Выход из кризиса займет не менее трех лет

Член совета Национального банка Украины Юрий Полунеев
– Насколько глубоким будет нынешний мировой финансовый кризис?
– Происходящее на мировых рынках после принятия пакета мер, на которые возлагались большие надежды, говорит о том, что кризис будет более глубоким, затяжным, системным, чем те, которые были до сих пор. Он повлечет за собой смену экономических и финансовых моделей в западном мире. Уже ясно, что экономика, основанная на кредитной экспансии, при отсутствии очень жесткого регулирования и без государственного вмешательства становится бомбой замедленного действия. Нам не следует ожидать чего-то хорошего, по крайней мере в ближайшие шесть месяцев. А выход из кризиса с реформой западной финансовой системы, начало которой очень затянулось, займет не менее трех, а может и четырех-пяти лет.
– Какие существуют перспективы внешнего финансирования для украинских компаний?
– В условиях такого беспрецедентного сжатия кредитной массы наблюдается тотальный уход из рисковых активов в качественные, и финансирование многих проектов украинских компаний окажется под угрозой срыва. Поэтому кроме стабилизации финансовой системы нам необходимо принимать срочные меры по осуществлению быстрых структурных реформ, улучшению бизнес-климата. Проведение парламентских выборов в такой ситуации может повлечь за собой коллапс экономики.
– Вы можете спрогнозировать направления движений валютных курсов?
– Волатильность мировых валют сейчас связана с глобальными циклами, экономическими рецессиями, геополитическими событиями, кризисными явлениями в финансовой сфере. Колебания валют – та реальность, к которой нам придется приспособиться. К сожалению, в Украине пока отсутствуют инструменты хеджирования валютного риска, нет понимания работы глобального рынка, механизмов, которые им движут. И в скором времени украинскому бизнесу все больше придется заниматься этими вопросами.
– А каких колебаний следует ожидать от гривны?
– Глобальная тенденция в нашем регулировании направлена в сторону плавающего валютного курса, который будет определяться под воздействием спроса и предложения.
– Не лучше ли в нынешней ситуации сохранить стабильный курс гривны?
– Инструменты хеджирования валютного риска сегодня не в такой степени провоцируют кризис, как деривативы, являющиеся производными от долговых инструментов. В основе нынешнего кризиса находится плохо просчитанный риск окончательного заемщика. Когда этот риск потом заворачивается в дериватив, который продается и начинает гулять по системе, и в какой-то момент появляется разрыв цепочки, то, возвращаясь, проблема вырастает, как снежный ком. Валютные деривативы более устойчивы, потому что прогнозирование потребностей в валюте связано с внешней торговлей и ожиданиями рынка на повышение курса той или иной валюты.
– Но ведь при плавающем курсе сложнее предугадать возможность валютных спекуляций?
– В валютных колебаниях ориентируются и трейдеры, и банки. Начинают учитывать валютные риски в своей деятельности и украинские производители.