Экспортная магия

Уменьшить негативное сальдо торгового баланса, облагородить структуру экспорта и поднять роль малого и среднего бизнеса в структуре украинского ВВП — все это можно сделать, просто наладив государственную поддержку экспорта. Все необходимые ингредиенты для этого магического лекарства есть. Что же мешает?
Чудес не бывает. Все самые загадочные явления имеют под собой жесткую физическую основу. Более того, если постигнуть суть явления, то можно самому создать себе ангела-хранителя, который непосвященными будет восприниматься как некая тайная сила, двигающая вас к успеху. Это касается всех сфер жизни, начиная от знакомого зубного врача, который проводит вас без очереди, до международных экономических процессов, протекающих с явной выгодой для определенных бизнес-структур.
Тайные организации, стоящие за спиной у этих компаний и помогающие им выигрывать тендеры и заинтересовывать зарубежных покупателей, — агентства по страхованию и кредитованию экспорта. Организации, созданные национальными правительствами специально для того, чтобы помогать своим экспортерам бороться за мировые рынки. В полном согласии с нормами ВТО они создают инструменты финансовой поддержки своих экспортеров. В Украине такой организации нет и хотя видение того, как можно построить эффективную систему господдержки экспорта, и даже финансовые возможности для этого есть, для материализации экспортной инфраструктуры не хватает главного: целенаправленной политики ее создания.
Сознательные правительства
Когда американский экспортно-импортный банк предоставляет дешевые кредиты украинским компаниям, чтобы они покупали продукцию аграрной или металлургической промышленности США, а британский Департамент по предоставлению экспортных кредитов и гарантий (ECGD) обеспечивает финансовую поддержку Airbus при продаже 58 самолетов, расчет прост. По мере усиления глобализации все большую роль в экономике государств играет экспорт. А между тем, работать на международных рынках экспортерам становится все труднее. Предложение товаров и услуг постоянно увеличивается. А значит, растет и конкуренция. И если сегодня правительство не поддержит своих производителей в условиях этой конкуренции, уже завтра потери ощутит вся экономика.
Вопрос: как обеспечить эту поддержку? Ответ: компенсировать экспортерам хотя бы часть расходов, которые сопровождают любую экспортную операцию — расходы на поиск надежных партнеров в стране-импортере, на составление сложных международных контрактов, на доставку и страхование товаров на большие расстояния и т. д. Другими словами, компенсировать все те расходы, которые не несут производители тех же товаров и услуг из стран-импортеров. И, таким образом, облегчить национальным производителям завоевание новых рынков и расширение своего присутствия на уже завоеванных.
Ну а методов такой поддержки предостаточно. Государство может взять на себя консультации и мониторинг экспортных рынков, сообщая своим производителям о будущих тендерах в других странах и прогнозируемых изменениях в законодательстве этих государств. Может проводить и участвовать в специализированных выставках продукции экспортеров. Может продвигать свои компании на политическом уровне. Наглядный пример такого продвижения всего неделю назад продемонстрировал министр торговли США Карлос Гутиеррес. Во время своего визита в Украину он нашел время, чтобы своим присутствием и вниманием поддержать статус двух крупнейших американских компаний — CISKO и АМАКО — в их попытках продвижения на украинском рынке. Правительство может также разрабатывать специальные программы по продвижению национальной продукции и услуг на мировых рынках. В США, к примеру, Координационный комитет по содействию торговле начиная с 1994 года периодически готовит программный документ о путях развития американского экспорта. А в Германии эксперты специального органа по стимулированию экспорта в перспективные регионы разработали программы расширения торговли со странами Латинской Америки и Юго-Восточной Азии.
Ну и, наконец, едва ли не самое главное, что могут сделать национальные правительства, чтобы укрепить тылы своих экспортеров — это помочь им снизить себестоимость продукции. А для этого — предоставить им кредиты на производство по ставкам ниже рыночных. Или застраховать тогда, когда частные страховые компании могут отказаться это сделать. К примеру, от политических рисков.
Механизмы подобной помощи давно разработаны и успешно работают во всем мире. Это — специальные агентства по кредитованию и страхованию экспорта. Они созданы под эгидой государства, находятся в его собственности и избавлены от необходимости приносить своим владельцам прибыль. А потому могут сконцентрироваться на том, чтобы обеспечить национальных экспортеров (и инвесторов) максимально выгодной финансовой помощью.
Форма организации работы этих агентств может быть едва ли не на любой вкус. Это — и банки развития, как немецкий KfW, и отдельные страховые компании, такие как нидерландская Atradius или венгерская MEHIB. А может — и единая структура, которая возьмет на себя все функции по консультационному и финансовому сопровождению экспортных операций. Как, к примеру, в Австралии и США.
Вместе с информационной и политической поддержкой помощь со стороны специализированных структур по содействию экспорту оказывает просто-таки живительное воздействие. Не случайно сегодня такие агентства работают в большинстве развитых и развивающихся стран. Например, ECGD — в Великобритании, Экспортно-импортный банк — в США, Sinosure — госагентство по кредитованию и страхованию экспорта — в Китае. Только за последние годы их ряды пополнились кредитно-экспортными агентствами и банками развития стран Центральной, Восточной Европы и СНГ — Словакии, Хорватии и Казахстана. А старейшие из них — в Германии, Канаде, Австралии — насчитывают уже больше чем полувековую историю. Выбивается из этого стройного списка разве что Украина. По сравнению с сознательными странами она выглядит просто ребенком.
Наличие отсутствия экспортной инфраструктуры в нашей стране констатируют уже не первый год. Формально тезис о господдержке экспорта, конечно же, включался во многие официальные документы, в том числе — и в программы деятельности правительства. И начиная с 1993 года время от времени рассматривался правительством. Но, тем не менее, целенаправленная политика создания экспортной инфраструктуры никогда не проводилась. Вот и выходит, что столь необходимой экспортной инфраструктуры в нашей стране до сих пор нет.
Зато есть ее разрозненные единичные элементы. Скажем, торгово-экономические миссии Украины за рубежом. Но куда чаще в сторону украинских ТЭМов слышны не похвалы, а жалобы. К примеру, всего несколько недель назад в посольствах иностранных государств в США проходил день открытых дверей. И пока представители других государств рассказывали о преимуществах работы с их национальными компаниями, наше посольство предпочло промолчать. Призывы АэроСвита и Оболони организовать выставку в диппредставительстве Украины в Вашингтоне растворились в воздухе. Есть, конечно, и исключения — торгово-экономические миссии Украины в Китае, Польше, в составе представительства Украины при ЕС, но таких мало.
А еще есть полная неразбериха с тем, кто и как должен поддерживать национальных производителей на международных рынках. Минэкономики? МИД? Долгое время эти министерства не могли поделить между собой, кто из них должен заниматься внешнеэкономической деятельностью и кому же должны подчиняться ТЭМы. Только год назад Арсений Яценюк и Анатолий Кинах, в то время — министры иностранных дел и экономики, наконец договорились о четком распределении функций между посольствами и ТЭМами.
Но если за вопросы информационной поддержки в нашей стране все-таки отвечают определенные структуры, то в вопросе поддержки финансовой дело совсем худо. Мощной, контролируемой государством компании в области страхования экспортных рисков нет, — утверждает Владимир Сиденко, главный научный сотрудник Института экономики и прогнозирования, член-корреспондент НАН. Что касается кредитно-экспортного агентства, то, в принципе, таким себе Sinosure или MEGIB по-украински мог бы быть Укрэксимбанк. Изначально этот на 100% государственный банк создавался специально для государственной поддержки экспорта. Сегодня он действительно кредитует инвестиционные проекты и внешнюю торговлю, в том числе за счет средств иностранных экспортных кредитных агентств и Мирового банка. Однако и экономисты, и политики, и даже некоторые представители иностранных государств в Украине не скрывают, что Укрэксимбанк сейчас работает не по назначению. Ведь он исполняет функции коммерческого финансового института. А функции поддержки экспорта он выполняет скорее факультативно.
Ну и, конечно же, если нет механизмов поддержки экспорта, то о каком координирующем органе можно говорить? И хотя формально такой орган — Совет конкурентоспособности Украины — был создан еще в 2005 году, реального влияния на формирование госполитики он не имеет: это сугубо общественная организация.
Побуждение к действию
Объяснение такой инфраструктурной пустоте, конечно, есть. Из-за недостатка внутреннего спроса с начала 1990-х годов в нашей стране формировалась экономика, просто таки гипертрофированно зависящая от экспорта. На него приходилось больше 50% ВВП. Тратить ограниченные бюджетные ресурсы государства на усиление такой зависимости в тот момент было, наверное, нерационально, — считает ученый. Но сегодня потребность в господдержке экспорта уже явно назрела.
Главный повод бить тревогу — угрожающий рост дефицита торгового баланса страны в последнее время. Если не начать стимулировать рост украинского экспорта сегодня, дальше будет хуже. Тем более что уже сейчас наблюдаются несколько тенденций, которые вскоре ударят по украинским экспортерам. В результате недавней ревальвации гривни продукция украинских поизводителей на мировых рынках становится менее конкурентоспособной. К тому же в нынешнем году впервые за последние пять лет Нацбанк стал повышать учетную ставку. Начиная с января она возросла с 8,5 до 12%. Это отра- зилось на стоимости кредитных ресурсов, — говорит Анатолий Кинах. — В средневзвешенном варианте она находилась на уровне 12-13%, теперь же достигает 20% и выше. Повышение стоимости кредитов под среднесрочные и долгосрочные проекты, в свою очередь, может серьезно усложнить их реализацию для экспортеров.
Кроме того, мы стали членом ВТО. И если раньше украинское правительство предоставляло экспортерам хотя бы адресную поддержку, сегодня использовать свои излюбленные приемы — налоговые льготы отдельным предприятиям и отдельным отраслям — оно уже не сможет. Это просто несовместимо с нормами ВТО. И даже больше: Субсидией, согласно соглашению с ВТО, может считаться любая форма государственной поддержки, которая влияет на цену предложения, — говорит Сиденко. — Например, льготные государственные кредиты, предоставляемые по ставкам ниже рыночных. А значит, украинское правительство больше не сможет их использовать. Однако права поддерживать своих экспортеров на этапах, предшествующих выходу продукции на рынки, у нашего правительства не отбирал никто. А значит, страхование кредитных рисков, финансирование предэкспортных операций или бесплатное предоставление информационных и консультационных услуг остаются законным оружием Киева в битве за международные рынки.
Правда, кто-то может сказать, что крупные предприятия в Украине уже умеют нормально работать и без экспортной инфраструктуры. И будет прав. За семнадцать лет экономических реформ украинские ФПГ научились решать все свои проблемы в сфере экспорта и без поддержки государства, — говорит аналитик ИК Dragon Capital Виталий Ваврищук. Но вот малому и среднему бизнесу такая поддержка нужна абсолютно точно. Крупному бизнесу частные страховые компании в Украине могут предоставлять индивидуальные, выгодные условия страхования экспорта. Часто это делают кэптивные страховщики, которые входят в промышленно-финансовые группы. Но работать с малым и средним бизнесом страховые компании не берутся, — объясняет эксперт. А между тем именно выход малого и среднего бизнеса на внешний рынок может стать толчком для его развития. Не случайно прямую выгоду от 85% транзакций Эксимбанка агентства США получают именно представители малого бизнеса.
Создать украинскую экспортную инфраструктуру, которая работала бы как в развитых странах, не так уж и сложно. Одна из основных концепций, которые витают в воздухе, — преобразование работы Укрэксимбанка. Ее в свою бытность министром экономики в 2007 году представил на суд Совета экспортеров при этом министерстве Анатолий Кинах. Согласно этой концепции, копия которой есть в распоряжении Инвестгазеты, Укрэксимбанк нужно преобразовать в банк развития и финансирования экспорта.
Концепция не требует от Укрэксимбанка полного отказа от амплуа коммерческого банка, даже бренд предлагает сохранить. Однако коммерческие функции банка должны быть выделены в отдельную организацию в его структуре. Кроме того, в структуре банка нужно создать специализированную компанию по страхованию экспортных кредитов (ЭСА). Сам же головной банк должен сосредоточиться на тех функциях, которые выполняют экспортные кредитные агентства.
Таким образом, на месте нынешнего Укрэксимбанка должно вырасти сразу три организации — банк развития, ЭСА и универсальный банк. При этом капитал банка должен будет пополняться за счет средств госбюджета, и поэтому он будет избавлен от необходимости получать прибыль. Сам банк развития получит льготный режим налогообложения, а прибыль от его деятельности в полном объеме будет направляться на увеличение капитала.
Впрочем, подобное финансирование экспортной инфраструктуры за счет госсредств вызывает далеко неоднозначную реакцию. Директор Института экономических исследований и политических консультаций Игорь Бураковский сомневается, что государство потянет такие расходы. Американский Ex-Im bank, к примеру, только за последние пять лет провел транзакций на сумму $65,5 млрд. Показатели агентств по другим странам, конечно, скромнее, но также внушительны. А потому, говорит Бураковский, исходя из тех проблем, которые сегодня стоят перед нашей страной и бюджетной системой, наивно ожидать, что государство будет активным игроком. Анатолий Кинах не соглашается: 5 млрд. грн., растянутых во времени, — не такая уж и большая сумма (подробнее читайте в интервью Кинаха к статье). А ряд экспертов и вовсе готовы предложить альтернативный вариант финансирования экспортной инфраструктуры.
И Виталий Ваврищук, и Владимир Сиденко, и Алексей Плотников, глава подкомитета по вопросам международной экономической политики экономического комитета Верховной Рады, уверены: Украина может просто перепрыгнуть момент создания государственных экспортных кредитных агентств и сразу делать их частными. Следуя опыту многих других стран, они предлагают создать специализированные полугосударственные или даже полностью частные компании и законом наделить их функциями по реализации отдельных направлений господдержки экспортеров. Такие эксперименты уже были успешно проведены сразу в нескольких странах ЕС. Правительства Франции и Германии, к примеру, пожелали превратить свои ЭКА в коммерчески ориентированные организации, которые бы окупали сами себя. В результате их кредитные агентства — Coface и Hermes — были приватизированы и стали акционерными обществами.
И если даже и стоит опираться на помощь государства, то лишь на начальном этапе. К примеру, за счет госсредств обеспечить создание уставного капитала кредитного и страхового агентств. Затем фонд страхового агентства должен, как и в европейских странах, предоставлять услуги рыночного характера: компании должны платить ему справедливую, а не заниженную страховую премию.
Другими словами, нерешаемых проблем нет, и финансовая сторона вопроса — вовсе не из тех, которые в данном случае могут вселить пессимизм в сердца украинских аналитиков. Проблема в другом. Для любого из этих сценариев нужен хороший менеджмент, но самое главное — политическая воля. А ее-то как раз и нет. Концепция УСПП дальше Совета экспортеров пройти не смогла — в правительстве Юлии Тимошенко ее не стали рассматривать. Как рассказали нам в Бюджетном комитете Верховной Рады, никаких законопроектов по этому вопросу сейчас не рассматривается. Госаппарат не обременяет себя проблемами перспективного развития, — подытоживает Владимир Сиденко. — На бумаге доктрины, программы и стратегии развития и поддержки экспорта существуют, но в реальной практике они незаметны.
Игорь Бураковский, директор Института экономических исследований и политических консультаций
Сегодня украинское государство финансово не в состоянии создать действенную экспортную инфраструктуру. Думаю, финансовые механизмы поддержки экспортеров появятся в Украине только после того, как пройдет еще несколько этапов эволюции отечественной финансовой системы и экономики. А кроме того, на мой взгляд, государство не должно заниматься предоставлением финансовой помощи каждому.
И тем не менее, несколько важных преобразований в этом вопросе реально сделать уже сегодня. Это вопросы, связанные с осуществлением внешнеэкономической деятельности на территории Украины. Для укрепления позиций отечественных экспортеров должна четко работать таможня. Сегодня одна из главных проблем здесь — длительное оформление экспортных грузов. Второе — это максимальное использование информационно-комуникационных технологий, то есть возможностей электронной обработки документов. Это также могло бы ускорить таможенные процедуры для экспортеров. И третий, очень важный момент — это такой банальный вопрос, как возмещение НДС экспортерам. Предприятия вынуждены брать добавочные кредиты для того, чтобы возместить отвлечение средств в результате невозврата НДС.
И если украинское правительство сумеет наконец раз и навсегда решить вопрос возмещения экспортного НДС и начнет осуществлять поддержку экспортеров на консультационном и политическом уровне, это уже будет колоссальный шаг вперед.