С деньгами на выход

Центробанк России зачистит рынок от мелких банков
В России ужесточаются требования к бизнесу. После расправы над коксовиками-монополистами — Мечелом и Евразом, оштрафованными на 5% от оборота (на наши деньги это 150 млн. грн. с каждого), органы власти принялись за банки. Центробанк РФ планирует установить размер минимального капитала на уровне 5 млн. евро, ввести кураторский надзор и узаконить черные списки недобросовестных руководителей. В своей массе эти меры направлены на борьбу с пристрастием мелких и средних банков к схемным операциям. Но, как говорится, лес рубят — щепки летят: вследствие принятия поправок к закону треть из 1125 российских банков может лишиться лицензий. В том числе и те, которые работали честно и старательно…
Полтора года назад в российское законодательство была внесена норма, обязывающая банки иметь минимальный капитал на уровне 5 млн. евро. Однако закон обратной силы не имеет. И те банки, которые на момент изменений имели капитал ниже установленной планки, продолжили свою работу без дополнительной капитализации. Но вот, похоже, халява закончилась.
Российский Центробанк уже в ближайшие дни предложит вернувшейся с каникул Думе принять новый закон О банках и банковской деятельности, в котором ужесточаются требования к капиталу работающих в России финансовых учреждений.
По официальной версии инициатива Центробанка направлена на борьбу с пузатой мелочью, занимающейся легализацией преступных доходов. Но при этом в черный список автоматически попадают и банки, которые соблюдают законодательство, однако имеют небольшой капитал. Им придется либо объединиться с другими банками, либо перепрофилироваться в небанковские кредитные организации. В противном случае такие банки будут вынуждены уйти с рынка. В цифрах это выглядит следующим образом. На 1 января 2008 года доля малых и средних банков с уставным капиталом до 150 млн. руб. составляла 73% от общего количества банков в Российской Федерации. На июнь 2008 года в России зарегистрированы 384 кредитные организации, чей собственный капитал был меньше 5 млн. евро. После внесения изменений в закон все они становятся смертниками (с экономической точки зрения).
По мнению российских аналитиков, власть исходит из того, что мелкие банки с хорошей репутацией купят их более крупные и сильные конкуренты. А отмывочные бачки и конвертационные центры просто закроются, поскольку покупателей на их грязный имидж не найдется. И таким образом рынок очистится и станет более цивилизованным, так сказать, путем естественного отбора.
С этим не согласны многие российские предприниматели. Они винят в готовящихся законодательных коррективах банковское лобби, состоящее в основном из мощных финансовых учреждений. Именно малые и средние банки больше всего идут в регионы, к простому люду, туда, где банковская система развита слабо, иностранных игроков и пряником не заманишь, а кредиты все равно нужны. Более того, по утверждению представителей малых российских банков, доля просроченных ссуд в их кредитных портфелях продолжает снижаться, в то время как у крупных федеральных банков она постепенно растет. Это связано с тем, что они уделяют больше внимания работе с малым бизнесом и населением. На розничные кредиты приходится почти пятая часть активов малых банков, что на четверть превышает аналогичный показатель монстров.
То, что зачистка рынка от мелких банков выгодна крупным, очевидно: после ухода с рынка низкокапитализированных учреждений в регионах, прогнозируют эксперты, активизируются филиалы крупных федеральных банков. Безусловно, крупному региональному бизнесу это на руку — большой банк имеет несравнимо большие финансовые ресурсы, чем малый. Но мелким предпринимателям и населению это, наоборот, грозит трудностями. Возиться с копеечными депозитами и небольшими кредитами на развитие частного предпринимательства крупные банки не станут. Вернее, делать-то они это будут, но нехотя. Со всеми вытекающими отсюда последствиями…
Интересно, что в Украине наблюдается ситуация, аналогичная российской. Наш Национальный банк тоже рассматривает вопрос введения единых минимальных требований к регулятивному капиталу в размере 10 млн. евро. Эта норма принята еще в 2006 году, но для банков, зарегистрированных ранее, требования к уставному капиталу не менялись. Теперь НБУ, как и Центробанк РФ, хочет унифицировать минимальный капитал и у действующих банков. Но разживаться деньгами наши финучреждения будут максимум до 1 января 2011 года. Да и количественное соотношение малых и крупных банков у нас не такое, как в России: по данным НБУ на 1 января, новому нормативу не соответствовали бы 56 банков из действующих 173.
Но вернемся к проблемам наших соседей. Новые требования к минимальному капиталу — не единственная головная боль малых банков в России. Еще одна инициатива Центробанка касается контроля за их добросовестностью или, скорее, недобросовестностью. Банковский регулятор решил воплотить в жизнь идею убитого первого зампреда ЦБ Андрея Козлова и заменить отзыв лицензии персональным наказанием их руководителей.
Именно Козлов утверждал, что менеджмент пойманных на теневых схемах банков чаще всего избегал уголовной ответственности и после закрытия спаленного финучреждения перекочевывал на другое место работы и там принимался за старое. Сейчас Центробанк составляет черные списки скомпрометировавших себя банкиров и собирается не допустить их до руководства другими банками, даже в должности советников топ-менеджеров. Банкиры такой идеей обескуражены. Фактически речь идет о запрете на профессию без доказательства судом вины того или иного должностного лица.
Что же касается банков, из которых будут изгнаны заподозренные в безобразиях руководители, то их Центробанк будет курировать. Это не временная администрация, которая вводится в проблемные банки и подменяет собой топ-менеджмент, и не арбитражный управляющий, который остается на хозяйстве после банкротства предприятия. Кураторы закрепляются за нормальными живыми банками в территориальных отделениях Центробанка и главным образом сосредотачиваются на жалобах клиентов. По самым скромным подсчетам под надзор в ближайшее время попадут 200 кредитных организаций.
Банкиры этим недовольны еще больше, чем новыми капитальными нормативами.
Они утверждают, что неофициальные кураторы всегда были у банков на территориальном уровне. А новый институт, во-первых, увеличит количество бумаг разной формы отчетности, которые нужно таскать в Центробанк, во- вторых, прибавит бюрократам рабочих мест: считается, что департаменту банковского регулирования и надзора Банка России понадобятся дополнительные кадровые ресурсы, чтобы создать два кураторских направления — отдельно для крупных банков, отдельно — для региональных.