Денежный тромб (Контракты)

Украинская экономика на пороге кризиса неплатежей. Возврат к временам бартера маловероятен, хотя неплатежи усугубят спад в экономике в следующем году.
Константин Кравчук
Украинская экономика на пороге кризиса неплатежей. Возврат к временам бартера маловероятен, хотя неплатежи усугубят спад в экономике в следующем году
Предприятия перестали вовремя платить за энергоносители, жалуются представители компаний-поставщиков. В ноябре энергопоставляющие компании перечислили оптовому рынку электроэнергии 95,2% за ток (в октябре платежи составили 97,7%). Ухудшилась ситуация и с расчетами за газ. В январе-ноябре этого года производители тепла оплатили компании Газ Украины 69% приобретенного топлива (за аналогичный период минувшего года — 80%). Кроме того, осенью начали быстро увеличиваться долги по зарплатам. Если с января по август просроченные обязательства работодателей перед персоналом возросли всего на 4% — до 695,2 млн грн, то за следующие два месяца они увеличились уже на 50% — до 1,044 млрд грн. Наибольшие темпы прироста задолженностей по зарплатам составили: в строительстве — +37,8% (за октябрь), промышленности — +27,6%, отельном и ресторанном бизнесе — +56,5%.
Работодатели не выдерживают сроков оплаты труда не только в промышленных регионах, которые первыми пострадали от экономического спада, но также в столице и аграрных областях.
По данным Госкомстата, общий размер невозвращенных своевременно долгов в экономике начал медленно расти еще в начале этого года. С января по сентябрь просроченная дебиторская задолженность предприятий увеличилась на 10,6% — до 61,7 млрд грн.
По мнению экспертов, начавшийся экономический спад грозит ускорить процесс увеличения задолженностей. Уровень расчетов за электроэнергию, скорее всего, будет снижаться из-за остановки или уменьшения производства на крупных предприятиях. Эти потребители раньше часто платили наперед, и вытягивали общий уровень оплаты в трудные периоды, — сетует сотрудник Национальной комиссии регулирования электроэнергетики. Еще одна вероятная причина неплатежей — увеличение задолженностей населения перед поставщиками коммунальных услуг, что отразится и на предприятиях других отраслей. Зимой оплата жилищно-коммунальных услуг обычно ухудшается. Сегодня сотрудников многих компаний сокращают или отправляют в неоплачиваемые отпуска, поэтому, по всей видимости, население будет платить значительно меньше, — прогнозирует Василий Юрчишин, директор экономических программ Центра им. Разумкова.
При этом устроить тромбы в цепочках платежей с помощью банков будет сложно.
Многие финансовые учреждения испытывают дефицит ликвидности, они также сталкиваются с неплатежами — по кредитам. На 1 октября доля проблемных займов в кредитном портфеле банков составляла 1,7%; к 1 ноября она увеличилась до 1,79%; на 10 декабря, по словам главы Нацбанка Владимира Стельмаха, составляет уже около 2,0%. Финучреждениям стало труднее возвращать просроченные кредиты путем продажи залога: на сайтах некоторых банков появились объявления о продаже залогового имущества должников, прежде всего автомобилей.
Проблемы с платежами были одной из ключевых проблем в экономике Украины во время спада 1990-х. На 1 января 2000 года просроченная дебиторская задолженность компаний составляла 76,95 млрд грн — 59% ВВП: предприятия зачастую рассчитывались с помощью бартера, взаимозачетов, векселей. За период экономического роста долговая проблема почти исчезла — на 1 октября этого года просроченная дебиторская задолженность сократилась до 8,7% ВВП.
По мнению экспертов, возврат к временам бартера маловероятен, хотя неплатежи усугубят спад в экономике в следующем году. Пока у компаний есть запас прочности. Предприятия-должники могут, например, продать часть активов, — считает Василий Юрчишин. Масштаб неплатежей будет зависеть от продолжительности и глубины экономического кризиса.
Проесть все
Основная причина глубокого экономического кризиса в Украине — мощный поток капитала направлялся не в производство, а на потребление
Экономика Украины растет быстро, но простые граждане не ощущают этого на своем кармане, беспокоился семь лет назад бывший премьер Анатолий Кинах. Нужен переход от количественных показателей ВВП к качественным индикаторам роста благосостояния украинцев, — заявлял Кинах летом 2001 года, спустя два года после начала экономического подъема в стране. Желание экс-премьера сбылось: с 2001 по 2008 год реальные доходы наших граждан увеличились втрое, а потребительские рынки пережили настоящий бум. Однако оказалось, модель экономики, которая стимулировала быстрый рост зарплат, была начинена миной замедленного действия: страна оказалась в числе государств, наиболее пострадавших от мирового финансового кризиса.
Не хочу производить, хочу торговать
В течение последних нескольких лет структура отечественной экономики немного приблизилась к модели развитых держав, хотя по уровню доходов Украина продолжает занимать крепкие средние позиции в группе развивающихся государств. Сфера услуг в Украине росла значительно быстрее, чем производственный сектор. По данным Госкомстата, с 2001 по 2007 год доля услуг (включая госучреждения) в ВВП Украины увеличилась с 44,7% до 51,7%, в промышленности — лишь с 27,1% до 28,2%. При этом доля сельского хозяйства в ВВП за семь лет рухнула с 14,4% до 6,6%. Очень высокая доля сферы услуг в экономике характерна для постиндустриальных государств. К примеру, доля услуг в ВВП США достигает 80%, Германии — 70%, хотя по размерам экономики Украина далеко не дотягивает до развитых стран. По данным МВФ, по величине ВВП на душу населения страна занимает 92-е место в мире с показателем $6,968 за год (по паритету покупательной способности в 2007-м).
Некоторые эксперты называют модель экономики, которая формировалась в Украине в течение последних лет, потребительской или импортно ориентированной. Эта модель предусматривает быстрое увеличение социальных выплат из бюджета — темпами, которые превышают рост объемов внутреннего производства. В результате, чтобы удовлетворить растущий спрос, необходимо увеличивать импорт, — объясняет Александр Рябченко, директор Международного института приватизации, управления собственностью и инвестиций. К стремительному увеличению потребительского спроса вела не только политика властей. Рост доходов бюджета был бы невозможен без благоприятной конъюнктуры на внешних рынках. В 2003-2007 годах значительно повысились цены на продукцию украинских экспортеров, прежде всего металлургических и химических предприятий и аграрных компаний, что привело к увеличению их прибыли и выплат в госбюджет. Кроме того, в 2005-2007 гг. в Украину устремился мощный поток зарубежных займов и инвестиций. Страна купалась в деньгах: за четыре года, с июля 2004 по июль 2008 года внешний долг отечественных компаний и банков увеличился в 6,5 раз — с $12,963 млрд до $84,899 млрд (с 25,8% ВВП до 57,7% ВВП). А прямые иностранные инвестиции в Украину с января 2004 по июль 2008 года выросли в 5,5 раз — до $37,622 млрд.
Значительная часть средств направлялась на потребление через опережающий рост зарплат и кредитов. В 2000-2007 гг. ВВП Украины увеличился на 77,4%, а реальные доходы наших граждан (с поправкой на инфляцию) — на 180,8%. Банки активизировали кредитование населения: только с января 2005 по октябрь 2008 года объем займов, выданных украинцам, увеличился в 16 раз, тогда как компаниям — всего в пять раз. Доля физлиц в кредитном портфеле банков подскочила за это время с 16,7% до 37,6%. Рост спроса привел к увеличению импорта и бурному развитию сферы услуг — оптовая и розничная торговля, операции с недвижимостью, транспорт, реклама. Поток финансирования в украинскую экономику был настолько большим, что страна не могла переварить его, и как результат — взлет цен на товары и услуги, зарплатный бум.
В течение семи лет благоприятная внешняя конъюнктура и увеличивающийся потребительский спрос позволяли Украине поддерживать высокие темпы роста экономики. Среднегодовое увеличение украинского ВВП в 2000- 2007 годах составляло 7,4%, что превышало показатели большинства стран Восточной Европы (кроме Литвы, Латвии и Эстонии). Однако в условиях мирового финансового кризиса эта модель развития экономики оказалась неустойчивой.
Кризис в значительной степени перекрыл главные источники поступлений денег в Украину — займы и инвестиции, а также валютную выручку экспортеров. Рост потребления обеспечивался во многом не за счет внутренних финансовых ресурсов страны, а за счет внешний займов. Пока банки и предприятия могли получать кредиты из-за рубежа, потребление развивалось, но с наступлением кризиса спрос перестал расти и начал сокращаться, — отмечает экономист Международного центра перспективных исследований Александр Жолудь.
Выяснилось, что продукция украинских предприятий-экспортеров, которые в основном используют устаревшие энергоемкие технологии, уступает зарубежным аналогам. По данным Всемирной ассоциации стали, если в октябре выпуск металлопродукции в мире сократился на 12,4%, то в Украине — на 48,7% (по сравнению с октябрем минувшего года). В октябре промышленное отечественное производство упало на 19,8% — наихудший показатель по регионам СНГ (в среднем сокращение в странах Содружества составило 2%). Уменьшение валютной выручки и внешних займов привело к резкому падению курса гривни — более чем на 60% (с августа по декабрь). Как следствие, пострадали не только промышленность, но и остальные сектора экономики — в октябре украинский ВВП сократился на 2,1%, Минэкономики прогнозирует его падение на 5%.
Мимо кассы
Развитие экономики за счет быстрого прироста внешних долгов не могло продолжаться бесконечно. Стремительный рост импорта, который все больше опережал экспорт, а также неизбежное замедление темпов привлечения кредитов рано или поздно должны были негативно повлиять на экономику. Мировой финансовый кризис лишь ускорил этот процесс, буквально за месяц, превратив экономический рост в спад. По мнению экономистов, Украина оказалась очень уязвима перед кризисом из-за недостаточных инвестиций в базовые отрасли — промышленность и сельское хозяйство. Слишком большая часть поступавших в страну денег направлялась на потребление, а не на реконструкцию предприятий- экспортеров и строительство новых производственных мощностей. Мы продаем за рубеж в основном продукцию низких переделов. Когда мировая экономика растет, спрос на нее высок, но в случае кризиса потребность в такой продукции падает в первую очередь, а восстанавливается — в последнюю.
Поэтому мы вошли в кризис раньше, чем другие страны, и выходить будем позже, — полагает экономист Александр Пасхавер.
Однако, по данным Госкомстата, объем инвестиций в основной капитал в Украине в последние годы был высоким — он увеличился с 20,6% ВВП в 2003-м до 27,5% ВВП в минувшем году. Это меньше, чем у КНР, — в 2003-2006 гг.
инвестиции в структуре ВВП Китая достигали от 41% до 43,2%. Но Украина значительно превзошла показатели других крупных развивающихся государств: к примеру, в России доля вложений в основной капитал в 2007-м составила только 21,4% ВВП, в Польше — 21,6%.
Причина уязвимости украинской экономики заключается в том, что инвестиции направлялись в основном в сферу услуг. К примеру, в 2007 году доля вложений в основной капитал промышленности составила всего 34,1% от общих инвестиций, в сельское хозяйство — 5,1%. В то же время в операции с недвижимостью и строительство было вложено 23,7% инвестиций, в транспорт и связь — 16,8%, в торговлю — 9,4%. По словам Александра Жолудя, значительная часть средств, которые направлялись в промышленность, шла на поддержание в работоспособном состоянии устаревшего оборудования, а не на создание новых конкурентоспособных производств.
Некоторые эксперты полагают, что к спаду экономики приложились крупные предприниматели, которые не инвестировали в промышленность, снимая сливки с дешево приватизированных предприятий, и не занимаясь их реконструкцией.
Многие собственники промышленных гигантов стремились диверсифицировать свой бизнес, инвестируя в сферу услуг. В частности, Ринат Ахметов вкладывал средства в мобильную связь, розничную торговлю и отельный бизнес. Владельцы Запорожстали тратили деньги на супермаркеты, а Мариупольский меткомбинат им. Ильича — на создание сельскохозяйственной империи. Впрочем, недостаточное количество инвестиций в базовые отрасли было закономерным. С одной стороны, вложения в торговлю, недвижимость и сектор услуг окупались быстрее. С другой — риски для долгосрочных инвестиций в Украине были слишком высоки из-за политической нестабильности, проблем с гарантированием прав собственности и административных барьеров для бизнеса. Государство не создало среду для инновационной деятельности. Если предприниматели не вкладывали деньги в модернизацию предприятий, значит, они находили своим капиталам лучшую сферу применения, — полагает Александр Пасхавер.
Равнение на Запад
Теперь многие экономисты говорят, что Украине нужно перейти от потребительской модели развития экономики к производственной. Она предусматривает поддержку экспортеров, а также медленное повышение уровня оплаты труда. В итоге такая политика приводит к укреплению национальной валюты, — отмечает Александр Рябченко. Для этого правительству необходимо стимулировать увеличение экспорта и сокращение импорта. Власти уже начали делать шаги в этом направлении — разработаны законопроекты о повышении пошлин на некоторые импортные товары. Содействовать развитию внутреннего производства будет и снижение курса национальной валюты. Девальвация гривни приведет к существенному уменьшению стоимости рабочей силы в Украине. В октябре средняя зарплата в стране составляла 1917 грн — $253 по курсу на 10 декабря. Теперь она ниже, чем в Китае, где по итогам 2007 года средняя зарплата за месяц достигла $305,5.
Однако быстрый рост в отечественной промышленности в ближайшие годы, по всей видимости, невозможен. Девальвация национальной валюты не поможет удешевить импортное оборудование, сырье и материалы, которые составляют значительную часть в структуре себестоимости украинских товаров.
Простаивающие сегодня без заказов украинские меткомбинаты специализируются на производстве полуфабрикатов и не выпускают многие виды металлопроката, которые нужны отечественным машиностроительным предприятиям, например, автомобильный лист — его приходится ввозить из-за рубежа. Создание же производственных цепочек потребует больших инвестиций, но они невозможны во время финансового кризиса. Кроме того, пока не исчезли и политические риски. После завершения финансового кризиса иностранные инвестиции и займы устремятся в Украину и, как и прежде, будут стимулировать развитие потребительских рынков, обеспечивающих высокий и, главное, быстрый доход, полагает Александр Жолудь.
Впрочем, после кризиса украинская экономика может развиваться и по другим сценариям. Возможно, локомотивом экономического роста Украины станет аграрный сектор, потенциал которого слабо использовался в последние годы.
Сейчас вообще рано говорить об экономической модели, надо сначала предотвратить коллапс экономики, — предупреждает Александр Рябченко. — Он может быть связан с обвалом курса гривни, который во многом вызван паникой и спекуляциями, а также безработцей, разрастание которой может вызвать социальный взрыв. Дополнительно см. по адресу http://kontrakty.com.ua/show/rus/article/4/50200811331.html