Банкир с Хрещатика

Украинские банкиры — особая каста отечественных управленцев. Среднестатистическому топ-менеджеру банка — 45 лет. Как правило, он имеет опыт работы в партийных органах, два высших образования и степень кандидата наук. Сегодня их 181. Каждый из них имеет свою историю. Дабы ее узнать, Инвестгазета начинает новую рубрику Банковский клуб. Первым в новый клуб мы пригласили председателя правления банка Хрещатик Дмитрия Гриджука.
Во время полуторачасового интервью с Дмитрием Гриджуком курс доллара изменился два раза. А за день до этого валюта американской мечты перешагнула на украинском рынке исторический максимум — в семь гривен. Под дверью кабинета главу Хрещатика ждут несколько человек. Вопросов накопилось много — ситуация на рынке одна из самых критических в истории отечественной банковской системы. Еще больше желающих пытаются узнать о грядущих переменах на рынке в телефонном режиме — стационарный и мобильный телефоны поочередно напоминают о собеседниках на противоположном конце провода.
Между тем, скулы на лице Дмитрия Гриджука не выдают волнения. До Хрещатика банкир прошел серьезную школу советского комсомола и десятилетнее становление в одном из самых передовых в свое время украинских банков — банке Украина. Опыт подсказывает, что в банковском мире ситуации бывают намного сложнее. А то что творится с валютой сегодня — лишь временное явление. Поэтому на просьбы клиентов банка покупать доллары по любому курсу г-н Гриджук успокаивающе отвечает: Мне жалко ваших денег. Я считаю, что будет падение.
К моменту выхода интервью прогнозы банкира оправдались. Это лишь один штрих профессиональной проницательности Дмитрия Гриджука. Гораздо сложнее было предугадать реализацию банковского проекта, затеянного в 1998 году мэром Киева Александром Омельченко и названного в честь главной улицы Киева. В 2000 году Гриджук сменил кресло первого зампреда Украинского международного банка на первого главу Хрещатика. Прошло восемь лет, однако профессиональная скромность г-на Гриджука все еще сдерживает его в похвалах самому себе, хотя активы банка выросли в 46 раз, капитал в 29 раз, а прибыль в 270 раз. Гордость за свое детище читается лишь в глубоком задумчивом взгляде банкира, который чаще всего останавливается на одной из картин в кабинете. Здесь их шесть, еще несколько в домашней коллекции. Они разных размеров и написаны в разное время, но одной рукой и на одну тему. Это старинный Крещатик с брусчатыми улочками, дамами в пышных платьях и мужчинами в строгих нарядах. На любимой картине Дмитрия Гриджука — аптека Марцинчика, где в дореволюционное время стоял специальный аппарат, изготавливающий из различных порошков таблетки. Киев похож на уютный европейский городок. Между тем, за окном кабинета тот же Киев, но старше на целый век. Центральный офис Хрещатика расположен на Крещатике и именно здесь мы ведем беседу о нынешней ситуации в самом городском банке столицы.
— Ситуация с резким скачком стоимости доллара шокировала большинство участников рынка. Какова была ваша реакция?
— Я считаю, что регулятор должен принимать определенные меры в таких случаях. В условиях панического настроения населения нельзя отпускать рынок. Ведь у людей, имеющих гривневые вклады, на глазах происходит их обесценивание. И естественное их желание в такой ситуации — это спасти свои деньги, прежде всего, путем покупки долларов по любым ценам. Поэтому здесь необходимы активные действия регулятора. Такая практика существует во многих странах, где есть четкие программы, так называемые планы спасения.
— Вы как банкир ожидали разворота таких кризисных событий на украинском финансовом рынке?
— В Украине это было бы не ощутимо, если бы не возникли трудности у Проминвестбанка. Это сродни цунами — внезапно для большинства людей произошли колебания, еще круче — сдвиги земли, и возникшая волна начала все сметать на своем пути. Примерно то же рынок испытал с проблемами ПИБа. На этой волне начался набег на банки по возврату депозитов. С другой стороны, ситуация с Проминвестбанком стала понятной не сегодня. Ведь длительное время даже на сити-лайтах размещалась информация определенного содержания. Проблема накатывалась, как снежный ком.
— Как вели себя на фоне всеобщей паники клиенты банка Хрещатик?
— Наши клиенты довольно прогнозируемы. Было много вопросов, но мы старались всем предоставлять информацию и об обстановке на валютном рынке, и о ситуации в целом в банковской системе. Серьезных оттоков не произошло. Но мы имели несколько коротких депозитных программ — три месяца, полгода. Я пересмотрел ситуацию по каждому из видов валют — гривня, доллар, евро и сделал вывод, что при погашении на 180 млн. грн. всех депозитных программ, которые в конце сентября-начале октября завершались по сроку, удалось переоформить в гривне 123 млн. По депозитам в иностранной валюте ситуация даже лучше — клиенты переоформили практически 80% от общей суммы.
— Многие банки заставляли своих сотрудников делать все возможное для удержания депозитов в финучреждении. Были прописаны десятки новых инструкций с возможными вариантами развития разговора с клиентом, который желает забрать свои деньги. В Хрещатике так же поступали?
— У нас существуют корпоративные стандарты на все случаи жизни. Специально под события мы ничего не делали.
— Всего банковская система потеряла около 20 млрд. грн. Стоит ли банкирам ожидать возвращения денег на депозитные счета?
— Деньги поступят в банки в любом случае, потому что многие физические лица имеют обязательства перед банками по кредитам. Часть средств уже потрачена на покупку иностранной валюты, часть — должна побыть на руках. Но я очень надеюсь, что произойдет стабилизация, здравый смысл восторжествует, население восстановит доверие к банкам и вернется к депозитам.
— То есть кризис недоверия населения к банкам все же есть?
— Скорее, сегодня существует кризис недоверия к самому кризису — это непонимание того, что произойдет завтра.
— Вы уже начали сокращать сотрудников?
— В данном случае я поддерживаю своих коллег, и в частности Сергея Тигипко, который сказал, что время кризиса — это прекрасное время для административных реформ. Мы детально изучаем все возможные пути оптимизации расходов банка и первым нашим шагом станет оценка эффективности работы филиальной сети. Это не значит, что мы будет только сокращать свои точки. Пересмотрим, где можно, оптимизируем. Здесь нужно быть очень внимательными, поскольку, проводя радикальные изменения, можно серьезно навредить бизнесу. Массовых сокращений в банке не предполагается.
— По результатам работы за девять месяцев текущего года чистая прибыль Хрещатика составила 60,4 млн. грн. В пресс-релизе банка это расценивалось как перевыполнение плана. Почему?
— Банк получает прибыль согласно с планами. Однако в начале этого года было понятно, что объемы наших активов будут снижаться за счет уменьшения внешних долгов Киевской администрации. В то же время, если посмотреть на объем чистых активов, у нас присутствует рост — уменьшение произошло на 1,2 млрд. грн., а снижение чистых активов только на 400 млн. грн. На 800 млн. грн. нам удалось их увеличить благодаря работе с корпоративным и розничным бизнесами. Мы планировали перекрыть этот разрыв полностью и быть в плюсе уже по итогам за девять месяцев. В планах также был выход на внешний рынок. Правда, из-за финансового кризиса не все удалось сделать, но темпы роста прибыли банка не пострадали.
— Возможно, это к лучшему, что выход на внешний рынок с еврооблигациями пришлось отложить…
— Здесь, как говорится, не было бы счастья, да несчастье помогло. Положительные стороны также присутствуют. Хрещатик не столь зависим от внешних источников, и более стабилен за счет собственной базы фондирования.
— И возврат синдицированного кредита ($21 млн.) не поставит банк в затруднительное положение?
— Эта сумма не является какой-то нереальной для нас и не ставит банк в зависимость от внешних источников фондирования. Эти деньги вложены в хорошие активы с корпоративными клиентами, которые работают на внешних рынках, обслуживают импортные операции. Я считаю, что это достаточно сильные активы, которые дадут нам возможность получить доход. Подтверждением этому является и тот факт, что отсутствие гэпов дало нам возможность удержать рейтинги банка на прежнем уровне. Многим нашим коллегам международные агентства понизили рейтинги.
— На очередном отчете о результатах работы банковской системы глава АУБа Александр Сугоняко акцентировал внимание на то, что в нынешних условиях в приоритете банков должна быть не прибыль, а ликвидность. Вы согласны с этим?
— Рынок актуализирует этот вопрос в четвертом квартале нынешнего года и в следующем году.
— Кроме проблем с ликвидностью, предполагаются ли проблемы с возвращением кредитов населения в иностранной валюте?
— Девальвация гривни привела в замешательство физических лиц, ведь доля кредитов в иностранной валюте составляет около 52%. Выплаты по этим кредитам выросли прямо пропорционально удешевлению гривни, а увеличение зарплат в ближайшее время не предвидится. Поэтому проблемы могут иметь те банки, которые имеют в своих портфелях значительную долю долларовых кредитов.
— Какие виды банковской деятельности наименее подвержены экономическим колебаниям?
— Банк не должен потерять контакт с корпоративным сегментом. В отличие от физических лиц, юридические лица обязаны хранить средства на своих счетах. На сегодняшний день именно работа с корпоративным бизнесом имеет наибольший удельный вес в доходах банка.
— Каковы ваши прогнозы по росту активов украинских банков в следующем году?
— Рост активов замедлится и будет составлять 20-25%.