Финансист Ахмeтова (Инвестгазета)

Елена Мошенец
Новый глава Первого Украинского Международного банка Рафал Ющак — трехкратный чемпион Польши по кун-фу, историк по образованию и банкир с 13- летним стажем. Амбициозный поляк готов учить украинских банкиров. Удастся ли повторить Рафалу Ющаку свои подвиги в Украине и оправдать ожидания самого богатого бизнесмена Восточной Европы?
Польские журналисты называют его человеком тысячи идей в одну минуту и миллиона слов в одну секунду. Так он получил прозвище самого радикального банкира на рынке. Сам Рафал Ющак считает себя change-менеджером, объясняя это своим профессиональным опытом совершать изменения в компании. Он не похож на классического банкира и не боится журналистов — по-европейски откровенно, сразу на трех языках говорит о намерениях банка и о своих конкурентах. На украинском рынке уже заговорили, что Рафал Ющак вольет не только свежую кровь в главный банковский актив группы СКМ, но и сделает ПУМБ более публичным. Он еще не знаком ни с Ринатом Ахметовым, ни с Владимиром Стельмахом, ни с правилами игры в нашей стране. Но уже уверен в себе и в том, что сделает Первый Украинский Международный банк если не первым, то точно особенным банком.
Рафал Ющак никогда не мечтал стать банкиром, однако сегодня наряду с финансовой карьерой он не менее успешный в боевых искусствах. Рафалу Ющаку не понаслышке знакома восточная философия — чтобы овладеть искусством боя, надо постигнуть его философию. Мне очень многое дал спорт, — рассказывает об увлечении кун-фу банкир, признаваясь в своих заслугах перед страной и миром. В 1991 году он был пятым в мире по кун-фу. В это же время он учился на историческом факультете Гданьского университета. По словам Рафала, там он занял выжидательную позицию, прежде чем окончательно определиться с профессией. В конце 80-х годов в среде коммунистических настроений было сложно определить тот бизнес, который выстрелит в девяностых. Я думал, куда пойти учиться, где будет много свободного времени и возможность определиться в том, что я хочу делать дальше, — объясняет Ющак. Минимум учебных часов в неделю, максимум времени на чтение книг, тренировки и наблюдения.
В результате выбор пал на финансы. Но специалисты по финансовой истории востребованы разве что в среде преподавателей, а в 1994 году польский рынок, прошедший курс шоковой терапии, остро нуждался в практиках. Да и зарплата историка-теоретика годилась разве что для выживания. Деньги, заработанные в спорте, были потрачены на второе — финансовое — образование, полученное в Высшей коммерческой школе Руана. Ющак хвастается, что в Руане был одним из лучших студентов. Неудивительно, что оканчивая бизнес-школу, он уже работал в польском офисе Societe Generale. Двухлетний французский опыт и снова перемены — Рафал меняет работу и на новой должности участвует в стратегических проектах одного из старейших польских банков Handlowy. В 2001 году третий по размерам польский банк со 130-летней историей был продан Citigroup за $600 млн. Это было не мало, но и не много, — рассуждает сегодня Рафал. Однако настоящую популярность он приобрел не в иностранных Societe Generale и Citibank, а в крупнейшем польском банке PKO BP, где основным акционером является государство. Никто не ожидал, что столь консервативная структура на рынке может заработать так агрессивно.
Интернет-банкинг и инновационные решения выглядели несовместимыми с традициями госструктуры. Через шесть лет после сделки Citi-Handlowy, по прошествии эйфории от иностранных банков, у главы PKO BP спросят, приобрел бы он польский актив пострадавшей от кризиса Citigroup. Я сказал, что купил бы, — вспоминает Рафал цитируемый разговор с одним из ведущих польских изданий. Тогда этот ответ очень взволновал руководство польского Citi. Это не единственное заявление, будоражащее польских банкиров.
Агрессивный характер менеджера подтверждают его слова все знают, что делать, а я знаю, как делать и намерения демонстрировать результаты своей работы в ПУМБе. Ради этого можно даже отказаться от приставки международный в названии банка — ничего положительного это сегодня не несет.
Рафалу Ющаку импонирует один из самых успешных топ-менеджеров General Electric Джек Уэлч, который в свое время предложил очистить оркестровую яму от бюрократии и вложить массу сил в каждого члена команды. Пока на пятом этаже центрального киевского офиса ПУМБа все еще камерная обстановка.
Деньги любят тишину, — цитируются сотрудниками слова экс-председателя правления Александра Довгополюка. Какие новые симфонии зазвучат здесь в последующие несколько лет и какие боевые приемы будут показаны рынку, мы беседуем с новым главой Первого Украинского Международного банка Рафалом Ющаком в первом интервью украинским СМИ.
— Рафал, когда вам поступило предложение возглавить Первый Украинский Международный банк?
— Первые обсуждения состоялись в марте нынешнего года, однако согласно контракту до конца мая я был на должности главы польского PKO BP. Поэтому окончательно договориться удалось лишь в июне. Для меня это было непростое решение, ведь нужно было переезжать в Украину.
— С кем велись переговоры?
— С главой наблюдательного совета ПУМБа Доктором Хорстом Бэком, генеральным директором компании СКМ Олегом Поповым и директором СКМ по развитию бизнеса Ильей Архиповым.
— И как им удалось вас переубедить переехать в Украину?
— На тот момент у меня было много предложений в Польше, однако польский банковский сектор на сегодняшний день развивается достаточно стабильно. Я хорошо помню, как развивалась банковская система Польши в 90-х годах. Было очень интересно принимать участие в процессе развития. Украина сегодня развивается очень быстро, и я также хочу принимать участие в этом процессе.
Я знаком с украинскими банками, ведь PKO BP является одним из собственников Кредобанка, поэтому я достаточно часто бывал здесь и оценивал результаты его работы.
— Насколько Украина отстает в развитии от Польши?
— Если сравнивать Польшу с Украиной, можно найти много общих характеристик. В некоторых аспектах Украина — это Польша шесть-семь лет назад, в некоторых аспектах уровень этих стран один. В Украине, к примеру, люди такие же образованные, как и в Польше.
— А если говорить о банковском секторе?
— Первое, что стоит выделить, сравнивая польский и украинский банковские секторы, это соотношение отечественного и иностранного капитала. В Польше доля иностранного капитала составляет около 60%, в Украине этот показатель на 20% ниже. Польские банки очень многому научились у иностранных акционеров, и это большой плюс. Но самый крупный и самый успешный польский банк принадлежит государству. Несмотря на большое присутствие иностранных банков в Польше, мало кто из них действительно успешно развивается.
Ситуация в первой десятке украинских банков иная — у финучреждений с иностранным капиталом очень сильные позиции.
— В чем, по вашему мнению, минусы иностранных инвесторов?
— Они больше боятся локальных рисков, а каждый тактический ход требует многочисленных согласований. Это замедляет реакцию на рыночные изменения.
— Стратегия ПУМБа будет такой же агрессивной, как польского PKO BP?
— Нужно понимать, что Украина — это не Польша или другая западная страна.
Поэтому я не буду импортировать в ПУМБ все то, что было у меня на прежних работах. Я хочу построить украинский банк. Мне нужны люди из Польши, чтобы внедрить ноу-хау в некоторых направлениях. Но больше я нуждаюсь в украинских специалистах, чтобы построить банк на украинских процедурах, а не на польских. Важно понять специфику Украины.
— У вас была сильная команда в PKO BP. Каких специалистов вы будете привлекать из Польши?
— Прежде всего это специалисты относительно новых для Украины банковских бизнесов. Например, cash-менеджмент или интернет-банкинг.
— Какие задачи перед вами поставили акционеры?
— Укрепление банковской части группы СКМ. По объему активов сегодня ПУМБ занимает 12-ю позицию в рейтинге украинских банков, однако потенциал банка дает возможность быть в десятке. Поэтому моя главная задача — реализовать этот потенциал.
— На сколько лет подписан ваш контракт?
— На четыре года.
— Что вы должны успеть в течение этого времени?
— Я хочу, чтобы в Украине все знали, что ПУМБ — это не только корпоративный, но и розничный банк. Соотношение корпоративного и розничного направлений должно составлять не 75% на 25%, а 50 на 50. Успешным банк может быть только при условии его универсальности. Мировой опыт доказал, что специализированные банки подвержены высоким рискам. К тому же мы видим, что сегодняшние приоритеты лежат в плоскости качества, а не количества.
— То есть раздутия активов и ускоренного размножения филиальной сети не будет?
— Сделать объемы или, как вы говорите, раздуть банк — это очень просто.
Только давайте деньги, и я это очень быстро сделаю. Но сделать стоимость — это совсем другая задача, и она гораздо сложнее. Я хочу иметь 200-300 отделений, но хорошо продуманных как с точки зрения расположения, так и рентабельности. Хочу, чтобы банк имел ROE (Return On Equity — коэффициент рентабельности собственного капитала, отношение чистой прибыли компании к среднегодовой величине акционерного капитала) не 7%, а 20. А вместо 800 тыс. клиентов у нас обслуживалось бы полтора миллиона.
— Не слишком ли много амбиций, учитывая негативный фон кризиса ликвидности?
— Надеюсь, что в Украине все будет хорошо. Экономика страны имеет свои особенности — это и не Западная Европа, и не Азия. К тому же Украине удалось пережить и кризис 90-х годов, и другие сложные периоды.
— Тогда почему сегодня многие украинские банки испытывают трудности?
— Любой банк, даже самый стабильный, испытает трудности, если в один момент придут все клиенты и заберут депозиты. Украине нужна стабильная политика в сфере гарантирования вкладов. Подобные законы давно работают на европейских рынках.
— В Украине паника возникла на ровном месте. Еще ни один банк формально не объявил технический дефолт, а население руководствуется слухами и домыслами. В реальности существует очень маленькая вероятность того, что крупнейшие украинские банки могут объявить себя банкротами. Банкиры любят шутить, что если клиент получает небольшую сумму в кредит — это его проблема, если же сумма большая — это уже проблема банка. Так и в банковской системе.
— Первый Украинский Международный банк обращался за финансовой поддержкой в НБУ?
— До сих пор ПУМБ не обращался за помощью к НБУ. Но я думаю, и многие согласятся со мной, что поддержка Нацбанком украинских фининститутов в нынешних обстоятельствах действительно очень важна.
— Вы уже познакомились с главой Нацбанка Владимиром Стельмахом?
— С Владимиром Стельмахом еще не знаком, но в прошлом году на одном из форумов я познакомился с главой совета НБУ Петром Порошенко. Надо познакомиться с господином Стельмахом, в Польше я ценил отношения с главой Центрального банка, поэтому знаю, насколько это важно.
— Недавно прошла информация, что ПУМБ переманивает клиентов Проминвестбанка…
— Каждое юридическое лицо имеет счета в нескольких банках. Мы никого не переманивали. В ПУМБ приходят клиенты по собственному желанию.
— А какая средняя зарплата сотрудников ПУМБа?
— Зарплата в ПУМБе является конкурентной на украинском рынке.
— Сегодня многие компании урезают зарплаты сотрудникам. Вы также будете сокращать данную статью расходов?
— Хорошие сотрудники должны получать хорошие деньги. Если мы будем иметь ROE на уровне 7% — зарплата будет адекватной этому показателю, если ROE будет 20% — сотрудники также это почувствуют. Банковская работа — это своего рода сервис, а любой сервис — это прежде всего люди.
— Будете переманивать хороших людей из других банков?
— Мы будем строить эффективную команду. Если для этого понадобится пригласить сотрудников, которые на данный момент работают в других банках, мы это сделаем. Но я хочу, чтобы ПУМБ был первым банком не только для клиентов, но и для всех тех, кто работает в банковской сфере.
— ПУМБ так и будет продолжать работу в двух офисах — киевском и донецком?
— Бизнес будет сосредоточен в Киеве, а операционным центром останется Донецк.
Для Западной Европы это нормальная ситуация оптимизации расходов.
— В Польше вас называют одним из самых радикальных банковских менеджеров. Украинский рынок вы также будете шокировать своими действиями?
— Главное — чтобы акционеры были довольны ростом стоимости банка. Дело не в оригинальности, а результатах работы.
— Во сколько вы хотите увеличить стоимость банка?
— В три раза.
— Предыдущий председатель правления ПУМБа Александр Довгополюк ранее говорил, что ПУМБ как бизнес будет стоить в 2010 году не менее $1,5 млрд. А какие планы Группы СКМ по фондированию банка?
— Сегодня мы имеем хороший капитал. Мы будем развиваться и в дальнейшем.
Думаю, немалую роль в этом сыграет поддержка акционеров.
— Несколько лет назад банк презентовал свою стратегию до 2012 года. Вы будете ее изменять?
— В нынешних условиях она требует корректировок. Будет новая стратегия на четыре года.
— Какие виды деятельности будут приоритетными?
— Сегодня беспроигрышным вариантом является эффективный cash-менеджмент.
Кроме того, активно будут развиваться не только продукты, но и такие каналы продаж, как интернет-банкинг, call-центры, будет совершенствоваться качество обслуживания в отделениях. В Польше через call-центры клиент может осуществить практически все необходимые операции, а в Украине телефон в большинстве случаев используется лишь для получения справочной информации.
— Какой будет структура кредитного портфеля розничного бизнеса?
— Думаю, что через четыре года соотношение cash-кредитов и кредитных карт, ипотеки, автокредитов будет на уровне 50:30:20%.
— Вы любите футбол?
— Да, конечно.
— А Евро-2012 все же состоится в Украине и Польше?
— Евро будет у нас, только надо что-то делать. Украина сегодня готова по некоторым позициям даже больше, чем Польша. К примеру, в Украине в гораздо лучшем состоянии сейчас находятся спортивные площадки и стадионы.
Банковский рынок Украины