что мы серьезно работали над брендом компании. Должна быть некая узнаваемость на рынке. Мы пригласили для работы над интерьерами салонов известного британского дизайнера, и через несколько лет эти затраты полностью окупились. До того салоны были все разноплановые и не вписывались в понимание единого бренда. Когда дизайнерские работы были закончены, продвижение новой концепции мы также доверили профессионалам из известного рекламного агентства.В результате того, что мы поменялись визуально, естественно, сразу же стали выглядеть немножко круче и перешли в более дорогой сегмент. Должен признать, что наша сеть потеряла часть прежней аудитории, но получила новую и увеличила средний чек. Рестайлинг помог привлечь мастеров более высокого уровня. А в нашем бизнесе персонал – это самое важное. Мы продаем золотые руки мастеров. Имея продаваемый и узнаваемый бренд, привлечь таких мастеров проще.
После этого мы стали просто тиражироваться, открыли 15 салонов, тем самым доросли до понимания, что уже готовы строить бизнес-процессы и организационную структуру, чтобы правильно продолжить этот процесс.
Следующей задачей стал поиск инвестора, который после проведенной нами работы заинтересовался нашей компанией. Он увидел, что мы готовы меняться, нести затраты сегодня ради получения большего и лучшего результата завтра. Наша организационная структура благодаря корпоративному управлению стала устойчива, что дало возможность получить большее количество средств от инвестфонда.Благодаря созданию совета директоров, включающего как профессионалов рынка парикмахерских и косметологических услуг, так и опытных финансистов, мы стали развиваться быстрее. С момента сделки с фондом мы более чем удвоили количество салонов.