Медвежьи объятия финансового кризиса

Сможет ли реанимироваться украинский фондовый рынок?
Затяжное падение на украинском фондовом рынке прервалось небольшим подъемом. В начале июля рынок немного подрос. Так, по результатам торгов в пятницу, 4 июля, индекс ПФТС отыграл 3,88%, 7 июля добавились символические 0,01%. Однако говорить о преодолении негативных тенденций не приходится.
Для начала немного статистики. С конца 2007 года индекс ПФТС снизился на 462,24 пункта, или на 39,4%. Напомню, что этот индикатор отечественного фондового рынка по итогам торгов 28 декабря прошлого года был зафиксирован на отметке 1174,02 пункта, тогда как по результатам торгов 8 июля текущего года он составил 711,78 пункта. Анализ динамики индексной корзины ПФТС свидетельствует о затяжном нисходящем тренде. Эту нерадостную картину дополняет снижение физического объема торгов. Налицо депрессивное состояние украинского рынка ценных бумаг (РЦБ). Влиянием немногих радостных дней в июле, когда рынок рос, можно пренебречь, ибо этот рост возник практически на пустом месте и столь же быстро канул в Лету. Весьма красноречивыми являются результаты опроса на сайте ПФТС. На вопрос о том, завершился ли период падения на украинском фондовом рынке, 56% посетителей сайта ответили отрицательно, 28% — положительно, а остальные 16% затруднились ответить.
Стоит сказать, что падение рынка не пощадило ни голубые фишки, ни акции второго эшелона. Лишь за июнь текущего года большинство голубых фишек потеряли в цене 10-15%, а лидерами снижения котировок среди акций второго эшелона стали ценные бумаги АвтоКрАЗа (-20%), запорожского металлургического комбината Днепроспецсталь (-19%) и шахты Красноармейская-Западная № 1 (-18%).
Беднеют олигархи, в чьи бизнес-империи и технологические цепочки входят эмитенты, беднеют и торговцы ценными бумагами, зарабатывающие деньги на фондовом рынке. А различные эксперты и аналитики ищут объяснения причин такого плачевного состояния рынка. Многие выдвигаемые ими аргументы выглядят весьма убедительно, в связи с чем будет небезынтересно их рассмотреть. К числу внутренних причин эксперты фондового рынка относят следующие.
Первая причина — перегрев отечественного РЦБ в прошлом году. За 2007 год индекс ПФТС возрос на 135%, то есть ценные бумаги украинских эмитентов, учитываемые при расчете данного индекса, выросли в цене более чем вдвое. По мнению главы департамента продаж ИК Конкорд Капитал Романа Насырова, многие акции по результатам прошлого года были переоценены, и коррекция рынка была неизбежна. Начавшись, она вызвала цепную реакцию. Компании по управлению активами были вынуждены продавать активы, поскольку им требовались средства для расчета с вкладчиками, которые начали выходить из фондов. Кроме того, многие инвесторы не хотели вкладывать средства на падающем рынке.
Вторая причина — рекордные темпы инфляции в текущем году. Рост цен на энергоносители, бездарная социальная политика и полное отсутствие экономической политики — таковы основные катализаторы инфляционных процессов в нашей стране. Борьба с инфляцией в Украине ведется почти исключительно монетарными методами — уменьшением денежной массы и повышением стоимости денег. Острый дефицит ресурсов заставляет украинские банки повышать депозитные ставки, что делает рынок депозитов более привлекательным, нежели РЦБ.
Третья причина — искусственное укрепление гривни (ревальвация). президент УОФА Юрий Прозоров высказал прогноз, что ревальвация гривни негативно повлияет на динамику украинского рынка акций, поскольку нерезиденты, получившие курсовую премию, захотят ее зафиксировать и выйти из бумаг.
Здесь еще стоит добавить, что проведенная кавалерийским наскоком ревальвация гривни подорвала доверие к американской валюте как инструменту накопления и инвестирования. Это в свою очередь породило неверие в успех финансовых инвестиций у отечественных игроков и подпортило и без того невысокий инвестиционный имидж Украины в глазах зарубежных портфельных инвесторов. Западные игроки на фоне слабости отечественных либо уходят с украинского фондового рынка, либо занимают четкую выжидательную позицию относительно инвестирования в украинские ценные бумаги, поэтому на рынке мало покупателей. Впрочем, исход спекулянтов с украинского РЦБ, помимо очевидных негативных последствий (которые мы сегодня наблюдаем), расчищает место для стратегически мыслящих игроков.
Четвертая причина, набившая всем оскомину, — стабильная нестабильность политической ситуации, не позволяющая выработать консолидированную позицию власть предержащих по принципиальным вопросам, в том числе экономическим.
В чем практически единодушны отечественные эксперты — так это в том, что решающее влияние на негативную динамику фондового индекса Украины имеют внешние факторы, в особенности затяжное падение курсов акций многих ведущих корпораций на мировых фондовых площадках. Неуверенность инвесторов в глобальном экономическом благополучии, ипотечный кризис и рецессионные тенденции в США, нестабильность доллара как мировой валюты, продовольственный кризис, углубляющийся дефицит энергоносителей — все это дамокловым мечом нависло над фондовыми рынками всех стран мира.
Вот тут-то и кроется глубинная, истинная причина кризиса украинского фондового рынка, о которой отечественные специалисты стыдливо умалчивают.
Неразвитость, несамостоятельность и несамодостаточность нашего рынка и, как следствие, преимущественно спекулятивный характер операций на этом рынке лежат в основе всех его нынешних проблем. И когда тот или иной аналитик говорит об увеличении зависимости отечественной торговой площадки от американской или западноевропейской (к примеру, об усилении корреляции между индексами ПФТС и SP) — тут впору не радостно хлопать в ладоши, а задуматься о последствиях такой тенденции.
В США, Японии и западноевропейских странах организованный фондовый рынок выполняет ряд важнейших функций, в частности: обеспечивает быстрый перелив капитала из одних отраслей в другие (как правило, из старых в новые, из депрессивных в растущие); выступает рынком корпоративного контроля — именно на биржевых торгах осуществляются сделки по перераспределению контроля над компаниями; является индикатором экономического благополучия корпораций, включенных в листинг. Смею утверждать, что ни одну из этих функций украинский фондовый рынок не выполняет.
Видели ли вы в листинге акции предприятий космической отрасли или, допустим, сферы нанотехнологий? Востребованы ли вообще ценные бумаги компаний, определяющих технологическое будущее страны, или этих бумаг не существует в природе?
Скажите на милость, где и когда на украинских биржах цивилизованно перераспределялся контроль? Ни для кого не секрет, что контроль у нас захватывается в ходе рейдерских атак или, в лучшем случае, на внебиржевом рынке. Посмотрите на доски объявлений и столбы на улицах украинских городов — они пестрят безымянными объявлениями о покупке акций разных предприятий.
Именно так, в стороне от организованного рынка, происходит концентрация акционерных пакетов.
А был ли более чем двукратный рост индекса ПФТС в минувшем году обусловлен какими-то вескими экономическими причинами? Продемонстрировали ли украинские эмитенты серьезный рост продаж или официальной прибыли (в сопоставимых ценах, без искажающего влияния инфляции)? Была ли проведена масштабная реконструкция или техническое перевооружение этих предприятий? Стал ли эффективнее работать топ-менеджмент? На все эти вопросы может быть получен только один ответ — отрицательный.
Давайте называть вещи своими именами. За все годы становления украинского фондового рынка была создана лишь его инфраструктура, но отнюдь не институциональная структура. Несколько десятков третьеразрядных западных спекулянтов делали погоду на нашем рахитичном фондовом рынке. Пришло время неопределенности — они ушли, сбросив активы. Отечественные торговцы за все это время научились лишь одному — ведению биржевых спекуляций. Все это сформировало соответствующий тип мышления и соответствующую ориентацию рынка. Такой рынок априори не может выполнять те функции, о которых было сказано. Круг замкнулся…
Мне могут возразить, сославшись на то, что спекулятивная функция заложена в природе самого фондового рынка. С этим можно согласиться, но лишь с одной существенной оговоркой — не только и не столько спекулятивная. Правда, здесь возникает еще один интересный вопрос: а почему вообще акции предприятий являются предметом биржевых спекуляций? Ответ на этот вопрос не лежит на поверхности, а имеет более глубокие корни, о которых многие наши биржевые игроки даже не догадываются.
Сосуществование реального и фиктивного капитала обусловливает развитие следующих тенденций. Во-первых, происходит отделение обращения фиктивного капитала от деловых операций АО, от движения реального капитала. При первичной эмиссии обычных акций выручка от их продажи поступает на расчетный счет АО. Когда эти уже обращающиеся акции вновь продаются, деньги поступают к их держателям. Обращение акций, таким образом, не затрагивает операций АО, просто в реестре акционеров появляются новые имена.
Макроэкономические последствия такого отделения противоречивы. К позитивным моментам следует отнести разрешение известного противоречия между ограниченными размерами индивидуальных капиталов и колоссальными инвестиционными потребностями крупного бизнеса. Не менее очевидны и негативные моменты: усиливается спекулятивный характер фондовых операций, возрастает опасность краха компаний — мыльных пузырей, дестабилизируются финансовые рынки и т. д.
Во-вторых, наблюдается коренное изменение экономического статуса акционеров. Если владелец индивидуального бизнеса может извлечь свой капитал лишь путем продажи всего предприятия, то акционер в любое время может извлечь обратно свой капитал, продав свои акции.
В-третьих, совокупная величина фиктивного капитала (рыночная капитализация компании) превышает реальную стоимость активов, исчисленную как по балансовой, так и по рыночной оценке. Этот разрыв, как правило, увеличивается с каждой новой эмиссией и с каждым реинвестированием нераспределенной прибыли. Реинвестирование повышает ценность каждой акции, поскольку величина собственного капитала, приходящаяся на одну акцию, возрастает. Рыночная стоимость акции еще более отдаляется от номинальной.
Углубление такого разрыва связано также с появлением и стремительным ростом популярности производных ценных бумаг — деривативов. Данная тенденция вызывает серьезную обеспокоенность даже у известных финансовых спекулянтов. Богатейший человек мира, американский финансист Уоррен Баффет несколько лет назад призвал всех здравомыслящих игроков сторониться опционов, фьючерсов и прочих деривативов, ибо новый крах на глобальном финансовом рынке начнется именно с них. Именно деривативы Уоррен Баффет назвал финансовым оружием массового поражения и бомбой замедленного действия, а угрозу, исходящую от опционов и фьючерсов, — пока латентной, но потенциально смертельной. Не пришла ли пора прислушаться к советам самого успешного в мировой истории финансового игрока?