Позитивы и негативы зеленой экспансии (Кіевскій ТелеграфЪ)

Вячеслав Бутко
Ни у одной валюты, кроме доллара, пока нет шанса доминировать в резервах всего мира…
Валютный рынок не дает возможности расслабиться и оставаться равнодушным — за месяц курс доллара по отношению к евро вырос на 8%. Схожее ралли доллар продемонстрировал относительно британской валюты и лишь немногим меньше вырос против иены. Отношение к доллару у многих инвесторов и простых граждан в немалой степени изменилось — если раньше они его активно сбрасывали, то уже сейчас готовы снова скупать. Попробуем разобраться в ситуации спокойно, не шарахаясь из стороны в сторону…
Вообще-то, в том, что валюты растут, падают и достигают рекордных отметок, нет ничего необычного. Характер кризиса имевшему место длительному падению доллара придавало то, что раздутые мировые валютные резервы состоят из понемногу обесценивавшихся долларовых активов. С начала первого десятилетия нового века валютные запасы почти утроились, достигнув $5,7 трлн. В одном только Китае они составляют $1,4 трлн.! На втором месте по запасам инвалюты — Япония примерно с $1 трлн. А на третье место недавно вышла Россия — около $850 млрд.
При этом стоит заметить, что в период разбухания резервов доллар, несмотря на падение, сохранил свое преимущество. До сих пор он составляет, согласно последним данным Международного валютного фонда, почти 65% поддающихся учету валютных запасов, что полностью соответствует его исторической доле. А с учетом долларовых накоплений Китая и ближневосточных экспортеров нефти (не включенных в данные исследования МВФ) доля доллара может оказаться и больше.
Кстати, понижение курса в 1977-1979, 1985-1988 и 1993-1995 годах каждый раз сопровождалось предсказаниями, что правительства собираются конвертировать свои запасы в другую валюту. В период между 1978 и 1980 годами Минфин США выпустил так называемые облигации Картера, номинированные главным образом в немецких марках, на сумму $6,4 млрд. для мобилизации средств, необходимых для поддержки американской валюты. В январе 1980-го стоимость золота достигла рекордного уровня $835 (около $2250 в нынешних ценах с учетом инфляции, так что сегодняшние $940, конечно же, являются рекордом, но сугубо номинальным), поскольку инвесторы искали альтернативное средство сбережений. А когда в 1995-м доллар опустился до отметки 81 иена за 1 доллар, многие усмотрели в этом начало конца его статуса резервной валюты.
Но доллар устоял в этих потрясениях, выдержав в 2004-2008 годах настоящий шквал: за последние пять лет его снижение вылилось в крупные потери валютных резервов. Если ситуация стала бы нестерпимой, центральные банки могли поддаться желанию сократить потери и избавиться от своих долларов, что привело бы к резкому обесцениванию американской валюты. Но никто по большому счету доллар не сбросил.
Кстати, давайте зададимся вопросом — реально ли было избежать падения доллара? Оптимист скажет, что центральные банки, которые пренебрегли возможностью диверсификации валютных резервов, когда евро можно было купить за 86 центов, вряд ли захотят переходить на него теперь, когда его стоимость почти полтора доллара. По основным показателям, таким, как паритет покупательной способности, евро выглядит дорогим по отношению к доллару. Следовательно, это не самый лучший момент для смены лошадей. До тех пор, пока держатели долларовых активов выступают как неформальный картель, линия поведения будет задаваться самыми крупными из них. Япония пока не изъявляет желания распродать свои громадные долларовые резервы — даже наоборот: в крайнем случае, она может предпринять валютные интервенции, чтобы остановить дальнейшее падение доллара по отношению к иене. Крах можно предотвратить, если Китай будет придерживаться той же политики, понимая, какими разрушениями способен обернуться сброс долларов для владельца крупных активов в данной валюте.
Жажда зарубежных инвестиций в Америке — еще один повод для беспокойства по поводу судьбы доллара. На протяжении многих лет США тратят больше, чем зарабатывают, постоянно имея крупное отрицательное сальдо текущих операций.
Дефицит по текущим операциям США достиг 6% от валового внутреннего продукта. Для закрытия этой бреши нужно, чтобы иностранцы покупали долларовые активы — облигации, акции или недвижимость. Но чем больше внешний долг Америки, тем выше риск частичного дефолта по ее обязательствам — либо путем ослабления валюты, либо через рост инфляции.
Спад в США порождал и другие проблемы. Богатые нефтью страны Персидского залива подумывали о том, как отказаться от привязки своих валют к доллару.
Эта привязка вынуждает их скупать доллары, чтобы не допустить обесценивания собственных валют. Ориентация на доллар затрудняет борьбу с инфляцией, прежде всего, в быстро развивающихся нефтяных экономиках, тогда как менее жесткий валютный режим, скажем, привязка к корзине валют, дает возможность проводить более гибкую курсовую политику. Такой режим также позволил бы сократить спрос на доллары в периоды ослабления данной валюты. Вопрос в том, желают ли отвязаться от доллара страны Персидского залива сейчас?
Западных торговых партнеров США низкий курс доллара не радовал, а все больше тревожил. Для них подорожание их денежных единиц относительно доллара оборачивалось снижением конкурентоспособности их товаров и услуг, замедлением темпов роста. Другое дело, что они вслед за Вашингтоном предпочитают переводить стрелки на страны, чьи валюты привязаны к доллару и, соответственно, дешевеют вместе с ним. Это прежде всего Китай и арабские страны — экспортеры нефти. Кстати, любопытная подробность — дефицит Евросоюза в торговле с КНР возрастает сейчас на $20 млн. в час. При этом на долю Китая приходится еще и примерно половина дефицита платежного баланса США. Так что, можно сделать вывод, что судьба курса евро к юаню крайне тревожна? Весьма вероятно, весьма.
Однако даже если валюта США переживала трудные времена, неминуемой катастрофы тоже ждать не следовало бы. Своим привилегированным положением в международной торговле доллар кое в чем обязан сетевому эффекту. Операции на мировых товарных рынках осуществляются практически исключительно в долларах, поскольку так удобно и покупателям, и продавцам. Но независимо от того, что думает президент Ирана Махмуд Ахмадинежад, экспортеры нефти не получили бы больше прибыли, если бы их продукция оценивалась в евро или фунтах стерлингов. Цена на нефть устанавливается из соотношения спроса и предложения; доллар — это просто удобное средство ведения расчетов.
Зачастую цена определяется в долларах, когда не используется валюта ни одного из торговых партнеров по сделке. Если принят какой-либо стандарт, его изменение неизбежно повлечет за собой издержки. Однако выгоды Америки от выпуска валюты международных сделок легко преувеличить. Прогресс финансовых технологий привел к тому, что тот же объем торговли сейчас требует гораздо меньшего количества долларов в свободном обращении, чем в прошлом.
Роль доллара как международного средства обмена кардинальным образом отличается от его роли резервной валюты. Валютные запасы создаются для поддержания собственной валюты страны, а не как свободные ресурсы для ведения торговли в мире. Выполняя функцию опоры, резервы должны быть легко конвертируемыми (чтобы их можно было использовать как источник ликвидности в кризисных ситуациях) и служить надежным средством сбережений. Доллар, с его огромными и ликвидными рынками капитала, отвечает первому критерию, даже если второй не удовлетворяется, во всяком случае, в последнее время.
Полагаю, что однозначных оснований для доминирования единственной валюты в резервах всего мира, как это происходит с долларом, нет. До эпохи долларового стандарта запасы формировались из целого ряда валют. Накануне Первой мировой войны, когда крупнейшей торговой державой являлась Великобритания, доля фунта стерлингов в официальных валютных резервах была почти равна совокупной доле французского франка и немецкой марки. И после войны резервы продолжали формироваться из трех валют, только место марки занял доллар.
Если (ну предположим) господству доллара должен наступить конец, вероятно, титул крупной резервной валюты будущего поделят, по крайней мере, две валюты. Те, кто ожидает великого поворота истории, делают ставку на китайский юань. Непосредственным конкурентом доллара, однако, является евро.
Многие из стран, накопивших значительные долларовые активы, привязав свои валюты к зеленым, теперь борются с инфляцией. Сохранение привязки неизбежно означает заимствование политики США, находящихся под угрозой экономического кризиса, и дальнейшую подпитку инфляции. При этом отказ от нее лишь усилит давление на доллар. Разумный компромисс заключается в том, чтобы отречься от всеобъемлющей ориентации на доллар и ориентироваться на корзину валют богатых стран, включая в том числе и его. Причем, вероятно, доллар должен иметь наибольший вес. Это дало бы экономикам с привязкой к доллару больше свободы в кредитно-денежной политике.
Да, а что же Украина? Кое-кто утверждает, что в силу слабой интеграции нашей страны в мировые финансовые рынки нам ничего не грозит. Другие рекомендуют срочно отвязаться от доллара. Сложно однозначно прокомментировать и ту, и другую точки зрения. Смотря что подразумевать под возможными проблемами вследствие ипотечного кризиса в США или нестабильного поведения американского доллара. Думаю, что в этом вопросе все обстоит несколько проще. Главный довод сторонников отвязки гривни от доллара состоит в том, что якобы гривня обесценивалась по отношению к евро вместе с зеленым. Формально это так и было.
Однако на практике все это не оказывает реального влияния на экономику Украины, кроме психологического, активно подстегиваемого все теми же сторонниками ревальвации гривни. Согласитесь, что отнюдь не в стремительном падении, сменившемся мощным ростом доллара, причина роста цен на продукты питания в Украине или увеличения негативного сальдо платежного баланса.
Более того, пусть и формально, но слабевшая до недавнего времени по отношению к евро гривня усиливает возможность для экспорта украинской продукции в страны Европы. Таким образом, Украине вряд ли целесообразно опасаться последствий сложных явлений, происходящих на мировых финансовых рынках. Тем более, как показывают последние события, не стоит исключать и перемену тенденции на них. К тому же, если так уж сложилось, что львиная доля экспортных контрактов украинских компаний заключена именно в долларах США и многие из них носят долгосрочный характер, то игнорировать этот факт нельзя никак.
А еще от снижения доллара на мировых рынках реально выигрывали те украинские заемщики, которые имеют выручку в евро, иенах, юанях. Начиная с августа, ситуация изменилась с точностью до наоборот. В конце концов, и для спекулянтов появляется некая отдушина — как раньше, в 90-е, они играли на курсе немецкой марки, так теперь они вполне могут тренироваться на кошках. В смысле — на евро.
Банковский рынок Украины