О деньгах, стабильности банков и неплатежеспособных клиентах

Деньги, как известно, тишину любят. А в Украине сегодня кипят далеко не шуточные страсти. Не успев оправиться от одних потрясений, страна тут же попадает в вихрь новых. Как в этом шторме политических эмоций и громких заявлений чувствует себя отечественная денежная масса? Как реагирует банковский сектор на порядком затянувшийся процесс нестабильности в стране? Можно ли доверять нашим банкам и строить далеко идущие планы на будущее украинскому обывателю? Об этом мы побеседовали с членом наблюдательного совета Национального банка Украины, почетным президентом ОАО АБ Укргазбанк, народным депутатом Украины Василием Горбалем.
— Василий Михайлович, прежде всего, давайте коснемся актуальной проблемы — задолженности населения по кредитам. Об этом не раз говорил и Александр Сугоняко, президент АУБ, и многие экономические эксперты. А в народе уже поползли просто какие-то совершенно жуткие слухи о жестоком выбивании долгов из населения. Имеют ли они под собой реальную почву, и каковы позиции банков в этом вопросе?
— Хочу заметить, что даже в системе Сберегательного банка СССР был достаточно высокий процент кредитов, которые можно было назвать проблемными. Если не ошибаюсь, он доходил где-то до отметки 20%. Я не говорю сейчас о невозвратных кредитах, а просроченных и так далее. Даже в то, достаточно стабильное для экономики время, в условиях долгосрочного системного планирования, у советских граждан были проблемы с возвратами и обслуживанием кредитов. И это притом, что процентные ставки тогда были иные.
— Гораздо ниже, чем сегодня…
— Естественно. А в Украине, особенно в последнее время, мы фактически наблюдаем бум роста кредитной задолженности населения. Ведь банки сегодня предлагают очень широкий выбор услуг, кредиты стали более доступными. При этом, банки зачастую пренебрегают надлежащими кредитными процедурами, платежеспособность клиентов должным образом не проверяется.
Это происходит, в первую очередь, из конъюнктурных соображений развития банковской системы в последнее время. Ввиду того, что банковская система Украины стала привлекательной для иностранных инвесторов, а иностранные инвесторы, прежде всего, обращают внимание на темпы развития розничного рынка, нередко ориентируясь только на количественные показатели.
— Поэтому стал наблюдаться рост задолженности населения перед банками. Но банки наверняка имеют механизм для борьбы с этим явлением?
— Не так давно в Украине был учрежден такой инструмент, как коллекторское бюро. Это именно те структуры, которые обязаны априори заниматься возвратом проблемных кредитов у населения. Деятельность этих структур регламентирована соответствующими законодательными актами, зарегистрированными и принятыми Верховной Радой. Подобная практика действует во всем цивилизованном мире. Единственное уточнение, она выглядит не так дико, как иногда показывают в сумасшедших фильмах, где ходят какие- то громилы с битами. На самом деле этим занимаются, как правило, либо специалисты, с опытом банковский работы, либо юристы, которые осуществляют длительное юридическое сопровождение в суде по возврату таких долгов. Это достаточно новая практика для нас.
К тому же, в Украине уже появился любопытный опыт борьбы с долгами, некий спасательный круг для должников. Некоторые банки предлагают услуги по экспресс-кредитованию, якобы для того, чтобы клиент погасил кредит, ранее взятый в другом банке. При этом, процедура выдачи нового кредита как бы проще, но выше процентные ставки. По-видимому, это явления, сопровождающие переходной период, т.е. временные…
— А Ваша позиция касательно этой проблемы?
— Я считаю, что и государство, со своей стороны, и Нацбанк, со своей, должны внимательно отслеживать, анализировать темпы роста задолженности населения по кредитам. И, как минимум, представлять себе четкую картину, классифицировать, спрос на какие кредиты растет, в каких областях появляются задолженности. Ведь все кредиты можно классифицировать: автокредитование, ипотечные кредиты или кредиты, которые можно назвать исключительно потребительскими. Вот, исходя из такого анализа, необходимо и формировать продуманную политику в отношении проблемного явления. Когда уровень задолженности превышает уровень платежеспособности населения, а мы уже вышли на такой показатель, это очень плохая тенденция для Украины. Но, учитывая, что темпы роста доходов населения достаточно высоки, надеюсь, эту негативную тенденцию удастся преодолеть.
— Василий Михайлович, если можно, поподробнее о работе коллекторских бюро. Это структура единая для всех банков или такие бюро существуют при каждом банке?
— Законом четко регламентировано, чем занимаются коллекторские бюро, на их деятельность выдаются специальные лицензии. Сегодня лицензий выдано немного, порядка семи штук. Есть коллекторские бюро, организованные, как мне известно, на основе структуры Приват, на основе ТАСС, есть и еще несколько банков, которые создали подобные бюро.
Деятельность эта нова для Украины, и с учетом того факта, что подобными темпами кредитование населения у нас еще не росло, а, соответственно, и проблем таких с возвратом кредитов не было, — говорить о каких-то первых итогах работы пока сложно. Некоторые бюро, насколько знаю, еще только набирают сотрудников, изучают опыт работы и т.д. Еще раз отмечу: задолженность по кредитам — это тенденция только последних лет. Не все кредиты банки могут относить к проблемным с точки зрения сроков погашения. Это, я бы сказал, наша длительная перспектива. Мы создали инструмент, когда ощутили в нем необходимость.
— Есть еще одна непривлекательная практика в работе отечественных банков. В расчетах платежеспособности клиентов. Платеж по кредиту, исходя из практики иностранных банков, должен составлять 5-10, ну, в крайнем случае — 15% от реальных доходов клиента. А украинские банки позволяют иногда ежемесячный платеж, составляющий до 80-90% от доходов. Фактически, клиенту после такого платежа жить не за что. Отсюда и долги. Ваше отношение к подобной практике?
— Прежде всего, отмечу, что в каждом банке свои критерии для оценки платежеспособности клиента. Естественно, всегда в расчет берется уровень его доходов. Украина, согласитесь, не относится к странам, где волна легализации доходов уже прошла. Речь идет о доходах, которые были получены ранее или доходах, по которым не были уплачены налоги. К сожалению, мы пропустили время, когда можно было осуществить такой шаг. Программы по легализации доходов можно проводить только в период политической стабильности. По моему мнению, наиболее удачными для такого шага были 2003- 2004 годы. А теперь, к сожалению, до окончания будущей президентской кампании подходящий момент вряд ли представится. Это время упущено. А при других обстоятельствах должного эффекта такими мерами не добиться.
Если бы процедура легализации была пройдена вовремя, думаю, не возник бы даже заданный вами вопрос. Много еще в нашей стране людей, уровень платежеспособности которых гораздо выше, чем тот, который они могут показать по документам. Что есть, то есть. Это один момент. А другой — повторюсь, банки сейчас заинтересованы раздувать портфели сверхсрочных кредитов, демонстрируя зарубежным клиентам свою инвестиционную привлекательность. Поэтому, при выдаче кредитов они порой склонны закрывать глаза на те или иные вещи. Такова тенденция последних лет.
— Ну и как в такой ситуации определять степень банковской надежности? Не научите? Многие пользуются данными, предоставленными Ассоциацией украинских банков. Насколько АУБ может знать истинное положение дел в каком-то конкретном банке?
— Я бы сказал, что каждый человек индивидуален в своих подходах. Вот, к примеру, некоторые мои коллеги — народные депутаты еще с прошлого созыва, порадовали меня тем, что, погнавшись за высокими процентами, вложили деньги в сомнительные банки, которые потом лопнули. Единой, какой-то универсальной логики выбора, просто нет. Есть те, кто придерживается принципа — лучше синица в руке. Есть те, кто ориентируется на высокие проценты. А есть люди, готовые, прежде всего, доверять крупному стабильному банку, и низкая ставка по депозитам их не смущает. Бывают и такие, кто бросается на новое название и давай бежать через весь Киев к тому единственному отделению банка, что засветилось в рекламном проспекте. И они будут уверены, что вложили деньги надежно…
Хотя я уверен, что на сегодняшний день достаточно легко получить необходимую информацию о том или ином банке. Все банки сейчас стараются быть максимально прозрачными и понятными для клиентов. Это — и веяние времени, и требование. Поэтому все необходимые данные можно получить как на интернет-сайтах банков, так и в иных специализированных печатных изданиях.
А при желании, информацию о деятельности коммерческого банка можно получить и в Нацбанке Украины. Причем, попросить последнюю отчетность коммерческого банка может любой вкладчик или потенциальный клиент. Эта информация вполне публична. Правда разобраться в тонкостях банковской документации досконально сможет лишь специалист. Но можно проконсультироваться у экономиста, которому вы доверяете.
— Отразится ли вступление в ВТО на деятельности украинских банков? Об этом часто теоретизируют и политики, и банкиры. А у меня больше потребительский интерес: вы, будучи потенциальным вкладчиком, куда вложили бы деньги — в крупный всемирно известный иностранный банк или в скромный отечественный?
— Необходимо понять абсолютную ошибочность тезиса о том, что при вступлении Украины в ВТО у нас упадут кредитные ставки. А это был один из основных аргументов за, и для украинских граждан, да и для парламентариев.
Иностранные банки уже присутствуют в Украине. Доля иностранного банковского капитала в отечественной банковской системе уже близка к половине. При этом ставки по кредитам не падают. Это говорит о том, что именно высокая маржа, которую могут получать иностранные банки, привлекает их на наш банковский рынок. Естественно, снижать уровень своих доходов иностранные банки не торопятся.
Что же до того, какому банку отдать предпочтение украинскому вкладчику? Скажу так: прежде всего, каждый клиент должен хорошо понимать, какие услуги ему нужны от банка, кроме обычного депозитного вклада. Если у него, скажем, нет необходимости получать весь тот разнообразный перечень, который предоставляют иностранные банки, то вкладчик может ограничиться банком, который просто находится близко к месту его проживания или работы. Т.е. тому банку, где ему удобно обслуживаться. Если его, конечно же, не отпугнули по какой-либо причине сотрудники банка, работающие в финучреждении. Ведь бывает и такое: ну не вызывает человек доверия, и все тут! И даже вывеска банка в таком случае никакой роли уже не сыграет.
Банкиры, в этом смысле, где-то похожи на докторов, допустимо такое сравнение. Когда, например, за помощью, советом или лечением вы обращаетесь к доктору, работающему в районной поликлинике и которого с детства знаете.
Не идете же в новую дорогую клинику. Вы привыкли к своему доктору, работающему пусть и в обветшалом кабинете, но вы ему доверяете свои проблемы и тайны. Банкир тоже обязан хранить и вашу тайну, и ваши секреты.
— Немного о сложившейся в стране ситуации. Деньги, как известно, любят тишину. А в Украине сегодня кипят далеко не шуточные страсти. Люди уже устали от потрясений, и теряются в догадках, как очередное громкое заявление политиков отразится на финансовой стабильности, работе банковской системы? Чего же нам ожидать от банков? Можно рассчитывать на их стабильность?
— Украинские банки, и это очевидно, пережили волну банковского кризиса, спровоцированного неосторожными политиками во время помаранчевой революции. Тот кризис отечественная банковская система с честью преодолела. Никаких иных угроз для успешного становления банковской системы в дальнейшем я не вижу. Банки показывают хорошие темпы развития. Единичные случаи банкротства или закрытия банков свидетельствуют, в большей степени, о недостаточном контроле со стороны Национального банка по надзору за деятельностью банков. Такие ситуации — это проблема акционеров конкретного коммерческого банка.
Ведь зачастую кредитная деятельность таких банков крепко связана с инвестиционной деятельностью собственного бизнеса. Но это, повторюсь, единичные случаи. В этой связи хочу заметить, что повышение суммы выплат в фонд гарантирования вкладов для физлиц дает уверенность, что социальные последствия, связанные с невыплатой вкладчикам обанкротившихся банков, будут фактически решены.
— Рынок ипотечного кредитования. Когда-то Вы говорили, что законодательная база еще не доведена до ума. Повлияют ли иностранные банки на стандарты в этом виде услуг? Как обстоят дела сегодня?
— Я бы коротко ответил на этот вопрос. Не так давно и глава нынешнего правительства, и Президент выступили с инициативой стимулирования ипотечного кредитования. Красиво звучало название соответствующей программы — Доступное жилье. Еще, насколько помнится, Президент дал 10 дней на ее разработку. Если не ошибаюсь, 10 дней уже давно прошли. Вот я бы с удовольствием прокомментировал то, что было бы рождено. Учитывая актуальность вопроса — даже на одиннадцатый день высказал бы свое мнение. Но…