Владимир Хлывнюк: У нас появились первые невозвраты по ипотеке

На прошлой неделе международное рейтинговое агентство StandardPoors опубликовало очередную страшилку о состоянии и будущности украинского банковского рынка. Если верить аналитикам SP, основными проблемами наших финучреждений являются существенная концентрация бизнеса в отдельных отраслях, значительная долларизация операций, слабая юридическая база в области защиты прав кредиторов, недостаточно жесткие стандарты выдачи кредитов и риск-менеджмента. Исходя из оценки страновых рисков (BICRA), которая отражает сильные и слабые стороны банковской системы каждой страны в сравнении с другими государствами, агентство отнесло банковскую систему Украины к 10-й, самой слабой группе. Показательно, что кроме Украины сюда включены также Венесуэла, Ямайка и Боливия. Несмотря на то что специалисты уважаемого агентства в очередной раз сгущают краски, не согласиться с ними в главном все же очень трудно. А именно — отечественный банковский сектор оказался на пороге тяжелых испытаний, по сравнению с которыми кризис ликвидности — всего лишь разминка. Об этом лучше всякого рейтингового агентства знают украинские банкиры. Председатель правления банка Финансы и Кредит Владимир Хлывнюк не скрывает, что возглавляемый им банк впервые столкнулся с проблемой невозвратов по некогда самому надежному виду кредитов — ипотеке. Кроме того, из-за проблем с привлечением ресурсов на внешних рынках этот крупный банк, как и многие его конкуренты, был вынужден пойти на сокращение персонала и неэффективных отделений. Пытаясь привлечь как можно больше ресурсов на внутреннем рынке, банку пришлось вслед за другими финучреждениями взвинтить ставки по депозитам и, в итоге, сократить доходность своих активов почти вдвое. Несмотря на все трудности, с которыми столкнулось это финучреждение, еще одно рейтинговое агентство — Moodys — в августе повысило международный и национальный рейтинги банка Финансы и Кредит. О причинах этого парадокса и грядущем кризисе Владимир Хлывнюк рассказал Бизнесу.
О банке
— Почему у банка Финансы и Кредит по результатам семи месяцев прибыльность активов сократилась более чем в 2 раза — с 1,9% до 0,8%?
— Большую часть доходов мы традиционно получаем во втором полугодии. Кроме того, в первом полугодии всем банкам, включая и наш, пришлось увеличить стоимость пассивов, в частности, резко возросли ставки по депозитам. С учетом того, что наш банк в месяц привлекает около 800 млн. грн. депозитов физлиц, за несколько месяцев дешевую пассивную базу мы заменили достаточно дорогим ресурсом. В то же время процесс увеличения доходности активных операций, в первую очередь кредитов, достаточно проблематичный и болезненный. Поэтому банки столкнулись с необходимостью сокращения своей маржи. Для нашего банка чувствительным стал и обвал украинского фондового рынка. Мы довольно активно торговали ЦБ на ПФТС.
— Кстати, многие украинские банки показывают финрезультаты, которые в национальных и международных отчетах отличаются в 2-5 раз. НБУ не возмущается по этому поводу?
— Все зависит от методики расчета. Если ввести третью систему оценки (деятельности банка. — Ред.), получим еще один результат.
— В то же время налицо такая тенденция: прибыль гораздо меньше именно в национальной отчетности. Может, речь идет об элементарном уклонении от уплаты налогов?
— Во всяком случае, в нашем банке такой практики нет.
— По данным НБУ, банк Финансы и Кредит по размерам активов опустился с 11-й на 13-ю позицию. В чем причина потери рыночной доли?
— Величина активов для нас — не самоцель. Особенно в период кризиса. В то же время некоторые банки с иностранным капиталом, это видно по их отчетности, выполняют установку акционеров по наращиванию активов на 14-15% в месяц. Не исключено, что это уже скорее политическая, чем экономическая задача. Меня, например, устраивает, что, с точки зрения реального бизнеса, мы ведем себя адекватно ситуации на рынке.
— Сокращение штатов и отделений в банке — это тоже реакция на происходящие в экономике процессы?
— Жизнь есть жизнь. Если мы строили сеть отделений исходя из возможностей прироста активов в 2 раза в год, то сегодня, сидя на внутренних ресурсах, сможем обеспечить только около 30% прироста активов. А для этого необходимо гораздо меньше персонала. Сейчас постепенно ликвидируем убыточные и самые неэффективные отделения. Но это не значит, что мы не открываем новых подразделений в тех городах и районах, где, как показывает анализ, имеются неплохие перспективы. В результате мы получаем оптимизацию своей сети отделений.
— Может, причина убыточности тех или иных отделений не в территориальном расположении, а в неэффективной работе персонала?
— Конечно, кадры — это главная причина плохих результатов. Экономическая ситуация, безусловно, имеет огромное влияние, но люди — самое важное звено. Если у нас, например, 400 отделений по всей стране, это значит, что мы должны принять на работу 400 вменяемых руководителей. Та же проблема стоит и перед другими сетевыми банками. А так как вменяемых на всех не хватает, приходится постоянно проводить кадровый аудит, со всеми вытекающими последствиями…
— Насколько ваш банк пострадал или выиграл от последней ревальвации гривни?
— Мы не проводили каких-то конкретных расчетов. Для нас укрепление гривни не было неожиданностью. В любом случае, банки при всяком движении курса только получают дополнительные доходы. Это происходит почти автоматически. В период курсовых колебаний все банки увеличивают маржу. Например, это наблюдалось, когда евро начал резко падать относительно доллара. На наличном рынке тут же увеличился разрыв между курсами покупки и продажи обеих валют. В итоге, банки получили дополнительный доход.
— Каков ваш прогноз относительно курсов доллар/евро и гривня/доллар до конца этого года?
— Я думаю, что евро упадет до уровня 1,4 USD/EUR или даже ниже. Что касается гривни, то, я уверен, нужно готовиться к девальвации до 5,1 грн./USD. В условиях нынешнего сальдо торгового баланса и кризиса тренд будет направлен именно на ослабление национальной валюты.
— Недавно Нацбанк возобновил эксперимент по кредитованию украинских банков под залог акций их собственников. Банк Финансы и Кредит не воспользовался этой возможностью?
— Мне кажется, что это абсолютно нормальная практика. Тем более учитывая те условия, на которых Нацбанк предоставляет такое рефинансирование, — 90% номинала акций. Ставка по такому виду рефинансирования составляет 15,5% годовых. Это очень неплохо, принимая во внимание то, что на межбанке ставки по аналогичным займам сейчас намного выше. В то же время риски регулятора, принимающего в залог акции ликвидного банка, минимальны.
— На какую сумму вы получили рефинансирование под акции в августе?
— На 245 млн. грн.
О кризисе
— Украинские банки по-прежнему испытывают трудности с выходом на международные рынки заимствований?
— Вследствие кризиса в США и спада экономики в ЕС внешние рынки заимствований для украинских банков оказались фактически закрытыми. И до середины следующего года изменений к лучшему я не ожидаю. Кроме того, внутренний рынок отечественным банкам тоже ничего хорошего не сулит. Мы уже видим застойные явления на рынке недвижимости, спад производства в металлургии. По моим данным, отечественные порты перегружены металлом, который не находит сбыта на внешних рынках. Спад в металлургической отрасли может обернуться для Украины не только финансовым, но и экономическим кризисом.
— Как это отразится на банках?
— В первую очередь это может привести к росту проблемной задолженности и массовым невозвратам по кредитам, в том числе по потребительским, ипотечным и даже корпоративным. Мы начали комплексно готовиться к этому еще в феврале нынешнего года. В частности, пересмотрели подходы к оценке кредитных рисков.
— Тем не менее, по данным НБУ, проблемная задолженность в банковской системе вполне на уровне допустимой…
— Я не готов комментировать данные Нацбанка. Но я уверен, что для себя каждый банк реально оценивает ситуацию. У нас, например, до 2008 г. не было проблем с ипотечными кредитами. Это нормально для растущего рынка. Как только в экономике и в целом на рынке жилья начались проблемы, у нас появились первые невозвраты по ипотеке. Буквально за последние три-четыре месяца некоторые наши клиенты просрочили выплаты по кредитам на покупку недвижимости. А сейчас это уже не десятки, а сотни проблемных ипотечных займов.
— Может, причиной отказов платить по этим кредитам стало увеличение банками ставок? Не секрет, что финучреждения повысили ставки, в том числе и по ранее выданным ссудам…
— Мы не пересматривали ставки по ранее выданным ипотечным кредитам, предоставленным для покупки жилья. Кроме всего прочего, мы никогда не кредитовали первичный рынок жилья. А это значит, что у банков, финансирующих покупку еще не существующих квартир, ситуация с возвратами кредитов может быть намного хуже, чем у нас. Мы проанализировали причины невозвратов по ипотеке и пришли к выводу, что повышение ставок — это не главный фактор. В большинстве случаев заемщики просто лишились постоянных доходов. Например, в США в 2007 г. первым симптомом экономического кризиса стало резкое снижение объемов денежных переводов гастарбайтеров в Латинскую Америку. От роста безработицы в первую очередь пострадали нелегальные работники и эмигранты. У нас сейчас наблюдается аналогичная ситуация. Замедление экономического роста в Европе повлекло за собой резкое сокращение поступлений в страну денежных переводов украинских гастарбайтеров. И если ранее объем переводов наших заробітчан в Украину оценивался в $5-6 млрд.в год, то по итогам 2008 г. эта цифра может быть вдвое меньше. И все это на фоне сокращения капитальных инвестиций в страну и увеличения отрицательного сальдо торгового баланса.
О выходе на иностранные рынки
— В 2005 г. вы утверждали, что выход на ІРО — это одна из задач банка Финансы и Кредит на ближайшие два-четыре года. Почему вы так и не провели публичное размещение акций?
— Сегодня попросту нет рынка. Западные фондовые индексы падают, я уже не говорю об индексе ПФТС. Как только рынок появится, я думаю, через полтора-два года мы все-таки проведем ІРО. Мы продолжаем активно готовиться к выходу на биржу. Кстати, рейтинговое агентство Moodys недавно повысило наши рейтинги долгосрочных обязательств в национальной валюте и долгосрочного долга в иностранной валюте с B2 до B1. Мы оказались единственным украинским банком, рейтинг которого был улучшен.
— По-прежнему рассчитываете продать акции на одной из западных фондовых бирж?
— Скорее всего, это будет Лондонская фондовая биржа (на этой площадке уже разместила свои акции горнорудная компания Ferrexpo, которая, как и банк Финансы и Кредит, подконтрольна нардепу от БЮТ Константину Жеваго. — Ред.). Хотя, чтобы понять истинную стоимость акций банка, мы будем выходить с публичным размещением небольшого пакета акций на ПФТС. Такие договоренности с акционерами у нас уже есть. Но сегодня для этого не самый подходящий момент. У нас даже нет пакета акций free float (в свободном обращении. — Ред.). Когда мы еще в прошлом году перерегистрировались в ОАО, на фондовом рынке уже наметилась тенденция к падению, поэтому с размещением акций пока не спешим.
— Недавно появилась информация, что группа Финансы и Кредит получила контроль над болгарским меткомбинатом Кремиковцы. Учитывая, что комбинат ежегодно генерирует денежные потоки в сотни миллионов евро, вы не намерены развивать в этой стране и банковский бизнес?
— Я не настолько посвящен в подробности сделки, чтобы однозначно утверждать, приобретен комбинат Кремиковцы нашими акционерами или нет. Но, насколько мне известно, желание купить акции этого предприятия у акционеров есть. Если это произойдет, мы с радостью воспользуемся новыми возможностями и примем участие в тендере на обслуживание этого комбината. Тем более если учесть, что валовой доход Кремиковцов составляет примерно 10% ВВП Болгарии.
— Вы намерены купить действующий банк в этой стране или будете создавать финучреждение с нуля?
— Возможны оба варианта. Я не исключаю, что это может быть покупка небольшого банка, имеющего лицензию, как это часто делают иностранные инвесторы в Украине.
— Согласно украинскому законодательству, банк, инвестирующий в покупку или создание иностранной дочки, обязан уменьшить капитал материнской структуры на сумму инвестиции. Не боитесь, что в случае покупки болгарского банка уменьшатся ваш показатель адекватности капитала и другие важные показатели?
— Наш уставный фонд уже достиг 2 млрд. грн., и до конца года мы планируем увеличить его еще на 750 млн. млн., т.е. имеем хороший запас адекватности капитала. Поэтому зарубежные инвестиции у нас не вызовут напряжения. Тем более что мы не намерены делать миллиардные вложения. Скорее всего, речь будет идти о EUR20-30 млн. Этого достаточно, чтобы купить на Балканах несколько банков.
Досье Бизнеса
Владимир Хлывнюк, председатель правления банка Финансы и Кредит Родился: 24 февраля 1956 г. в г. Казатине (Винницкая обл.).
Образование: Киевский политехнический институт, инженер-системотехник (1979 г.); Киевский государственный экономический университет, экономист (1993 г.).
Карьера: 1979-1993 гг. — заместитель главного инженера НИИ Квант(г. Киев); 1993-1998 гг. — работал в банковском секторе; 1998-2002 гг. — заместитель председателя правления банка Финансы и Кредит; с августа 2002 г. — председатель правления банка Финансы и Кредит.
Семейное положение: женат, две дочери, внук.
Увлечения: горные лыжи, баскетбол, антропософия.