Финансовый кризис США наносит удар по России

Продолжается кризис на финансовых рынках США. На этот раз угроза нависла над страховым сектором. Ситуация тут очень простая.
Все облигации, привязанные к ипотечным кредитам, были застрахованы. Страховые компании, естественно, создавали под риски неплатежей заемщиков страховые резервы. Но масштаб таких резервов зависит от рейтинга бумаги: чем выше рейтинг, тем меньше вероятность индивидуального банкротства, тем меньше соответствующие резервы.
Проблема в том, что рейтинги облигаций уже понижены. А значит, страховые компании обязаны увеличить страховые резервы по этим рискам. Но выясняется, что деньги, необходимые для этого, превышают их возможности. В результате, компаниям — страховщикам облигаций, таким как MBIA, Ambac и FGIC, грозит потеря высшего кредитного рейтинга ААА. В январе агентство Fitch уже снизило рейтинг Ambac до АА, а Moodys и SP поставили на пересмотр в сторону возможного понижения рейтинги Ambac и MBIA. Эти компании гарантируют платежи по облигациям на $2,4 трлн, что позволяет этим бумагам также иметь высший рейтинг. В основном, это муниципальные облигации, но в последние годы страховщики, чтобы повысить заработки, стали давать гарантии и по ипотечным облигациям.
Как мы уже отмечали, невыплаты по ипотечным бондам уже составляют миллиарды долларов, и страховщикам может не хватить денег на выполнение своих гарантий. Кроме того, в случае снижения рейтинга страховщикам некоторые инвесторы, не имеющие права держать в портфеле инструменты с рейтингом ниже ААА, будут вынуждены продать гарантируемые страховщиками бонды, остальным придется пересмотреть стоимость подобных активов.
Банки уже списали $150 млрд стоимости высокорискованных ипотечных облигаций, но нужно ждать новых списаний. Банкам угрожает списание еще $120 млрд, если усугубится кризис в секторе кредитования облигаций. Риски растут и распространяются, а ситуация с ликвидностью все еще далека от нормальной, — говорится в отчетах экспертов рынка.
Снижение рейтинга страховщикам облигаций породит настоящее цунами, заявил в пятницу губернатор штата Нью-Йорк Элиот Спитцер, выступая в Конгрессе США. Они должны в течение трех-пяти дней привлечь дополнительный капитал или найти другие способы решить свои проблемы. Действовать нужно очень быстро, потому что времени мало, — сказал Спитцер. Страховой регулятор штата Эрик Диналло предложил разделить бизнес страховщиков — на гарантии по муниципальным и прочим облигациям. Несколько дней назад Уоррен Баффетт предложил MBIA, Ambac и FGIC перестраховать муниципальные облигации на $800 млрд., но что будет с остальными облигациями — пока большой вопрос.
Ситуация на финансовом рынке США, таким образом, остается критической, она даже усугубляется. Дело в том, что в период роста рынка никто, в общем, не задумывался о реальных параметрах финансовых рынков, поскольку приток средств закрывал все проблемы. Сейчас рынок не то, что не растет, он сужается, и все дыры неминуемо вылезают на поверхность. Причем спасти ситуацию практически невозможно — ведь выплачивать нужно средства, которые соответствуют не ежегодным платежам, а накопленным за пару десятков лет финансового бума. Если их реально выплатить, то будет не просто инфляция, а гиперинфляция, а если не выплачивать — то активы финансовой системы сократятся настолько, что есть серьезные подозрения считать, что она придет в состояние, близкое к коллапсу.
Но самое страшное (для нас) состоит в том, что удар коснется (уже коснулся!) и российской финансовой системы. На протяжение ряда лет наши банки получали практические бесконтрольно со стороны западных контрагентов значительные суммы (более ста миллиардов долларов). Расходовались эти суммы достаточно бесконтрольно: и Центробанк, и руководство самих коммерческих банков рассматривали этот поток как вечный источник ликвидности. И когда он вдруг иссяк (по причине кризиса на западных рынках), то выяснилось, ресурсов закрыть все дыры в балансах просто нет.
Одни банки выдавали явно невозвратные кредиты, зарабатывая на процентах с денежного потока, другие — получали откаты от заемщиков деньгами, квартирами и земельными участками, третьи просто выводили собственные средства, закрывая проблемы в балансе фиктивными операциями и не менее фиктивными активами. Но когда рынок падает, все это вылезает наружу и что делать, совершенно непонятно. Ну да, до выборов, скорее всего, банковской системе упасть не дадут, но вот потом…
Теоретически, спасти ситуацию может, что называется, сильная рука, но где она… Главный банковский регулятор Г.Меликьян недавно, комментируя факт повышения ставки, разразился замечательной фразой о сигналах, которые Банк России дает рынку в части борьбы с инфляцией: Самое главное, мы даем сигнал всем — и коммерческим банкам и участникам рынка, что мы довольно серьезно относимся к этому вопросу. Замечательно! Любой нормальный человек, который слышит такую фразу в сочетании с информацией, что инфляций не превышает 11%, считает, что произносящий ее чиновник или сошел с ума, или ему просто искренне наплевать на все, что происходит на вверенных ему рынках. В случае Меликьяна верно, скорее всего, последнее. Но и реакция рынков тоже понятна: при таком руководстве нужно хватать все, до чего руки дотянутся, и бежать за рубеж. Помяните мое слово — этим все и закончится в самое ближайшее время.