Многие предприниматели будут продавать бизнес перед угрозой банкротства

Генеральный директор инвесткомпании Galt Taggart Securities Дмитрий Касаткин рассказал, какие компании являются наиболее привлекательными для стратегических инвесторов.
— Уже можно говорить, что 2008 год стал не самым удачным для отечественного фондового рынка — индекс ПФТС за 11 месяцев упал более чем в 4 раза. Что вынуждена была поменять в своей работе ваша компания?
— Из-за кризиса пришлось сместить акценты в работе Galt Taggart Securities.
Если год назад брокеридж был явно приоритетным видом деятельности, то из-за падения котировок и многократного снижения объема торгов акциями это направление работы отошло на второй план.
Кроме того, с начала года, чтобы избежать убытков, мы значительно сократили размер нашего портфеля ценных бумаг. Сейчас на первое место вышла инвестиционно-банковская деятельность, связанная с привлечением капитала для украинских компаний.
— Каким образом будете привлекать капитал? Разве в данное время иностранные финансовые рынки не закрыты для украинских компаний?
— Вы правы, западные портфельные инвесторы очень напуганы и не хотят вкладываться в бумаги украинских компаний. Поэтому ни IPO, ни частные размещения сейчас не доступны для наших эмитентов, и такая ситуация продлится как минимум следующие 12 месяцев.
В то же время фонды прямых инвестиций (private equity funds) и стратегические инвесторы готовы покупать крупные пакеты акций компаний. При этом совсем не обязательно, чтобы бумаги этих компаний торговались на бирже. Именно на работе с такими инвесторами и сосредоточен сейчас наш инвестиционно-банковский департамент.
— Какие компании могут рассчитывать на интерес со стороны западных инвесторов?
— Фонды прямых инвестиций готовы вкладывать средства в Украину только при условии, что инвестиции принесут доходность не менее 50-70% годовых. Такое возможно при двух вариантах. Первый — стоимость компании упала очень низко.
Второй — есть ряд компаний, которые могут извлечь пользу из кризиса и стать консолидаторами отрасли, поглотить или вытеснить менее удачливых конкурентов.
У стратегических инвесторов подходы несколько иные. Если им интересна Украина как новый рынок, они рассматривают возможность покупки компании, наиболее подходящей им по виду деятельности, например, по ассортименту выпускаемой продукции, по доле, занимаемой на рынке.
— Компании каких секторов экономики сейчас кажутся наиболее привлекательными для стратегических инвесторов?
— В первую очередь смотрят на предприятия, которые ориентированы на внутренний рынок и при этом производят товары широкого потребления. Такая продукция нужна всегда и продается за живые деньги даже во время кризиса.
Это, к примеру, Мироновский хлебопродукт и Укрзернопром в сельскохозяйственной отрасли.
Велика вероятность, что пройдет ряд сделок в секторе ритейла. Уже сейчас заметно, что владельцы розничных сетей проявляют инициативу, желая продать часть бизнеса или объединиться с кем-то более сильным. Например, Интермаркет в ноябре продал торговую сеть Барвинок польскому инвестфонду Abris Capital Partners. Есть предпосылки к дальнейшей консолидации и в металлургии.
— То есть можно говорить, что основными участниками на украинском рынке слияний и поглощений (MA) в 2009 году будут исключительно иностранные инвесторы?
— Я не спешил бы так утверждать. Вполне логично предположить, что крупные и сильные отечественные компании, пострадавшие от кризиса меньше других, воспользуются ситуацией и попробуют поглотить сильно подешевевших конкурентов. Другим стимулом для консолидации украинских компаний может стать стремление увеличить свою стоимость для последующей продажи иностранному инвестору. Две объединенные маленькие компании могут стоить намного дороже, чем каждая из них по отдельности.
— Стоит ли ожидать продолжения консолидации в банковском секторе?
— Думаю, да. Среди 182 украинских банков есть ряд финучреждений, у которых очень сильный менеджмент и которые смогут относительно легко провести свои банки через кризис. Скорее всего, именно эти финучреждения станут центрами консолидации отечественной финансовой системы.
Если правительство и парламент договорятся о национализации проблемных банковских активов, консолидаторами могут оказаться Ощадбанк и Укрэксимбанк. В роли покупателей могут также выступить банки с иностранным капиталом, при условии, что мировой кризис не отвлек их внимания от Украины. Например, группа SEB объявляла о своем интересе к дальнейшим приобретениям на нашем рынке.
— Как поменялась методология оценки компаний в кризисное время?
— С технической стороны мало что изменилось — коэффициенты к EBITDA и другие оценочные индикаторы никто не отменял. Поменялись цифры — если в 2007 году розничные сети оценивались в 10-15 EBITDA, то сейчас, если удастся продать за 3 EBITDA, это уже хорошо.
Кроме того, если раньше продавалась будущая история доходов, а на текущие финпоказатели иногда закрывали глаза, то сейчас и в следующем году инвесторы будут смотреть на денежный поток, генерируемый компанией в настоящее время. Убедить инвесторов, что убыточная сегодня компания через 2- 3 года заработает миллионы, стало намного сложнее.
— Вы можете оценить объем украинского рынка MA в следующем году?
— Такую оценку дать довольно сложно. Дело в том, что в следующем году многие владельцы бизнеса будут совершать так называемые вынужденные сделки — продажи бизнеса перед угрозой банкротства. Естественно, в таком случае суммы сделок будут очень незначительными. Эти сделки широкой огласке обычно не придают.
— Если анализировать цифры, то в первом полугодии 2008 года было заключено 23 сделки на общую сумму 2,3 миллиарда долларов. Для сравнения — за этот же период прошлого года прошло 42 сделки на сумму около 6 миллиардов гривен.
Поэтому общий объем MA сделок в следующем году будет в несколько раз меньше, чем в 2008-м, но количество сделок при этом может даже увеличиться.
— Какие компании в Украине наиболее кризисоустойчивые?
— Это предприятия, которые имеют надежный источник дохода в будущих периодах.
Например, компании, которые обеспечены заказами на год или даже на несколько лет вперед, такие как Турбоатом и НПО им. Фрунзе. Не должны сильно пострадать государственные или естественные монополии, например, электрогенерирующие и электрораспределяющие компании.
В условиях кризиса довольно хорошо себя будут чувствовать коллекторские агентства. А производители товаров народного потребления в низкоценовом сегменте могут рассчитывать даже на некоторое увеличение спроса.
— Galt Taggart Securities является инвестиционным подразделением Банка Грузии. Вы не собираетесь скупать сильно подешевевшие активы в Украине, воспользовавшись средствами материнской структуры?
Нашей целью не является наращивание собственного портфеля активов. В первую очередь потому, что мы не хотели бы создавать конфликт интересов, конкурируя с нашими клиентами за наиболее привлекательные активы.
— В последнее время Galt Taggart Securities проводила довольно активную экспансию на многие рынки СНГ. Чем там занимается компания?
— Помимо Грузии и Украины, где сосредоточены основные наши активы, Galt Taggart Securities присутствует в Беларуси, где у нас зарегистрировано дочернее предприятие.
Весной этого года Банк Грузии с нашей помощью купил Белорусский народный банк. Кроме Беларуси, у нас есть инвестиционная компания в Азербайджане. Также мы проводим сделки по купле-продаже ценных бумаг на других рынках СНГ, например, в Узбекис-тане.
— Какие планы у вашей компании на следующий год?
— Следующий год не будет показательным, поэтому мы строим планы на более длительный период. Через 2-3 года рассчитываем стать одним из ведущих региональных инвестиционных банков в СНГ (за исключением России), а на украинском рынке — войти в тройку лидеров.