По карману ли стране пенсионная реформа?

В США бытует поговорка  о том, что молодость —  это только средство  для того, чтобы обеспечить себе безбедную старость. Мы, как свидетельствует практика, пока мало  об этом задумываемся.
На днях в Харькове прошел пресс-клуб на тему: готовы ли харьковчане к дальнейшей пенсионной реформе? И журналисты, и специалисты пришли к очевидному выводу: не готовы. Остается, впрочем, спорным вопрос: кто не готов больше — общество или государство.
О пенсионной реформе в нашей стране столько уже говорилось и писалось, что набило изрядную оскомину. Подобные проблемы приходится решать каждой стране мира, но нигде, пожалуй, кроме как на территории бывшего СССР (Балтия — исключение), это не превратилось в подобие хронической болезни с обострениями и ремиссиями. Поляки свою реформу провели быстро и качественно, и теперь с удовольствием приезжают нас поучать. Да и вообще вся Центральная Европа, как теперь называют себя страны бывшего соцлагеря, быстренько разобралась, что именно следует предпринять — и сделали то, что нужно. Мы же с надоедливостью повторяем: Украине нужна пенсионная реформа.
Да, конечно же, нужна. Элла Либанова, замдиректора Института демографии и социальных исследований, уже добрых полдюжины лет объявляет миру: соотношение трудоспособного населения и пенсионеров в Украине неуклонно меняется в пользу последних. И эта тенденция сохранится до тех пор, пока в Украине не будет рождаться детей больше, нежели умирает пожилых людей, да еще потребуется 17 — 18 лет, пока дети вырастут. Возможности солидарной системы (когда пенсия пенсионерам выплачивается из пенсионных взносов работающих) практически исчерпались. Пенсионный фонд, как ни старается, кардинально увеличить свои доходы не может. Заместитель министра труда и социальной защиты Елена Гарячая на одной из пресс-конференций обещала, что 2009 год станет для ПФ бездефицитным. Судя по всему — вряд ли. Тем более, что эта задача ставится перед фондом уже далеко не первый год.
Второй этап пенсионной реформы — введение накопительной системы — уже не раз откладывался. Очередной день Ч должен наступить 1 января 2009 года.
— Мы отдаем себе отчет в том, что с переходом к накопительной системе может возникнуть проблема дыры в средствах Пенсионного фонда. Но этот дефицит (10 млрд. грн.) возникнет в том случае, если одномоментно вывести всех из солидарной системы. Нас не пугает полный переход к накопительной системе с 2009 года, поскольку планируется, что этот год будет бездефицитным для Пенсионного фонда. Я не хочу преувеличивать и утверждать, что с 2009 года пенсионеры будут жить лучше. Те, кто будет принимать участие в накопительной системе, отдачу получат только через 20 лет. Но если накопительную систему не внедрить, то в связи с демографической ситуацией у нас произойдет кризис солидарной системы, когда соотношение пенсионеров к работающим составит один к одному. Сегодня мы имеем примерно 20 млн. активного работоспособного населения и 14 млн. пенсионеров, — рассказывала на той же пресс-конференции Елена Гарячая.
Но, вопреки оптимизму Минтруда, введена эта система с нового года, по всей видимости, не будет. Все по тем же вышеприведенным причинам. Отправлять часть пенсионных взносов на накопление никто не решается — их и так не хватает для выплат нынешним пенсионерам. Увеличивать законодательно отчисления в Пенсионный фонд — тоже не выход, налоговое бремя в Украине и так немаленькое. Оптимальным вариантом было бы (коль отбросить все экивоки и говорить прямым текстом), если бы сами люди, и предприятия для своих работников, дополнительные отчисления делали добровольно. В той же Европе, да и во всем просвещенном мире, к этому пришли давно. Но для этого нужна надежная и дающая абсолютные гарантии система, а государство пока такую не создало, но зато есть негосударственные пенсионные фонды (НПФ). А кроме того, людей необходимо убедить, что эта система действительно надежна и гарантирована. Вот этим собственно НПФ и занимаются в последнее время довольно активно. Об этом преимущественно шла речь и на заседании пресс- клуба.
О преимуществах НПФ генеральный директор VAP Пенсия Сергей Ермакович и региональный представитель той же структуры в Харькове Николай Товстяк говорили много и увлеченно — как о единственной надежде для людей и надежном инструменте для обеспечения спокойной и безбедной старости.
Схема деятельности НПФ, в общем, проста и понятна. Человек регулярно вносит определенную сумму, эти деньги инвестируются в прибыльное дело. Начисления растут, и по истечении определенного срока клиент НПФ сможет получать добавку к официальной пенсии — по словам экспертов, весьма немаленькую.
При этом все время, пока деньги работают, они остаются частной собственностью вкладчика (чем НПФ отличается от банка, — там деньги, положенные на депозитный счет, на время действия договора становятся собственностью банка) и никто и ни при каких обстоятельствах не может их изъять и направить на штопку каких-то финансовых дыр. Компании, управляющие активами НПФ, обязаны обеспечить прибыльность инвестирования в размере не ниже уровня инфляции за текущий период. Вкладчикам НПФ (и гражданам, и юридическим лицам) предоставляется определенный налоговый кредит. Для каждого клиента составляется конкретная программа с учетом его возможностей и пожеланий и т. д. И все это, как утверждают эксперты, настолько законодательно зарегулировано, что никаких предпосылок для финансового мошенничества нет и быть не может по определению.
Развиваются НПФ довольно активно. Но клиентов у них пока не очень много. По словам председателя Госфинуслуг (структура, которая совместно с Госкомиссией по ценным бумагам и фондовому рынку надзирает за деятельностью негосударственных пенсионных фондов) Валерия Алешина, общее количество участников НПФ в 2007 году составило 278687 лиц, что на 44,2% больше, чем в 2006 году. При этом количество юридических лиц выросло на 60%, а физических — на 42%. На Харьковщине таковых около 5,5 тысячи, а получают пенсии от НПФ примерно 200 человек. Между тем для успешной деятельности в масштабах государства нужно бы побольше. И участников, и денег. По словам Сергея Ермаковича, нужно, чтобы НПФ накопили капитал от платежей их участников порядка 200 млн. грн. Сегодня же собственные средства той же компании Пенсия составляют 58 млн. грн., а вклады участников администрируемых ею пенсионных фондов — только 20 млн. грн.
Причины малого интереса населения к НПФ, по мнению экспертов, — в малой же информированности народа. Что есть, то есть, но причина эта не единственная. Вступать в НПФ, чтобы вносить ежемесячно по 10 — 20 грн., нет смысла — на такие суммы и проценты набегут копеечные. Делать же более-менее основательные взносы большинству наших граждан не позволяют доходы. Или же мы считаем, что не можем себе этого позволить — психологические моменты тоже необходимо учитывать. К тому же у очень многих наших сограждан еще не стерлась память о финансовых пирамидах 90-х годов. Заверения о том, что повторения этого не может быть никогда, пока убеждают плохо.