Эффективный обмен

Минэкономики зафиксировало, что в апреле текущего года реальный эффективный обменный курс (РЭОК) гривны ревальвировал на 2,84%. Это, как считают в Минэкономики, несколько снижает конкурентоспособность украинского экспорта. Но, по мнению уважаемого государственного органа это не слишком сильно ударит по украинским экспортерам – в силу благоприятной конъюнктуры основных экспортных рынков.
Показатель реального эффективного обменного курса гривны и его влияние на макроэкономические показатели страны — нечастые гости в аналитических материалах. В силу этого, попытаемся восполнить сей пробел. А также показать, что все немного сложнее, чем простая линейная оценка влияния этого показателя на макроэкономическую ситуацию в стране.
Сейчас все зациклены на укреплении гривны. Но, на самом деле за политикой обменного курса стоят многие более фундаментальные для нас проблемы. Во-первых, это выбор между конкурентоспособностью производителей и уровнем жизни потребителей, поскольку укрепление гривны ослабляет конкурентоспособность, но зато повышает покупательную способность наших гривневых доходов (пока, правда – сугубо номинально).
Важно помнить, что весьма немалая часть потребительского рынка – это импортные товары, цены на которые зависят от обменного курса. Во-вторых, это выбор между условиями развития для торгуемых и не торгуемых секторов. Торгуемые секторы, конкурирующие на внешнем рынке, или на внутреннем с импортом, могут проигрывать от укрепления гривны, а не торгуемые (такие как строительство или внутренний туризм) от укрепления заведомо выигрывают. В-третьих, это выбор между текущей защитой производства от конкуренции и созданием за счет конкуренции стимулов для развития промышленности. То есть выбор между сиюминутными и долгосрочными целями. Также есть выбор между тем, какой группе населения отдать предпочтение: тем, чьи зарплаты и сбережения номинированы в гривне, или тем, у кого они номинированы в валюте.
Нет единого ответа, как найти компромисс между всеми этими целями, каждая страна выбирает свой вариант стратегии. С одной стороны, оптимальная политика определяется структурой экономики. С другой – это политический выбор между текущими и долгосрочными задачами, между развитием производства и интересами потребителей.
Многие страны искусственно проводят политику занижения обменного курса для выигрыша в конкурентоспособности. Так действовала Бразилия в период бразильского чуда в 70-е годы, Чили в 80-90-е годы. Но многие страны и при высоком обменном курсе тоже достаточно успешно развиваются. В категории стран с близким к нашему ВВП на душу населения, рассчитанным по паритету покупательной способности, соотношение обменного курса к паритету покупательной способности различается в несколько раз. По данным ООН за 2007 год, это соотношение составляет от 18% у Белоруссии до 75% у Мексики.
Вообще же стоит более глубоко разобраться и с той озабоченностью, которую многие высказывают относительно номинального укрепления гривны. Дело в том, что подавляющее большинство людей отождествляют курсовую политику с обменным курсом доллара к гривне. Если спросить: какой курс, то все говорят о соотношении доллара к гривне. Если мы говорим о проблемах украинской экономики, то важнее смотреть на реальный эффективный обменный курс по корзине валют. И здесь мы иногда видим несколько иную картину.
Небольшое сугубо теоретическое отступление позволит различать виды курсов. Валютный курс – цена единицы валюты одной страны, выраженная в единицах валюты другой страны. Экономисты пользуются также таким показателем как реальный обменный курс, под которым понимается ценность благ одной страны, выраженная в количестве благ другой страны. Номинальный эффективный обменный курс рассчитывается как средневзвешенный (по формуле средневзвешенной геометрической) номинальный обменный курс валют стран – основных внешнеторговых партнеров, причем в качестве весов, как правило, используются доли соответствующих стран во внешнеторговом обороте Украины. Иными словами, это некоторое среднее соотношение, по которому гривна обменивается на валюты стран – наших внешнеторговых партнеров.
Выбрав определенный период в качестве базового, можно построить индекс номинального эффективного курса, который будет наглядно характеризовать его динамику. Реальный эффективный обменный курс рассчитывается таким же образом, как и номинальный эффективный курс, за исключением того, что вместо номинальных обменных курсов валют стран – основных торговых партнеров используются данные о реальных курсах. Реальный курс иностранной валюты к гривне рассчитывается путем умножения номинального курса на соотношение темпов инфляции в стране – внешнеторговом партнере и в Украине.
Для более четкого понимания того, что отражает данный показатель, рассмотрим простой пример. Пусть в Украине и в США производятся только автомобили (одного и того же качества – смешно, не правда ли, но именно это необходимо вообразить), причем в Америке они стоят $10 тыс., а в Украине — 25 тыс. гривен. Если номинальный обменный курс составляет 5 гривен за доллар, то реальный курс будет равен 0,5 (25 тысяч делим на произведение 10 тысяч и 5-ти).
Это означает, что если Вы имеете один украинский автомобиль, то Вы можете обменять его только на половину американского автомобиля. Другими словами, чтобы получить один американский автомобиль, надо иметь два украинских (при этом не принимаются во внимание издержки транспортировки автомобилей и торговые барьеры в виде таможенных пошлин. О качестве мы договорились умалчивать). Поскольку в реальной жизни в экономике производится большое количество товаров, то для практических расчетов используют индексы цен, например, индекс цен потребителей. Поскольку внешнеэкономическая деятельность ведется со многими странами одновременно, то для определения реальной покупательной способности национальной валюты часто рассчитывают реальный эффективный курс. Для этого вместо обменного курса и индекса цен одной страны используют средневзвешенный показатель, рассчитанный по корзине валют стран — торговых партнеров, где в качестве веса используется доля данной страны во внешнеторговом обороте.
Следует отметить, что увеличение значения индекса как номинального, так и реального эффективных курсов означает реальное обесценение гривны, и наоборот. Данный факт объясняется тем, что обменный курс гривны выражен как количество национальной валюты за единицу иностранной (например, 5 гривен за 1 доллар США). Считается, что изменение реального эффективного курса влияет на конкурентоспособность экономики. Если реальный эффективный курс национальной валюты растет, то конкурентоспособность отечественных товаров снижается, обратное также верно.
Исходя из общепринятой методологии расчета реального эффективного курса, на его динамику наибольшее влияние оказывают инфляция в Украине и в странах – торговых партнерах, а также изменение номинального обменного курса. Об увеличении конкурентоспособности отечественных товаров в рамках реального эффективного курса можно говорить только в том случае, если темпы инфляции в Украине меньше чем произведение темпов девальвации на темпы инфляции в странах – внешнеторговых партнерах.
Поскольку на инфляцию в зарубежных странах Кабмин и Нацбанк не в состоянии оказывать влияние, то можно сказать, что рычагами воздействия на реальный эффективный обменный курс являются контроль над инфляцией и динамикой номинального обменного курса. С точки зрения цифр нет разницы, укрепится ли в номинальном выражении национальная валюта за три месяца с показателя 5 гривен за 1 у.е. корзины валют до 4,5 гривны (на 10%), как мы это видели, или увеличится инфляция в Украине с 10% до 11% (на 10%) в год (хотелось бы видеть именно это, но в реальности все будет как минимум раза в 2,5 хуже).
И в том, и в другом случае реальный эффективный курс при стабильной инфляции в странах – торговых партнерах Украины будет расти, а, следовательно, конкурентоспособность нашей экономики будет снижаться. Реальный эффективный курс не изменится, если номинальный курс вырастет на 10%, а инфляция в Украине снизится на 10%, при неизменной инфляции в зарубежных странах. Безусловно, такая ситуация сильно теоретизирована. С более практической точки зрения, если правительство и НБУ не хотят укреплять гривну в реальном эффективном выражении, то они должны девальвировать (или укрепить, если инфляция в зарубежных странах превышает украинский уровень – а так оно и есть) номинальную гривну на величину, равную приблизительно разнице в инфляции в Украине и зарубежных странах.
Реальное укрепление национальной валюты, при прочих равных условиях, негативно отражается на внешнеторговом балансе страны, поскольку означает удорожание отечественных товаров по сравнению с импортными. Если в приведенном выше примере укрепление произошло за счет снижения номинального курса, допустим, до 4 гривен за доллар, то для иностранца наша машина теперь стоит не 5 тысяч долларов, а 6,25 тысяч долларов. В то же время для нас американская машина стала стоить не 50 тысяч гривен, а 40 тысяч гривен. Поэтому спрос на импорт может вырасти, а экспорт — снизиться, что приведет к сокращению чистого экспорта.
Вопрос о влиянии реального обменного курса на макроэкономическую динамику в Украине давно будоражит умы отечественных экономистов и является предметом оживленных дискуссий. С точки зрения макроэкономической теории — все сравнительно ясно: укрепление гривны в реальном выражении ведет к потере конкурентоспособности украинских товаров на внутреннем и внешнем рынке, росту импорта, снижению спроса на украинскую продукцию и, как результат, к нарастанию негативных тенденций в динамике производства. С другой стороны, для некоторых отраслей, критически зависящих от импорта энергосырья или комплектующих, рост реального обменного курса может оказывать положительное воздействие на динамику производства.
Увеличение индекса реального эффективного обменного курса показывает, что гривна реально дорожает по отношению к корзине валют стран – торговых партнеров. По сути, это означает ревальвацию – укрепление национальной валюты, что мы сейчас и наблюдаем. Проще говоря, условия работы экспортеров на внешних рынках ухудшаются, потому что произведенные в Украине товары становятся дороже и спрос на них падает. И наоборот, снижение РЭОК означает девальвацию, которая приводит к улучшению условий работы экспортеров. Спрос на их продукцию вырастает, а экспортер получает больший доход. Фактически, реальный эффективный обменный курс показывает, укрепилась гривна или ослабла. Но при этом он учитывает такой аспект, как инфляция. Например, если при стабильном курсе в Украине цены выросли на 1%, а в России на 10% (правда здорово пошутил?), реально гривна слабеет по отношению к рублю. Товары, произведенные в Украине, в России стоят дешевле.
Предлагаю перевести дискуссию в иное, но в целом — то же в макроэкономическое русло. Смею предположить, что реальный эффективный курс это не только фактор, влияющий на развитие экономики, но и индикатор сложившейся ситуации в Украине в области инфляции и обменных курсов в сравнении со странами внешнеторговыми партнерами. Его изменение сигнализирует о том, как изменяется конкурентоспособность отечественных товаров в результате проводимой денежно-кредитной политики. В рамках реального эффективного курса увеличивать конкурентоспособность можно двумя путями: либо снижая инфляцию, либо девальвируя национальную валюту. Примером такого развития ситуации может служить экономика США и наблюдающееся в последнее время снижение курса доллара ко всем мировым валютам.
В украинских условиях, когда сама структура экономики резко диспропорциональна, простая девальвация не поможет. В этом отношении усилия правительства и Нацбанка должны быть направлены, прежде всего, на снижение инфляции. Кроме того, динамика реального эффективного курса гривны сама по себе не должна быть целевым ориентиром, поскольку реальное повышение конкурентоспособности украинских товаров должно основываться на структурных преобразованиях, снижении издержек производства, повышении качества продукции, а не на волатильных конъюнктурных преимуществах.
Номинальное укрепление гривны в принципе способствует диверсификации, поскольку при дешевой гривне экспорториентированные отрасли имеют настолько высокую рентабельность, настолько эффективны, что нет стимулов вкладывать средства в какие-то другие секторы. Но, реальное укрепление гривны свидетельствует не только об ухудшении положения экспортеров, но и в целом отечественных производителей, поскольку импортные аналоги в такой ситуации получают ценовое преимущество и возможна ситуация замещения. При том, что экспортные сектора экономики сами аккумулируют значительные средства, при низком курсе иностранной валюты и нынешнем налогообложении мало надежд на их развитие каких-то других секторов.
Укрепление гривны приводит к снижению эффективности экспортоориентрированных отраслей, к выравниванию ее с эффективностью в неторгуемых секторах, и это дает шансы на диверсификацию экономики. Хотя, конечно, если говорить о конечной цели, а не о промежуточной, то нам нужно, чтобы развивались не только неторгуемые секторы, но именно экспортные несырьевые отрасли. Для этого еще много надо сделать. В первую очередь необходимо улучшить институциональную среду. Но и влияние курсовой политики на перспективу структурной перестройки экономики Украины нельзя недооценивать. Пока она не просто далека от идеала, а скорее – просто бездумна.