Как выйти из кризиса, вылечив экономику?

Судорожные действия власти — в частности, вопиющая история с разморозкой депозитов (на прошлой неделе в четверг Нацбанк разморозил, в субботу передумал) — доказывают: те, кому достался штурвал украинской экономики, не знают, куда рулить. В прошлом номере мы публиковали мнения маститых кризисменов. В этом предлагаем дискуссию представителей нового поколения экономистов: кандидата экономических наук, доцента Константина Белевского и эксперта Национального института стратегических исследований Украины Сергея Киселева.
— Ваша версия: в чем суть кризиса?
Б. К.: Сутью нынешнего финансового кризиса в Украине является проблема погашения внешней задолженности банковского сектора и других секторов экономики, которая вызвана трудностями с получением новых заимствований на внешнем рынке в условиях мирового кризиса. Внешней причиной создания большой задолженности оказалось подорожание энергоносителей в последние годы. Не менее важны внутренние причины: значительный рост импорта потребительских товаров из-за многократного превышения темпов прироста размера минимальной зарплаты над темпами прироста реального ВВП в последние годы; избыточное потребительское кредитование в 2006-2008 годах; расходы бюджетных организаций и других секторов экономики непроизводственного характера, в том числе на приобретение импортных автомобилей. Наибольший вклад в размер внешней задолженности внесли потребительские кредиты банков. Лишь на приобретение импортных автомобилей в 2007 году было выдано кредитов на сумму $11 млрд.!
К. С.: Правда и в том, что украинская экономика переболела так называемой голландской болезнью. Голландская болезнь (или эффект Гронингена) — это явление, когда страна сидит на экспорте сырья или продукции очень низкого уровня обработки. Это могут быть, скажем, нефть и газ, как в России, или бананы, как в некоторых странах Латинской Америки, или черные металлы, как в Украине, — и у нее нет стимулов повышать качество продукции, внедрять новые технологии и бороться за повышение энергоэффективности. Эта болезнь порождает серьезные экономические рецидивы — тормозит развитие других отраслей, ускоряет инфляцию. В нашем случае болезнь обострилась в связи с ростом мировых цен на основные экспортные продукты (в 2007-м и І половине 2008 года мировые цены на металл были очень высокими, это обеспечивало неплохой приток валюты в страну).
Вспомните, что было в основе экономического роста страны, который начался в 1998-1999 годах, — дешевая гривня (опущенная во время валютного кризиса 1998 года) и относительно дешевые энергоносители. Стимулов инвестировать в модернизацию предприятий, уменьшать энергопотребление не было. Наблюдался экономический рост, но отсутствовали качественные реформы. Однако запас экстенсивного роста в связи с мировым кризисом, увы, исчерпался.
Те предприятия, которые отложили сегодня модернизацию, сделали в корне неправильно. Я понимаю их проблемы с выплатой зарплат, с социальными расходами. Да, объемы кредитования сейчас заморожены. Но те же металлурги на чем проигрывают — на том, что себестоимость украинского металла выше, чем у китайцев, турок, из-за нашего энергозатратного производства и прочих факторов. И потому сейчас дешевый турецкий металл вытесняет наш не только на внешних, но уже и на внутреннем украинском рынке.
— Что необходимо предпринять для относительно быстрого выхода из кризиса? Какие практические шаги?
Б. К.: Чтобы не спровоцировать массовое невозвращение ранее предоставленных кредитов, нужна сильная монетарная и курсовая политика НБУ.
Прирост монетарной базы в 2009 году должен быть значительно меньше, чем в 2008-м, учитывая прогноз реального ВВП. Только курс на уровне 5,50-5,80 UAH/USD, потери от которого сопоставимы с процентами по депозитам, еще может сохранить имеющийся объем депозитов в банковской системе и значительно снизить риски массового невозвращения кредитов, обеспечив тем самым стабильность банковской системы.
К. С.: Первое и главное в этой ситуации — снабдить заказами предприятия.
Будет работа — будут рабочие места — будут зарплаты. Как говорил в свое время президент Франклин Делано Рузвельт, выведший США из Великой депрессии, лучше увеличивать объемы работ для граждан, чем пособия по безработице. Здесь государство может выступать заказчиком продукции. Причем имеет смысл делать акцент на заказах, прежде всего, для отраслей с высокой добавочной стоимостью — строительства, точного машиностроения. Ведь известно, к примеру, что одно рабочее место в авиа- или судостроении гарантирует также 7-8 рабочих мест в смежных отраслях (например, металлургии, приборостроении и т. п.).
Второе — возобновление кредитования как предприятий, так и населения.
Ограничение кредитования имело определенный позитивный сдерживающий эффект на банковском рынке, но эта мера не может быть долгосрочной. И акцент нужно делать на кредитовании покупки продукции именно отечественного производства.
— Как вы представляете себе стабилизацию курса на уровне 5,50-5,80 UAH/USD в нынешних условиях? Усилить интервенции (которых сейчас нет, а есть валютный аукцион)? Сжечь все валютные резервы?
Б. К.: Валютные интервенции надо не усиливать, их просто надо делать.
Отсутствие внятной политики НБУ и порождает панику, которую нужно было пресечь еще в самом начале. В итоге НБУ все равно вынужден будет вернуться к курсу 5,8 UAH/USD, и чем дольше он будет с этим затягивать, тем больше резервов он вынужден будет потратить. В любом случае их хватит. При имеющейся монетарной базе в размере 170 млрд. грн., даже при снижении в 2009 году золотовалютного резерва НБУ до уровня $20-28 млрд., этого резерва будет достаточно для поддержки официального курса на уровне 5,50-5,80 UAH/USD, если банки не будут раскачивать ситуацию спекулятивными операциями с валютой.
К. С.: Согласен с коллегой в том плане, что в прошлые месяцы политика НБУ в валютной сфере была довольно неудачной. Объем золотовалютных резервов тает, а курс продолжает падать. В октябре НБУ вообще взял привычку выходить на межбанк за полчаса до конца его работы и сливать доллары по низкому курсу паре-тройке коммерческих структур. В результате это не влияло на курс, зато кое-кто неплохо зарабатывал на покупке дешевых долларов. Хаос был и с валютными аукционами — большинство игроков рынка поначалу даже не знали элементарных правил. Не говоря уже о крайне непродуманных ограничениях курса наличной валюты (1,5% отклонения от курса НБУ и максимум 3% маржи между покупкой и продажей), эти шаги привели к дефициту валюты на официальном рынке, а также к расцвету черного рынка (как видим, повторилась ситуация конца 2004 года). И главное — быстрый рост курса доллара плюс рост безработицы могут привести к массовым неплатежам по кредитам населения, что может стать серьезнейшим ударом по банковской системе.
Поэтому я бы сейчас ставил цель: не снижать во что бы то ни было курс до 5,5-5,8 UAH/USD, а прежде всего решать проблему с возвращением валютных кредитов. И здесь как вариант решения мне импонирует предложение Минфина: кредиторам надо предоставить возможность отдавать валютные кредиты гривнями по более низкому курсу или же снизить ставки по таким кредитам. Банки должны понимать, что лучше уступить часть прибыли, чем упасть под тяжестью неплатежей.
Б. К.: НБУ должен обеспечить уменьшение коммерческими банками ставки по новым депозитным вкладам в долларах США до 3-5%, оставив ставки по гривневым депозитам на имеющемся уровне. Это в течение двух месяцев существенно снизит ажиотаж вокруг доллара и евро. Кроме того, НБУ должен своим постановлением рекомендовать коммерческим банкам в нынешнем и 2009 году полностью прекратить выдачу потребительских кредитов на импортные товары как физическим, так и юридическим лицам.
К. С.: Не следует забывать, что мы связаны меморандумом с МВФ. МВФ настаивает на плавающем курсе без валютного коридора, курс должен формировать рынок, а не Нацбанк, и официальный курс не должен отличаться от рыночного более чем на 2%. В свою очередь НБУ большее внимание уделяет не курсу, а инфляции. Кстати, многие центробанки мира так и работают, занимаясь в основном инфляционным таргетированием (установлением планового показателя инфляции, и главная задача центробанка — достичь этого показателя).
Что касается депозитов и кредитов, то можно согласиться с коллегой, хотя определенные исключения из правила не кредитовать импорт должны быть сделаны. Речь идет, в частности, о критическом импорте — о тех же энергоносителях или, скажем, об оборудовании, которое не производится в Украине.
— Возможна ли в нынешних условиях минимизация дефицита платежного баланса Украины?
К. С.: Объем импорта будет падать под влиянием снижения курса гривни и цен на энергоносители (наш основной импортный продукт). Это сможет улучшить торговый и платежный баланс. Но проблема в том, что параллельно будет падать экспорт (хотя дешевая гривня его несколько оживит), а также, скорее всего, будет снижаться прирост прямых иностранных инвестиций. Чтобы смягчать эту тенденцию, прежде всего нужно максимально внедрять стратегию инвестиции вместо импорта. Частично эту стратегию уже предлагает реализовать правительство на примере автомобильной отрасли. Напрямую не нарушая условий Всемирной торговой организации, Кабмин предлагает повысить акциз на импортные автомобили.
Б. К.: Внутренними инструментами невозможно остановить действие внешних факторов, но мы можем и должны создать условия, благоприятствующие росту экономики Украины, снизить уровень инфляции, сбить ажиотаж вокруг доллара и стабилизировать банковскую систему, а также создать преференции отечественным производителям.
К. С.: Необходим перевод стратегических экспортных потоков, которые у нас сейчас остались без потребителя за границей, на внутренний рынок. Это будет очень нелегко сделать. Но в свое время, кстати, Данилишин об этом заявлял, и эта идея неплохая. Это стимул и для производства, и для снижения инфляции.
— Каким образом можно обеспечить перевод стратегических потоков на внутренний рынок? Ограничить импорт?
К. С.: Если мы серьезно ограничим импорт, то будем иметь проблемы с ВТО. Я бы говорил о необходимости формирования определенной части госзаказов. По всем рейтингам, Украина — далеко не самая инвестиционно непривлекательная страна. Думаю, здесь есть определенные направления, по которым можно идти, чтобы усилить привлекательность государства. Это не только налоги, но и улучшение регуляторной политики, в том числе возможность легко открыть предприятие, свобода от обременяющих проверок и т. п. В этом плане наша регуляторная политика отпугивает потенциальных инвесторов, а Закон О разрешительной системе имеет много недоработок.
— То есть вы предлагаете воспользоваться кризисом для экспортной передышки и модернизировать то, что можно? За чей счет? Под каким лозунгом? Евро- 2012?
К. С.: Я уже упоминал о формировании государством целой системы заказов для промышленности. При этом помощником Украины могут выступить и международные финансовые институции. К примеру, Европейский банк реконструкции и развития уже заявил о предоставлении кредита на обновление подвижного состава Укрзалізниці. А это дополнительные заказы для наших машиностроителей.
Речь идет не о поддержании предприятий на плаву (в І половине 1990-х такой подход стимулировал гиперинфляцию), а о целенаправленном развитии инфраструктуры за счет госзаказов. Это модернизация дорог, строительство мостов и новых терминалов аэропортов, реконструкция исторических центров городов, принимающих Евро-2012, что создаст дополнительный спрос на продукцию промышленности (цемент, стройматериалы и т. п.) и стимул для роста строительства. Что в такой норме важно? Во-первых, сделать посыл к тому, чтобы для этих мероприятий использовалась украинская промышленная продукция. Во-вторых, создать систему довольно жесткого контроля за тем, куда идут госинвестиции, дабы не было искушения направить их исключительно на предприятия, близкие к той или иной политической силе.
Б. К.: Насколько мне известно, есть предложение депутатов развернуть программу обновления вагонного и локомотивного парка железной дороги и реконструкции железнодорожных путей, чтобы увеличить внутренний спрос на продукцию металлургических комбинатов и сделать более рентабельным и современным железнодорожный транспорт. Это весьма целесообразно.
Финансирование удешевления процентных ставок на такие кредиты для Укрзалізниці должно происходить из бюджета. Но предложение строительства дорог сомнительно, потому что это очень дорогой и малорентабельный проект с большим сроком окупаемости.
— А потянет ли все это бюджет? Кстати, на прошлом круглом столе легендарный финансист Сергей Яременко сказал, что для такой страны, как наша, нормой является дефицит в 10%, и МВФ не прав. Вы согласны?
Б. К.: Не согласен. Госбюджет должен быть бездефицитным.
К. С.: Безусловно, в этой экономической ситуации нужно стремиться к бездефицитному бюджету. На это и намекает МВФ, заявляя о необходимости сбалансированных государственного и местных бюджетов.
Б. К.: Главной внутренней причиной инфляции в 2007-2008 годах были несбалансированные темпы прироста размера минимальной зарплаты с имеющимися темпами прироста ВВП. При прогнозных темпах прироста ВВП на 2008 год на уровне 6% темп прироста размера минимальной зарплаты должен был быть в пределах 12%, а не 31,5%, как это было заложено в бюджете на 2008 год.
К. С.: Инфляция была вызвана целым рядом факторов. И экстенсивная социальная политика — лишь один из них. К примеру, известно, что в 2007-м и в І половине 2008 года существенно выросли мировые цены на продукты питания и энергоносители. И именно эти две группы товаров были основным мотором инфляции и в Украине.
Сейчас объективно есть необходимость более сдержанной социальной политики, в то же время доходы населения должны быть защищены от инфляции. Кстати, и Президент Украины, и правительство заявляли о необходимости индексации зарплат и социальных выплат в зависимости от размера инфляции.
— На какой эффект вы рассчитываете при выполнении ваших рекомендаций…
Б. К.: Их выполнение позволит уменьшить отрицательное сальдо торгового баланса с $14-17 млрд. до $4-5 млрд. Соответственно, платежный баланс улучшится на $10- 12 млрд. С учетом поступления очередных траншей кредита МВФ и внешнего финансирования коммерческих банков золотовалютный резерв НБУ в 2009 году уменьшится не более чем на $3-5 млрд. При росте с 2009 года размера минимальной зарплаты до уровня, обеспечивающего эффект стимулирующего потребительского спроса на товары собственного производства, уже в августе 2009-го начнется экономический рост, что в результате даст прирост реального ВВП за год на уровне 0,5-2%. Инфляция при этом в 2009 году будет в пределах 14-15,5%. Все это позволит избежать и глубокой девальвации гривни. Рост с августа 2009 года реального ВВП приведет также к существенному росту прямых капитальных инвестиций в Украину.
К. С.: Прежде всего удастся замедлить темпы сокращения рабочих мест. Это позволит не доводить социальную нагрузку на бюджет до максимума. Кстати, не будем забывать, что кроме роста выплат по безработице расширяется и объем пенсий — ведь на пенсию выходит более многочисленное послевоенное поколение. Постепенно начнет тормозиться инфляция. Этому, кроме названных мер, будут способствовать серьезное снижение цен на топливо, постепенное снижение цен производителей, уменьшение темпов подорожания продуктов питания.