Куда бедным деньгам податься?

Пираты подскажут инвесторам новые приоритеты капиталовложений
Последние две недели мир жил, целиком погрузившись в поиск вариантов преодоления глобального финансового кризиса. В Украине эта тема корреспондируется с еще одной — пиратами, захватившими судно Faina с грузом оружия на борту. Многие спросят, что общего между сомалийскими пиратами, методично захватывающими суда, египетскими бандитами, укравшими европейских туристов, и растерянностью инвесторов, наблюдающих, как крупнейшие банки мира тонут на их глазах, не находя рецептов выхода из сложившейся ситуации? Оказывается, общее есть — это деньги. В поисках сферы вложения капиталов инвесторы все чаще обращают внимание на инфраструктуру безопасности.
Банкротства крупнейших банков, таких как Lehman Brothers и Merrill Lynch, полностью дезориентировали мировые финансовые рынки и поломали все привычные инвестиционные стратегии. И дело не в миллиардах потерянных денег. Данные учреждения были символами стабильности и помощниками правительства. И они исчезли с мировой арены всего лишь за пять дней кризиса. Что же касается мелких инвесторов, то они разоряются тысячами. И многие инвестиционные ресурсы в различных фондах резко обесценились.
Резкие колебания фондовых индексов, цен на нефть и продовольствие, курса доллара относительно евро только усиливают общую панику и добавляют нестабильности. Не оправдались и надежды инвесторов, которые они питали в отношении развивающихся рынков типа российского или украинского. Во многом это связано с тем, что ликвидные активы в развивающихся странах оказались переоцененными. Скажем, в Украине уровень цен на недвижимость превысил аналогичные показатели более развитых и благополучных стран Евросоюза. Понятно, что в таких условиях нерезиденты инвестировать в украинскую недвижимость больше не будут, а других ликвидных активов в Украине не так уж много. Что же касается украинского фондового рынка, то после того как индекс ПФТС с начала 2008 года обвалился почти в четыре раза, желающих покупать украинские ценные бумаги резко поубавилось.
Возникла серьезная проблема: куда бедным деньгам податься? Инвесторы оказались лишены приоритетных сфер инвестирования. Справедливости ради нужно отметить, что мир сталкивается с этим не в первый раз. К примеру, в конце прошлого века сферой, где инвестиции росли как на дрожжах, были высокие технологии. Сначала — компьютерные технологии, а затем интернет и веб-порталы. А когда рынок высоких технологий перегрелся и рухнул, инвестиционные ресурсы устремились в хорошо знакомые нам сегменты — на рынок недвижимости, нефти, металлов. Теперь и они упали.
Где же выход? Эксперты прогнозировали, что, покинув ипотеку и долговые расписки, инвестиционные ресурсы ринутся на рынок продовольствия. Еще несколько месяцев назад считалось, что планетарный голод неминуем и западные банки могут на нем хорошо нагреться. Но, вопреки ожиданиям, уже в этом году глобальный продовольственный кризис смягчился, а рост цен на продукты питания замедлился.
Поэтому последней надеждой инвестиционных банков стали фундаментальные исследования с прицелом на грандиозный научный прорыв. Но… И тут их ждала неудача: огромным разочарованием для всех стала история с запуском Большого адронного коллайдера (LHC), на который возлагались большие надежды в деле прорыва в сфере ядерных и смежных с ним технологий. Как известно, чуда не произошло, коллайдер дал сбой, и запуск его работы пришлось отложить.
Одновременно с бурями на мировых фондовых рынках участились события, на первый взгляд не имеющие к ним никакого отношения: захваты пиратами судов, конфликты в различных регионах мира, террористические акты и взрывы, похищение заложников. Другими словами — обострилась напряженность, особенно в местах, посещаемых туристами.
В принципе, уже не первый год много говорится о необходимости повышения расходов на безопасность, финансирование спецслужб, создание международной координации действий в сфере борьбы с терроризмом — то есть о необходимости массированных капиталовложений в обеспечение безопасности. Но еще никогда эта сфера не рассматривалась финансистами как приоритетная.
И вдруг стало очевидным, что в современном мире есть вещи, за которые люди, организации и даже государства будут платить при любых обстоятельствах. Это — жизнь и здоровье людей. Даже если туристы станут меньше ездить на отдых, ввиду падения доходов и увеличения безработицы, они все равно будут выбирать безопасные места. Поэтому спрос на системы слежения за территорией, обнаружения взрывчатки, проверку пищи на предмет отравляющих веществ, оружие и подготовку спецперсонала будет только расти.
Или взять международный очаг пиратства возле Сомали. Уже сейчас он, без сомнения, приносит очень большие дивиденды не одним только бандитам: ведь понятно, что в переговорах с пиратами всегда участвуют посредники, которые трудятся вовсе не за спасибо. Кроме того, морские воды в районе Сомали просто переполнены военным присутствием США и других держав, что тоже стоит немалых денег. Хотя и не обеспечивает безопасности этого оживленного водного пути. Или, скорее, обеспечивает, но выборочно…
И вот уже первые аналитики высказали робкое предположение, что инвестиции в создание инфраструктуры безопасности могут прийти на смену вложениям в недвижимость, как недвижимость в свое время пришла на смену упавшим IT-рынкам.
Но, как показывает опыт, параллельно с расходами на обеспечение защиты граждан и ростом численности спецподразделений, ограниченных контингентов, миротворцев и т. д. в мире возрастает напряженность, вспыхивают региональные конфликты, что заставляет еще раз убедиться в простой истине: как только увеличивается финансирование борьбы за безопасность, опасностей резко становится больше.
И тут автору припоминается хрестоматийная история времен расцвета царизма в Российской империи. После того как в отдельных губерниях участились случаи кражи лошадей, был издан приказ: создать в очагах безобразий службы по борьбе с конокрадством. Распоряжение имело потрясающие последствия: спустя несколько лет конокрадство возникало в тех губерниях, где о нем даже не слыхивали. Умные государственные деятели не без основания предполагали, что распространению этого зла в империи способствовали как раз казенные чиновники, которым правительство выделяло деньги на борьбу с конокрадством. Как они это делали — другой вопрос, но факт остается фактом: если возникают структуры по разрешению какой-либо проблемы и на это выделяются значительные деньги, то проблема очень быстро глобализируется и усугубляется.
Это, к сожалению, может случиться и с инвестициями в безопасность. Если захлестнувший Америку ипотечный кризис был спровоцирован тем, что на сомнительные долги выдавались новые займы, и все это накатывалось как снежный ком, то в данном случае чем активнее будут вести себя террористы, бандиты и пираты, тем охотнее общество будет платить любые деньги тем, кто защищает их от этих неприятных людей.
Так возникает целая индустрия. С одной стороны, искусственно создаются угрозы общественной или даже международной безопасности, и с другой — финансируются мероприятия по борьбе с ними.