Танго за бабушкин счет

Аргентина национализирует пенсионные фонды, чтобы избежать дефолта?
Правительство Аргентины на днях решило национализировать частную пенсионную систему, в обороте которой на данный момент находится порядка $24 млрд. Согласно официальной версии, перевод частных фондов под контроль государства позволит защитить пенсионные накопления аргентинцев от влияния глобального финансового кризиса. А вот противники такой реформы уверены, что национализация пенсионных фондов является своего рода конфискацией вложенных населением средств для погашения огромного внешнего долга (по разным оценкам, от $14 млрд. до $29 млрд.), а также для финансирования бюджета страны на следующий год. Посему такой шаг действующей власти — не что иное, как стремление решить проблемы государственного управления за счет сбережений граждан.
Возмущение частников вполне объяснимо: негосударственные пенсионные фонды (НПФ) являлись крупнейшими инвесторами на фондовом рынке Аргентины. Десятая часть их активов вложена в местный фондовый рынок, более половины средств инвестировано в госдолг родной державы. С начала года эти активы и так подешевели на 40% из-за кризиса и политической нестабильности в стране, причем фондовый рынок за год упал в 2,7 раза.
Падение облигаций еще больше усилилось после того как президент страны Кристина Фернандес де Киршнер объявила о планах по национализации пенсионных фондов. Теперь же эти средства (и так уже значительно потрепанные) вовсе хотят отобрать у честных тружеников на благо простого народа. Причем вряд ли только на время кризиса.
С другой стороны, интересен факт, что больших возмущений в народе национализация НПФ не вызвала. Поскольку выплаты из этих фондов во многом зависят от доходности вложений в акции и облигации, а кредитный рейтинг Аргентины на днях был повторно сокращен агентством Standard Poors до уровня В- (что на шесть позиций ниже инвестиционной степени), больших надежд на частные пенсии население не возлагает. Уже сейчас государство доплачивает пенсии до минимального уровня многим аргентинцам, которые пользуются накопительной системой, — просто потому, что фонды не в состоянии обеспечить клиентов достаточной суммой. В то время как государственный пенсионный фонд гарантирует выплату 1,5% от зарплаты работника за каждый год стажа, что на текущий момент более приемлемо и надежно, чем потери на обвалившемся финансовом рынке.
Ситуацию в Аргентине нужно рассматривать с позиции особенностей ее пенсионной системы, — комментирует директор Всеукраинского администратора пенсионных фондов Татьяна Сальникова. — В частности, в этой стране еще в 1993 году произошел переход от распределительной пенсионной системы к накопительно-распределительной. Попросту говоря, жители Аргентины, перешедшие в частную систему пенсионного страхования, уже не могли вернуться в государственную, не имели солидарного уровня пенсионного обеспечения и получали пенсию только через частный финансовый сектор. В результате этой реформы из государственной казны практически полностью ушли пенсионные деньги.
Помимо финансового кризиса, огромной девальвации песо, падения кредитного рейтинга страны и обвала облигаций, на стране висит большой внешний долг, средств на погашение которого в госбюджете недостаточно. А возвращение к государственной пенсионной системе позволит правительству не столько защитить пенсионные накопления аргентинцев от влияния глобального финансового кризиса, сколько использовать эти средства и защитить само государство от дефолта.
Есть еще один принципиальный момент, который стал одной из причин провала частной пенсионной системы: необходимым условием для аргентинских НПФ было размещение части активов в облигации госзайма (ОГЗ). А поскольку, как мы уже говорили, кредитные рейтинги страны снизились, а нацвалюта сильно девальвирована, частные пенсионные фонды там оказались в ощутимом минусе.
Справедливости ради надо заметить, что кризис поглощает пенсионные накопления не только в Аргентине. Так, пенсионные фонды Израиля проиграли с начала года на различных биржевых операциях от 12% до 40% накоплений граждан. Итого 200 тысяч израильтян (кому до выхода на пенсию остается год- два и кто исправно отчислял в НПФ определенный процент от своей зарплаты) уже не успеют наверстать упущенное и встретить старость достойно. В Казахстане за третий квартал текущего года 14 пенсионных фондов совокупно потеряли $40 млн. в качестве инвестдохода. А в России на фоне кризиса негосударственной пенсионной системы экономисты советуют гражданам задуматься об альтернативных способах обеспечения старости — например, купить квартиру с расчетом на то, что ее можно будет сдавать либо потом разменять.
Может ли такое случиться в Украине? Татьяна Сальникова уверяет, что нет.
Во-первых, наши НПФ не обязаны инвестировать в ОГЗ. Во-вторых, требования к диверсификации активов у нас прописаны достаточно четко и позволяют даже в условиях кризиса маневрировать, если не сохраняя доходность, то, по крайней мере, сводя убытки к минимуму. Безусловно, кризис коснулся и наших фондов, однако в меньшей степени, чем операторов исключительно фондового рынка. Так, если фондовый рынок обвалился уже где-то на 80%, то у НПФ с начала года доходность понизилась в среднем на 10%.
Вторит ей и директор департамента надзора над НПФ Госфинуслуг Андрей Бахмач: Возможно, аргентинское правительство не нашло иного способа обезопасить капиталовложения будущих пенсионеров, кроме национализации (к примеру, я не слышал, чтобы подобные решения были приняты в Европе). К тому же мы знаем только о том, что такое решение принято, но не знаем конкретной процедуры его реализации, поэтому сказать сейчас, будет ли данный способ рациональным, сможет ли он защитить пенсионные накопления, — невозможно.
В целом же в условиях финансового кризиса государство, безусловно, должно поддерживать финансовые учреждения. А вот какой именно будет эта поддержка — каждая страна выбирает сама. К примеру, у нас это — поиски дополнительных гарантий для участников частных фондов. Так, на сегодня для них сделано исключение — снят мораторий на досрочное расторжение депозитных договоров с банками. К тому же мы рассматриваем вопрос о возможности распространения гарантий Фонда гарантирования вкладов физлиц на вклады НПФ, потому что опосредованные собственники банковских депозитов — участники НПФ. Также в условиях кризиса необходимо несколько увеличить процент вложений в инструменты фиксированной доходности, а при рассмотрении вопросов о нарушениях диверсификации особое внимание уделять природе этих нарушений.
Например, если при другой ситуации НПФ просто не справится с последствиями кризиса — нужно устанавливать более длительный срок приведения деятельности фондов в соответствие с законодательными требованиями, чем это практикуется сейчас…, — говорит он.