Пятнистый аудит (Бизнес)

Влад Смирнов, Иван Чалый
В последнее время главбухи украинских предприятий все чаще интересуются, услугами какого из больших аудиторов лучше воспользоваться. Под большими подразумеваются те компании, которые принято включать в так называемую большую четверку: Deloitte, Ernst Young, KPMG, PricewaterhouseCoopers. Услуги этих операторов аудиторского рынка стоят недешево (см. Любопытная…. — Ред.), и наши предприятия прибегают к ним, как правило, лишь тогда, когда припечет по-настоящему: при выходе на IPO, по инициативе инвестора-нерезидента, по требованию международных кредиторов etc. Но, несмотря на свою признанную во всем мире репутацию, эти компании, как и многие другие предприятия, уж никак не являются солнцами без пятен.
Памяти Arthur Andersen
Не так давно большая четверка была большой пятеркой. Пятого великана — Arthur Andersen — завалило обломками энергетического монстра Enron, дутые отчеты которого подтверждал Arthur Andersen. Аудиторов Arthur Andersen затаскали по судам за то, что они посмели уничтожить свои рабочие документы, касающиеся проверок Enron. Причем надо отдать должное судьям: многие из них полагали, что претензии к аудиторам были надуманными. Например, судья Энтони Кеннеди иронично сравнил обвинения со старым армейским правилом, согласно которому нужно делать две копии всего, что выбрасывается. Впрочем, расположение судей не смогло уберечь Arthur Andersen от краха.
Страдания KPMG Частенько гоняют аудиторских авторитетов госорганы, ведающие национальным обращением ценных бумаг. Скажем, компания KPMG выплатила Комиссии по ценным бумагам и фондовой бирже США $22,5 млн. по делу об искажении отчетности компании Xerox в 1997-2000 гг. За четыре года финрезультат этой компании был завышен на полтора миллиарда долларов! Когда в 2000 г. бухгалтерское мошенничество обнаружилось, цена акций Xerox упала на 80%. KPMG сорок лет аудировала отчеты Xerox, и заплаченные KPMG $22,5 млн. были внесены на депозит для возмещений пострадавшим инвесторам, понесших убытки в связи с бухгалтерскими манипуляциями Xerox.
Налоговые преследования тоже донимают некоторых из больших авторитетов. Здесь нельзя не вспомнить о шумном деле налоговой минимизации, которое расследовали Сенат США и Служба внутренних доходов (американское налоговое ведомство — IRS) в отношении KPMG.
Цена вопроса — $1,4 млрд. федеральных налогов, недополученных в результате продажи клиентам схем уклонения от налогов. За такие услуги KPMG, по оценкам постоянного подкомитета по расследованиям Сената США, получила в качестве вознаграждения $124 млн. Стараясь откупиться от клиентов, опростоволосившихся с налоговой оптимизацией, KPMG предложилазаплатить $195 млн., что позволило бы возместить 20-75% убытков, понесенных в результате приобретения антиналоговых схем. На издержки, связанные с юридической защитой, KPMG была вынуждена зарезервировать 10% своего годового дохода, который составил $4,1 млрд.
26 августа 2005 г. KPMG признала обвинения в уголовно наказуемом налоговом мошенничестве и согласилась выплатить $456 млн штрафов и пеней. В заявлении KPMG говорилось, что компания глубоко сожалеет о том, что это произошло.
Но даже отступные, которые выплачиваются большими компаниями, не спасают их работников от индивидуальных разбирательств. Например, против бывшего партнера все той же KPMG Роберта Пфафа в текущем году было заведено дело относительно разработки уголовной схемы, позволившей скрыть более $3,7 млн. вознаграждения, полученного за создание и реализацию сомнительных налоговых убежищ.
Беды Pricewaterhousecoopers
Случается, что сами оскандалившиеся предприятия предъявляют претензии к своим аудиторам, стремясь перевести на специалистов, представляющих больших, стрелки инвесторского гнева.
Любопытная история произошла с компанией Telxon Corporation, которая была вынуждена корректировать в отчетах показатели своей выручки. Сама компания начала судебное преследование Pricewaterhouse за неправильно проведенный аудит. В результате судья Патриция Хеманн пришла к выводу, что компания PricewaterhouseCoopers занималась умышленным мошенничеством .
Достается великим и от госорганов, ведающих сбором налогов. Показательны в этом смысле разборки, учиненные налоговиками Российской Федерации в отношении той же Pricewaterhouse. Сначала компания была признана участником незаконных налоговых схем ЮКОСа. Суд решил, что это предприятие заключало с ЮКОСом договоры об аудите с целью, противной основам правопорядка и нравственности, и все аудиторское вознаграждение ($480 тыс.) постановил взыскать в доход государства.
В феврале 2006 г. налоговики обвинили ту же компанию в незаконном уменьшении базы налогообложения по налогу на прибыль, не признав право на отражение в затратах стоимости услуг, оказанных материнской компанией. В итоге, было доначислено более 260 млн руб. налогов за 2002 г. Законность доначисления была подтверждена Федеральным арбитражным судом Московского округа.
Ошибки ErnstYoung
He дают покоя великанам и органы профессионального надзора. Недавно Совет по надзору за учетом в публичных компаниях опубликовал отчет о проверке Ernst Young, где говорилось, что серьезные ошибки при аудите клиентов были выявлены в четырех случаях.
Приходится воевать компании Ernst Young и в российских судах. Российские налоговики не только отказываются признать соответствие законодательству некоторых первичных документов, подтверждающих расходы, но и ставят под сомнение выполнение компанией лицензионных требований. Тут впору вспомнить о налоговой мудрости про сапожника без сапог. Многие российские бухгалтеры сейчас ерничают по поводу того, что великие и могучие спецы не смогли грамотно обустроить даже собственную систему налогового планирования, слепив такую первичку, что и комар бы носа не подточил.
И шпилька для Deloitte
Мы не видим поводов для ехидства. В больших компаниях работают живые люди, которым ничто человеческое не чуждо. Они тоже могут ошибаться. А кто безгрешен? Нехорошо только, когда кто-то из больших и цивилизованных, уповая лишь на собственное величие, берется поучать нас, маленьких и диких, как нам обустраивать самое себя. А когда великие вмешиваются в местечковые разборки, становится совсем худо.
Мы вот были крайне неприятно удивлены, узнав, что в выводах компании Deloitte отмечалось, что проект одиозного Положения о налоговых разницах (канувшего, к счастью, в Лету; см. Бизнес № 3 от 21.01.08 г., стр. 60, 61. — Ред.) был, оказывается, направлен на обеспечение прозрачности деятельности, надлежащее раскрытие информации субъектов хозяйствования и способствует привлечению инвестиций и выполнению принципов корпоративного управления в Украине.
Что с ними делать
Государственные органы по-разному пытаются бороться с неприлежными аудиторами. Англичане расширяют права акционеров в части ответственности аудиторов. Ответственность строгая. Вплоть до тюрьмы. Администрания Джорджа Буша предложила наказывать аудиторов, торгующих схемами налогоизбегания, на половину вознаграждения, полученного от реализаций таких схем. Что придумают у нас, остается только гадать.
Любопытная цифирь Средняя почасовая ставка налогового партнера в большой четверке еще недавно составляла $600-675, аудиторского партнера — $600, налогового директора — $600, налогового старшего менеджера — $475-525, аудиторского менеджера — $375-425.
Сейчас, в эпоху всеобщего роста цен, ставки еще больше выросли…
Три вопроса представителям большой четверки
К сожалению, одни представители большой четверки наотрез отказались отвечать на заданные нами вопросы, другие не успели ответить. Поэтому за всех пришлось отдуваться партнеру KPMG в Украине Флорису Схюрингу
Флорис Схюринг, партнер KPMG в Украине
— Существует ли вероятность повторения в Украине скандалов, связанных с нарушением аудиторами принципов аудита (Enron, Parmalat etc.)?
— Важно понимать причины, вызвавшие эти аудиторские провалы. В частности, что касается Enron и Parmalat, то в обоих случаях руководство этих компаний фальсифицировало финансовую отчетность и предоставило неправдивую информацию с целью ввести аудиторов в заблуждение. В таких случаях аудиторам нелегко обнаружить мошенничество. Поскольку в мире все еще есть нечестные люди, попытки фальсифицировать финансовые документы и вводить аудиторов в заблуждение будут иметь место и в дальнейшем. Однако существуют различные области, в которых аудиторы могут снизить риск попадания в подобные ситуации. Прежде всего они должны осознавать, с кем имеют дело: удовлетворены ли они честностью руководства компании, понимают ли его мотивацию и т.д. И только если аудитор удовлетворен честностью и прозрачностью процедур потенциального клиента, с таким клиентом можно работать. Более того, кроме проведения аудита в полном соответствии с конкретными аудиторскими стандартами аудитор также должен убедиться, что он достаточно критичен и проявляет определенный профессиональный скептицизм, работая с вопросами, которые требуют дополнительных объяснений или иной доработки. Проведение аудита на самом высоком уровне качества — это ключ к составлению правильных аудиторских заключений.
— Может ли стать участником такого неприглядного события ваша фирма?
— Ни одна аудиторская фирма не застрахована от того, что она не станет жертвой мошенничества клиентов. Однако в KPMG существуют очень строгие процедуры управления риском, в том числе относительно принятия клиента и задания к выполнению. Мы работаем с клиентом только в том случае, если убеждены в честности акционеров и руководства. Кроме того, мы учим сотрудников не только применять аудиторские технологии в соответствии со стандартами, но и критично мыслить. Компания KPMG проводит аудит лишь в тех случаях, когда мы уверены, что сможем предоставить услуги наивысшего качества.
— Чем обусловлены риски?
— Риск, в самом широком понимании этого слова, всегда будет существовать, и его не всегда можно избежать. Мы должны управлять им. Наша компания имеет обязательства и перед рынком капиталов, и перед обществом помочь повысить прозрачность и надежность финансовой информации, улучшить способность заинтересованных сторон принимать подкрепленные информацией решения об инвестировании в наших аудиторских клиентов или о взаимодействии с ними. Эта роль не без риска. Самый большой риск для KPMG — это нанесение вреда нашей репутации, если компанию будут связывать с финансовым скандалом. Однако реализация нашей политики управления риском значительно снижает вероятность такого исхода. Подобная политика также помогает поддерживать уверенность не просто в KPMG, а в аудиторской профессии в целом.
Банковский рынок Украины