Гривню девальвируют медленно

Вчера на встрече представителей крупнейших банков с главой НБУ, президентом, премьером и министром финансов было принято решение о плавной девальвации гривни до 6 грн./$1 до конца текущего года. Девальвация может быть еще большей, если Виктор Пинзеник убедит Владимира Стельмаха отпустить валютный курс.
Как сообщили i участники встречи, основной темой мероприятия был отчет Владимира Стельмаха по девяти пунктам решения межбанковского совета, принятого 30 октября. Однако первое слово, по традиции, взял президент Виктор Ющенко, который сделал выговор правлению НБУ за то, что оно со своими реформами движется с опозданием в 30 дней.
Следующим говорил председатель Нацбанка Владимир Стельмах. Он заявил, что удовлетворен принятыми мерами и согласованностью действий банкиров. Он привел статистику, согласно которой разрыв в пассивной базе банков сократился до 8 млрд. грн. (на 21 октября отток пассивов составлял 18,7 млрд. грн.). По оценкам Владимира Стельмаха, объем платежей по внешнему долгу государства и корпоративных заемщиков в первом полугодии 2009 г. составит $13 млрд. Резервов для выполнения обязательств (с учетом кредита МВФ) — более чем достаточно,— сообщил господин Стельмах. После этого он обратился к правительству с просьбой активнее компенсировать предприятиям налог на добавленную стоимость и повлиять на сокращение импорта автомобилей (из $11 млрд. дефицита торгового сальдо $8 млрд. обеспечил импорт автомобилей). В ответ на это премьер Юлия Тимошенко сообщила, что ежедневно выплачивает из бюджета 116 млн. грн., тогда как раньше сумма погашения не превышала 80 млн. грн. в день.
После этого глава Нацбанка перешел к комментариям ситуации на банковском рынке. Он сообщил, что регулятор будет обращаться к материнским конторам банков с иностранным капиталом, чтобы они рефинансировали обязательства своих дочек, а также предоставляли им длинные кредиты. По его словам, разрыв между активами и пассивами банков по срокам на сегодняшний день превышает 86 млрд. грн. Причем это только оценки. У Проминвестбанка разрыв был нулевым, хотя это были махинации с балансом,— предупредил Владимир Стельмах.
Слово тут же взял глава совета НБУ Петр Порошенко, который обратился к господину Стельмаху с вопросом: почему центробанк не называет имен санаторов и не озвучивает сумму инвестиций, которые они принесут в ПИБ? Надо, чтобы процесс был прозрачным. Инвестор должен депонировать в НБУ живые деньги,— взывал к регулятору господин Порошенко. В ответ Владимир Стельмах назвал его интерес к ПИБу нездоровым. Стороны вступили в словесную перепалку, которую прервал президент. А у банкиров осталось ощущение, что нездоровый интерес к ПИБу проявляют все высокопоставленные участники встречи.
Впрочем, банкиры все-таки вернулись к теме разрывов. Владимир Стельмах заявил, что знает точную сумму, на которую должен быть капитализирован каждый коммерческий банк. Но назвал только две цифры — в капитал Укрэксимбанка нужно влить 2 млрд. грн., а в Ощадбанк — 4 млрд. грн. Юлия Тимошенко в ответ пообещала внести соответствующие изменения в проект бюджета на 2009 г.
Затем стороны перешли к обсуждению курса гривни, в связи с тем, что Международный валютный фонд потребовал от Нацбанка отпустить обменный курс. Министр финансов Виктор Пинзеник, по утверждению участников встречи, пустился в пространные объяснения, как ему сейчас сложно выполнять бюджет и попросил курс отпустить (рост валютного курса увеличивает доходы бюджета.— i).
В ответ, учитывая, что в минувшем месяце спрос на валюту на наличном рынке на 50% (почти на $1 млрд.) превысил предложение, банкиры высказали опасения о риске девальвации гривни под давлением спроса. И президент потребовал удерживать курс и не допускать резких колебаний. По его мнению, оптимальным в конце года будет курс до 6 грн./$1, а в 2009 г. стоимость гривни должна девальвировать незначительно. При этом курсовые колебания не должны быть резкими. Банкиры рекомендовали не допускать больших скачков курса и двигать его вверх-вниз на 1-2 копейки.
Закончилась встреча препирательствами Владимира Стельмаха и Виктора Пинзеника относительно инфляции. Первый утверждал, что инфляция не находится в прямой зависимости от темпов роста денежных агрегатов, а второй говорил — что находится, и требовал от НБУ ужесточить монетарную политику. Точку в споре поставил президент, который потребовал от НБУ и Минфина письменных выкладок по проблеме инфляции. На их основе и будут обсуждаться объемы финансовой подпитки экономики.