Время возвращать доверие

Инфляция в Украине является наивысшей в Европе из-за отсутствия сбалансированной политики
Вряд ли можно считать достижением, как это декларируется правительством, снижение апрельской инфляции до 3,1% по сравнению с 3,8% в марте. Малозаметное замедление темпов роста цен отражает сезонную цикличность, при которой в весенне-летний период инфляционные процессы развиваются менее интенсивно (в апреле 2007 г. индекс потребительских цен оставался вообще неизменным — 0%, в апреле 2006 г. имела место дефляция — 0,4%, в апреле 2005 г. инфляция составляла 1,4%, 2004 г. — 0,7%). Текущий год не является исключением. Как свидетельствуют данные Госкомстата, цены снизились, в первую очередь, на молочные изделия и яйца, а также на отопление квартир.
Вместо этого цены на мясо и мясопродукты выросли на 8,1%, на овощи — на 19,1%, на хлеб — на 3,4%. Всего с начала года потребительские цены выросли на 13,1%, а по сравнению с апрелем 2007 г. — на 30,2%, в том числе на продукты питания — 49,2%. На 19,8% вырос индекс цен производителей промышленной продукции. Начиная с 1996 года, инфляция в апреле, а также за четыре первых месяца года не была на таком высоком уровне. Следовательно, речь идет о ценовой динамике, которая является наивысшей в Европе и почти вдвое превышает среднестатистические параметры стран СНГ. В России в апреле инфляция составила 1,4%, а с начала года — 6,3%, в Беларуси, соответственно, 1,2% и 5,3%, в Казахстане — 0,9% и 3,4%. Для сравнения отметим: на прошлой неделе Еврокомиссия обнародовала коррективы собственных прогнозов инфляции в странах ЕС на 2008 г. — ее параметры увеличены с 3,2% до 3,6%.
В моих предыдущих публикациях, в том числе и на колонках Дня, мной была сделана попытка определить системные факторы инфляционной ситуации, сложившейся в Украине. Апрельская динамика цен подтверждает соответствующие заключения. В связи с этим вряд ли можно согласиться с широкоразрекламированными оценками господина А. Ослунда, который пытается представить соответствующую ситуацию как результат неадекватности монетарной политики НБУ. Тяжело понять истоки такой позиции известного международного эксперта. На самом деле необходимо вести речь о непомерном росте расходов госбюджета (в первом квартале 2008 г. — на 54,6%, тогда за соответствующий период 2007 г. — на 7,4%), о неадекватном к темпам росте экономики повышении (на 46,4%) номинальных доходов населения, а также о других факторах, которые отражают несбалансированность экономической политики правительства.
Вместо этого (в отличие от предыдущего года) денежно-кредитная политика НБУ стала даже жестче. Действенность антиинфляционной политики НБУ должна оцениваться, в первую очередь, по таким позициям. С начала года монетарная база выросла только на 2,2% (январь- апрель 2007 г. — 8,1%). Речь идет о темпах роста денежной базы, которые почти в шесть раз уступают темпам инфляции, сдерживая таким образом динамику последней. В первом квартале нынешнего года проводилась масштабная политика стерилизации денежной массы, вследствие чего из банковской системы изъято 18,2 миллиарда гривен. На протяжении трех месяцев НБУ фактически удерживался от политики рефинансирования. Повышена учетная ставка. В итоге — с начала года остатки средств на корреспондентских счетах коммерческих банков снизились на 12,5% (до 16,7 млрд. грн.). Только в апреле вследствие угрожающего падения ликвидности банков соответствующая политика стала несколько либеральней.
С учетом незначительной доли импорта продовольственных товаров, в потребительской корзине населения и фактической либерализации валютного рынка (НБУ почти не осуществлял интервенции) далеко не однозначным является также влияние на инфляционные процессы привязки гривны к доллару и обесцениванию последнему. Решение Совета НБУ о расширении допустимых колебаний курса гривны в пределах 4,9-5,3 грн./дол., по существу, снимает соответствующую проблему. Этого не может не понимать господин Ослунд, который суть проблемы сводит к как можно скорейшему отказу от доллара. Я раньше уже акцентировал внимание на опасности поспешных действий и в этом вопросе. Экономика ЕС по уровню конкурентоспособности и, в первую очередь, по основным технологическим параметрам и показателями производительности труда ощутимо уступает экономике США, поэтому в долгосрочной перспективе падение доллара относительно евро не может рассматриваться как константа.
Для сдерживания инфляционного процесса неотложным для украинской экономики является переход к приоритетности политики макроэкономической стабилизации, которая предусматривает органическое сочетание жестких сугубо монетарных и финансово-бюджетных инструментов. Для этого в неотложном порядке следует внести соответствующих коррективы в госбюджет-2008. Именно такой шаг мог бы стать достаточно убедительным сигналом для украинского общества и иностранных инвесторов о преодолении логики популизма в бюджетном процессе, и о начале политической стабилизации в государстве. Истоки инфляции коренятся, в первую очередь, в этом. С этого след и начинать.
В связи с этим недопустимыми являются любые попытки решить проблемы антиинфляционной политики инструментами административного воздействия на процессы ценообразования. Неквалифицированными представляются и попытки правительства переложить весь груз соответствующей политики на региональный уровень. Сложность ситуации заключается в том, что инфляционные процессы в Украине проходят параллельно с растущей дефицитностью платежного баланса.
По данным Госкомстата, в первом квартале экспорт товаров и услуг вырос на 28,9%, а импорт — на 42,3%. Это привело к формированию рекордного отрицательного сальдо текущего счета объемом $3,5 миллиарда (9,4% ВВП) и фактически делает невозможным стимулирование дополнительного импорта продовольственных товаров, на что также делает ставку правительство. Такой шаг чрезвычайно опасен для экономики. В этой ситуации является очевидным: в Украине пока что не определена сбалансированная (рассчитанная как на кратко- , так и на долгосрочную перспективу) антиинфляционная политика, которая бы вызвала (что очень важно) доверие не только у субъектов ведения хозяйства, но и у рядовых граждан. Перетягивание каната в этих вопросах между Банковой и Институтской только углубляет соответствующую ситуацию.
Анатолий Гальчинский, профессор, Институт стратегических оценок