Потеряв деньги вкладчиков, я пытался вернуть их, играя в казино, но не смог и… проиграл еще больше

В 2004 году в Луганской области появился кредитный союз Алчевский. Эта на первый взгляд ничем не примечательная организация занималась в основном тем, что принимала у граждан на хранение деньги и выплачивала по этим вкладам очень высокий доход — от 34 до 40 процентов годовых. Союз имел 15 филиалов в Луганске и крупных городах области. Конечно, граждане с удовольствием приносили в Алчевский свои деньги. Ведь банки платят по вкладам всего 10-13 процентов годовых. А здесь доход был в несколько раз больше.
На двери кредитного союза висело объявление о том, что он прекратил свое существование
Какое-то время все шло хорошо. Популярность кредитного союза росла, клиентура увеличивалась, вкладчики ежемесячно получали положенные проценты.
Однако в августе нынешнего года этой идиллии пришел конец. Придя за деньгами, люди наткнулись на запертую дверь, к которой были приколоты объявление о том, что кредитный союз прекратил свое существование, и написанное от руки покаянное письмо главы правления союза Романа Масюка.
Позволим себе процитировать этот довольно занятный документ с сохранением особенностей авторского стиля:
Я, Масюк Роман Викторович, хочу сделать признание по поводу своих действий в период работы главой правления кредитного союза Алчевский с 1 марта 2007 года.
Наличие больших денежных средств кредитного союза в моем ведении толкнуло меня на ряд операций, которые обещали принести большой доход. Я вложил деньги в одну многообещающую запорожскую фирму, которая в результате своей деятельности прогорела.
После того как я понял, что потерял деньги кредитного союза, вложенные в запорожскую фирму, пытался их вернуть, играя в казино. Но получилось еще хуже. Я не смог вернуть потраченные деньги и проиграл еще больше.
Оказавшись в отчаянном положении, решил скрыться, дабы избежать ответственности за мои противозаконные действия. Я приложу все усилия, чтобы вернуть растраченные мной деньги. Компьютеры и вся первичная документация кредитного союза и его филиалов была собрана по моему строжайшему указанию якобы для того, чтобы установить в компьютеры новую программу и создать базу данных.
Находясь в должности главы правления с 1 марта 2007 года до последнего дня моей работы, все, что происходило в кредитном союзе и его филиалах, делалось по моему указанию.
Прошу учесть то, что коллектив кредитного союза не имел даже представления о происходящем. Все, что я сделал, не может никаким образом отразиться на коллективе. Это все очень хорошие добропорядочные люди, у которых семьи и дети. Я понимаю, что доставил им очень много неприятностей, но хочу сказать еще раз, что виноват во всей сложившейся ситуации только я один.
Масюк Р. В.
Еще раз прошу прощения у всего коллектива, а также у вкладчиков за все, что я совершил.
Масюк Р. В.
Между тем Роман Масюк отнюдь не был ни основателем, ни идеологом Алчевского. Кредитным союзом руководили совсем другие люди. Они же в марте нынешнего года, зная о предстоящем развале Алчевского, предложили на общем собрании избрать Масюка председателем. Присутствовавшие там люди были немало удивлены этой кандидатурой: Масюк не производил впечатления человека, способного руководить финансовой организацией. На бомжа похож, — так характеризуют его внешность участники собрания.
После смены руководителя кредитный союз повысил доходность вкладов (она достигла 40 процентов годовых) и принялся еще активнее принимать деньги граждан. К краху Алчевского его основатели готовились заранее. Дату приурочили к концу августа, когда заканчивалась лицензия на привлечение вкладов членов кредитного союза на депозитные счета. Заблаговременно (с 10 по 28 августа) изъяли во всех филиалах компьютеры. Двадцать восьмого августа бывшие руководители в последний раз объехали все филиалы и забрали наличные, собранные у вкладчиков. А 29 августа всех менеджеров вызвали в Алчевск, где находился главный офис союза, сообщили, что организация прекращает существование, и раздали копии письма Романа Масюка. Самого председателя на этом собрании не было. (Поскольку данные следствия на сегодняшний день являются тайной, мы восстанавливаем последовательность событий по информации инициативной группы обманутых вкладчиков, которая ведет собственное расследование случившегося.)
И уже 1 сентября всех, кто приходил в офис Алчевского, встречала закрытая дверь и жалостное письмо, текст которого приведен выше.
— Письмо составлено очень грамотно, — говорит одна из вкладчиц союза. — Когда я его прочла, то поймала себя на том, что не держу зла на этого человека. Я злилась, скорее, на себя, чем на него. Думаю, сам он вряд ли мог написать такое письмо.
И действительно, документ довольно странный. С одной стороны, человек как бы кается в преступлении, принимая на себя всю вину. С другой стороны, он, похоже, сам не очень хорошо знает, в чем эта вина состоит. Например, автор чистосердечно признается: вложил деньги кредитного союза в некое предприятие. Однако в письме нет ни слова о том, что это за предприятие и чем оно занимается. Пишет, что изъял компьютеры, но не указывает, куда дел.
И, наконец, явно в расчете на следователей, которые будут вести дело о мошенничестве, несколько раз настойчиво втолковывает: он и только он один виноват во всем.
Вкладчики, занимающиеся расследованием, утверждают, что письмо призвано отвлечь внимание правоохранителей от реальных руководителей союза и затруднить поиск украденных денег.
Когда обманутые вкладчики обратились в милицию, оказалось, что на счете кредитного союза всего 22 тысячи гривен. Остальные деньги бесследно исчезли. А их было немало. Члены инициативной группы утверждают: кредитный союз имел около 12 тысяч вкладчиков, которые принесли в организацию в общей сложности приблизительно 80 миллионов долларов.
В банке всюду компьютеры, документы. А у этих ничего не было. Менеджер брала деньги, складывала в стол и записывала сумму в ведомость
Надо отметить, что вкладчики Алчевского — не такие уж наивные люди. Они прекрасно видели определенные странности в работе кредитного союза.
— Я всегда поражалась обстановке в их офисе, — рассказывает Татьяна, вкладчица северодонецкого филиала кредитного союза. — Это была комната на пятом этаже в помещении одного предприятия. Из средств защиты там была только железная дверь. Ни охраны, ни сигнализации. А ведь они принимали у людей большие деньги. Некоторые вкладывали по 300-400 тысяч гривен.
Обстановка тоже была очень скромная. Два письменных стола, стулья и телефонный аппарат. Правда, года полтора назад появился компьютер, но они им при вкладчиках не пользовались. Он просто стоял в углу. Весь учет велся вручную. Принимали деньги и записывали в ведомость.
— Какова была процедура вступления в кредитный союз?
— Человек, желающий вложить деньги, должен был написать заявление о вступлении в кредитный союз. Тут же составлялся договор и можно было внести деньги.
— Как вы относились к тому, что проценты по вкладам в Алчевском были в несколько раз выше, чем в банках?
— Это действительно удивляло. И я спрашивала их, каким образом удается обеспечить такие высокие проценты. Менеджер, принимавшая деньги и выплачивавшая проценты, отвечала, мол, союз выдает очень выгодные кредиты Алчевскому металлургическом комбинату на приобретение нового оборудования.
Когда Алчевск остался без тепла (зимой 2004-2005 года. — Авт.), мне рассказали, что союз дает кредиты населению на ремонты в квартирах и замену труб. А после неожиданного увеличения процентов по вкладам с 34 до 38 объяснили, что Алчевский предоставил выгодную ссуду какой-то фирме на постройку супермаркета.
Зачастую вкладчики Алчевского, польстившись на высокие проценты, забирали деньги из банков и вносили их в кредитный союз. Теперь им остается только сожалеть о своем решении.
— Когда мой старший сын поступил в университет, дедушка сделал ему подарок: положил на его имя в банк 4 тысячи гривен, — рассказала вкладчица союза Марина Рубашка. — И каждый месяц мальчик получал в банке 50 гривен. Мы это называли стипендия от дедушки. Затем дед увеличил вклад до 8 тысяч гривен. Стипендия соответственно тоже выросла вдвое. А когда поступил в университет мой младший сын, то и на его имя был открыт такой счет — на 4 тысячи. Потом мой отец умер, а сыновья продолжали получать стипендию от дедушки.
И тут вдруг черт меня попутал. Читаю я местную газету и вижу: кредитный союз принимает вклады под целых 38 процентов! И находится там же, где и банк, — через дорогу только перейти. Я радостно побежала в банк, забрала оттуда все деньги (и свои сбережения, и детские, с которых сыновья стипендию получают) и отдала в кредитный союз.
Правда, меня удивило, что они как-то по-другому работают. В банке всюду компьютеры, документы. А у этих ничего не было. Менеджер просто брала деньги, складывала в стол и записывала сумму в бумажную ведомость. Я спросила у нее, надежное ли это предприятие. А она мне отвечает: Да что вы нервничаете! Нормальное предприятие. Подумаешь, не банком называется! У нас все солидно и проценты хорошие.
Домой пришла довольная. Вот, думаю, детки порадуются, что мама их деньги так успешно поместила. Правда, сыновья отнеслись к моей затее настороженно. Когда они приехали на каникулы, я показала им договора с кредитным союзом.
Получим, говорю, побольше денег, может, обновки вам какие-то купим. Они плечами пожали и ничего не сказали. А 15 сентября, когда пришло время забирать деньги, я отправилась в кредитный союз и наткнулась на запертые двери.
Хожу по коридору и думаю: хоть бы только сердце мое выдержало. Караул не закричишь: кругом ведь люди работают. Кое-как взяла себя в руки и спросила в соседней комнате, что к чему. Там говорят: Берите все документы и идите в милицию подавать заявление. Пошла. Смотрю, а там уже целый митинг таких же пострадавших. И все старики. Сердце у меня сжалось еще больше. Я хоть помоложе, а их-то за что ограбили? Как они переживут? И давай их подбадривать. Мол, не отчаивайтесь, все еще наладится. Люди спрашивают: Вы верите в это? Отвечаю: Конечно, верю!
Они попросили у меня номер телефона, и уже на следующий день стали звонить другие пострадавшие: Нам сказали, что вы такая уверенная и энергичная. Мы на вас надеемся. Так я и стала активисткой.
— Теперь мы, пострадавшие от Алчевского, периодически собираемся, чтобы предпринять какие-то совместные действия и просто поддержать друг друга, — продолжает Марина Рубашка. — Ведь многим людям очень трудно пережить потерю всех сбережений. Одна женщина после того, как кредитный союз исчез, слегла с инсультом. Другая от горя умом тронулась. Так кричала и билась, что пришлось вызвать скорую помощь.
— Чего добивается ваша инициативная группа?
— Хотим, чтобы нашли людей, которые стояли за этим кредитным союзом. Может быть, у них есть какое-то имущество, которое можно продать и вернуть людям деньги. И должен же кто-то ответить за случившееся! Например, те, кто дал союзу лицензию. Кроме того, добиваемся, чтобы вкладчиков признали потерпевшими. Ну и, в конце концов, есть же у государства резервы. Возможно, нам выплатят компенсацию.
— А Закон О кредитных союзах вы читали?
— Да кто там его читал!
Кредитный союз создается не для того, чтобы принимать вклады под проценты, а чтобы выдавать кредиты своим членам
Вопрос о знакомстве с законом я задавал всем вкладчикам кредитного союза Алчевский, с которыми мне пришлось общаться. Оказалось, что почти никто из них закон не читал. А те, кто читал, сделали это уже после того, как финансовая организация лопнула.
Между тем документ этот представляет собой довольно занимательное чтиво для тех, кто решился доверить свои деньги кредитному союзу. Например, изучив его, вкладчики узнали бы, что кредитный союз (КС) — это неприбыльная организация, которая создается физическими лицами, профессиональными союзами с целью удовлетворения потребностей его членов во взаимном кредитовании и предоставлении финансовых услуг за счет объединенных денежных взносов членов кредитного союза.
То есть кредитный союз создается вообще не для того, чтобы принимать вклады под проценты. Это организация людей, живущих или работающих в одном месте, цель которой — выдача кредитов своим членам (что и явствует из названия кредитный союз).
Принцип действия организации в общих чертах таков. Собираются люди и договариваются, что каждый из них внесет в общую кассу определенную сумму денег. Из этих средств решением коллектива выдают кому-то из участников союза кредит на покупку чего-нибудь нужного. Впоследствии этот человек ссуду отдает, и КС может выдать новую. Если в союзе состоит много людей, которые регулярно платят членские взносы, КС превратится в довольно мощную финансовую организацию. Принимать вклады кредитный союз тоже может, но для этого нужна специальная лицензия.
Из рассказов обманутых вкладчиков Алчевского становится очевидным то, что в этом кредитном союзе систематически нарушали закон.
Так, согласно закону, выдавать кредиты, помещать вклады и получать любые другие финансовые услуги в КС могут ТОЛЬКО его члены. То есть, прочитав закон, вкладчики Алчевского поняли бы, что рассказы о супервыгодных кредитах, выданных союзом заводам, супермаркетам и посторонним гражданам, — ложь.
Так же они обратили бы внимание на то, что Алчевский практически не занимался реальной выдачей кредитов своим членам. Мои собеседники смогли вспомнить лишь один случай, когда член КС получил ссуду. Да и то всего на месяц.
Ложью является и утверждение о том, что кредиты удавалось выдавать под 50 и более процентов. Ведь сегодня практически любой гражданин, обладающий паспортом, может взять в банке кредит под 13-15 процентов годовых. Зачем же ему вступать в кредитный союз и брать там ссуду, которая обойдется втрое дороже? Смысл союза как раз в обратном: там собираются люди, которые друг друга знают и выдают членам КС кредиты под проценты ниже рыночных. Следовательно, и проценты по вкладам, которые КС принимает у своих членов, не могут быть выше тех, которые предлагают банки.
Вкладчики Алчевского должны были обратить внимание и на то, что зачисление в члены союза осуществлялось очень легко и быстро. Между тем прием в кредитный союз, согласно закону, является довольно сложной процедурой, которую за один день не пройти. Заявление, поданное претендентом, должно быть обязательно рассмотрено на наблюдательном совете КС. И только в том случае, если совет счел подателя заявления достойным войти в состав союза, тому предоставляется возможность внести вступительный и обязательный паевой взносы. Первым днем членства является день внесения обязательного паевого взноса.
В Алчевском все было по-другому. Человек писал заявление, у него сразу же принимали деньги (по договору они числились членским взносом, а о вступительном взносе даже речи не было), сумму записывали в ведомость, и новый член союза отправлялся ждать срока получения высоких дивидендов. Процедура занимала 10 минут.
Согласно закону, высшим органом руководства кредитного союза является общее собрание, которое организовывается не реже одного раза в год. Не менее чем за 30 дней до собрания каждый (!) член союза должен получить письменное приглашение. Собрание действительно только в случае явки на него как минимум половины членов КС. Следовательно, в случае с Алчевским, который насчитывал около 12 тысяч членов, на его собрания должно было приезжать не меньше 6 тысяч человек.
Однако бывалые вкладчики союза, доверявшие ему деньги с 2004 года, не припоминают ни одного приглашения на собрание. И за три года никто из них не поинтересовался, почему не выполняется требование закона.
Мошенники знают, что опыта, приобретенного при одном обмане, человеку хватает лет на десять, а потом он снова откликнется на заманчивые предложения
Считается, что человек, который однажды стал жертвой финансовых мошенников, извлекает из своей неудачи полезный урок. И впредь он уже не несет свои деньги в различные сомнительные конторы, обещающие вкладчикам сумасшедшие прибыли. Однако сами мошенники, которые по роду своих занятий являются тонкими знатоками человеческой психологии, считают, что все не так просто.
По их мнению, опыта, приобретенного при одном обмане, человеку хватает лет на десять. А потом он снова с готовностью откликнется на очередное заманчивое предложение. И аферисты , похоже, правы.
Одна из вкладчиц Алчевского, с которой я познакомился, была в свое время клиенткой знаменитого МММ. Вот уж кто должен был запомнить свой опыт на всю жизнь! Но нет. Прошли годы, и вера в финансовое чудо вновь возродилась и привела человека в кредитный союз, обещающий нереальные прибыли.
История Алчевского не уникальна. По словам обманутых вкладчиков, только в Луганской области действует еще по крайней мере два кредитных союза, предлагающих аналогичные условия вложения денег. Наверняка появились похожие организации и в других регионах Украины.
Мы отнюдь не желаем бросить тень на все кредитные союзы. Это полезные организации, способные помочь многим людям в получении недорогих финансовых услуг. Однако советуем читателям, прежде чем доверить КС свои деньги, потратить вечер на то, чтобы изучить Закон О кредитных союзах (это всего 17 страниц текста) и подумать, насколько реальны условия, которые данный союз предлагает. Может быть, лучше все-таки синица в руках?