Что будет с украинской экономикой. Оценки эксперта

Мы не сделаем открытия, если скажем, что движение финансов является определяющим для развития рыночной экономики. К сожалению, в последнее время украинская финансовая система дает серьезные сбои, которые отражаются на торможении национального экономического прогресса.
Среди этих сбоев наиболее опасные: экстремальная инфляция цен; взрывная ревальвация обменного курса денежной единицы; взлет процентных ставок; искусственное уменьшение кредитных ресурсов экономики. Все эти показатели свидетельствуют об ухудшении условий ведения хозяйства в Украине и о реальном снижении потенциала развития. Можно это замалчивать или игнорировать, ссылаясь на сегодняшние не самые низкие темпы роста производства. Но наличие этих негативных факторов финансового обеспечения экономики, с одной стороны, может стать предвестником падения темпов хозяйственной активности, а с другой — является унизительной характеристикой украинского политикума и бизнеса, такая характеристика отвечает лишь экономическим системам слаборазвитых государств.
На наш взгляд, пришло время оценить украинскую экономическую модель с точки зрения ее конкурентоспособности относительно моделей современных высокоразвитых стран и стран, которые успешно развиваются. Остановимся на финансовой составляющей этой модели и даже на еще более узкой ее части — финансово-денежном макрорегулировинии экономики.
1.Прыгающая инфляция — эпидемия, которая обескровливает наш труд
Она началась в середине 2007 г. и главными ее причинами стали: а) неконкурентный тип национальной экономики; б) нерыночный характер функционирования сельского хозяйства; в) рост цен на импортированные в Украину энергетические ресурсы; г) непомерно большой объем финансово — денежной эмиссии и выплат из бюджета. Можно вспомнить, что в обращение было выпущено за 2007г. 44,7 млрд. гривен, эмитированных Национальным банком Украины, что увеличило базу денег почти на 47,0 %. А если бы после августа денежный регулятор не стал поспешно изымать средства банков, то прирост достиг бы и 100%.
В середине 2007 года также резко изменились акценты в бюджетном финансировании экономики, когда провластная коалиция включилась в предвыборную агитацию и запустила дополнительные порции масштабных социальных платежей гражданам. Эти потоки выпуска избыточных средств продолжались практически до конца 2007г. Прейдя в себя от неожиданно высокой инфляции, выпрыгнувшей будто джин из бутылки, НБУ с января 2008г. начал стерилизацию денежного обмена, что свелось к продолжению уменьшения ресурсов банковской системы, однако не коснулось торможения прироста социальных выплат из бюджета. Вне поля зрения правительства остались и другие главные истоки роста цен.
В результате инфляция продолжила свой головокружительный забег, а в банковской системе было спровоцировано развертывание кризиса ликвидности. Впоследствии Кабинет Министров приостановил бюджетные социальные выплаты, что повлияло на снижение темпов роста цен в летние месяцы в 2008 г. Фактически и Правительство, и Нацбанк признали, что их действия по финансированию экономики в течение 2007 — 2008 гг. были неконструктивными. Их возобновление способно разорвать путы торможения инфляции, а новых методов финансово-денежного регулирования пока еще не выдвинуто. Хотя НБУ уже начал использовать кое-что новое: он отказался от систематической покупки избытка предложения иностранной валюты на внутреннем рынке и этим самым существенно сузил канал поступления новых денежных средств в экономику. (Через внутренний валютный рынок в 2007г.
было выпущено в обращение 93,0% всех эмитированных центробанком денег.) Следствием этого нововведения стало перманентное превышение предложения доллара и евро на внутреннем рынке, что привело к трендовому росту обменного курса гривны в марте-июне этого года.
Однако, понятно, что такая тактика не может быть постоянной, поскольку ревальвация гривны имеет свои пределы, за которыми наступает развал валютного рынка, дефицит валюты, невозможность оплаты импорта, дефолт по международным финансовым обязательствам и т.д. Курс нужно сдерживать, но и возвращение к эмиссии новых денежных знаков через интервенции на межбанковском валютном рынке является деструктивным. Какой выход из этой головоломки?
2. Тайны придворной ревальвации курса гривны
Очевидно, что сверхвысокий рост цен признан Правительством и Нацбанком бСльшим злом, чем ревальвация гривны. А потому курс национальной денежной единицы практически отдан на поругу, ради сокращения общего внутреннего платежного спроса (денег в обращении). В этом контексте руководители органов финансовой власти должны были бы заявить о новых параметрах валютного курса. Однако мы услышали другое — руководители НБУ публично высказались, что к ревальвации гривны побуждает реальная рыночная ситуация. Но это не так.
В условиях роста гривневых цен на национальном товарном рынке даже при сохранении обменного курса становится выгодным завозить импортные товары и получать от их продажи в Украине больше доходов (выручки) в валютном эквиваленте. Потому в условиях гривневой инфляции увеличивается спрос на иностранную валюту со стороны импортеров. А это при прочих равных условиях должно влиять на повышение курса доллара, а не наоборот. Не зря за первые 6 месяцев 2008г. темпы прироста объемов импорта товаров и услуг достигли невиданного уровня — 54,8%, тогда как прирост экспорта составляет лишь 41,6%.
Превышение предложения инвалюты над спросом на нее возможно в этих условиях, лишь если экспорт товаров и услуг превышает их импорт. В нашем случае экспорт меньше импорта — за 6 месяцев с.г. на 7,2 млрд. дол. Однако, этот дефицит експортно-импортного баланса (и соответственно дефицит текущего счета платежного баланса) в сегодняшней Украине компенсируется дополнительными поступлениями долларов, благодаря внешним кредитам и инвестициям. В частности, за 6 месяцев их поступило 7,4 млрд. дол. То есть избыточное предложение валюты составляло за эти месяцы 0,2 млрд. дол.
Напомним, что в прошлом году за 6 месяцев излишек поступлений для продажи долларов равнялся 3,0 млрд. (дефицит текущего счета платежного баланса был 2,2 млрд., профицит финансового счета — 5,2 млрд. дол.). Как видим, тенденция заключается в уменьшении покрытия дефицита платежей поступлением иностранной валюты, и вызвано это прежде всего прогрессирующим увеличением отрицательного сальдо экспортно-импортного оборота Украины. Если принять, что темпы опережающего роста объемов импорта над экспортом сохранятся, то дополнительных поступлений валюты в результате иностранных кредитов и инвестиций не будет хватать для покрытия дефицита текущего счета платежного баланса уже в октябре-ноябре 2008 г. Поскольку же состоявшаяся ревальвация гривны ускорила увеличение импорта товаров и услуг и замедлила поступление капитала, то дефицит платежного баланса наступит еще раньше.
После этого начнет нарастать дефицит иностранной валюты на внутреннем рынке, а следовательно, курс гривны начнет снижаться и остановить его падение будет очень сложно, с большими потерями валютных резервов. Таким образом, сегодняшняя тактика НБУ, которая задекларирована как невмешательство в рыночную ситуацию, фактически направлена на рост обменного курса гривны, что означает стимулирование опережающего увеличения импорта товаров и услуг относительно их экспорта, и она неотвратимо приведет к провалу курса украинской денежной единицы.
Нельзя не сказать, что тактика повышения валютного курса гривны также дестимулирует национальное производство. Высокие темпы развития в новейшей украинской истории наблюдались лишь в периоды стабильного курса национальных денег (2000-2004рр. и 2007г.). Преднамеренно увеличивая курс гривны, Нацбанк Украины действует, на наш взгляд, нерационально. Такая курсовая политика противоречит стратегии экономического роста, оставляя Украину за кулисами мирового прогресса. Нельзя согласиться с утверждением полномочных лиц из НБУ, что якобы ревальвация гривны будет способствовать снижению темпов инфляции. Такая зависимость от ревальвации курса существует лишь у цен на импортные товары при операциях их закупки за рубежом. Когда же эти товары продаются в Украине, то цены на них формируются вне влияния изменения валютного курса гривны. Внутренняя ценовая инфляция прямо не зависит ни от ревальвации, ни от девальвации национальной денежной единицы [1] .
Зато преднамеренное повышение валютного курса закладывает долгосрочные факторы торможения экономического развития. Ни одна рыночная страна мира [2] (насколько можно судить из современной истории) по собственной инициативе не ревальвировала обменного курса своих денег, даже если поступления иностранной валюты намного превышали валютные обязательства государства (примером, могут быть Китай, ПАР, ОАЕ, Саудовская Аравия и другие). Можно вспомнить, что ревальвация йени в 1970 — 80-х гг. происходила под давлением США. И это стало коренной причиной многолетней стагнации экономики Японии в конце ХХ — начале ХХІ века.
3. Кому принадлежат кредитные ресурсы экономики?
Ради укрощения инфляции, Кабинет Министров и центробанк Украины начали с января 2008г. физически уменьшать кредитно-денежные ресурсы предприятий и банков. Очевидно, было решено пожертвовать кредитно-платежным обеспечением экономики и снижением уровня ее монетизации. Деньги изымались на казначейский счет Правительства и на депозитный — НБУ. За январь остаток средств на казначейском счете увеличился с 4,5 до 10 млрд. грн. (что означает отложение финансирования экономики на 5,5 млрд. грн.). Нацбанк изъял у банков 12,8 млрд., предоставив им в обмен депозитные сертификаты; в феврале остаток средств Кабмина вырос еще на 4,2 млрд. грн., а извлечение денег Нацбанком составило 3,65 млрд.; в марте эти суммы равнялись соответственно 1,4 и 1,7 млрд. грн.
В результате такой целенаправленной усекающей денежной политики объем свободной ликвидности коммерческих банков сократился за ІІ квартал 2008г. с 9,3 до 6,6 млрд. грн. За это же время на корреспондентских счетах банков сумма денег уменьшилась с 19,1 до 15,5 млрд. грн. Уровень денежного обеспечения (монетизации) экономики за эти месяцы упал с 46,5 до 38%.
Адекватными ли были такие действия правительственно-финансовых и монетарных органов? Позитивный ответ был бы возможен, лишь если поверить, что целью этих мероприятий является абсолютное снижение цен, которые оказались слишком высокими по итогам 2007г., и что снижение цен в результате уменьшения общего спроса является позитивным явлением. В действительности же падения спроса — начало кризиса экономики. Стоило ли проявлять такую старательность? Лечить инфляцию цен, усекая денежные потоки, — это все равно, что снимать головную боль трепанацией черепа. Субъекты реальной экономики получили двойной удар по своим финансовым авуарам: инфляция обесценила их реальную стоимость, а власть — их дополнительно физически сократила.
Безусловно, это поставило под удар всю хозяйственную и банковскую системы Украины. Возмущение банков проявилось в возбуждении процентных ставок на межбанковском гривневом рынке с 1-4% в январе до почти 40% в мае.
Предприятия же существенно снизили налоговые отчисления и вернулись к практике товарных займов. Следствием этих процессов хрестоматийно стали: рост хозяйственной задолженности, подорожание кредитов, развертывание неликвидности банковских учреждений, дополнительные расходы производителей, обесценение акций предприятий и объектов недвижимости, падение инвестиционных ресурсов экономики, торможение развития.
Объяснения официальных представителей финансовой власти, что изъятия денежных фондов экономики требовала инфляционная ситуация, не являются искренними и достаточно обоснованными. Ведь одной рукой Минфин и Нацбанк уменьшали денежно-кредитные ресурсы, а в то же время другой — увеличивали: экстремально большими в эти месяцы стали бюджетные социальные выплаты и компенсации потерянных сбережений граждан. В январе 2008г. эти дополнительные выплаты составило больше 5 млрд. грн., в феврале — около 4,6 млрд. в то же время превышение изъятий над рефинансированием экономики со стороны Минфина и НБУ достигало в январе — 17,3 млрд., а в феврале — 4,5 млрд. грн. Фактически руководящие финансовые органы в эти месяцы изымали ресурсы производства и увеличивали средства людского потребления, а это только подбрасывало дрова в пламя инфляции. Параллельно такая методика рестрикции и одновременно деформации денежной массы выглядит как финансовое харакири своей экономике.
Напомним, что инфляция нуждается в номинальном увеличении денежно-платежной массы, чтобы искусственно не создавать недостаток средств для расчетов. В наших же условиях все было наоборот: за ІІ квартал 2008г. общая сумма денежных изъятий из экономики на депозитные счета НБУ и казначейский счет Правительства составила 29,4 млрд. грн., что на 14,0 млрд. превышало объемы банковского рефинансирования и компенсационных и новых социальных выплат гражданам. Только с апреля Минфин и НБУ возобновили процесс увеличения массы денег, однако потерянное просто так не наверстаешь. В целом за 6 месяцев 2008г. монетарная база выросла лишь на 2,8% при инфляции в 15%.
Украина с точки зрения кредитно-денежного обеспечения отброшена назад на 1,5 — 2 года. Если такими методами бороться с инфляцией, то еще эффективнее вообще остановить предприятия и запретить банковское кредитование.
4. Взлет процентных ставок — больному припарка
В эти критические инфляционные месяцы проявилась еще одна слабость системы денежного регулирования. Она не смогла применить такие свои инструменты, как долговые процентные ставки. Понятно, что для преодоления инфляции нужны были шаги по повышению этих ставок для уменьшения спроса на платежные ресурсы. Однако, начиная с июня 2007г., когда инфляция подпрыгнула практически в 2 раза, и до 1 января 2008г., НБУ не повышал учетную ставку, а средние ставки центрального банка по кредитному рефинансированию выросли лишь в ноябре и то только на 2 — 3% (с 9-10 до 12,0-12,5%). Напомним, что в период с августа по декабря 2007г. Национальный банк изъял из обращения (провел мобилизационные операции) 62,9 млрд. грн. банковских средств.
Такая же практика физических регуляций продлилась и в 2008г.: учетная ставка НБУ не менялась 4 месяца — до 30 апреля, когда она выросла с 10 до 12%; средний же процент по операциям рефинансирования банков повысился с января по июнь лишь на 0,8% — с 14,6 до 15,4%; денежный регулятор мобилизировал за эти 4 месяца 23,6 млрд. грн. банковских ресурсов (и это тогда когда экономика ощущала дефицит кредитно-платежных средств). То есть на объемы денег и кредитов влияли лишь ручные действия центрального банка Украины, а установленные им нормативы стоимости денежных средств (процентные ставки рефинансирования) для банков особенного значения не имели.
Одна из причин такого состояния — ненормативное финансовое поведение Кабинета Министров Украины, которое проявляется в нарушении им обязательств автоматического перераспределения в национальном хозяйстве полученных в государственный бюджет фискально-налоговых доходов и в отсутствии норматива остатков средств бюджета на конец года. Так, в 2007г. Правительство ежемесячно, затормаживая бюджетное финансирование экономики, увеличивало остаток средств на своем казначейском счете — с 8,5 млрд. на 1 января 2007г. до 16 млрд. грн. на 1 декабря того же года. Но в течение декабря 2007г. Кабмин осуществил форсированные бюджетные выплаты, которые уменьшили остаток его средств до 3,5 млрд. грн. В начале 2008г., возобновляя средства на своем счете, Правительство увеличило за 3 месяца их остаток до 11,2 млрд. грн. Чтобы уравнять дисгармонию финансовых потоков между властью и экономикой, НБУ в этих условиях и добавлял или вычитал средства у коммерческих банков.
Другой причиной неиспользования Нацбанком механизма процентных ставок и необходимости его прямых вмешательств в изменение объемов денежных ресурсов является мизерность эмиссионно-денежных потоков, которые переливаются в экономику через каналы банковского рефинансирования.
Так, в течение 2007г. объемы кредитно-банковского рефинансирования ненамного превысили 2,5 млрд. грн., в то время как общий прирост базовых денег в экономике равнялся 44,9 млрд. грн., то есть в 18 раз больше.
Что плохого в отсутствии регулирующего влияния процентных ставок центробанка на динамику объема денег? — Дело в том, что денежный регулятор не включается в процесс уравновешивания спроса и предложения кредитно- платижних ресурсов на рынке между банками и их клиентами. А саморегулируемые рыночные силы устанавливают необходимое равновесие лишь с отставанием во времени и с потерями для обеих сторон: банки с опозданием поднимают кредитные ставки в периоды инфляции и перепроизводства, слишком долго предоставляя ссуды потенциально неплатежеспособным клиентам, а в периоды роста платежеспособного спроса и ценовой дефляции — наоборот с опозданием снижают процентные ставки по кредитам, оставляя экономику неоправданно долго на голодном пайке.
События на кредитовом рынке Украине в период со второго полугодия 2007г. подтвердили это правило. При инертном поведении денежного регулятора коммерческие банки повысили процентные ставки лишь в мае-июне 2008г., игнорируя весь этот период темпы инфляции и, очевидно, надеясь на кредиты рефинансирования от НБУ. Кроме того, действуя вне рыночного механизма спроса-предложения на денежные средства, центральный банк не может точно определить потребность в ресурсах и осуществить их гармоничное распределение между разными получателями.
Отклонения от потребностей наблюдаются в обе стороны — денег то избыток, то дефицит, и это как нельзя лучше продемонстрировано в Украине в 2007-2008гг. Исходя из этого опыта, можно прогнозировать, что и после преодоления всплеска нынешней инфляции Украина будет испытывать нехватку кредитных фондов и недоступности ссуд для перспективных проектов и предприятий.
5. Валютная политика, которая ужасается доллара
Для Национального банка Украины валютное регулирование является ключевой отраслью деятельности. В настоящий момент эта отрасль находится в состоянии реконструкции, которая во времени совпала с периодом противодействия прыгающей инфляции. До 2008 г. это регулирование главным образом включало гривневые или долларовые интервенции центробанка на внутреннем валютном рынке в зависимости от того, в избытке или в недостатке предложение иностранных денег. НБУ действовал скрупулезно и не давал поводов для волнений. Целью было обеспечение стабильности обменного курса национальных денежных знаков относительно главных мировых валют. В 2008 г. денежный регулятор без каких бы то ни было предупреждений изменил валютную политику.
Если в 2007 г. он выкупил излишек предложения на 7,6 млрд. дол., то за 6 мес. в 2008 г. весь объем его гривневых интервенций на валютном рынке не достиг и 3,0 млрд. дол. Излишек же предложения иностранных денег в это время равнялся 5,1 млрд. дол.
Фактически, действуя таким образом, Нацбанк преднамеренно снизил курс обмена доллара. Иного и быть не могло, поскольку приток долларов в Украину предусматривал удовлетворение спроса на иностранную валюту не только со стороны реальной экономики, но и со стороны центрального банка для увеличения своих резервов. Следовательно, денежный регулятор действовал сознательно, добиваясь падения внутреннего курса доллара. Он также знал, что после снижения курса приток иностранной валюты уменьшится, потому что ее владельцам станет невыгодно переводить капиталы в нашу экономику. Нужно так понимать, что Национальный банк считал ненужным увеличивать приток иностранных капиталов Украину. [3] Иначе как объяснить такую политику? Мы не были бы такими категоричными, если бы негативное отношение Нацбанка Украины к поступлению иностранной валюты не подтверждалось постоянно и повсеместно. Так, одно из последних распоряжений этого учреждения (от 18 июня с.г.) предусматривает установление 5-кратно повышенных нормативов резервирования иностранной валюты, полученной от нерезидентов для использования на срок, который не превышает 6 месяцев. До этого в марте 2007 г. были установлены повышенные нормативы резервирования средств банков, полученных по инвалютным кредитам, в сравнении с нормативами резервирования гривневых активов. Не является ли это дискриминацией инностраных кредитов?
Другие проявления. Значительно раньше, в 90-ые годы, были установлены временные ограничения для возвращения валютной выручки от экспортных продаж. Возникает вопрос: зачем ускорять возвращение долларов, если в Украине — избыток предложения этих денежных знаков? Не разрешены также межбанковские операции по обмену иностранных денег на украинские вне формального валютного рынка. Этот запрет только усложняет осуществление банками конвертационных и валютно-кредитных услуг, отстраняет владельцев и покупателей валюты от процесса ее покупки-продажи, в частности, от согласования цены. В результате никто, кроме денежного регулятора, не знает на каком курсовом уровне закончатся межбанковские торги. Дальше. Уже дважды в 2006-2007 гг. НБУ пытался запретить выдачу банками инвалютных займов физическим лицам, которые не имеют внешнеэкономических контрактов. Опять же — это дискриминация прав собственности и тяжелый удар по ликвидности инвалютных фондов.
Однако впоследствии центробанк Украины сам отменил свои постановления по этому поводу. Кроме того, был внедрен такой способ ограничения валютных операций, как обязательное нормативное покритие регулятивным капиталом банков их валютных рисков (февраль 2008г.). До этого времени действует и другой анахронизм — выдача денежным регулятором коммерческим банкам лицензий на осуществление операций с валютами других государств. А как вообще может работать кредитное учреждение без валютных счетов, резервов, операций?
Серьезными барьерами для увеличения обращения иностранных капиталов в Украине и фактически такими, которые делают нашу экономику закрытой от мировой, остаются также: порядок предоставления по разрешению Нацбанка украинскими хозяйственными субъектами внешних займов иностранным партнерам,, необходимость бюрократической регистрации прямых и портфельных иностранных инвестиций, которые поступают в наше государство. И этим перечень утеснения движения мировых валют на территории Украины не заканчивается.
Атака руководителей центрального банка Украины на твердую иностранную валюту сопровождается демагогическим лозунгом дедоларизации украинской экономики. По их мнению, привлечение мировых валют, которые носят на себе риски курсовых колебаний на международных рынках, может покачнуть финансовую стабильность в стране. (Очень характерным для непоследовательного поведения украинской финансовой власти по отношению к мировым валютам есть факт компенсационных выплат вначале этого года Минфином Украины гражданам — вкладчикам Сбербанка СССР сбережений не в национальной, а в иностранной валюте: это никак не способствует дедоларизации экономики, понижению рисков курсовых колебаний и уменьшению излишнего предложения долларов на несбалансированном внутреннем рынке, то есть никак не отвечает заявленным целям валютной политики).
К сожалению, финансовая нестабильность в Украине имеет место далеко не в силу курсовых колебаний на международных рынках. Да и изменчивость покупательной способности гривны значительно более высокая, чем изменчивость твердых мировых валют. А используются последние в нашей экономике не по чьей-то прихоти или внешнему принуждению, а из-за неспособности украинской денежной единицы выполнять остро необходимые функции — долгосрочного накопления и кредитования, оплаты импорта, обмена на территории других государств и других. И если искусственно вытеснять доллары и евро из украинского пространства, то возникнут финансовые разрывы, которые не удастся преодолеть с помощью неустойчивой гривни.
Мы должны двигаться к открытой экономике, которая только и способна достичь собственной стабильности и дать устойчивость денежной единице. Кроме того, расширение сферы обращения гривны и сужение — иностранных валют состоится только при условии укрепления самой гривны, а не искусственного ослабления позиции доллара в Украине. Экономистам хорошо известен закон денежного обращения, в соответствии с которым лучшая (более стабильная, многофункциональная и удобная для использования) денежная единица всегда вытесняет худшую, которая обслуживает ту же экономику.
Думаю, что намерения НБУ сузить сферу обращения иностранной валюты являются напрасными, однако они приносят вред субъектам реальной экономики. Во-первых, после этих притеснений валютных операций и вследствие ревальвации курса гривны коммерческие банки теряют заинтересованность привлекать иностранные ресурсы, которые пользуются меньшим спросом у предприятий и населения, чем гривневые средства. В результате становится невозможным снижать процентные ставки по долларовым займам внутри Украины. А если не снижаются процентные ставки по валютным кредитам и не увеличиваются, а уменьшаются их объемы, то растет спрос на гривневые ссуды. Если бы ограничений не было, то при расширении кредитных поступлений из-за границы, сначала снизились бы ставки по валютным, а вслед за ними — и по гривневым долговым операциям.
Во-вторых, банки пытаются избегать долларовых вкладов клиентов, а потому занижают соответстующие депозитные проценты. Это подталкивает владельцев валюты сбывать ее и делать накопления в украинских денежных знаках. В результате получатели доходов от экспорта вынуждены больше продавать иностранной валюты, чем это объективно необходимо для их потребностей, что приводит к постоянному превышению валютных предложений над спросом на внутреннем рынке. Следствием является искусственное обесценение доллара, которое мы имеем в 2008 г. При таких обстоятельствах невозможно достичь объективного, середневзвешеного значения обменного курса гривны. Он зависит от воли (политики) НБУ, а следовательно, является субъективным и непредвиденно изменчевым. Не будучи объективным, курс гривны не может быть устойчивым, а без этого не действует механизм уравновешивания импорта и экспорта товаров и стимулирования поступления капиталов в Украину. Вс е это мы видим в сегодняшней Украине: рост дефицита внешней торговли, торможение увеличения банковских кредитов, непредсказуемость изменений валютного курса денежной единицы, уменьшение международных кредитов, падение уровня капитализации украинских банков.
Прогноз
Динамика основных финансово-экономических индикаторов развития Украины в 2008г. и 2009г.:
при условии, что применение сегодняшней модели макрофинансового регулирования будет продолжено:
— рыночный валютный курс гривны начнет снижаться и до декабря 2008г. достигнет и на наличном, и на межбанковском рынке значения 4,85-4,90 грн./дол. Тенденция падения продлится в 2009г. — до 5,10-5,20 грн./дол. в среднем за год;
— инфляция потребительских цен в сентябре-декабре 2008г. будет не такой бурной, как в первые 6 месяцев этого года, и прибавит уровню цен еще 6-7%; общий прирост потребительских цен за год достигнет 22-23%. Похожей будет инфляционная динамика и в 2009г.;
— процентные ставки по ночным кредитам на межбанковском рынке в осенние месяцы этого года должны несколько снизится — до 10-12%. Банковские же ссуды предприятиям и населению будут продолжать оставаться в 2008г. малодоступными и излишне дорогими: уровень процентов по кредитам — 24-28% годовых — не покачнется. Дефицит кредитных ресурсов в экономике не будет преодолен и в 2009г. Поэтому сохранится и завышенный уровень процентных платежей по займам банковских учреждений;
— прирост инвестиций в основной капитал в 2008г. будет значительно ниже, чем в прошлом году: 12-13 против 23%. Падение фондовых индексов приостановится лишь в конце этого года, однако еще долгое время (6-9 месяцев) они будут находиться в состоянии стагнации. Будет продолжать ухудшаться ситуация в строительстве и на рынке недвижимости (очевидно, на протяжении всего 2009г.). Нужно ожидать прироста реального ВВП Украины по результатам 2008г. не более чем на 5,5%, а в 2009г. — в пределах 4%.
6. Единственный выход — реальная трансформация устаревшей модели
Трансформация действующей макрофинансовой модели заключается в нескольких качественных изменениях, среди них:
— Изменение соотношения финансовой власти между органами Правительства и НБУ. Национальной Банк должен играть первую скрипку в разработке финансово- денежных параметров национальной экономики. Он должен спланировать динамику основных монетарных агрегатов, процентных ставок, платежного и валютного балансов государства, объемы денежно-кредитной эмиссии, распределение прироста денежной массы между сферами обращения, очертить ожидаемые значения валютного курса гривны, дать прогноз инфляции и дефлятора ВВП, прироста прямых инвестиций и рабочих мест в экономике.
В рамках этих параметров государственный денежный регулятор должен предоставлять нормативные ограничения для разработки Кабинетом Министров отдельных финансово-денежных параметров государственного бюджета на год, в частности, лимита бюджетных наличных выплат, лимита прироста государственного долга, в том числе в результате размещения облигаций госзайма за наличные деньги, лимита прироста внешнего долга Правительства, прироста остатка средств Кабмина на казначейском счете и т.п. Кабинет Министров должен придерживаться этих ограничений, что позволит центральному банку эффективнее финансово обслуживать реальный сектор экономики.
Нужно также усилить роль центрального денежно-кредитного учреждения в регулировании деятельности небанковских коммерческих предприятий, которые сегодня контролируются министерством финансов, — страховых, лизинговых, венчурных, ипотечных, инвестиционных, пенсионных компаний. Целесообразно, чтобы Национальный банк мог устанавливать и контролировать выполнение норм осуществления этими компаниями долговых и резервных операций, включая применение административных санкций за их нарушение — приблизительно так, как он это делает относительно учреждений банковской системы.
— Внедрение программно-нормативного управления бюджетными финансами.
Центральный орган исполнительной власти при разработке государственного бюджета на очередной год должен уложиться в финансово-денежные нормативы и лимиты, переданные ему Национальным банком. Минфин будет обязан разрабатывать графики выполнения бюджетных выплат казначейством. При этом неуместным становится утверждение защищенных статей бюджета и перестанут существовать незащищенные — такие, которые нарушаются. Казначейству необходимо устанавливать максимальные сроки пребывания на правительственном счете нераспределенных бюджетных доходов, а также остаток средств на нем на конец каждого месяца. Нужно внедрить и автоматическое алгоритмическое распределение поступлений в бюджет между получателями средств и программами финансирования.
Возвращение оплаченного НДС должно укладываться в законодательно установленные сроки и опираться на планирование специальных региональных фондов для выполнения этих финансовых обязательств государства. Украине нужны также более фундаментальные трансформации бюджетно-финансового регулирования экономики, которые предусматривают частичную замену налоговых обязательств предприятий и семей на страховые отчисления в государственные накопительные фонды (пенсионный, медицинский, природоохранный). Для недопущення ежегодных изменений структурных и финансово-денежных пропорций бюджета в широких, непредсказуемых пределах необходимо внедрить среднесрочное его планирование (с парламентским утверждением двух — и трехлетних планов).
Кроме сказанного, принципиальным является применение подхода, при котором размер ежегодного прироста государственного долга (дефицит бюджета) в части его финансирования за счет внутренних займов будет оптимизироваться с учетом состояния национального банковско-кредитного рынка (в условиях дефицитности ресурсов последнего прирост долга должен быть минимальным). Прирост же государственного внешнего долга должен планироваться лишь в случае использования правительством соответствующих валютных средств для безальтернативных внешних закупок или платежей.
— Переход к долговой форме и нормативному регулированию объемов кредитно- денежной эмиссии и денежной массы в обращении.
Нацбанк Украины должен выпускать в обращение новые порции гривны путем предоставления ссуд коммерческим банкам и возвращения им кредитов, ранее полученных центральным банком. Ему целесообразно отказаться от прямых гривневых интервенций на валютном рынке, доверив функции урегулирования спроса-предложения на последнем другим профессиональным рыночным игрокам.
Операции НБУ по изъятию из обращения части платежных ресурсов должны осуществляться путем свободной продажи коммерческим банкам депозитных и долговых бумаг денежного регулятора.
Объемы кредитного рефинансирования экономики будут определяться спросом банковских учреждений на дополнительные денежные средства при определенном уровне учетной ставки НБУ. Последний должен предлагать такой уровень ставок, чтобы они, будучи выше или ниже депозитных банковских процентов, усиливали или ослабляли желание коммерческих кредитных учреждений привлекать на свои счета средства предприятий и населения.
Инструментами денежно-кредитного рефинансирования должны быть именно долговые документы коммерческих банков. Неправомерно использовать для этого такие имущественные ценности, как корпоративные или инвестиционные бумаги, что свойственно коммерческой организации, а не кредитору кредиторов.
Нужно также отказаться от скрытого кредитования со стороны НБУ государственного бюджета посредством выдачи ссуд банкам под залог правительственных облигаций.
Центробанк Украины обязан гарантировать ликвидность банковской системы в целом, а потому он не вправе допускать фибуркации процентных ставок на межбанковском рынке по кредитам овернайт. Проценты по ссудам денежного регулятора в поддержку ликвидности не должны достигать стоимости кредитных ресурсов (например, на уровне темпов прироста инфляции цен), как сегодня, а выдаваться в пределах банковских платежных потребностей.
— Переход от ограничительной к стимулирующей кредитной политике. Новая кредитная политика должна иметь целью обеспечивать достаточные по объему и доступные по стоимости денежно-кредитные ресурсы. Именно поэтому она должна стать заинтересовывающей в увеличении банковских кредитных средств и антиинфляционной — в оптимизации прироста платежного спроса в национальном хозяйстве. Ее составляющими должны стать:
а) пониженная активность заимствований Правительства на внутреннем долговом рынке;
б) взвешенное и исключительно через кредитование банков со стороны денежного регулятора рефинансирование экономики;
в) стимулирование депозитной активности банковских учреждений — благодаря установлению реального значения учетной ставки НБУ;
г) снятие ограничений на банковское кредитование в иностранной валюте, отмена дискриминационных норм валютного регулирования;
д) установление нормативных требований НБУ относительно выдачи банками потребительских и ипотечных ссуд физическим лицам (через повышение нормативов резервирования) и для стимулирования бизнеса (понижеными нормами резервирования);
е) создание специальных кредитных учреждений целевого назначения по направлениям, которые относятся к приоритетам государственной политики и финансово поощряются из бюджета: аграрный сектор, малый и средний бизнес, инновационно-венчурная деятельность и другие.
— Обращение иностранной валюты — по международным стандартам. Нужно перейти к открытости финансовой системы Украины, которая увеличит приток иностранных кредитных ресурсов, будет способствовать снижению процентных ставок и выравниванию соотношения спроса-предложения на внутреннем валютном рынке. Последнее является предпосылкой стабильности обменного курса национальной денежной единицы и установления режима ее внутренней конвертированности. Открытость предусматривает свободу международных операций украинских банков, обеспечение унифицированных условий кредитования в национальной и иностранной валюте и отмену регулятивных ограничений торговли последней внутри Украины.
В свою очередь, свобода международных операций требует: свободного получения и предоставления в любой валюте внешних займов; дерегуляции использования иностранной валюты украинскими экспортерами; свободного импорта и экспорта финансовых капиталов; права оплаты твердой валютой стоимости объектов государственной (коммунальной) собственности в ходе приватизации и т. п. Равенство и унификация условий кредитования внутри Украины в украинской и иностранной валюте означает прежде всего право проводить межбанковские мульти-валютные долговые операции, установление унифицированных нормативов резервирования банковских средств при предоставлении гривневых или долларовых кредитов, запрещение отбирать у банков лицензию на осуществление валютных операций, если банк не является банкротом, отмена других дискриминационных ограничений относительно банковской валютно-кредитной деятельности.
Высвобождение внутренней торговли иностранной валютой — это шаг к ее конвертированности на банковских счетах. Оно предусматривает: безналичную покупку-продажу валюты вне межбанкового рынка и на условиях, согласованных самими банками-участниками сделки; осуществление операций безналичной покупки — продажи валюты между банком и его клиентами; право осуществлять гривневые платежи внутри Украины из средств, которые находятся на инвалютных банковских счетах др.
— Применение правомерной резервной функции НБУ. Нужно перейти от коммерческого к долговому методу получения денежным регулятором ценностей для своего резерва. Он должен не покупать золотовалютные средства на внутреннем рынке за счет собственноручно напечатанных гривневых банкнот, как это он делает в настоящий момент, а брать в долг у банков соответствующие ценности. При избытке предложения долларов на внутреннем рынке Нацбанк сможет предоставлять банкам под покупку валюты гривневые ссуды (с процентами), а брать у них в долг (с уплатой процентов) для резервирования купленные валютные ценности. При недостатке предложения долларов он будет возвращать банкам полученные валютные кредиты, а его банковские контрагенты, продав доллары на рынке, смогут погасить собственные гривневые задолженности центробанку.
Сочетание кредитно-денежного рефинансирования с кредитно-валютным резервированием в деятельности регулятора, что произойдет при предполагаемой трансформации макрофинансовой модели, позволит уравновесить гривнево-долларовые потоки и осуществить это за счет движения соотношения процентных ставок, а не субъективных бюрократических вмешательств.
— Неизменная компонента власти — антиинфляционная политика. Подавление живучей непомерной украинской инфляции нуждается в подкреплении антиинфляционной финансово — денежной модели, изложенной выше, антиинфляционной направленностью реформационных сдвигов в реальной экономике. Иначе финансы уйдут, как вода в песок. Нам кажется, что на правительственных стягах на ближайшие годы должны быть начертаны три лозунга: Антимонополизм; Рыночный обмен; Технологические инновации.
Без этого мы еще долго будем слушать объяснения экспертов относительно причин этой гадкой и виртуальной болезни, которая хронически прописалась в Украине.
7. Вместо вывода
Можно сделать главный вывод, что система финансового управления в государстве неспособна разрешать острые противоречия внутреннего и внешнего происхождения. Наша система является одной из самых слабых в мире. Если сравнить основные финансово-экономические параметры Украины в 2008г. с европейскими странами, то наши, как минимум, в 3-4 раза хуже. Мы не знаем, чего ожидать от финансовой системы завтра.
Главные изъяны, ущерб и угрозы этой системы замалчиваются. Четких властных реформационных инициатив мы не слышим. Да и никаким заверениям и призывам мы уже фактически не верим.
Государство, наблюдая за сегодняшним финансовым беспорядком, направляет усилия в основном лишь на решение собственных проблем, а это всегда происходит за счет тех, кто трудится. Народное хозяйство никак не выйдет и при этих обстоятельствах не сможет выйти из болтанки непредсказуемости и шатаний.
Радикальные реформы, которые остро необходимы и некоторые из которых предлагаются в этой статье, нуждаются в желании власти их осуществить, а такое желание может возникнуть только у стабильной, твердой власти.
Очевидно, такая государственная власть сформируется лишь по окончании грабительского захвата тех ресурсов и сверхприбылей, которые еще не распределены в Украине. Кризис, к которому сейчас движется национальная экономика и который не за горами, как раз и известит об окончании эпохи распределения сверхприбылей и необходимости других подходов, другой власти.
[1] Это подтверждается также несовпадением динамики инфляции и курса гривни в июле-августе 2008г., когда первая остановилась, а ревальвация обменного курса изменилась на его девальвацию.
[2] Исключением является Российская Федерация, валютная мощь которой базируется не на экономической модернизации как, например, в Китае, а на добыче голубого и черного золота.
[3] Можно с грустью констатировать, что этой цели наш центральный кредитный орган достиг — начался отток иностранных капиталов из Украины, фондовый рынок по состоянию на середину сентября 2008г. — опустошенный, валютный — близкий к этому.
Владимир Лановой, доктор экономических наук, президент Центра рыночных реформ