Двухпроцентный компромисс

Повышение Нацбанком с 30 апреля учетной ставки на два процента — с 10% до 12% — не связано с намерением как-то воздействовать на объемы и стоимость кредитов на банковском рынке или подать сигнал ухудшения экономической ситуации. Происшедшее обусловлено необходимостью демонстрировать монетарные методы борьбы с инфляцией международным финансовым организациям, в частности МВФ и Всемирному банку, которые после длительного перерыва заинтересовались положением дел в Украине.
По словам информированных источников, решение повысить ставку рефинансирования было приурочено к визиту в Украину управляющего директора Всемирного банка Нгози Оконджо-Ивелы. Во время переговоров она будто бы настаивала на пересмотре курса гривны, с чем Нацбанк, которому Конституцией предписано отвечать за стабильность национальной денежной единицы, в корне не согласен. Он отказывается пока принимать официальные решения о девальвации, ревальвации или отвязке гривны от доллара, предпочитая просто закрывать глаза на падение курса наличного доллара на рынке.
Однако это не устраивает международные финансовые организации, которые привыкли работать по своим стандартам и решать проблемы монетарными методами. По мнению консультантов МВФ и Мирового банка, повышение учетной ставки означает уменьшение спроса на кредиты Центробанка со стороны коммерческих банков, что соответственно влияет на кредитование ими реального сектора экономики. Начинается стагнация промышленности, но показатели инфляции улучшаются.
У нас, к счастью, все не так. Размер учетной ставки НБУ никаким образом не влияет как на количество выданных банкам кредитов рефинансирования, так и на стоимость кредитных ресурсов в стране вообще. Более того, вопреки международной практике, с повышением учетной ставки количество кредитов Центробанка может и возрасти. Это вызвано тем, что решение о выдаче тому или иному банку кредита принимается административным способом руководством Нацбанка. И соотношение платежеспособного спроса с предложением здесь рояля не играют.
Впрочем, рассказывать и доказывать это иностранным консультантам бессмысленно. Им такие национальные особенности нашего финансового характера непонятны. Поэтому, по словам руководителя группы советников главы НБУ Валерия Литвицкого, было предпринято неагрессивное, скорее, сигнальное, повышение учетной ставки.
Судя по всему, в Нацбанке надеются, что это позволит избежать применения других монетарных инструментов борьбы с инфляцией, которые в нашей ситуации (когда мы оказались заложниками в основном так называемой инфляции издержек, связанной с ростом мировых цен на хлеб и энергоносители и помноженной на бездумную политику правительства в сфере социальных выплат) абсолютно бессмысленны. А вот на едва тлеющем промышленном росте могут отразиться крайне негативно.
Впрочем, и нынешнее изменение учетной ставки будет пусть и небольшой, но со временем ощутимой ложкой дегтя. Оно, во-первых, автоматически повышает нижнюю планку кредитования. Во-вторых, увеличивает штрафные санкции: многие банки вычисляют их, исходя именно из ставки рефинансирования НБУ.
Кстати, в последнее время ряд крупных украинских банков, выкупленных недавно транснациональными структурами, ужесточили принципы своей кредитной политики. Они начисляют теперь за каждый день просрочки штраф в размере двух учетных ставок НБУ (сейчас это будет 24%), который насчитывается на проценты по кредиту, в добавление к двойной процентной ставке по самому телу кредита. Для сравнения — раньше пеня насчитывалась только со второго месяца просрочки.
Впрочем, есть еще одна причина, по которой Национальный банк не мог увернуться от пересмотра ставки рефинансирования: данный показатель по определению должен превышать значение индекса потребительских цен. А с этим у нас довольно плохо. Как и со всем остальным.
То, что экономика страны стоит на пороге масштабного кризиса, к сожалению, не является чем-то вроде апокалиптических гаданий. Это уже живая реальность. Вопрос только в сроках и форме кризиса — жесткий, очень жесткий или относительно слабый.
Попытки правительства делать хорошую мину при плохой игре разбиваются о статистические показатели. Скажем, радостные реляции о том, что первый квартал удалось закончить с профицитом в 1,2 млрд. грн. (0,6% ВВП), на самом деле глубоко пессимистичные в аналогичном периоде 2007 года — профицит составлял 4 млрд. грн. (3% ВВП).
Еще грустнее становится, когда смотришь источники, из которых удалось выгрести средства для маскировки бюджетных проблем. По данным Минэкономики, избежать дефицита удалось благодаря увеличению займов (0,4 млрд. грн. на внутреннем и 1,6 млрд. грн. внешнем рынках), частичного погашения долгов прежних лет, которые тоже висят на бюджете (внутреннего на 0,7 млрд. грн. и внешнего на 0,3 млрд. грн.), а также — за счет сезонного увеличения средств на счетах бюджетных учреждений на 2,3 млрд. грн. или на 21,7% с начала года. Это самый важный трюк из всех перечисленных выше. Он означает, что часть неиспользованных в прошлом году денег, а также перечисленных в начале года бюджетным распорядителям средств (с расчетом тратить их на протяжении нескольких месяцев) позволили косметически скрасить грядущие неурядицы.