“Вернуть деньги с Кипра будет не легче, чем потерянный месяц назад кошелек”

Сергей Бирюк член госкомиссии по ценным бумагам.
Газета ДЕЛО продолжает серию публикаций об учреждениях, которые очень похожи на финансовые пирамиды.
В прошлый раз мы писали о компании Lionebank, которая гарантирует вкладчикам более 50% дохода от инвестиций в ценные бумаги иностранных эмитентов (см. статью 54% годовых. Верить или нет? в №23 от 13 февраля).
Сегодня мы рассказываем о новых деталях расследования деятельности этой компании. Например, по словам члена Госкомиссии по ценным бумагам и фондовому рынку Сергея Бирюка, Lionеbank работает так, что отсудить свои средства клиенту компании будет очень трудно. К тому же Бирюк объясняет: в зависимости от полученной лицензии, надзор за деятельностью осуществляет один из троих регуляторов — Национальный банк, Госкомиссия по ценным бумагам или Госфинуслуг.
Если же компания привлекает средства населения без соответствующего разрешения, то ею уже должно заниматься Министерство внутренних дел.
– Lionebank привлекает средства, не имея ни банковской лицензии, ни лицензии фондовой или финансовой компании. Кто должен регулировать ее деятельность?
– Согласно украинскому законодательству, вклады могут принимать только банки, участники фондового рынка и финансовые компании, которые находятся в реестре Госкомиссии по регулированию рынков финуслуг. И в зависимости от полученной лицензии надзор за деятельностью осуществляет один из трех регуляторов — Национальный банк, Госкомиссия по ценным бумагам или Госфинуслуг. Если же компания привлекает средства населения без соответствующего разрешения, то ею уже должно заниматься Министерство внутренних дел.
В офисе Lionebank нам сказали, что это — консалтинговая компания, и она принимает деньги по доверенности своего кипрского партнера, поэтому никакие лицензии ей не нужны…
Я сомневаюсь в законности такой схемы. В договоре, который вам предлагают подписать в Lionebank, указано, что средства привлекаются с целью их дальнейшего инвестирования. Мало того, вкладчикам гарантируют определенную доходность, что также запрещено законом. И даже если действительно компания переводит средства на счет кипрской компании, то она опять-таки нарушает украинское законодательство. Чтобы физическое лицо-резидент Украины могло осуществлять инвестиционную деятельность за пределами страны, оно должно получить лицензию Национального банка. Иначе инвестор нарушает закон.
– Получается, что люди, которые отнесли свои деньги Lionebank, — преступники?
– Это уже не первый случай, когда компании, привлекающие деньги в Украине, сознательно подводят инвесторов к нарушению законодательства. С 2000 по 2003 год в нашей стране активно действовали организации, которые предлагали вкладывать деньги для дальнейшего их инвестирования в австрийские или швейцарские компании по страхованию жизни. Они работали следующим образом — иностранная компания через посредника заключала с гражданами Украины договора на пенсионное обеспечение. Средний взнос составлял от 3 до 5 тысяч долларов — в компании обещали, что, получив эти деньги, они через какой-то срок (3-10 лет) станут выплачивать вечную пенсию в долларах. Деньги собирали по примеру Гербалайфа — то есть активно использовали сетевой маркетинг: если человек привел в компанию очередного клиента, его платежи уменьшались, а пенсионные выплаты соответственно увеличивались. Через какое-то время, собрав 5-10 миллионов долларов, псевдопосредники исчезали.
– И что, вкладчики ничего не могли сделать?
– Теоретически пострадавшие могли пойти в суд и требовать компенсацию. Но, во-первых, компания — зарубежная, и пришлось бы идти не в украинский суд, а ехать в Австрию или Швейцарию. Во-вторых, обращаться в украинские правоохранительные органы было как-то не с руки — ведь в таком случае человек автоматически подпадал под статью: все расчеты с компанией он производил в долларах, а это на территории Украины запрещено. В-третьих, получалось, что надо было подставлять своего родственника или друга, который привел в компанию. Поэтому не стоит удивляться, что против подобных организаций, которые обокрали сотни людей на десятки миллионов долларов, даже не подавали судебные иски. В схеме работы Lionebank очень много общего с такими компаниями, и это должно настораживать потенциальных инвесторов.
– На что еще вы бы обратили внимание тех, кто собирается нести деньги в Lionebank?
– Мне интересно, понимают ли эти люди, что они должны заключать договор с зарубежной компанией, а в случае неприятностей им придется ехать на Кипр и в тамошних судах требовать свои деньги? Смогут ли они это сделать? Я думаю, что издержки на ведение судебного дела на Кипре против кипрской компании превысят сумму вклада. А деятельность Lionebank беспроигрышна — клиент придет туда, а ему скажут: Вы же договор не с нами подписывали, а с кипрской компанией Lodgevine limited, вот с ней и разбирайтесь.
Если проводить параллель, то это напоминает ситуацию, когда человек, идя по улице, вдруг взял бы и выбросил кошелек, — вернуть деньги с Кипра будет не легче, чем через месяц найти этот кошелек.
– Когда вы читали договор, у вас была очень бурная реакция. Что вас больше всего возмутило?
– Этот договор больше похож на завещание. Например, пункт 9.4: …после заключения данного договора все предварительные переговоры, переписка, предварительные договоры и протоколы, которые относятся к данному договору, теряют юридическую силу. Этим пунктом компания снимает с себя все обязательства, все обещания, которые давали ее представители до подписания данного договора. В целом договор пестрит подобными перлами.
– Хорошо, но вот мы с вами здесь рассуждаем о сомнительной деятельности Lionebank, а компания продолжает принимать вклады. Вы как представитель фондового регулятора ничего сделать не можете?
– Деятельность Lionebank, не получавшей никаких лицензий в Госкомиссии по ценным бумагам, в соответствии с законодательством формально не подлежит расследованию, наказанию. В данном случае три вышеупомянутые регуляторы могут выступить только инициаторами расследования. Впрочем, как и вкладчики, обычные граждане или редакция вашей газеты.