В банковской системе могут формироваться проблемы

Экс-глава группы советников председателя Национального банка, ныне глава правления банка Бизнес Стандарт Андрей Кияк рассказал, какими последствиями для банковской системы может обернуться подавление инфляции с помощью монетарных методов регулирования.
Вопрос: Что является фундаментальной причиной для скачков стоимости ресурсов на межбанковском рынке?
Ответ: На мой взгляд, одной из причин дефицита гривни на рынке ресурсов могут быть так называемые совместные антиинфляционные действия НБУ и Минфина. Очень уж часто доходила до участников рынка информация о личных встречах правительства и Нацбанка. Если взять инфляцию за первые месяцы, простые математические расчеты показывают, что к концу года рост цен может составить около 35%. И, к сожалению, основным средством противодействия ей выбраны монетарные методы…
Правда, мои коллеги обсуждают и другие версии происходящего. Начиная от вывода нерезидентами капитала в связи с обострением глобального кризиса ликвидности и происходящим на фоне этого процесса изъятием предприятиями денег с текущих счетов, потому что и текущие счета, и депозиты не приносят прибыли при такой инфляции. И заканчивая слухами о возможном сговоре нескольких крупных банков с иностранным капиталом, которые ограничивают кредитование на межбанковском рынке и в реальном секторе, стимулируя тем самым повышение ставок.
В: Подавление инфляции монетарными методами вызывает повышение кредитных ставок, что, в свою очередь, стимулирует очередной виток повышения цен производителей. В итоге, создавая дефицит ресурсов, мы не боремся с инфляцией, а наоборот — стимулируем рост цен…
О: Возможно. Сейчас антиинфляционные действия правительства, к которым подключили НБУ, направлены не на стимулирование экономики, а на создание низкого уровня потребительской инфляции, особенно в условиях предвыборного периода. Между тем пару недель назад, на заседании Ассоциации украинских банков делал доклад исполнительный директор по экономическим вопросам НБУ Игорь Шумило. Он обратил внимание, что индекс потребительской инфляции сейчас на порядок опережает рост цен производителей. Поэтому не исключено, что сейчас важнее борьба именно с потребительской инфляцией.
В: Вы не опасаетесь, что борьба с потребительской инфляцией и стимулирование роста цен производителей могут привести к дестабилизации банковской системы и изъятию средств предприятий с депозитов?
О: Мне кажется, это не произойдет. Потому что предприятиям некуда деться из банковского сектора. Полноценного фондового рынка нет. Да и в ближайшее время не будет. Проблема в другом — состояние экономики требует от банков достаточно серьезных решений по повышению депозитной ставки. Если два месяца назад мы не рассматривали ставку в гривнях больше, чем 13% годовых, то сегодня ставка 15-16% не является какой-то диковинкой. Хотя при этом нам приходится кредитовать хороших клиентов, которые привыкли кредитоваться под 17%. В этой ситуации мы можем вернуться к понятию сговора больших банков, у которых есть ресурс. Они кредитуют качественных клиентов под 17%, при этом получая ресурс по 10%.
В: Возможно, в эту ситуацию следует вмешаться Нацбанку?
О: Безусловно. Рынок долгосрочных ресурсов на сегодня — по большому счету — просто отсутствует. В этой ситуации средним банкам, которые не являются собственниками колоссальных ресурсов, если у них нет большого объема операций по кредитованию ритейла (а, как правило, их нет), становится невыгодно принимать депозиты от физических лиц. Получается история из классики банковской теории: НБУ не дает банкам длинные ресурсы рефинансирования, ставки по кредитам для хороших клиентов выдерживаются банками с иностранным капиталом (собственниками ресурсов) на уровне 17%, а вкладчики представляют ресурс не менее чем под 18%.
Таким образом, украинские банки вынуждены кредитовать рисковые компании либо уходить в ритейл, что так не нравится НБУ. А корпоративный сектор и ипотеку под свой контроль забирают банки с иностранным капиталом.
В: Какой выход из этой ситуации вы видите?
О: Первое — это фондовый рынок, рынок капитала. Со щелчка, конечно, его не удастся сформировать. Но когда-то начинать надо. Мы вложили большие ресурсы, интеллектуальные и материальные, в банковский сектор. И сегодня он сформирован и признан миром и Европой. Такой же интерес, начиная с сегодняшнего дня, должно проявлять государство и к фондовому рынку. Второе — Нацбанк в кратчайшие сроки должен становиться активным кредитором коммерческих банков, рефинансирующей организацией. Третье — необходимо создание работающего института первичных дилеров относительно вопроса гособлигаций. Управление государственным долгом — это более творческая задача, чем ежеквартальное объявление о ставке по облигациям. Это более тонкий расчет и, собственно, заработок. При этом дополнительные выбросы гособлигаций на рынок будут стерилизовать те деньги, которые принадлежат реальному сектору. Облигации внутреннего госзайма (ОВГЗ) станут конкурентом финансовой системы за ресурсы, которые можно отправить на кредитование.
В: Согласны ли вы с тем, что в условиях высокой инфляции спрос на кредиты повышается?
О: Да, в условиях высокой инфляции предприятиям на моменте выгодно брать кредиты. Но мне сложно ответить на вопрос, как на базе такой инфляции строить планы трехлетние, пятилетние и так далее. Брать сейчас надо, особенно торговые компании серьезно берут, потому что обороты большие. Понятно даже по бизнес-плану: взял кредит — и выручку в два раза увеличил. Кредит в 20 млн.— выручка увеличилась на 20 млн. По производственным предприятиям менее понятно. Банкам интересно кредитовать под конкретный оборот или выдавать классические ломбардные кредиты. Есть понятие стоимости залога, которое в два-три раза больше. Опять же, что будет через 20 лет, сорвется рынок земли или нет? Бояться? Наверное, да, особенно если мы говорим, что вкладывать в ту же земельную ипотеку на 20-30 лет — это для страны с историей 19 лет достаточно трудно. В результате, предприятия должны повышать цены на упреждение инфляции, которую они не могут прогнозировать, а также для увеличения собственной выручки, которая должна заменить кредитные инвестиционные ресурсы. Вот, собственно, отсюда и начинается инфляционная спираль. Остановим инфляцию монетарными методами? Давайте. Но получаются высокие ставки по кредитованию. Замкнутый круг. И я пока не вижу каких-то направлений разрыва этой спирали.
В: Растущий спрос на кредиты и дорогое межбанковское кредитование могут стать для мелких и средних банков роковыми?
О: Рисковые банки ввиду отсутствия ресурса залезают в межбанк даже при этих высоких ставках. Мне трудно предположить, чем это может аукнуться для системы. Ведь источниками средств являются банки с иностранным капиталом: Райффайзен Банк Аваль, УниКредит Банк, Укрсоцбанк, ОТП Банк, УкрСиббанк и другие. В таких банках обычно сидит серьезный риск-менеджер, который, невзирая на личные контакты руководства, формирует лимиты, исходя из правил, которые установлены где-то за рубежом. Но смею предположить, что такие банки большую часть портфеля зарабатывают на межбанковском кредитовании. Получая ресурс под 9-10% годовых, выдавать его под 20-28% — хороший бизнес. Но в первом квартале были отдельные банки, которые брали очень много денег на межбанке. Я знаю, что некоторые банки ограничивали выдачу ресурсов, хотя сами при этом активно кредитовали.
В: Вам не кажется, что в такой ситуации возможна игра крупных иностранных спекулянтов в формирование кризисной ситуации на украинском фондовом рынке?
О: Возможно, большие игроки в эту схему играют. Но сейчас на кону стоят не коммерческие банки или предприятия — наибольший интерес представляют активы государства. Но, к счастью, в Украине пока нет того объема рынка, где можно хорошо поспекулировать. Если тупо посчитать на пальцах эмиссии, первоклассные облигации, акции, то они не такие большие. Как показало исследование, проведенное Standard Poor`s и Агентством финансовых инициатив, реальная капитализация на аукционном рынке не происходит. Это не тот рынок. Скупить эти активы намного проще прямым путем.
В: Между тем дефицит ликвидности на банковском рынке стимулирует продажу банками облигаций корпоративных эмитентов. Если большие объемы долгов предприятий будут предлагаться, например, к оферте, это ведь может стимулировать дефолты…
О: Действительно, игроки, которые играют на рынке облигаций, сидят как раз на банковских ресурсах. Поэтому отчасти вы правы. И при дальнейшем росте ставок на межбанке мы можем дойти до подобных ситуаций. Однако массовые дефолты вряд ли будут происходить — думаю, появятся желающие помочь предприятиям за определенное участие в бизнесе. Конечно, если в дело не вмешается девальвация гривни. Сейчас НБУ решает задачу регулирования инфляции через дефицит ликвидности финансовой системы. А дефицит ликвидности по линейке — это падение курса доллара. Вот источник ревальвации гривни. На рынке ситуация усугубляется спекулятивными настроениями. Сейчас происходит вымывание долларовой массы, которую потом необходимо будет заполнять ресурсами Нацбанка. Ведь наша экономика на 70% замешана на долларовом ресурсе, и интерес к долларовому кредитованию сохраняется. Так что внешние займы все равно будут расти. В итоге мы придем к тому, что погашение внешних обязательств будет превышать привлечение, то есть банковской системе придется искать валюту внутри страны. При этом большая часть валютных кредитов у нас погашается через гривню. Это удваивает валютный риск. При увеличении дефицита ликвидности цепочка может замкнуться, и в банковской системе могут формироваться проблемы.
В: Как их избежать?
О: Все просто. Монетарная политика не должна становиться составляющей политических задач.
Андрей Тарасович Кияк родился в 1972 г. в Черновцах. Закончил Черновицкий государственный университет. С 1999 г.— ассистент кафедры мировой экономики Института международных отношений, в 2000-2002 гг.— главный консультант совета НБУ. В 2002-2005 гг.— советник, руководитель группы советников главы НБУ, в 2005 г.— заместитель председателя правления банка Украинская финансовая группа, в 2006-2007 гг.— председатель правления Международного бюро кредитных историй, с 2007 г.— председатель правления ТАС-Бизнесбанка (сейчас — Бизнес Стандарт).