Прерванное молчание

Глава украинского Ситибанка Надир Шейх о планах участия в приватизации, экспансии на розничном рынке и покупке банка.
Крупнейшие банковские учреждения мира по-прежнему не спешат заявлять о себе на украинском рынке. Из топ-двадцатки лишь два из них активно осваивают украинскую розницу. Большинство же занимают выжидательную позицию, ограничившись открытием своего представительства, либо, как Ситибанк (Украина), сконцентрировавшись на узком корпоративном сегменте. В интервью Инвестгазете председатель правления Ситибанка (Украина) Надир Шейх рассказал о том, почему одно из крупнейших финучреждений мира до сих пор не занималось потребительским сегментом, почему не хочет покупать банки в нашей стране и кто его главный конкурент.
— За десять лет работы Ситибанк так и не стал заметным игроком на украинском банковском рынке. С чем связана такая непубличность такой глобальной структуры, как Citigroup?
— Ответ на этот вопрос лежит в плоскости нашей глобальной стратегии. Citi работает более чем в ста странах мира. Однако розничные банковские услуги мы предоставляем только в половине из них, учитывая уровень развития экономики и рынка конкретной страны. Характерно, что банк виден на рынке только в тех случаях, когда он работает именно с розничными клиентами, широко продвигая свои услуги, имея сеть отделений и развивая стратегию совместного сотрудничества с другими компаниями на потребительском рынке.
Если вы посмотрите на Россию, то там мы очень заметны в крупных городах, поскольку наша деятельность в этой стране включает розничный банкинг. В Украине мы пока не развили эти услуги и, следовательно, не работали целенаправленно над публичным присутствием.
— Однако ходят слухи о том, что Ситибанк планирует и в Украине развивать розничные услуги. К тому же совсем недавно один из ваших основных конкурентов — голландский ING Bank — заявил о предоставлении подобных услуг уже в этом году. Когда можно ожидать от Ситибанка начала активной работы с украинским населением?
— Прежде чем внедрять услуги для розничных клиентов в той или иной стране, Ситибанк анализирует ее экономический потенциал, в особенности уровень доходов населения, а также основные направления и объемы его расходов. Этот показатель определяет набор банковских продуктов для предложения целевым потребителям. Если уровень доходов местного населения высокий, мы делаем акцент на инвестиционных продуктах. Для части населения со стабильной занятостью и средним уровнем доходов, большая часть которых направлена на потребление, наша стратегия будет сфокусирована на развитии кредитных карт.
Кредитные карты — это тот продукт, с которого мы начинали выведение розничных услуг на целый ряд рынков, и этот продукт может стать таковым для Украины в ближайшие 12 месяцев.
— Какие еще продукты вы намерены предложить украинцам?
— Культура заимствования средств и последующего своевременного их возвращения развита в Украине не полностью, поскольку потребительское и ипотечное кредитование было внедрено на украинском рынке всего несколько лет назад.
Широкое внедрение кредитных карт будет способствовать дельнейшему развитию культуры заимствования. В таких странах, как Украина, мы, как правило, используем совместные проекты с различными ритейл-операторами — сетями магазинов, заправок и т. д. Это подчеркивает инновационность продукта, демонстрирует его уникальные свойства, что увеличивает нашу потенциальную долю на рынке.
Что же касается инвестиционных продуктов, то со временем они станут востребованы населением вашей страны, однако для эффективного развития таких продуктов требуется и соответствующее законодательство. Во многих странах Citigroup работает в партнерстве с регуляторами рынка с целью подготовки необходимой базы для развития банковских услуг.
— В Украине сотрудничество с регуляторами также практикуется? Чего удалось достичь?
— В Украине мы еще не сотрудничаем напрямую ни с Нацбанком, ни с Государственной комиссией по ценным бумагам и фондовому рынку с целью развития новых продуктов, но надеемся на такое сотрудничество в будущем.
— Но ведь розница требует расширения филиальной сети. Банк планирует строить свою сеть или вы будете приобретать другие банки?
Вопрос приобретения украинского банка уже давно обсуждается в прессе, но мы пока не реализовали такую стратегию по нескольким причинам. С одной стороны, мы чувствуем, что стоимость подобного приобретения может быть слишком высокой и рентабельность капитала будет неадекватной, чтобы оправдать приобретение. В то же время мы постоянно изучаем различные варианты и не исключаем возможность такого приобретения в будущем.
— Вас не смущает высокая конкуренция на рынке розничных услуг между украинскими, европейскими и российскими банками, кредитными союзами и финансовыми компаниями? Чем Citi планирует удивить потребителя?
— Не смущает, поскольку рынок еще далек от насыщения и все еще существует большая ниша для развития новых потребительских продуктов. Украинцы только недавно начали массово осваивать банковские услуги. Кроме того, в пятидесяти странах Citi работает в ритейле, поэтому мы имеем уже наработанные модели развития данного бизнеса и управления рисками, а также объем средств для масштабного развития розничных услуг. В качестве лучшего примера могу привести наше развитие в России за последние четыре года.
— Какие риски банковской системы Украины вы считаете наиболее серьезными для игроков рынка?
— На мой взгляд, наиболее серьезный риск в банковской системе связан с бурным развитием кредитования населения. Если посмотреть на банковские системы других стран, то мы увидим, что потребительское/розничное кредитование движет развитием всей банковской системы и экономики страны. В Украине за последние четыре года объемы потребительских кредитов возрастали на 100% ежегодно, в то время как суммарные объемы банковских активов увеличивались в среднем меньше чем на 50-60% в год. В результате сегодня мы имеем около $30 млрд. задолженности населения перед банковскими учреждениями, то есть около 25% всех банковских кредитов. На мой взгляд, система риск-менеджмента украинских банков требует значительного совершенствования для эффективного управления этими новыми рисками.
Вторая проблема, которая пока не так ощутима, однако может стать серьезной уже в ближайшее время, — это курсовой риск. Около 70% кредитов выданы населению в иностранной валюте, хотя большинство украинцев получают доходы в национальной валюте. Пока гривня искусственно привязана к американскому доллару, данный риск управляем, но эта ситуация может измениться, особенно учитывая послабление доллара на глобальных фондовых рынках и высокий уровень инфляции в Украине. Если коррекция обменного курса произойдет слишком быстро, это будет иметь серьезные последствия как для банков, так и для заемщиков. Мы наблюдали это на примере других развивающихся экономик в последние двадцать-тридцать лет.
— Не грозит ли Украине в таком случае американская история?
— На мой взгляд, ситуация в Украине относительно независима от недавнего глобального кризиса и трудностей на рынке жилья в США и т. п. Тем не менее есть несколько уязвимых сфер, таких как рост заемных средств и закрытие некоторых глобальных рынков, например рынка еврооблигаций, для большинства заемщиков. Текущие риски в Украине более важны по ряду причин.
— В последнее время в украинских СМИ активно обсуждается вопрос либерализации валютного рынка и ревальвации национальной валюты. Вы также считаете, что гривне необходима либерализация?
— Я верю, что есть смысл в постепенной либерализации контроля над гривней. Национальный банк Украины проводит взвешенную и консервативную политику, потому что хорошо помнит события 1998 года (мировой финансовый кризис. — Ред.).
— Citi планирует развивать в Украине сеть по кастодиальному и клиринговому обслуживанию. Одной из причин этого вы называете прошлогодний бурный рост фондового рынка. Вас не смущает, что вы выходите на рынок, который сегодня показывает уже не те результаты?
— Нас не смущает краткосрочная неустойчивость рынка, потому что мы приходим на этот (или иной) рынок не на один день, а на длительный период. Любой рынок и экономика в целом развиваются циклично — есть стадии взлета и падения. Поэтому мы не воспринимаем текущую ситуацию на украинском рынке как постоянную и неизменную. Нашим инвестициям в услуги и инфраструктуру нужно время и они неподвластны краткосрочным факторам.
— Какую долю рынка планируете занять на рынке кастодиальных и клиринговых услуг?
— Хотелось бы все 100%, но мы реалисты и знаем, что должны очень упорно работать, чтобы заслужить доверие наших локальных и мировых клиентов. Во многих странах мы занимали ведущие позиции спустя год-два после запуска кастодиальных услуг.
— Будет ли Citi заниматься размещением украинских компаний на иностранных площадках?
— Мы работаем в этом направлении в последние годы. Уже неоднократно были проведены встречи с украинскими компаниями в Украине и в Лондоне, где важную роль играла инвестиционно-банковская группа Citi. Многие украинские компании имеют высокий потенциал для сделок IPO, и мы активно работаем над возможностью его реализовать.
— Компании каких секторов, прежде всего, интересны иностранным инвесторам?
— Наиболее интересными являются недвижимость, металлургия, банковская сфера, ритейл и медиа.
— С какими компаниями Citi намерен работать в случае публичных размещений? Есть ли ограничения по размеру компании или объему привлекаемого капитала?
— Для привлечения капитала на публичных рынках (любого — заемного или собственного) мы, как и другие инвестиционные банки, обычно заинтересованы в транзакциях как минимум на $100 млн., но предпочитаем сделки от $200-300 млн.
— Недавно глава украинского офиса Morgan Stanley заявил о своем желании участвовать в приватизационных сделках в Украине. Есть ли у Сiti аналогичные планы?
— Конечно, желание есть, и, кроме того, Citi имеет соответствующий опыт. К примеру, в Турции в последних приватизационных сделках мы выступали советниками правительства, в других странах консультировали международные компании, покупающие государственные активы, или финансировали приобретения. Либо все вместе. Мы пока не знаем формат своего участия в приватизационном процессе в Украине, потому что весь процесс еще неясен. Мы заинтересованы в сотрудничестве с обеих сторон — как покупки, так и продажи: консультировать правительство и потенциальных покупателей активов. Но мы сможем определить нашу роль на более позднем этапе этого процесса.