Биржевой пасьянс

Украинский фондовый рынок переходит под контроль крупных иностранных бирж — кому это выгодно?
Украина теряет остатки конкурентоспособности на мировом рынке капитала, так и не став полноценным его участником. Украинский фондовый рынок вскоре может перейти под полный контроль крупных иностранных операторов биржевого и депозитарного бизнеса, обогнав по темпам денационализации отечественный банковский сектор.
Хорошо это или плохо? Однозначного ответа на этот вопрос, пожалуй, нет ни у одного эксперта. Естественно, интеграция отечественного фондового рынка в мировой рынок капитала несет в себе неоспоримые преимущества — современные технологии, прозрачные правила игры, инвестиции. Однако пример банковского сектора заставляет серьезно задуматься, стоит ли Украине c патрохами сдавать ключевые инфраструктурные элементы, такие как биржи и депозитарии, иностранцам?
Несколько лет назад, до начала массовой интервенции иностранного капитала на украинский рынок банковских услуг дискуссии на тему реальной пользы и скрытых угроз для национальной экономики от деятельности иностранных финучреждений не воспринимались всерьез ни чиновниками Национального банка, ни тем более самими банкирами, жаждущими заработать на продаже своего бизнеса иностранцам. Сегодня более трети банковского сектора контролируют нерезиденты. При этом из десяти крупнейших банков страны шесть — иностранные или выкупленные иностранцами. До конца года, по прогнозам НБУ, доля иностранного капитала может превысить 50%. При таких темпах украинский банковский сектор скоро и вовсе перестанет быть украинским. С одной стороны, приход иностранцев на рынок банковских услуг Украины является процессом объективным и неповоротным — отечественные финучреждения пока не могут с ними конкурировать на равных. С другой стороны, могла ли приведенная выше статистика быть менее удручающей, если бы чиновники регулятора реально оценивали не только потенциальные плюсы, но и минусы деятельности зарубежных банков в Украине?
Ведь обещанного снижения кредитных ставок за счет более дешевых средств забугорных материнских банков на практике наблюдать не приходится. Наоборот — кредиты стали только дороже. При этом вместо кредитования украинских предприятий иностранные банки предпочитают зарабатывать на дорогостоящих потребительских кредитах, стимулируя население к проеданию денег и финансированию украинского импорта.
Похожая ситуация сегодня наблюдается и на фондовом рынке Украины. Наш фондовый рынок, особенно в последнее время, не справляется со своей основной задачей — перераспределением ресурсов между спекулятивным и корпоративным секторами в пользу последнего, поддерживающего инвестиционные проекты оживления реального сектора экономики, — отмечает Александр Гончаров, учредитель Киевского фондового центра. Другими словами, отечественным промышленникам и предпринимателям, остро нуждающимся в инвестициях для развития своего бизнеса, остается только с завистью наблюдать за тем, как их зарубежные конкуренты привлекают относительно дешевый дополнительный капитал, размещая свои ценные бумаги на фондовых биржах. Украинским смельчакам, рискнувшим провести IPO на зарубежных биржах, приходится прилагать немалые организационные усилия и финансовые ресурсы для того, чтобы зарекомендовать себя более-менее надежным эмитентом перед местными инвесторами, традиционно несклонными к высоким рискам.
Реалии таковы, что украинский фондовый рынок для иностранных портфельных инвесторов все еще большая загадка. Вопреки распространенному мнению о том, что львиная доля инвестиций в ценные бумаги украинских эмитентов принадлежит иностранцам (по оценкам украинских брокеров, до 90% ценнобумажных сделок на рынке заключаются на деньги нерезидентов), общее число серьезных западных портфельных инвесторов, решивших попробовать инвестировать в Украине, еще слишком мало. Вместе с тем отсутствие качественных финансовых инструментов и четких правил игры, а также чрезмерно высокие риски, связанные с отсутствием гарантий по сделкам купли-продажи ценных бумаг и проблемами с переходом прав собственности, создают идеальные условия для сохранения в Украине дикого рынка, приносящего отдельным дельцам баснословные прибыли. При этом потенциально самому крупному внутреннему инвестору — населению — не остается ничего другого, кроме как хранить свои сбережения под матрасом или в лучшем случае на банковском депозите.
Вся эта весьма пессимистическая картина на деле подтверждается конкретными цифрами: объем торгов ценными бумагами на организованном фондовом рынке из года в год в Украине не превышает 4-6% всех ценнобумажных сделок. Остальные сделки заключаются вне биржи, то есть по сути львиная доля украинского фондового рынка на сегодняшний день находится в тени. И это при том, что в Украине существует целый десяток фондовых бирж. Из них единственная работающая в ежедневном режиме — ПФТС (87,3% всех биржевых сделок за 2007 год). Однако лидером эта площадка выглядит разве что только на фоне украинских бирж. Так, среднедневной объем сделок в ПФТС по итогам прошлого года составляет всего лишь порядка $26 млн., что в пять раз меньше однодневного результата Филиппинской фондовой биржи ($120 млн.), в десять раз меньше, чем на Египетской бирже ($240 млн.), или более чем в 45 раз меньше результата основной торговой площадки Турции ($1,2 млрд.).
Улучшить показатели своей деятельности украинские биржи могут в первую очередь за счет вывода значительной части ценнобумажных сделок из теневого оборота. Для развивающейся страны, такой как Украина, доля биржевых сделок должна составлять не менее 30% в общем объеме, — считает генеральный директор Восточно-Европейской фондовой биржи Андрей Казаков. Однако серьезным препятствием для украинских биржевиков по-прежнему остается отсутствие современных торговых и расчетных технологий, таких как рынок заявок, интернет-трейдинг, поставка против платежа и т. п.
Гонка перевооружения украинских бирж вступила в активную фазу. Правда, пока пользы для участников рынка от перманентного декларирования биржевиками планов по развитию своих торговых систем нет никакой. Для модернизации бирж и депозитариев потребуются немалые инвестиции, а как показывает практика последних лет, участники рынка на фондовую инфраструктуру выделяют деньги крайне неохотно.
Серьезным катализатором обострения конкуренции между отечественными биржевиками стала российская площадка РТС, давно норовящая заполучить кусок украинского рынка ценных бумаг. После провальных переговоров с ПФТС и фондовой биржей Иннэкс россияне решили пойти по более сложному пути — создать торговую площадку в Украине с нуля. Месяц тому российская биржа РТС совместно с украинскими брокерами учредили ОАО Украинская биржа. В новой бирже россиянам будет принадлежать 49% акций.
О планах стать акционером одной из украинских торговых площадок недавно заявила и Варшавская фондовая биржа (ВФБ). Наиболее вероятным объектом покупки, по версии польского издания Parkiet, является биржа Иннэкс.
Появление РТС или ВФБ на украинском фондовом рынке может серьезно пошатнуть позиции нынешнего лидера — биржи ПФТС. Участники рынка допускают, что в случае если ПФТС не модернизирует свои технические возможности, она рискует потерять значительную долю осуществляемых на ней сделок. Если все осуществляемые торги переместятся на новую биржу, то не исключено, что ПФТС вынуждена будет прекратить свою деятельность.
Однако в ПФТС сдаваться не намерены. На бирже уже заявили о планах внедрить новую торговую систему в рамках реализации международного проекта MICEX — NASDAQ OMX — PFTS Ukrainian Project. Собственником программного обеспечения является NASDAQ OMX, а права на программное обеспечение торговых мест участников и шлюзов принадлежат Московской межбанковской валютной бирже. Не исключено, что со временем ММВБ может стать одним из акционеров ПФТС — после того, как последняя проведет обещанную корпоратизацию.
Поучаствовать в гонке перевооружения решили и собственники Украинской межбанковской валютной биржи, заявив о подписании договора с NASDAQ OMX, который предусматривает разработку дизайнерского проекта современной торговой системы для биржи. Руководство УМВБ также сообщило, что одновременно NASDAQ OMX подписала похожее соглашение с НБУ о возможном внедрении современной расчетно-клиринговой и депозитарной системы для новосозданного Всеукраинского депозитария ценных бумаг. Правда, в NASDAQ OMX от комментариев пока воздерживаются.
Примечательно, что первыми об участии скандинавской биржевой группы OMX в проектах по развитию отечественного фондового рынка договорились Национальный депозитарий Украины (НДУ) и Госагентство по инвестициям и инновациям, возглавляемое Виктором Ивченко. В начале прошлого года Госинвестиций и НДУ договорились с OMX Technology (структурное подразделение группы OMX) об участии в развитии рынков капитала в качестве поставщика технологических решений для НДУ и других системных институтов. Шведские консультанты из ОМХ вместе с другими иностранными консультантами — компаниями Octagon Advisors (Сингапур) и Thomas Murray (Великобритания) — принимали участие в подготовке Концепции госпрограммы по модернизации рынков капитала Украины, согласно которой, в частности, планировалось завершить создание на базе НДУ полнофункционального центрального депозитария. Впоследствии, правда, этот документ был аннулирован Кабмином Юлии Тимошенко.
Похоже, что руководство Нацбанка и УМВБ перехватило у Госинвестиций и Нацдепозитария не только инициативу по созданию центрального депозитария, но и одного из ключевых зарубежных партнеров.
Как и в ситуации с банковским сектором, стремительному проникновению зарубежного капитала в фондовую инфраструктуру активно способствует регулятор — Госкомиссия по ценным бумагам, зачастую совершенно открыто лоббируя интересы отдельных участников рынка. На днях Кабинет Министров одобрил законопроект, разработанный в стенах ГКЦБФР, который позволит ВДЦБ, значительная часть акций которого принадлежит иностранным банкам, стать центральным депозитарием, получив право вести учет всех собственников ценных бумаг в Украине.