Точка отсчета

Финансовые инструменты станут проще, контроль со стороны госрегуляторов ужесточится, а баланс переместится от инвестбанков в сторону универсальных учреждений, работающих с рядовыми вкладчиками и депозитами — такие три основных ориентира новой финансовой системы, которая формируется в мире спустя год после кризиса.
Никому не верить — главное правило любого кризиса — сегодня актуально как никогда. Год назад, в июле 2007 года, глава Федеральной системы США Бен Бернанке уверял американцев и международных инвесторов, находящихся на грани паники: Неприятности в секторе высокорисковой ипотеки вряд ли могут всерьез перекинуться на остальную экономику или финансовую систему в целом. За следующие полмесяца несколько инвестиционных фондов США, Канады, Европы и Австралии заморозили выплаты по паям.
В конце июля все тот же Бернанке уже оценивал потери от высокорисковой ипотеки в сумму $50-100 млрд. А 9 августа глобальный финансовый кризис развернулся во всей красе — ликвидность испарилась, констатировал французский BNP Paribas и сообщил, что приостанавливает работу трех фондов из-за неспособности оценить стоимость их активов. Исчезли почти два миллиарда евро, но то были только цветочки, дальше счет пошел на десятки миллиардов.
Прошел год. США на грани рецессии, почти все страны планеты переживают охлаждение экономики, страдают от инфляции и постоянных обвалов на фондовых рынках. Есть ли свет в конце туннеля?
Вспомнить все
Первые громкие заявления об убытках, увольнениях сотрудников и списаниях начались почти сразу после кризиса ликвидности в августе прошлого года. И следовали практически один за другим. Ипотечное агентство Countrywide, сберегательный банк Washington Mutual, Deutsche Bank, UBS, Merrill Lynch, Citigroup, Lehman Brothers, Northern Rock, Bear Stearns — список пострадавших можно продолжать еще долго. Последним звонком стала угроза банкротства американских ипотечных компаний Federal National Mortgage Association (Fannie Mae) и Federal Home Loan Mortgage Corporation (Freddie Mac). В их общем портфеле сосредоточены закладные и гарантии по ним на сумму $5,2 трлн., около половины всего ипотечного долга американцев.
В результате кризиса обе компании терпят громадные убытки — $12 млрд. с середины 2007 года по март 2008-го.
Всего за прошедший кризисный год банки по всему миру списали на убытки около $400 млрд. по оценкам МВФ. И, как прогнозируют эксперты Фонда, до конца года эта цифра вырастет до $1 трлн. С июля прошлого года финансовые компании, по данным Bloomberg, были вынуждены уволить 83 тыс. человек. До конца года подобная участь ожидает еще порядка 175 тыс. сотрудников банков и инвестиционных компаний.
Убытки, массовые увольнения сотрудников и проштрафившихся топ-менеджеров — все это мало способствовало росту фондовых рынков. Обвал преследовал как родину ипотечного кризиса, так и Европу. Более того, европейские фондовые индексы упали намного больше, чем американские. Если за последние двенадцать месяцев NASDAQ потерял чуть более 9%, то французский CAC 40 скинул почти 26%, британский FTSE 100 и немецкий DAX — приблизительно по 15%. Развивающиеся рынки также следовали общей тенденции к понижению, за исключением нескольких небольших рынков стран Персидского залива, богатых нефтью. Особенно похудели индексы рынков, переживавших в прошлом году сильный рост — Китай, Россия, Украина.
В то же время кризис кредитования стал головной болью не только для финансовых рынков, но и для экономик многих стран в целом. В-первых, как для развитых стран, так и для развивающихся финансовый кризис аукнулся охлаждением экономики. Причем в этом случае зависимость экономики от финансовых рынков создает своеобразный порочный круг. Кризис ликвидности приводит к ослаблению экономического роста, а снижение экономического роста — к усилению проблем финансового сектора. По мере того как экономический рост будет замедляться, банки будут продолжать сталкиваться с проблемами получения прибыли в связи с ухудшающимся качеством кредитов, снижением доходов, высокой стоимостью финансирования и необходимостью страховать ипотечные закладные и структурированные долговые обязательства, — отметил на презентации обновленного Global Financial Stability Report 28 июля Джейми Каруна, советник и директор департамента МВФ по денежному рынку и рынку капитала. — Следовательно, как мы уже говорили, цены банковских акций сильно падают, и показатели рисков кредитного дефолта повышаются.
Из крайности в крайность Финансовый кризис дал зеленый свет новому (точнее хорошо забытому старому) тренду — государственному вмешательству в процесс природного отбора на рынке. Многие центральные банки пытались ограничиться рыночными инструментами для борьбы с кризисом, постепенно опуская учетные ставки. Однако это мало помогало. Центральные банки некоторых стран почти моментально отреагировали на дефицит ликвидности и стали проводить массированные интервенции. ФРС США, которая впервые снизила учетную ставку еще 17 августа (с 6,25% до 5,75%) и с тех пор довела ее до 2%, одна из первых бросила рынку спасительный круг в виде краткосрочной ликвидности. Еще в августе ФРС распечатала резерв в $38 млрд. для подпитки рынка, чего не делала со времен терактов 11 сентября 2001 года.
Аналогичные меры тогда приняли ЕЦБ и центробанки Канады, Австралии и Японии, вылив на финансовые рынки за несколько дней около $326,3 млрд. Кроме того, кризис привел власти некоторых стран к мысли об институциональных переменах. Так, в США с весны проводится реформа регулирования финсектора. Полномочия Федерального резерва расширяются.
Теперь под надзор ФРС попадут не только коммерческие банки, но и инвестиционные банки, хеджевые фонды и другие финансовые структуры. Вдобавок в США будет создан еще один финансовый регулятор.
Таким образом, весь финансовый мир бросился из одной крайности в другую — от чрезмерной изощренности и свободы финансовых рынков к их усиленному регулированию. И вряд ли новая крайность доведет до добра, так же как и старая, поскольку стремление контролировать все в финансовой сфере неминуемо ведет к стремлению контролировать экономические процессы в целом, о чем говорят уже проявившиеся склонности Европы к протекционизму на различных нефинансовых рынках. Причина нашего экономического отчаяния состоит в свойстве человеческой натуры мгновенно переходить от эйфории к разочарованию и обратно. Ни одна из экономических систем не смогла нейтрализовать эти свойства. Регулирование, которое, как многие говорят, является спасением от текущего кризиса, ни разу в истории не помогло справиться ни с одним кризисом, — пишет по этому поводу Алан Гринспэн, бывший председатель ФРС США. И добавляет: Мы должны противостоять паническим призывам к ограничению свободы конкурентных рынков. Это очень важно. Отличные результаты, которые демонстрировала мировая экономика после всеобщего перехода к рыночному капитализму, — свидетельство в пользу усиления экономической гибкости.
Украинское эхо
Как и остальные развивающиеся страны, Украина ощутила финансовый кризис не в полной мере, а лишь его скромные отголоски. Правда, на подобное утверждение мы можем отважиться лишь сегодня, когда спустя двенадцать месяцев становится очевидным, что отечественная экономика может расти прежними темпами и без обильных вливаний международного капитала. Что украинский банковский сектор может компенсировать нехватку внешнего финансирования за счет роста вкладов населения.
Финансовый кризис в мире, по всем прогнозам, вряд ли станет холодным душем для экономики Украины. Скорее, освежающим летним дождиком — в меру прохладным и вполне терпимым. Если в прошлом году экономика росла со скоростью 7,3%, то в нынешнем году рост немного замедлится. По самым пессимистическим прогнозам, вроде тех, что составляет StandardPoors, — до 4,5%. По наиболее оптимистичным (конечно, озвученным правительством и вписанным в госбюджет-2008), — до 6,8%. Спасет украинскую экономику ее ориентация на внутренний спрос, который растет на дрожжах потребительских возможностей украинцев (усилившихся благодаря инфляции) и кредитного бума.
Последний не прекращается в Украине даже вопреки глобальным препятствиям и палкам, которые в колеса роста кредитования пытается вставить Нацбанк. С начала августа прошлого года до конца июня этого года банки выдали физическим лицам кредитов на сумму свыше 72,6 млрд. грн. (по данным Ассоциации украинских банков). Для сравнения — за тот же период годом ранее украинцы одолжили на 21,3 млрд. грн. меньше.
Для бизнеса финансовый кризис поставил своеобразный железный занавес. Во- первых, мировой кризис откорректировал планы украинских компаний по выходу на IPO. По словам аналитика ОАО Эрсте Банк Марьяна Заблоцкого, выходя на IPO в таких условиях компании могут потерять от 30 до 40% своей потенциальной стоимости по сравнению с прошлым годом. Во-вторых, многие компании, которые планировали выпуск облигаций, были вынуждены его отложить. В первом квартале 2008 года не состоялось ни одного выпуска еврооблигаций украинских компаний. Также было перенесено выпуск еврооблигаций государственного займа Украины. Правда, во втором квартале три компании все-таки отважились на выпуск евробондов, но заплатили за это выставлением более высокой доходности по ним. Например, Альфа-Банк разместил еврооблигации под 12%, при том, что в 2007 году он размещал их под 9,25%.
Малодоступность зарубежного финансирования спровоцировала кризис ликвидности для украинского банковского сектора на внутреннем рынке, разгоревшийся весной 2008 года. Если еще прошлой осенью и даже в январе процентные ставки овернайт на рынке межбанковского кредитования составляли 1-3%, то в апреле стоимость кредита на одну ночь взлетела до рекордных 34%. Да и сегодня за него придется заплатить не менее 6% годовых. Однако все говорит о том, что дефицит ликвидности как в Украине, так и за рубежом, идет на спад. Железный занавес для украинских бизнес-заемщиков начал понемногу приоткрываться, и кредитные ресурсы на внутреннем рынке неминуемо подешевеют.
Вниз и еще ниже
В отличие от несбывшихся страхов перед охлаждением экономики Украины и закрытия международных рынков капитала для отечественного бизнеса, одно опасение, родившееся год назад, все-таки оправдалось — украинский фондовый рынок валится. Паника, охватившая западные рынки, постепенно распространилась и на отечественный. После кризиса с субстандартными займами инвесторы начали искать менее рисковые возможности, — объясняет Марьян Заблоцкий. — Инвесторы активно выходят из акций и облигаций, выбирая такие альтернативные инструменты, как фьючерсы производителей продуктов питания, энергетических компаний, а также депозиты. Под чисто психологическим давлением с Запада, а также в результате самоустранения зарубежных инвесторов, капитал которых составляет 70-80% на украинском рынке, индекс ПФТС, достигнув своего пика 15 января на отметке 1208,61 пункта, начал катиться вниз. Особенно с 21 августа, после заявления Джорджа Буша об угрозе замедления экономического роста США и последовавшего экстренного снижения Федеральным резервом учетной ставки до 0,75%. Тогда индексы всех мировых финансовых рынков устремились вниз, потеряв за три дня от 7 до 12%. Индекс ПФТС также скинул с 21 по 24 января более 6%.
Всего с 1 августа прошлого года до 6 августа нынешнего индекс ПФТС упал на 40,24%. Мировой финансовый кризис очень сильно повлиял на украинский фондовый рынок, — считает Богдан Кочубей, начальник аналитического отдела компании Миллениум Капитал, — так как трудно было бы ожидать падения индекса ПФТС более чем на 40% в условиях роста экономики и вполне приличных результатов деятельности большинства компаний, представленных на бирже.
При этом сильный обвал, который переживает отечественный рынок, частично — результат его рекордного прошлогоднего роста. Например, китайский рынок, выросший в прошлом году больше украинского, в нынешнем году также потерял больше нашего.
От обвала на ПФТС больше остальных пострадали компании, которые были весомо представлены в портфелях нерезидентов. То есть электроэнергетика и банки, причем в практически равной степени. Это случилось даже несмотря на то, что банки гораздо более чувствительны к проблемам на зарубежных финансовых рынках, — рассказывает аналитик Миллениум Капитал. — Просто нерезиденты продавали все подряд. Так, Укрсоцбанк потерял за год более 57% стоимости акций. Бумаги Райффазен Банка Аваль подешевели на 40%. А капитализация банка Форум уменьшилась за этот период почти в четыре раза. Намного меньше жертв пике на фондовом рынке оказалось среди сырьевых компаний, занимающихся добычей руды и угля. Легким испугом отделался и АрселорМиттал Кривой Рог, обладающий хорошей собственной сырьевой базой.
Впрочем, несмотря на все пережитые невзгоды, фондовый рынок еще имеет шанс хоть частично отвоевать потерянную территорию до конца года. Как ожидает Богдан Кочубей, рынок закончит текущий год на положительной территории, и при благоприятном раскладе покажет рост до 30%.
Февраль 2007
Невыплаты по ипотечным кредитам в США привлекли внимание мировой общественности из-за специального вида займов (категория кредитов subprime), которые в количестве нескольких сот тысяч были выданы неплатежеспособным застройщикам и владельцам недвижимости. Выданные банковскими концернами финансовые документы, в которых были учтены такого рода займы, молниеносно теряли свою стоимость. Начался кризис subprime.
Март 2007
Министру финансов США Генри Полсону удалось умерить опасения общего кризиса ипотечного рынка. Снижение цен на недвижимость сказалось лишь на определенных видах ипотечного бизнеса, сказал Полсон в Токио и попытался успокоить поднявшееся волнение. Министр финансов США Генри Полсон: Проблемы с кредитами есть, но они не глобальны.
9 августа 2007
Отправная точка кризиса — французский банк BNP Paribas сообщил, что приостанавливает работу трех фондов из-за неспособности оценить стоимость их активов (на тот момент — около 2 млрд. евро), потому что ликвидность с рынка секьюритизированных бумаг полностью испарилась.
Август 2007
Страх перед финансовым кризисом вынуждает эмиссионные банки всего мира принимать контрмеры. Впервые после сентября 2001 года Европейский центральный банк выбрасывает на рынок 95 млрд. евро — невиданную доселе сумму, которая была выделена на выход из кризиса, с целью снизить процентную ставку на однодневные банковские ссуды.
ФРС добавила еще $24 млн. Кредитный кризис не отразится на среднем классе, — уверяют общественность банкиры.
Сентябрь 2007
Из-за острой проблемы с ликвидностью специализирующийся на ипотечном кредитовании британский банк Northern Rock попадает под прицел разворачивающегося кризиса. Многочисленные вкладчики выстраиваются в очередь перед филиалами банка, желая получить свои кровные. Помощь пришла со стороны Bank of England в виде экстренного кредита. По-разному ситуация складывается с инвестиционными банками. В то время как Goldman Sachs, несмотря на списания в размере $1,7 млрд., заканчивает квартал с наилучшими за всю свою историю показателями (да и Lehman Brothers приятно удивляет), Bear Stearns в связи со значительными потерями в сфере выдачи займов вынужден мириться с уменьшением прибыли на 61%. Morgan Stanley списывает почти миллиард долларов и разочаровывает значительным снижением прибыли.
Октябрь 2007
Швейцарский банк UBS также оказался в сфере влияния кризиса subprime и объявляет о первом убыточном квартале за последние девять лет.
Четыре недели спустя банк уже предчувствует после миллиардных списаний в третьем квартале проблемы в конце года. Швейцарский банк Credit Suisse также испытывает на себе негативные последствия финансового кризиса.
Крупнейший американский банк Citygroup заявляет об уменьшении прибыли в третьем квартале на 60%. Две недели спустя банк говорит о необходимости списания $6,5 млрд. И снова по прошествии трех недель банку приходится в связи с деятельностью по subprime-кредитованию скорректировать активы на $11 млрд. Главе банка Citygroup пришлось уйти в отставку. Немецкому Deutsche Bank кризис обошелся в третьем квартале в инвестиционном банкинге более чем в 2 млрд. евро. Инвестиционный банк Merill Lynch списывает $4,5 млрд. и фиксирует первый убыточный квартал за последние шесть лет.
Через три недели банк вынужден уже корректировать активы на сумму, превышающую $8 млрд.
Ноябрь 2007
Банк Commerzbank списывает по subprime-кредитованию 291 млн. евро — в шесть раз больше заявленной летом суммы. Банк с наибольшим количеством филиалов в Германии Postbank списывает на непрямую деятельность на ипотечном рынке США 61 млн. евро. Dresdner Bank списывает в текущем квартале вследствие разразившегося кризиса 52 млн. евро.
Январь 2008
Немецкий банк WestLB на пороге кризиса — спасают вливания капитала в миллиардах евро. Немецкий фондовый индекс Dax снижается до отметки, до которой не доходил со времен сентября 2001 года. Канцлер Германии Ангела Меркель не считает, что Германия балансирует на краю пропасти. Банк Hypo Real Estate заявляет о необходимости списания 400 млн. евро. Поставленным целям не быть достигнутыми, акции летят в тартарары.
Март 2008
ФРС и JP Morgan Chase организовывают акцию по спасению пятого по величине инвестиционного банка в США и Bear Sterns, который балансирует на грани банкротства. В конечном итоге, ФРС выдала кредит на $29 млрд. под залог его активов J. P. Morgan Chase, который купил Bear Stearns за $2,1 млрд.
Йозеф Акерманн, Deutsche Bank: Я больше не верю в то, что рынки способны самовосстанавливаться.
Июль 2008
Очередная жертва кризиса — банк IndyMac, 10-й по объему выданных ипотечных кредитов банк США, стал третьим по размеру активов банкротом ($32 млрд.) в истории страны. Летом инвесторы поставили под вопрос жизнеспособность квазигосударственных ипотечных агентств Freddie Mac и Fannie Mae. Власти пытаются поддержать их финансовое состояние.