Теперь мой восьмилетний сын, узнав о том, что может остаться инвалидом, плачет каждый день, — говорит Андрей Белоножко, один из пострадавших в аварии автобуса в Египте. Украинские туристы возмущены тем, что египтяне не только не оказали им качественной медицинской помощи, но на глазах у раненых пассажиров еще и мародерствовали

Как минимум трем из 36 украинских туристов, пострадавших 22 ноября в аварии на пути из аэропорта в египетский город Таба, предстоит еще не одну неделю провести на больничной койке. Больше трех месяцев будет прикован к постели киевлянин Виктор Шпак, минимум три месяца будет носить на плече спицы аппарата остеосинтеза Татьяна Котова из Краматорска Донецкой области, а восьмилетний сын львовянина Андрея Белоножко может оглохнуть на одно ухо…
Два часа к раненым никто не приезжал: ни скорая, ни полиция
— Автобус, который вез нас из аэропорта в город Таба, мчался так, что уже через минут 20 не вписался в поворот, — вспоминает Татьяна Котова, генеральный директор ООО Дин-АРТ, учредитель краматорской газеты Привет+. — Из 42 пассажиров автобуса 36 человек были делегатами нашего съезда — соучредители, издатели, журналисты. Пострадали 15 человек, девять — очень серьезно. Моря и достопримечательностей Египта они так и не увидели, хотя потратили на эту поездку значительно больше, чем предполагали. У меня только на переговоры ушла тысяча гривен, а мой земляк Александр Товстогузов, который сопровождал меня в больницу, на одни телефонные переговоры потратил шесть с половиной тысяч гривен. Автобус лег как раз на ту сторону, где я сидела. Началась паника: люди боялись, что автобус взорвется, и, выбив лобовое стекло, быстро вытаскивали через него друг друга. Пуховик, который был на мне, наверное, спас мне жизнь. В нем остались сотни осколков разбившегося окна.
Уже две недели организм Татьяны не может справиться с пневмонией, развившейся вследствие травмы и явно недополученной в первые дни после аварии медицинской помощи. Хотя Татьяне, можно сказать, повезло — ее увезли в госпиталь в числе первых. А вот некоторые пострадавшие еще два часа оставались на месте происшествия.
— Мы оказались в пустыне один на один с собой, — так обрисовал картину первой помощи пострадавшим житель Краматорска Александр Товстогузов, к счастью, не получивший серьезных травм. — Окровавленные люди лежали возле автобуса, и в течение двух часов никто к нам не приехал: ни скорая, ни дополнительные силы полиции. Товарищей и близких увозят неизвестно куда. И спросить, что с нами будет, не у кого. Старший группы укатил в город на полицейской машине. Водители других автобусов, которые шли за нами в колонне, вместо того чтобы взять раненых к себе в салон, решили… поживиться.
По словам Александра, увидев, как какой-то водитель обследует их салон, он сначала решил, что тот помогает эвакуировать вещи туристов. Оказалось, нет. Когда одна из пострадавших в поисках своего мобильного телефона позвонила себе с телефона подруги, знакомый сигнал раздался в кармане египтянина. Чужую вещь он отдал только после вмешательства полиции. Видя такое своеобразное гостеприимство, Александр сразу стал звонить и в турфирму, и дежурному представителю страховой компании.
— В памятке, приложенной к нашим страховым полисам, написано, что если во время отдыха произошел страховой случай, то нам необходимо обратиться к врачу в отеле или в больницу, предварительно позвонив в представительство страховой компании, — рассказывает Александр. — Цитирую дословно: Сообщите вашему русскоговорящему оператору ваше местонахождение, номер вашего полиса, получите рекомендации и придерживайтесь их. В этом случае компания все расходы возьмет на себя. Я позвонил. Спасибо, ваше заявление принято, — сообщила мне представитель страховщика, выяснив номер моего страхового полиса.
Вскоре телефоны консульства, МИД, страховой компании и знакомых журналистов стали обрывать и другие пострадавшие, которых к утру таки привезли в отель в Табе. Многим пришлось еще несколько часов просидеть в фойе: их отказались расселять, так как документы остались в еще не разобранных вещах, эвакуированных с места аварии. Утром все, кто несильно пострадал и ограничился помощью в поликлинике Табы, собрались в отеле. Все — в ушибах и синяках. К ним вышел гид, предложивший ознакомиться с перечнем возможных экскурсий, тем самым вызвав огонь на себя. Благо, что вскоре, с первым же авиарейсом, в Табу прибыл вызванный туристами заместитель директора украинской турфирмы One 2 Go Сергей Вовк. По мнению пострадавших, только представитель турфирмы и прибывший на следующий день консул Украины в Египте Руслан Нечай и помогли им преодолеть непредвиденные трудности.
Переломанные кости у меня ходуном ходили
То, что у Тани серьезный перелом руки, ее земляк Александр понял сразу. Поэтому, узнав от замдиректора турфирмы о том, что тяжело пострадавших отправили в госпиталь Шарм-эль-Шейха (это в 250 километрах от Табы), он решил помочь беспомощной женщине. Увиденное в госпитале заставило Александра просить посла, представителей турфирмы, страховщика и консула немедленно отправить их на родину.
Подушка Татьяны, у которой был открытый перелом плеча (со смещением костей), вся пропиталась кровью. Когда запах стал невыносимым, Александр, ухаживавший за Таней, вынес подушку из палаты и отдал ей свою. А об уровне медицинского обслуживания не только у туристов, получивших серьезные травмы, но и у врачей, принявших их уже в Украине, мнение сложилось примерно одинаковое.
— Нас привезли в госпиталь Шарм-эль-Шейха в пятницу — это день молитвы у правоверных, — описывает пережитое Таня. — Медперсонал, который действует только в рамках назначения врачей, оказав первую помощь, удалился на молитву. Фактически докторов мы увидели только в субботу во время вечернего обхода. Я терпела боль только потому, что мне постоянно кололи что-то обезболивающее: гипс наложили до уровня перелома. Переломанные кости у меня ходуном ходили, раздирая мягкие ткани. За четыре дня мне не сделали ни одной перевязки. Но предложили операцию. Только как же после такой первой помощи я могла доверить свою руку тамошним врачам?
— Помощь, которая пациентке была оказана египетскими докторами, противоречит всем канонам медицины, — заявил ФАКТАМ нейрохирург Виталий Савинков, заместитель главного врача по лечебной работе Краматорской горбольницы Ь 3, запечатлевший на фотографии грубый стежок на Танином плече, из которого торчали мягкие ткани (в том числе и жировая прослойка). — О какой операции речь, если ткани инфицированы?! К счастью, процесс не дошел до кости. Если к ране приложить инородное тело в виде пластины или спицы, воспаления не избежать. Человек может остаться инвалидом.
Удалив омертвевшие ткани, наши доктора перешили все заново, положили пациентку на вытяжение, взявшись за борьбу с воспалительным процессом и начавшейся на этом фоне пневмонией. Только когда Таня справится с пневмонией, ей скрепят кости аппаратом остеосинтеза. Эти железки ей придется носить минимум три месяца. Кроме того, Тане диагностировали ушибы внутренних органов.
— Тем не менее консулу, позвонившему в страховую компанию в Украину, заявили, что нет смысла организовывать нашу отправку домой: мол, представитель страховщика в Египте, опираясь на информацию местных врачей, заверил, что помощь на должном уровне нам оказывают и здесь, — продолжает Татьяна. — Нам заявили, что мы не можем рассчитывать на наши страховые полисы, если улетим раньше срока окончания путевки, и заставили оставить в больнице расписку.
Суть расписки была такова: туристы добровольно отказываются от дальнейшего лечения в этой больнице, добираются домой за свой счет, оставляя в больнице свои именные страховые полисы, и в дальнейшем соглашаются с тем, что страховая компания эти расходы им не возмещает.
Краматорчане оставили такие заявления, указав на русском языке, что делают это под давлением обстоятельств, а не потому, что согласны с выводами страховщиков. Больницу же покидают, по большому счету, во имя сохранения собственного здоровья: терпеть до окончания тура (29 ноября) такое качество медицинского обслуживания, похоже, было опасно. Свои полисы им увезти тоже удалось.
С билетами туристам помог представитель турфирмы Туртэс Гейдар Умаров. Увидев измученную, покалеченную Татьяну и сопровождавшего ее Александра, он даже не взял деньги за три билета (Тане с поломанной рукой потребовалось два места)! 25 ноября краматорчане стали первыми из этого злополучного тура, кто прибыл в Украину.
Уже дома выяснилось, что у жены сломаны четыре ребра, а у матери — запястье
Скорейшей встречи с украинскими врачами ждали не только краматорчане. Андрей Белоножко, издатель львовской газеты ТВ-Эксперт, который взял тур в Египет на всю семью и намеревался вернуться в Украину лишь 6 декабря, был счастлив, когда 29 ноября сел в самолет. В аварии почти не пострадал лишь он сам. Его же семилетняя дочь, как выяснилось уже в Украине, получила сотрясение мозга. Травмы жены и матери оказались тоже более серьезными, чем заверяли египетские врачи.
— Моей жене сделали снимок в Табе, сказав, что у нее только ушибы и госпитализация необязательна, — рассказал Андрей Белоножко корреспонденту ФАКТОВ. — Снимок нам не отдали, а после рентгенографии, сделанной уже в Украине, выяснилось, что у жены сломаны четыре ребра. В больницу Шарм-эль- Шейха я вез маму и сына в скорой, в которую набилось девять человек: четверо раненых, трое пострадавших, водитель и медик. Кто сидел, кто стоял. У мамы сильно болело запястье, на которое ей поставили капельницу. Я просил врачей осмотреть матери руку, но они убеждали меня, что у нее только ушиб. Уже дома врачи сообщили, что у мамы перелом запястья и ушиб головного мозга. Но хуже всего моему сыну. Только 11 декабря я забрал его из львовской детской больницы, и теперь он каждый день плачет. Паше восемь лет, и он уже все понимает. Сын услышал, как врачи сообщили мне, что он может остаться инвалидом…
Получив сильный ушиб головного мозга, Паша на время даже потерял память. А сильный ушиб уха спровоцировал развитие неврита. Сейчас мальчик не слышит левым ухом. Врачи делают все возможное, но предупреждают, что если через полгода улучшения не наступит, то ребенку придется оформлять инвалидность.
Семья Белоножко тоже приняла решение экстренно покинуть Египет. Турфирма таки помогла ускорить вылет этому семейству и оплатила три билета — матери, жене и сыну, а билеты для себя и дочери Андрей Белоножко покупал уже за свои деньги у другого туроператора. Отпускали пострадавшую семью из больницы также только под расписку. Маму львовянина снабдили в дорогу шприцем с обезболивающим. Такой же шприц дали с собой и краматорчанке Тане.
В тот же день, 29 ноября, была организована и отправка Виктора Шпака, главы Содружества инфомационно-рекламных изданий Украины, наиболее пострадавшего в Египте. Он улетал в сопровождении врача в свой срок — потому обошлось без расписок и скандала. К Виктору Ивановичу, получившему перелом шейного позвонка и кровоизлияние в головной мозг, врачи были более внимательны, сразу же одели его в корсет и осматривали чаще, чем других. Однако он не был удовлетворен лечением. По прибытии наши доктора строго предписали ему 13(!) недель полной неподвижности, а в самолете он вынужден был сидеть — ему не смогли даже обеспечить лежачей транспортировки. Да и обещанного для консультации нейрохирурга Виктор Шпак так и не дождался.
— Я думаю, что медицинская помощь, полученная мной, включая транспортные расходы, оценивается не более чем в три тысячи гривен, — считает Виктор Иванович, с которым удалось связаться по телефону.
Как стало известно ФАКТАМ, юристы уже готовят претензии от имени тяжело пострадавших. Таковых, по предварительным данным, девять человек. Со скандалом, раньше срока, указанного в путевке, покинули Египет четверо. Претензии адресуют, скорее всего, туроператору — ведь страховка входила в стоимость путевки и оценивалась в 15 тысяч евро. Она, если верить полису, включала в себя все виды неотложной медицинской помощи, включая стоматологическую и оперативные вмешательства, а также транспортные расходы. Но после того, как пострадавшие описали качество полученной медпомощи и поддержку в лице представителя страховой компании, можно понять, почему люди не воспользовались такими солидными страховыми полисами.
Заместитель директора украинской турфирмы One 2 Go Сергей Вовк сообщил собкору ФАКТОВ по телефону, что туроператор, в свою очередь, переадресует претензии туристов к страховой компании.
— Мы также намерены потребовать возмещения понесенных нашей фирмой необоснованных затрат, — рассказал Сергей Вовк. — Например, мне пришлось уплатить за оказание первой помощи туристке, полис которой остался в багаже, переправленном из перевернувшегося автобуса в гостиницу в Табе. Саму же ее госпитализировали в Шарм-эль-Шейх. Проделав путь до Табы (около 250 километров), я несколько раз переправлял факсом копию ее полиса, но в госпитале продолжали требовать оригинал.
Представители страховой группы ТАС в интервью агентству Интерфакс- Украина заявили, что они выполнили свои обязательства по отношению к украинским туристам, пострадавшим 22 ноября в египетском городе Таба.
— Как и большинство страховых компаний в Украине, страховая группа ТАС работает с туристами, выезжающими за рубеж, через ассистирующие компании, — отметил начальник управления медицинского и личного страхования страховой группы ТАС Сергей Кучеренко. — В данном случае речь идет об известной ассистирующей компании, которая имеет наибольшую сеть представительств по всему миру. Согласно условиям договора, в обязательства ассистирующей компании входят организация и предоставление необходимой медицинской помощи, урегулирование претензий, обеспечение доставки пострадавших в Украину. Функции страховой группы ТАС — подтверждение валидности полиса, то есть того, что пострадавшие действительно застрахованы у нас, и подтверждение покрытия расходов на лечение и транспортировку застрахованных людей в Украину. Подтверждение валидности и покрытия расходов со стороны страховой группы ТАС было сделано.
В ответ на обвинения одного из туристов в том, что страховая компания ТАС отказалась обеспечивать транспортировку украинских туристов, которые хотели выехать на лечение из Египта в Украину, Сергей Кучеренко пояснил, что в данном случае туристы получили отказ не от страховой группы ТАС, а от ассистирующей компании, с которой у нее заключен соответствующий договор. По условиям договора страхования, всем застрахованным пострадавшим необходимая медицинская помощь должна была оказываться бесплатно, и никто был не вправе требовать от них деньги. По его данным, из общего числа пострадавших в аварии в Египте застрахованными были 14 человек.