Надо подождать полгодика и идти покупать квартиру

Влад Головин
Борис Тимонькин возглавляет один из крупнейших банков страны и пережил не один финансовый кризис, поэтому нынешний его не пугает — в нем больше медиапаники, чем реальных причин, считает банкир. Кризис может быть даже выгоден, убежден Тимонькин, и не только для его коллег, но и для потребителей, поскольку сулит снижение цен на авто и жилье.
Первое, что могло бы беспокоить банкира во время финансового кризиса, — это не падение гривни или разорение клиентов, а снижение заработков самого банка. Но Тимонькин этого не боится. Думаю, что сейчас все банки покажут прибыль, — уверенно заявляет он. — Когда люди снимают вклады, у банка снижаются расходы. Более того, не неся расходов на выплату процентов по депозиту, вы еще штрафуете вкладчика за досрочный разрыв договора и зарабатываете еще денег. Поверьте, этот период будет рекордным по прибыли.
Хуже станет потом, в первом квартале 2009-го. Но даже если будет совсем плохо, Тимонькин уверяет, что найдет на чем заработать: Начнем выпускать колбасу под маркой банковская.
Даже падение гривни, которое может стать шоком для валютных должников банка, его не очень беспокоит. Он считает, что Нацбанку по силам погасить валютную панику. Для этого нужно лишь продать часть своих валютных резервов. НБУ это уже сделал, реализовав $2,7 млрд. в октябре, но этого недостаточно, уверен банкир.
Во время оранжевой революции (2004 г.) продали 25% (общей суммы резервов. — 24), и ничего страшного не произошло. 25% нынешнего объема резервов — это $9,5 млрд. Нацбанку надо дать четкий сигнал (рынку — 24) — мы готовы десятку положить, — говорит Тимонькин. Однако пока таких сигналов от главного банка страны не было.
Паника вкладчиков в начале октября, когда финучреждения потеряли свыше 7 млрд. грн, по словам Тимонькина, — нормальная реакция на негативные новости. Если у меня есть сбережения в банке, а все бегут снимать свои деньги — значит, надо тоже забирать. Если все бегут, а я сижу, то я, наверное, идиот, — поясняет он стереотип мышления типичного клиента. При этом финансист уверен, что паника долго не продлится. Люди и дальше будут нести деньги. Вспомните 2004-й.
24: Но ведь тогда кризис был локальный, а не мировой…
Борис Тимонькин: Поверьте, большинство украинцев не следит за котировками на мировых биржах.
— Но, посмотрев некоторые сюжеты по телевидению, хочется пойти и забрать деньги из своего банка…
— Допустим, но что вы от этого выиграете? Будете смотреть, как обесцениваются ваши средства?
— Многие юристы говорят, что деньги все равно можно будет забрать — клиент выиграет любой суд.
— Можно, но на такие суды вы потратите три года.
— Сколько среди ваших клиентов окажется тех, кто не сможет платить? Ведь при курсе 6,0-6,5 грн./$ ежемесячная выплата по валютному кредиту для многих может стать непосильной.
— Ипотечный кризис — это проблема США. Там было огромное количество кредитов на жилье, которые выдавались без первого взноса. У нас такого не было.
Количество ипотечных квартир у нас мизерное по сравнению с общим жилым фондом. Увеличения числа проблемных кредитов не будет еще и потому, что собственная квартира — это последнее, от чего откажется украинец. К тому же, если клиенту действительно нужно, банк готов пойти навстречу и пересмотреть график платежей.
— Я слышал, что сейчас специалисты по кредитованию под угрозой сокращения. Ведь в банках практически не берут ссуды.
— Сейчас действительно нет новых кредитов. Есть займы в объемах погашений. (То есть банк выдает ссуды на сумму, которую ему вернули клиенты в счет выплат по старым кредитам. — 24.)
— Эти кредиты вы даете избирательно?
— По автомобилям мы выдаем только в рамках сотрудничества с салонами, с которыми у нас есть договора. По ипотеке — там, где у нас есть договора с застройщиками.
—Ходят слухи, что вы сократили 600 человек…
— Поверьте, не уволили ни одного.
— Ранее вы говорили, что будет реорганизация и сокращение филиальной сети…
— Вместо 27 филиалов в каждой области останется 8 региональных управлений.
— Но ведь это означает сокращение персонала, хотя бы на 2-3%
— Конечно. Однако продавцов кредитов никто не сокращает.
— А что они станут продавать, если никто не берет кредитов?
— Будут депозиты собирать. Раньше, в период роста, люди работали с большой нагрузкой. Каждый человек был мастером на все руки. И активными операциями занимался, и пассивными, и мониторинг кредитов делал. Теперь будет период, чтобы привести все в порядок, реорганизоваться.
— Как вы считаете, кто у нас управляет валютным курсом: Нацбанк или президент? В минувший четверг Ющенко сказал, что нам нужна стабильная гривня, а НБУ в тот же день понизил курс еще на 20 коп.
— То, что Нацбанк управляет курсом, — это нормально. Вы же не слышали, чтобы в Европе кто-то из президентов звонил главе Европейского центробанка Жану Трише и говорил, какой должен быть курс евро.
— Но судя по словам Ющенко, Стельмах ему не звонил и не предупреждал о готовящейся девальвации…
— Только Стельмах может устанавливать среднюю цену сделок. Он видит все состояние валютного рынка и реальный курс: кому за сколько продали.
Бесспорно, нынешняя девальвация меняет структуру спроса. Цены на импортные товары начинают расти. Потому что раньше товар ввозили по 4,5 грн., а теперь он будет по 6 грн. завозиться. По автомобилям, конечно, ожидается резкое снижение. Поскольку на автомобильном рынке, в отличие от жилищного, половина продаж приходится на кредиты.
— Тогда цены на машины начнут падать?
— Они уже снижаются
— А на квартиры?
— Они не обвалятся, но, конечно, снизятся. Количество свободных квартир — маленькое. У нас сколько строили, столько и продолжают. Поэтому надо подождать полгодика и идти покупать квартиру.
— Уже второй раз банковская система переживает панику вкладчиков. Вы составляли для себя социальный портрет клиента, который наверняка в случае нестабильности заберет деньги?
— Это обеспеченный киевлянин, читающий газеты, живущий в высокоинформативной среде.
— То есть в регионах такой паники не было?
— У нас в семи областях прирост депозитов.
Биография
57-летний Борис Тимонькин начал работать в банковском бизнесе с 1993 г. До этого — руководил кооперативом по сборке компьютеров и программного обеспечения.
Его первая должность в финансовой отрасли — руководитель киевского филиала Первого Украинского Международного банка. В следующем году Тимонькин становится заместителем председателя правления этого банка, а с 2001 г. и по сей день работает председателем правления Укрсоцбанка. ейчас этот банк является четвертым в стране по активам.
Банковский рынок Украины