Пожар, который нечем погасить

У правительства нет согласованного плана борьбы с инфляцией. На финансовом рынке усиливаются ожидания ревальвации гривни. Меры по стимулированию инвестиций в производство товаров народного потребления и структурной перестройке системы государственных интервенций опять откладываются в долгий ящик.
На прошлой неделе глава Национального банка Владимир Стельмах и министр финансов Виктор Пинзеник привели финансовый рынок в замешательство противоречивыми заявлениями о ближайших перспективах курса гривни.
Руководитель монетарного ведомства сообщил о наличии оснований для укрепления национальной валюты, а главный финансист этот тезис тут же опроверг. Такая несогласованность позиций двух ведомств, ответственных за совместную борьбу с инфляцией, показала, что четкого плана этой борьбы нет.
На прошлой неделе из-за оттока денег на счета Госказначейства остатки средств на корреспондентских счетах банков (отражают уровень ликвидности в системе) снизились до 12 млрд гривен (в начале месяца они достигали 19 млрд гривен). Если так пойдет и дальше, финучреждения, в 2007-м почувствовавшие изобилие, столкнутся с дефицитом денег. С точки зрения борьбы с инфляцией это даст некоторый результат
Есть лишь видимость — разработанная Министерством экономики совместно с Минфином и Нацбанком программа антиинфляционных мер, которую Кабинет министров предварительно одобрил 22 февраля. Страна может быть спокойна. Мы справимся с инфляцией, которая досталась нам в наследство от предыдущего правительства, — поспешила всех заверить премьер Юлия Тимошенко. Авторам сбалансированных и проработанных шагов дали три дня на доработку программы. На этом тема инфляции на заседании правительства была исчерпана.
Необходимость срочных решений обусловлена рекордным ускорением инфляции в январе. По данным Госкомстата, в прошлом месяце потребительские цены выросли на 2,9%, превзойдя самые мрачные ожидания экспертов и достигнув максимума за последние семь лет. По отношению к январю 2007-го цены поднялись на 19,4%. Если тенденция сохранится, повышение потребительских цен по итогам года превзойдет даже прошлогодний показатель (16,6%). А это уже проблема и экономическая (инфляция выше 15-20% опасна для экономического роста), и политическая. Поэтому правительство продолжает обещать, что повышение потребительских цен останется в пределах 10%. Хотя Национальный банк предлагает Кабмину ухудшить прогноз с 9,6 хотя бы до 12%.
Для достижения заведомо недостижимой цели предложено два десятка рецептов, в основном абстрактных, вроде необходимости взвешенного подхода к росту доходов населения и развития фондового рынка. При этом декларация о приоритетности увеличения производительности труда противоречит последним приватизационным инициативам. Так, условия конкурса по приватизации Одесского припортового завода обязывают будущего собственника на протяжении трех лет повысить среднюю заработную плату до уровня средней зарплаты на таких же предприятиях Европейского союза. По сути это означает, что темпы роста зарплат будут опережать темпы роста производительности труда.
Есть у авторов программы и вполне конкретные идеи: не увеличивать бюджетные расходы даже в случае получения внеплановых поступлений от приватизации, отказаться от сбора с операций купли-продажи безналичной валюты, чтобы повысить привлекательность производных инструментов. Большинство предложений касаются ужесточения монетарной политики: изменения учетной ставки и ставок рефинансирования, резервных требований, регулирования краткосрочной ликвидности банков. Что и как именно менять — не указывается, хотя Нацбанку никто не мешает делать это и без отмашки Кабмина.
Предлагается и такой стандартный набор, как ограничение роста тарифов естественных монополий, товарные интервенции и предотвращение монопольных сговоров.
Откуда проблемы
Главной причиной высокой импортируемой инфляции остается повышение цен на мировых сырьевых рынках. В январе больше всего у нас подорожали продукты питания (на 4,4%). Заметно выросли цены на транспортные услуги, а также услуги гостиниц и ресторанов.
Предпосылки для такого скачка сформировались еще в прошлом году (см. Эксперт N41 (137) от 22 октября 2007 года). Индекс цен производителей влияет на индекс потребительских цен с опозданием на несколько месяцев.
Резкое повышение цен производителей было зафиксировано в октябре (2,2%) и декабре прошлого года (3,2%). И сейчас этот фактор дает о себе знать. Базовый индекс потребительских цен, отражающий влияние монетарных факторов, в минувшем месяце составил 1,6%.
На прошлой неделе из-за оттока денег на счета Госказначейства остатки средств на корреспондентских счетах банков (отражают уровень ликвидности в системе) снизились до 12 млрд гривен (в начале месяца они достигали 19 млрд гривен). Если так пойдет и дальше, финучреждения, в 2007-м почувствовавшие изобилие, столкнутся с дефицитом денег. С точки зрения борьбы с инфляцией это даст некоторый результат. Однако побочным эффектом окажется замедление кредитования, а значит, экономического роста.
Стоит ли сосредоточивать усилия на борьбе с не первостепенным фактором инфляции, рискуя экономическим ростом? В ситуации, когда неприкосновенным остается такой фактор, как социальные расходы бюджета, иного выхода нет. К тому же в правительстве одной из причин ускорения инфляции называют бум потребительского кредитования. В прошлом году объем выданных банками розничных ссуд увеличился на 77 млрд гривен. Это стимулировало потребительский спрос. Но нельзя сбрасывать со счетов еще одну причинноследственную связь: снижение покупательной способности гривни побуждает граждан больше тратить, а не сберегать.
Теоретически у НБУ есть возможность снизить привлекательность потребительского кредитования. В частности, повысив требования к формированию резервов на возможные потери по беззалоговым ссудам. Банкиры допускают такую возможность, но считают, что на жесткие административные меры регулятор не пойдет. Сжатие денежной массы (к примеру, через повышение нормативов резервирования привлеченных средств) слишком опасно для экономического роста.
Финансисты призывают отказаться от завышенных социальных обязательств, чтобы не раскручивать инфляцию. Так, президент Ассоциации украинских банков Александр Сугоняко предложил временно приостановить выплату компенсаций по вкладам Сбербанка бывшего СССР. По его оценкам, их можно возобновить, когда годовой уровень инфляции не будет превышать восьми-девяти процентов. Но всем понятно, что правительство Юлии Тимошенко, оказавшись перед дилеммой: прекратить выплаты или оправдываться в росте инфляции — выберет второй вариант. Хотя в нынешней ситуации стоило бы отдать предпочтение сокращению дефицита бюджета.
Ожидание ужесточения
Повлиять на краткосрочную инфляционную динамику можно при помощи ограничения повышения тарифов на жилищно-коммунальные и транспортные услуги. Кабмин уже принял решение остановить рост цен на газ для предприятий ЖКХ и финансировать дефицит НАК Нафтогаз України, не дорожает и электроэнергия. Пока увеличиваются тарифы на водоснабжение, поскольку коммунальные предприятия не получают соответствующих компенсаций и дотаций из местных бюджетов. В условиях подорожания импортного газа ограничение тарифов плохо скажется на состоянии бюджета и экономики в целом. В арсенале правительства есть еще один рычаг давления — административное регулирование цен на социально значимые товары. В феврале правительство уже решило поставлять на хлебокомбинаты муку из госрезерва по ценам на 25% ниже рыночных.
Положительно отразиться на динамике цен может и вступление нашей страны во Всемирную торговую организацию. Открытие границ и повышение конкуренции на продовольственном рынке способны ослабить инфляционное давление. Однако на либерализацию внешнеторгового режима уйдет шесть-двенадцать месяцев, — отмечает экономист инвестиционной компании Dragon Capital Виталий Ваврищук.
В то же время членство в ВТО лишит Украину возможности ограничивать экспорт зерновых и обяжет снизить экспортные пошлины на семена масличных. А ведь дефицит этих видов сырья ощущается и на внутреннем рынке — в прошлом году мука подорожала на 37%, подсолнечное масло — на 44%.
Механизм товарных интервенций у нас не работает, однако гоняться за монополистами тоже бессмысленно. Вот и получается, что быстро погасить инфляционный пожар невозможно. Если, конечно, не предпринять что-нибудь из ряда вон выходящее. Поговаривают, что именно такая мера и готовится.
Национальный банк не прочь внять советам организаций вроде Всемирного банка и Международного валютного фонда и повысить курс гривни. В программе антиинфляционных мер речь идет о предусмотренном Основными положениями денежно-кредитной политики на 2008 год курсовом коридоре 4,95-5,25 грн/долл. Банкиры надеются, что национальная валюта укрепится до 4,90-4,95 грн/долл. Мы ожидаем ужесточения денежной политики, поскольку инфляция продолжает раскручиваться. Чтобы снизить ее уровень, помимо обычных монетарных методов Кабмин может прибегнуть к не совсем традиционным мерам.
Одной из них может стать внезапная и резкая ревальвация гривни, — говорится в сообщении Альфа-Банка (Украина). На рынке ходят слухи и о десятипроцентном повышении курса нацвалюты к доллару. Однако как показали наши расчеты реального эффективного обменного курса (см. Эксперт N47 (143) от 3 декабря 2007 года), экономических оснований для такого шага нет.
Заявлениям Виктора Пинзеника, что укрепление гривни не является целью правительства, почему-то никто не верит. Ревальвация позволит удешевить импортные энергоносители и потребительский импорт, однако в краткосрочной перспективе вызовет увеличение торгового дефицита и приведет к ухудшению структуры экономики. В выигрыше окажутся импортеры, потребители и банковские заемщики, взявшие кредиты в иностранной валюте. Этим и будут оправдывать потери экспортеров.
Возможно, Нацбанк не просто объявит новый официальный курс гривни, как в 2005-м, а расширит диапазон колебаний ее котировок. Так что предусмотренная программой отмена сбора в Пенсионный фонд нужна именно для того, чтобы перейти к более гибкому курсообразованию. В этом случае предприятия смогут страховать валютные риски при помощи форвардных и фьючерсных контрактов.
Наиболее правильным стратегическим решением является отказ от фиксации курса — тогда регулятор сумел бы усилить влияние на предложение денег.
Не надо останавливать рост
Глава Совета НБУ Петр Порошенко подтвердил на прошлой неделе опасения западных аналитиков, заявив о появлении признаков перегрева отечественной экономики: высокой инфляции, увеличении социальных выплат и перекосов в платежном балансе. Но можно ли считать перегретой экономику, в которой товарное предложение не поспевает за спросом? Вряд ли. А лечить от перегрева резким торможением банковского кредитования уж точно не нужно.
Скорее, наоборот, необходимы стимулирующие меры. К примеру, обещанные Блоком Юлии Тимошенко льготы для инвестиционного импорта. При этом масштабная модернизация экономики обеспечила бы долгосрочный антиинфляционный эффект. Но не тут то было. О налоговых реформах сторонники премьера уже забыли. И министр финансов Виктор Пинзеник, и глава Государственной налоговой администрации Сергей Буряк выступают против таких льгот. Цель нынешнего правительства — максимально расширить базу налогообложения, чтобы выполнить взятые социальные обязательства. С середины января Гостаможслужба при таможенном оформлении товаров прекратила принимать налоговые векселя в уплату НДС, поскольку нет нормативных документов, позволяющих определить круг связанных лиц налогоплательщиков и наличие у них задолженности по уплате этого налога. Украинская ассоциация производителей ферросплавов и несколько крупных предприятий (Мариупольский меткомбинат им. Ильича, корпорации Индустриальный Союз Донбасса и Интерпайп) уже заявили, что нынешнюю ситуацию с налоговыми векселями необходимо срочно урегулировать. Между тем власти готовят еще несколько нововведений, повышающих налоговую нагрузку на предприятия и уменьшающих их оборотные средства. В их числе — запрет на возмещение внутреннего НДС деньгами и применение обычных цен при налоговом контроле.
Повлиять на краткосрочную инфляционную динамику можно при помощи ограничения повышения цен на жилищно-коммунальные и транспортные услуги
Чтобы обеспечить быстрый экономической рост при умеренной инфляции, нужно выполнить еще одно условие: поощрять переход от потребления к сбережениям.
В 2007-м украинцы направили на сбережения всего девять процентов своих доходов. В этом году ситуация ухудшится, поскольку депозитные ставки в крупных банках сейчас ниже уровня инфляции, а инвестфонды демонстрируют отрицательную доходность. Люди ринутся еще активнее тратить деньги на товарном рынке. Выходом может стать реализация пенсионной реформы и введение фискальных стимулов для накопления. В правительственной программе антиинфляционных мер речь идет лишь о цели — перенаправить деньги граждан с потребительского рынка на рынок ценных бумаг. Но как этого достичь, пока неясно.
Для оперативного устранения ценовых всплесков необходимо сформировать государственный продовольственный резерв, усовершенствовать порядок определения Аграрным фондом и Государственным комитетом по государственному материальному резерву минимальных и максимальных закупочных цен.
Госкомрезерв сейчас инициирует создание товарной биржи — это может оказаться неплохим решением. Механизм товарных интервенций эффективен в борьбе с ценовыми спекуляциями, поэтому он, наконец, должен заработать.
В монетарной сфере опасно обращаться к сильнодействующим средствам вроде резкой ревальвации или повышения нормативов резервирования. Лучше сосредоточиться на источнике проблем — принять меры для замедления потребительского кредитования. Это позволит снизить ажиотаж на потребительском рынке и улучшить торговый баланс (сейчас розничное кредитование стимулирует спрос на импортные товары длительного пользования). Уровень монетизации украинского ВВП, по мировым стандартам, пока невысок. Поэтому главное — не перестараться, выкачивая деньги из экономики. Это может значительно замедлить экономический рост.
Ревальвация позволит удешевить импортные энергоносители и потребительский импорт, однако в краткосрочной перспективе приведет к росту торгового дефицита и ухудшению структуры экономики
По прогнозам Эксперта, в этом году повышение потребительских цен составит 12% (декабрь к декабрю). Сейчас, когда годовой темп инфляции уверенно приближается к отметке 20%, эта цифра кажется заниженной. Однако в быстро развивающейся стране природа инфляции часто бывает иной, чем в развитых государствах,поэтому у нее другая степень инерционности. К примеру, в первой половине 2007-го, когда темп роста потребительских цен в годовом перерасчете замедлился до 9,5%, казалось, что по итогам года инфляцию удастся удержать в пределах однозначной величины. Однако вторая половина года резко изменила инфляционную кривую. В 2008-м инфляционный тренд также изменится во второй половине года.
Главной причиной станет более высокий урожай. Опыт последних лет свидетельствует, что предложение продовольствия в формировании индекса потребительских цен (ИПЦ) является основополагающим фактором. Нынешняя доля продовольственных товаров в корзине ИПЦ составляет 58% (несколько лет назад — 65%).
Кроме того, в этом году Национальный банк будет гораздо строже следить за денежным предложением, чем в 2007-м, так что 52-процентный рост широкой денежной массы не повторится. В 2007-м особенно заметно выросла такая монетарная составляющая, как кредиты (юрлицам — на 63%, физлицам — на 98%).
Из-за сложной ситуации с ликвидностью на мировых рынках, усложняющей отечественным финучреждениям и предприятиям доступ к внешним кредитам, кредитные портфели банков в этом году будут увеличиваться медленнее. Не случится и ошеломляющего превышения предложения иностранной валюты над спросом, как в прошлом году (НБУ выкупил 7,6 млрд долларов, что эквивалентно 38 млрд гривен, или 85% прироста денежной базы). Не исключено, что НБУ снова ужесточит нормы обязательного резервирования и формирования резервов под активные операции, а также введет прямое административное ограничение кредитования. Главное — все органы управления должны помнить: спрос отечественной экономики на деньги в 2008-м будет слабее из-за умеренного замедления темпов роста ВВП наших основных внешнеторговых партнеров.